Электронный журнал 47 киров: МАОУ СОШ № 47 – Электронный журнал

Содержание

Сведения о колледже

Полное наименование: Кировское областное государственное профессиональное образовательное бюджетное учреждение “Кировский педагогический колледж”

Сокращенное наименование: КОГПОБУ «Кировский педагогический колледж», Кировский педагогический колледж.

Дата создания: 10 мая 1983 г.

Учредитель: Кировская область. Орган, осуществляющий функции и полномочия учредителя – министерство образования Кировской области. Распоряжение правительства Кировской области от 18.11.2011 № 36

Адрес: 610002 Кировская область, г. Киров, ул. Свободы, д. 124

Телефоны

  • директор Плясунова Ирина Николаевна (8332) 67-60-94
  • преподавательская (8332) 67-61-37
  • учебная часть (8332) 67-04-55
  • приёмная комиссия (8332) 67-61-37
  • бухгалтерия (8332) 37-23-28

Факс: (8332) 67-60-94 

E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Официальный сайт колледжа:http://kp-kollege.ru

График работы

  • Понедельник – пятница 8.00-19.40
  • Суббота  8.00-17.00 

Места осуществления образовательной деятельности

Места осуществления образовательной деятельности, включая места, не указываемые в соответствии с Федеральным законом “Об образовании Российской Федерации” в приложении к лицензии на осуществление образовательной деятельности, в том числе:

  • места осуществления образовательной деятельности по основной профессиональной образовательной программе: Российская Федерация 610002, Кировская область, город Киров, улица Свободы, д. 124, 610048 г. Киров ул. пр. Строителей, д.54/1
  • места осуществления образовательной деятельности по дополнительным профессиональным программам: Российская Федерация 610002, Кировская область, город Киров, улица Свободы, д.124
  • места осуществления образовательной деятельности по основным программам профессионального обучения: нет
  • места осуществления образовательной деятельности при использовании сетевой формы реализации образовательных программ: Российская Федерация 610002, Кировская область, город Киров, улица Свободы, д. 124 , 610001 г. Киров, ул. Милицейская, 50
  • места проведения практической подготовки обучающихся: Российская Федерация 610002, Кировская область, город Киров, улица Свободы, д. 124 (открыть документ)
  • места проведения государственной итоговой аттестации: Российская Федерация 610002, Кировская область, город Киров, улица Свободы, д. 124

Контингент учащихся | МБОУ СОШ с углубленным изучением отдельных предметов № 61

Параллель  а б
в 
 г  д
1 класс  Брагина Н.В.  Яровикова Е.В.  Едигарева Е.С.  Пушкарева Н.А.  Сапожникова Н.В.
2 класс  Пушкарева Н.А.  Лаптева С.В.
 Смирнова Л.М.  Погудина С.Г.  Лобастова Д.А.
3 класс  Рыжова О.С.  Кузнецова Л.В.  Гронская Е.В.  Едигарева Е.С.  Кошурникова А.А.
4 класс  Вшивцева Н.А.  Смолева И.И.
 Стяжкина О.В.
 Погудина С.Г.  Малых И.В.
5 класс  Котегова М.М.  Корнилова А.Д.  Фирсова Н.А.
 Глушаева Е.А.  Щепетков Н.А.
6 класс  Бельтюкова Н.В.  Боровкова К.А.  Гузиченко С.Е.  Русских Е.А.  Мазунина О.Н.
7 класс  Буторина И.А.  Кирпичева Г.Л.  Алыпова Н.А.  Полеваева М.И.  Печенкина Н.Н.
8 класс  Ходырева Е.Ю.  Метелева А.В.  Балобанова В.Ю.  Брызгалова О.Д.  
9 класс
 Федякова И.Е.  Пегушина Н.В. Зорина О.М.  Михалева Л.С.  
 10 класс  Сергеева А.А.        
11 класс  Симанова Т.Н.        

На пороге нового учебного года: педсовет и его итоги

2021 год

В последние дни августа состоялся традиционный августовский совет педагогических работников гимназии.

Выступившая с докладом об итогах прошедшего учебного года и перспективах на новый учебный год Елена Николаевна Мошкина, директор гимназии, сообщила, что государственная итоговая аттестация прошла на высоком уровне. Результаты ЕГЭ у 11-х классов таковы, что средний балл по русскому языку равен 89,4 балла. И это максимальный результат по области, тогда как средний областной показатель составляет 75, 3 балла. Математику гимназисты 11-х классов сдали в среднем на 68, 5 балла (средний балл по области — 58,7). У девятиклассников по этим предметам показатели следующие: средний балл на ОГЭ по русскому языку составляет 4,9 балла (по области — 4,07), по математике — 4, 09 (средний результат по области — 3, 47).

В летние месяцы в Министерстве образования Кировской области были подведены итоги конкурсного отбора 25 лучших школ. Наша гимназия — в первой строчке рейтинга среди таких городских образовательных организаций, участвующих в конкурсном отборе, как Лицей № 21, Лингвистическая гимназия, Гимназия им. Александра Грина, ЛинТех № 28, средняя школа № 37 и других.

Елена Николаевна также обозначила наиболее важные моменты в организации учебного процесса в новом учебном году, познакомила собравшихся с влившимися в педагогический коллектив новыми коллегами. Это вернувшаяся в гимназию Дарья Алексеевна Осокина, учитель русского языка, Светлана Дмитриевна Желудкова, учитель французского языка, Ольга Николаевна Шмакова, учитель начальных классов, Георгий Михайлович Цепелев, учитель Закона Божьего, Кристиан Алексеевич Михайлов, учитель технологии.

Трем педагогам гимназии: учителю физики Елене Викторовне Горшковой, учителю математики Татьяне Леонидовне Кочуровой, учителю физической культуры Елене Геннадьевне Шишкиной — были вручены благодарственные письма и Почетные грамоты департамента образования администрации г. Кирова.

Затем слово было предоставлено духовнику гимназии, настоятелю домового храма гимназии — храма святой великомученицы Екатерины протоиерею Сергию Гомаюнову и заместителю директора по учебной работе Елене Геннадьевне Востриковой.

← Предыдущая Следующая →

ООО СК ДомИнвест – Электронный журнал изменений на сайте

Дата

Время

Информация о вносимых изменениях

Исполнитель

29.12.2020 15:40 В разделе «Новости» размещена информация о вводе в эксплуатацию многоквартирного жилого дома по адресу: г.Киров, ул.Розы Люксембург, д.56 (3 этап 5 секция). Рычкова О.П.
28.12.2020 16:25

В разделе «Новости» размещена информация о вводе в эксплуатацию многоквартирного жилого дома по адресу: г.Киров, ул.Хлыновская, д.28.

Рычкова О.П.
04.12.2020 15:40

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56, ул.Хлыновская, 28 и ул.Ленина, 145 к.1

Рычкова О.П.
02.10.2020 14:50

В строящемся объекте ЖК «Хлыновград» размещены документы с изменениями: разрешение на строительство, выписка из ЕГРН и проект ДДУ.

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56, ул.Хлыновская, 28 и ул.Ленина, 145 к.1

Рычкова О.П.
07.09.2020 13:40

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56, ул.Хлыновская, 28 и ул.Ленина, 145 к.1

Рычкова О.П.
03.08.2020 11:15

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56, ул.Хлыновская, 28 и ул.Ленина, 145 к.1

Рычкова О.П.
03.07.2020 14:00

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56, ул.Хлыновская, 28 и ул.Ленина, 145 к.1

Рычкова О.П.
05.06.2020 15:40

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56, ул.Хлыновская, 28 и ул.Ленина, 145 к.1

Размещен план типового этажа по объекту: ул.Ленина, 145 к.1б

Рычкова О.П.
06.05.2020 11:40

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56, ул.Хлыновская, 28 и ул.Ленина, 145 к.1

Рычкова О.П.
28.04.2020 16:30

Размещен новый объект строительства: ул.Ленина 145 к.1

Рычкова О.П.
05.03.2020 09:25

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.
03.02.2020 14:35

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.
09.01.2020 15:40

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.
27.12.2019 11:40

В разделе «Новости» размещена информация о вводе в эксплуатацию многоквартирного жилого дома по адресу: г.Киров, ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап, 6 секция)

Рычкова О.П.
03.12.2019 16:10

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.
05.11.2019 09:45

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.
02.10.2019 10:52

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.
02.09.2019 10:20

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.
01.08.2019 10:50

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.
29.07.2019 10:25

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в разделе “Информация о Застройщике” (изменение названия застройщика)

Рычкова О.П.
01.07.2019 15:30

Размещены по объектам ул.Р.Люксембург, 56  и ул.Хлыновская, 28 Заключения о степени готовности объекта (в разделах “документы”).

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28.

Рычкова О.П.
03.06.2019 10:20

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28.

Рычкова О.П.
06.05.2019 11:25

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28.

Рычкова О.П.
02.04.2019 10:15

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28.

Рычкова О.П.
25.03.2019 15:05

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в разделе “Информация о Застройщике” в п.6.

Рычкова О.П.
07.03.2019 10:35

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28.

Рычкова О.П.
05.02.2019 11:47

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28.

Рычкова О.П.
10.01.2019 14:48

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28.

Рычкова О.П.
27.12.2018 16:25

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в разделе “Информация о проекте строительства” в п.9.

Размещены по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 проект ДДУ (изменения в п.2.6 и 2.7).

Рычкова О.П.
19.12.2018 15:28

В разделе “Новости” размещена информация о вводе в эксплуатацию многоквартирного жилого дома по адресу: г.Киров, ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап, 4 секция).

В разделе “Документы” выложено разрешение на ввод дома по адресу: г.Киров, ул.Р.Люксембург, 56 (№ этап, 4 секция) в эксплуатацию.

Рычкова О.П.
05.12.2018 11:46

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28. Проектная декларация по объекту: ЖК “Хлыновград”, раздел “Информация о проекте строительства” п.2.продлен срок действия разрешения на строительство.

В разделе “Документы” выложено разрешение на строительство с дополнением.

Рычкова О.П.

12.11.2018

09:50

Размещено Разрешение на ввод в эксплуатацию объекта по ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 3 секция)

Рычкова О.П.

02.11.2018

15:46

Размещены договоры страхования по всем объектам в связи с заменой страховой компании

Рычкова О.П.

02.11.2018

10:36

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.

29.10.2018

16:43

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в разделе “Информация о Застройщике” в п.6.

Рычкова О.П.

04.10.2018

11:28

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28.

Рычкова О.П.

21.09.2018

10:27

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в разделе “Информация о проекте строительства” в п.11 внесены данные о сертификате соответствия и данные о членстве в СРО, и в разделе “Документы” размещен сертификат соответствия и выписка из государственного реестра саморегулируемых организаций.

Рычкова О.П.

05.09.2018

11:28

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.

03.09.2018

15:43

Размещены по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 проект ДДУ (изменения, связанные с открытием специальных счетов в п.3.7, 3.9 и разделе 12)

Рычкова О.П.

30.08.2018

10:32

Размещена справка о наличии банковских счетов в разделе “О компании” во вкладке “Раскрытие информации”

Рычкова О.П.

27.08.2018

11:48

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в п.10 в разделе «Информация о проекте строительства» и добавлен п.7 в разделе “Информация о Застройщике”.

Рычкова О.П.

01.08.2018

15:36

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28.

Рычкова О.П.

31.07.2018

13:54

Размещено:

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в п.6 в разделе “Информация о Застройщике”.

Проектные декларации по объекту ул.Р.Люксембург, 56 в п.2 в разделе “Информация о проекте строительства”.

Разрешение на строительство по объекту ул.Р.Люксембург, 56 3 этап строительства (3, 4, 5, 6 секции). Продление срока действия.

Рычкова О.П.

17.07.2018

11:47

Аудиторское заключение по бухгалтерской отчетности за 2017 г.

Рычкова О.П.

05.07.2018

10:25

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.

04.06.2018

11:05

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.

03.05.2018

09:32

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.

28.04.2018

11:48

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в п.4,6 в разделе «Информация о Застройщике», в п.11 в разделе «Информация о проекте». В объекте ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 3 секция) в п.6 в разделе «Информация о проекте строительства».

Рычкова О.П.

02.04.2018

13:44

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.

30.03.2018

15:22

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в п.6 в разделе «Информация о Застройщике»

Рычкова О.П.

01.03.2018

10:12

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.

05.02.2018

14:47

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.

09.01.2018

11:25

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Рычкова О.П.

01.12.2017

10:17

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

02.11.2017

14:48

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

02.10.2017

10:58

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

29.09.2017

09:17

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в п.6 в разделе «Информация о Застройщике»

Соловьева С.Л.

04.09.2017

14:11

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

01.08.2017

16:27

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

31.07.2017

10:58

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в п.6 в разделе «Информация о Застройщике»

Соловьева С.Л.

03.07.2017

14:12

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

02.06.2017

10:16

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

02.05.2017

15:47

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

02.05.2017

13:37

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в п.6 в разделе «Информация о Застройщике»

Соловьева С.Л.

10.04.2017

16:12

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в п.9 в разделе «Информация о проекте строительства»

Соловьева С.Л.

10.04.2017

10:36

Размещен новый проект ДДУ (изменение страховой компании)

Соловьева С.Л.

10.04.2017

09:57

Заменен договор страхования по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 (изменение страховой компании)

Соловьева С.Л.

03.04.2017

11:27

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

31.03.2017

14:51

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в п.6 в разделе «Информация о Застройщике»

Соловьева С.Л.

02.03.2017

11:52

Фото по объектам: ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

02.03.2017

10:16

Проектная декларация в объекте ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 3 секция) в п.5 в разделе «Информация о проекте строительства».

Соловьева С.Л.

30.12.2016

10:25

Проектные декларации по объектам ул.Р.Люксембург, 56 и ул.Хлыновская, 28 в п.1 в разделе «Информация о Застройщике», в п.11 в разделе «Информация о проекте строительства».

Соловьева С.Л.

14.12.2016

15:34

Проектная декларация по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 5 секция) в п.4 в разделе «Информация о Застройщике».

Соловьева С.Л.

30.11.2016

13:48

Размещено:

Разрешение на строительство по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 5 секция)

Проектная декларация от 30.11.2016г. по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 5 секция)

Проект ДДУ по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 5 секция)

Экспертиза проекта по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 5 секция)

Договор страхования по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 5 секция)

Соловьева С.Л.

07.11.2016

14:26

Размещено:

Разрешение на строительство по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 6 секция)

Проектная декларация от 07.11.2016г. по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 6 секция)

Проект ДДУ по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 6 секция)

Экспертиза проекта по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 6 секция)

Договор страхования по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 6 секция)

Соловьева С.Л.

29.04.2016

15:48

Размещено:

Разрешение на строительство по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 4 секция)

Проектная декларация от 29.04.2016г. по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 4 секция)

Проект ДДУ по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 4 секция)

Экспертиза проекта по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 4 секция)

Договор страхования по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 4 секция)

Соловьева С.Л.

25.01.2016

16:15

Размещено:

Разрешение на строительство по объекту ул.Хлыновская, 28

Свидетельство на землю по объекту ул.Хлыновская, 28

Проектная декларация от 25.01.2016г. по объекту ул.Хлыновская, 28

Проект ДДУ по объекту ул.Хлыновская, 28

Экспертиза проекта по объекту ул.Хлыновская, 28

Договор страхования по объекту ул.Хлыновская, 28

Соловьева С.Л.

01.04.2015

11:52

Размещено:

Разрешение на строительство по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 3 секция)

Свидетельство на землю

Проектная декларация от 01.04.2015г. по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 3 секция)

Проект ДДУ по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 3 секция)

Экспертиза проекта по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 3 секция)

Договор страхования по объекту ул.Р.Люксембург, 56 (3 этап 3 секция)

Соловьева С.Л.

Цифровая математическая грамотность как компонент жизненных навыков студентов современных учебных заведений

Опубликовано 2021-01-31

Ключевые слова

  • Цифровая грамотность,
  • математическая и цифрово-математическая грамотность,
  • цифровая среда

Как цитировать

Наджмиддинова X.Эй. (2021 г.). Цифровая математическая грамотность как компонент жизненных навыков студентов современных учебных заведений. Американский журнал социальных наук и инноваций в образовании , 3 (01), 378–384. https://doi.org/10.37547/tajssei/Volume03Issue01-71

Абстрактные

В статье раскрыта сущность понятий «цифровая грамотность», «математическая» и «цифрово-математическая грамотность», взгляды международных экспертов и исследователей, роль и значение этих понятий в обучении и воспитании подрастающего поколения в цифровой среде.

URL-адрес PDF – https://theamericanjournals.com/index.php/tajssei/article/view/1256/1176 PDF

использованная литература

  1. Кузьмина М.В. и другие. Формирование цифровой грамотности обучающихся / Методические рекомендации для педагогов разработаны в рамках реализации Федерального проекта «Цифровая образовательная среда – Киров: ИРО Кировской области, 2019.- С.47.
  2. Г.Ю. Пешкова, А.Ю. Самарина. Цифровая экономика и человеческие ресурсы: стратегическая взаимосвязь и перспективы // Образование и наука. 2018. Т. 20. No. 10.П. 50-75. DOI: 10.17853 / 19945639-2018-10-50-75.
  3. C. Гаага. С.Пейтон. Цифровая грамотность в учебной программе / Руководстве по учебной программе. – 2011. – С. 60.
  4. .
  5. О. Е. Хатлевик, Цифровая компетентность в начале старшей средней школы: определение факторов, объясняющих цифровую интеграцию / О.Э. Хатлевик, К. А. Кристоферсен // Компьютеры и образование. – 2013. – №63. – С. 240–247.
  6. Л.Л. Босова. Международный конгресс по информатике: информационные системы и технологии (в образовании) // Международный конгресс по информатике: информационные системы и технологии (в образовании) // [Электронный ресурс]: материалы международного научного конгресса, Республика Беларусь, г. Минск, 22–23 октября. 2020 / Беларусь. Государственный ун-т; редколлегия: В.В. Казаченок (главный редактор) [и др.].- Минск: БГУ, 2020. – С. 47-58. https://elib.bsu.by/handle/123456789/249852
  7. М.В. Кузьмина и др. Формирование цифровой грамотности обучающихся / Методические рекомендации для педагогов разработаны в рамках реализации Федерального проекта «Цифровая образовательная среда – Киров: ИРО Кировской области, 2019. – С.47.
  8. http://henryjenkins.org/blog/2006/10/confronting_the_challenges_of_2.html
  9. А.Феррари. Цифровая компетенция на практике: анализ фреймворков // Технический отчет Объединенного исследовательского центра Европейской комиссии. – Люксембург: Европейский Союз, 2012. – С.91.
  10. Н.Хокли. Цифровая грамотность / Журнал ELT. – 2012. – Т. 66. – №1. – С. 108–112.
  11. О.Е. Хатлевик, К.А. Кристоферсен. Цифровая компетентность в начале старшей средней школы: определение факторов, объясняющих цифровую интеграцию // Компьютеры и образование.- 2013. – №63. – С. 240–247.
  12. https://dougbelshaw.com/blog/2016/01/02/digilit-ebook-199.
  13. Г.С. Ковалёва. Школьные технологии // PISA – 2003: результаты международных исследований. – 2005. № 2. –П. 37 – 43.
  14. Примерная основная образовательная программа основного общего образования [Электронный ресурс] // Официальный сайт. URL: http://fgosreestr.ru/registry/primernayaosnovnayaobrazovatelnaya-programma-osnovnogo-obshhego-brazovaniya-3.
  15. PISA – 2018: Проект аналитической основы [Электронный ресурс] // Официальный сайт OECD.URL: http://www.oecd.org/pisa/data/PISA-2018-draft-frameworks.pdf.

Вода | Бесплатный полнотекстовый | Современные тенденции речного стока, взвешенных наносов и эрозии почв / оврагов на юге бореальной лесной зоны европейской части России: бассейн реки Вятка

3.1. Гидрологические изменения
В период с 1960–1980 по 2010–2018 годы среднегодовая ВД реки Вятка имела тенденцию к увеличению, но эти тенденции не были статистически значимыми (Рисунок 5).Более того, это обнаруженное увеличение было наибольшим в нижнем течении реки. Несмотря на отсутствие точных данных о межгодовой изменчивости речного стока во время весеннего (вызванного таянием снега) паводка, тем не менее, мы можем констатировать, что этот поток также постепенно увеличивался. между указанными периодами. Такой вывод мы делаем из многолетней изменчивости речного стока в течение месяца с максимальным расходом воды (май; в отдельные годы апрель) (см. Рисунок 5). Однако и в этом случае тенденции также не были статистически значимыми.Примечательно, что, с одной стороны, прирост WD, вызванный таянием снега, был меньше, чем в случае среднегодового WD. С другой стороны, увеличение стока, вызванного таянием снегов, также было самым большим в нижнем течении реки (см. Рисунок 5). Долгосрочные изменения в УОС реки Вятка значительно отличались от тех, которые испытали БВ этой реки. ПСВ реки, как среднегодовая, так и максимальная среднемесячная, была статистически значимо ниже в последнее десятилетие, чем в 1960–1970-е годы, когда в бассейне реки Вятка была зафиксирована самая высокая наносовая нагрузка за последние 80 лет (по крайней мере). (см. рисунок 5).Причем это снижение было более заметным и в нижнем течении реки. Следует обратить внимание еще на две особенности. Во-первых, максимальная среднемесячная наносимость реки в ее нижнем течении снизилась значительно больше, чем в городе Киров. Во-вторых, снижение как среднегодовой, так и максимальной среднемесячной SSL началось в нижнем течении реки с самого начала 1980-х годов, тогда как в Кирове оно началось, скорее всего, в конце 1980-х или даже позже.Отмеченная выше долгосрочная динамика WD и SSL отражала изменения, которые произошли в их конкретных значениях, дифференцированных по площади суббассейнов рек. Мы сообщаем об увеличении дифференцированной удельной среднегодовой ВД в двух проанализированных суббассейнах. Более того, WD был наибольшим и статистически значимым только в суббассейне реки выше Вятских Полян до Кирова (Рисунок 6A). Также наблюдалось более или менее пропорциональное увеличение дифференцированного максимального среднемесячного WD, но это было статистически незначительно (рис. 6Б).Что касается дифференцированного выхода взвешенных наносов, мы отмечаем его статистически значимое и более заметное снижение (почти вдвое и более) в суббассейне между Вятскими Полянами и Кировом по сравнению с суббассейном, расположенным выше по течению (Рисунок 6C, D). Принимая во внимание указанные изменения в SSL / SSY, наблюдалось уменьшение контрастности дифференцированного SSY между двумя суббассейнами бассейна реки Вятка с 1960–1980 по 2010–2018 годы (Рисунок 6C, D). в структуре SSL в низовьях Вятки между анализируемыми периодами.По сравнению с 1960–1980 годами в период 2010–2018 годов наблюдалось небольшое увеличение SSL транзитного происхождения, то есть наносов, принесенных вниз по реке из вышележащего суббассейна (Таблица 2). Несмотря на это, в нижнем течении реки все еще сохраняется значительная доля так называемых локальных УОС, образованных продуктами овражно-почвенной эрозии и деформаций русла (около 80%). двух суббассейнов с 1940 по 2018 гг. позволило выделить три разные группы лет: годы относительно нормальной SSL и годы аномально высокой и низкой нагрузки наносов (рис. 7).Доля лет с аномально относительно низкой наносовой нагрузкой в ​​суббассейне вверх по реке Киров и суббассейне, расположенном между Кировом и Вятскими Полянами, была практически одинаковой (25% и 21% от общего количества парных лет наблюдений соответственно. ). Для сравнения, во втором суббассейне аномально относительно высокая нагрузка наносилась чаще, чем в первом суббассейне (45% и 21%, соответственно). Несмотря на это, были годы, когда аномально высокое максимальное среднее значение SSL наблюдалось для весь речной бассейн – 1941, 1961, 1965, 1967, 2010 гг.Несколько лет аномально относительно низкого максимального среднемесячного значения SSL (1955, 1985, 2013, 2014, 2015 и 2016 гг.) Также были типичными для всего исследованного бассейна. Было отмечено снижение тесноты корреляции между указанными WD и SSL от верхнего суб-бассейна к нижнему (см. Рисунок 7). Также следует отметить, что наиболее тесная корреляция WD наблюдалась относительно условно «нормальной» (средней) нагрузки наносов, а наименьшая – для аномально высокой нагрузки. В последние десятилетия у реки Вятка наблюдалось статистически значимое увеличение минимальной среднемесячной WD. .Наибольший он был в нижнем течении реки, в первую очередь из-за увеличения дифференцированного минимального среднемесячного расхода в суббассейне между Вятскими Полянами и Кировым (рис. 8А). Также следует отметить, что в периоды с наибольшими значениями минимума среднемесячной WD, эти значения, как правило, приходятся на март, т.е. незадолго до начала паводков, вызванных таянием снега. В периоды самых низких значений минимального среднемесячного WD эти значения наблюдались в более широком внутригодовом диапазоне (Рисунок 8B).В последние десятилетия в низовьях Вятки эта закономерность нарушилась. Все это требует отдельного изучения. В целом, сток воды в реке в теплое время года после весеннего (вызванного таянием снега) паводка также статистически значимо увеличился за последние десятилетия (Рисунок 8C). Все отмеченные изменения в WD уменьшили амплитуду его внутригодового распределения. в последние десятилетия (рисунок 9). Несколько более заметно это было в низовьях реки.
3.2. Изменение климата
За последние десятилетия в бассейне реки Вятка наблюдалось повышение как температуры воздуха, так и количества осадков. Как показано в Таблице A1 и Таблице A2 (см. Приложение B), только повышение средней годовой температуры и годового количества осадков было статистически значимым. Повышение температуры воздуха весной, в период таяния снега и формирования паводкового стока рек бассейна, а также увеличение количества осадков в теплое время года, в период выпадения жидких осадков (в том числе эрозионноопасных ливней). ), не имел статистической значимости ни для одной из проанализированных метеостанций.Минимальное увеличение количества осадков, особенно в теплое время года, наблюдалось в юго-западной части бассейна реки Вятка, а максимальное увеличение – на востоке и северо-востоке бассейна (рисунок 10). к юго-западу от бассейна рост среднегодовой температуры воздуха за последние десятилетия был самым высоким (см. рис. 10). Отметим также относительно небольшое потепление в северной половине бассейна реки Вятка. «Язык» этого потепления, выделенный на карте изолинией +1 ° C, проник достаточно далеко на юго-восток в пределах сравнительно высокой Верхнекамской возвышенности.Эта возвышенность, скорее всего, также была причиной большего увеличения годового количества осадков (см. Изолинию + 15% на Рисунке 10), возможно, из-за осадков в холодное время года. Этот вопрос требует отдельного исследования. Коэффициент стока, рассчитанный для двух проанализированных суббассейнов в бассейне реки Вятка, демонстрирует статистически незначимые изменения между 1966–1980 и 2010–2018 гг. (Рисунок 11). Отмечается, что после распада СССР в 1991 г. ритмические изменения коэффициента стока в суббассейне выше Кирова стали несколько отставать во времени по сравнению с суббассейном, расположенным ниже по течению (см. Рисунок 11).С середины 1960-х годов не было статистически значимых тенденций в хранении воды в снегу (водный эквивалент снега) в первую декаду апреля для трех из четырех метеорологических станций (Рисунок 12A, см. Рисунок 1) в исследуемом регионе. . В городе Нолинск запас воды статистически значительно увеличился за последнее десятилетие по сравнению с 1960-1970-ми годами. Наличие множества пробелов в рядах наблюдений, связанных с отсутствием данных, затрудняет выявление общих тенденций в изменении глубина промерзания почвы при таянии снега и формирование стока от снеготаяния в исследуемом регионе.Тем не менее, мы отмечаем преобладание положительных температур почвы (по крайней мере, в верхнем слое почвы) в исследуемый период, особенно в 1970–2000-е гг. (Рисунок 12B).
3.3. Изменения в землепользовании / прикрытии
В Кировской области и Удмуртской Республике, административных регионах европейской части России, где расположена преобладающая часть исследуемого бассейна реки Вятка (см. Рисунок 1), сокращение посевных площадей наблюдается в последние десятилетия. Наиболее значительное сокращение произошло в Кировской области, где обрабатываемые земли занимали и все еще занимают относительно небольшую площадь из-за особенностей окружающей среды (Рисунок 13A).В целом в этих двух регионах площадь обрабатываемых земель статистически значимо уменьшилась на 47% в период с 1960–1987 по 2010–2018 годы. Это снижение произошло в основном из-за уменьшения посевных площадей под зерновыми культурами (Рисунок 13B). Кроме того, площади под многолетними и однолетними культурами уменьшились в Кировской области, а в Удмуртской Республике – увеличились (Рисунок 13C, D). Вышеуказанные посевы в рассматриваемые периоды занимали около 85–90% всех посевов. обрабатываемые земли этих двух регионов.Следовательно, изменения фактора управления растениеводством (C-фактора) были рассчитаны как репрезентативные для исследуемого речного бассейна. Таблица 3 показывает значительное снижение этого фактора в период с 1960–1987 по 2010–2018 годы. Наряду с сокращением посевных площадей, также произошло сокращение сельскохозяйственных машин на пахотных землях в регионах. К сожалению, у нас не было данных за вторую половину 1970-х и 1980-е годы. Тем не менее, значительный спад сельскохозяйственной техники с последнего года существования СССР до последних лет был одним из последствий экономической реформы в постсоветской России в рассматриваемых регионах.Учитывая эти изменения и изменения в площади обрабатываемых земель, количество сельскохозяйственной техники на единицу пахотной земли также было значительно (почти в три и более раз) сокращено (Рисунок 14). домашний скот (Рисунок 15). Это обстоятельство, таким образом, привело к сокращению выпаса скота на пастбищах. Общая нагрузка поголовья скота на единицу площади пастбищ снизилась с учетом расширения пастбищ из-за заброшенных пахотных земель.

Вычислительная биофизика @ USF Physics


Цитаты в Академии Google

Рецензируемые статьи журнала


  1. Эндрю Р. Д., Фаркас Е., Хартингс Дж. А., Бреннан К. С., Эррерас О., Мюллер М., Киров С. А., Аята С., Оллен-Биттл Н., Райффурт С., Рева О., Робертсон Р. М., Доусон-Скалли К. Д., Улла Дж., Шаттлворт С. В., Драйер Дж. П. Под вопросом эксайтотоксичность глутамата при остром повреждении головного мозга: важность распространения деполяризации, Рассматриваемый.
  2. Эндрю Р. Д., Хартингс Дж. А., Аята С., Бреннан К. С., Доусон-Скалли К. Д., Фаркас Е., Эррерас О., Киров С. А., Мюллер М., Оллен-Биттл Н., Райффурт С., Рева О., Робертсон Р. М., Шаттлворт С. В., Уллах Дж., Драйер Дж. П. Критическая роль распространения деполяризации в раннем повреждении головного мозга: консенсус и раздор, Рассматриваемый.
  3. Чидипи Б., Мариана Б. А., Шах С. И., Ризер М., Уллах Г., Макдональд Т. В. и Нуджаим С. Ф. Митохондриальная сеть изменена при атаксической кардиомиопатии Фридрейха. Рассматриваемый.
  4. Chidipi B, Shah S I, Reiser M, Kanithi M, Garces A, Cha B J, Ullah G и Noujaim S. F. Полностью транс-ретиноевая кислота увеличивает уровни DRP1 и способствует делению митохондрий, Ячейки (2021) 10 (5) 1202.
  5. Jansen NA, Perez C, Schenke N, Van Beurden AW, Dehghani A, Voskuyl RA, Thijs RD, Ullah G, Van Den Maagdenberg AMJM, Tolner E.A. Нарушение тета-гамма-сочетания указывает на тормозную дисфункцию и риск судорог в драве. синдром мышиная модель, Журнал неврологии (2021) 41 (3) 524-537.
  6. Перес К., Феликс Л., Роуз С. Р. и Улла Г. О происхождении сверхмедленных спонтанных колебаний Na + в нейронах переднего мозга новорожденных, Журнал нейрофизиологии (2021) 125 (2) 408-425.
  7. Шах С. И. и Уллах Г. Функция митохондриального унипортера кальция на уровне целых клеток и отдельных митохондрий в клетках WT, MICU1 KO и MICU2 KO, Ячейки (2020) 9, 1520.
  8. Уллах Г. и Мити Т.Роль транспортеров и морфология синаптической щели в гомеостазе глутамата и ГАМК и их влияние на функцию нейронов. (2020) в обзоре.
  9. Шах С. И., Онг Х. Л., Демуро А. и Улла Г. PunctaSpecks: инструмент для автоматического обнаружения, отслеживания и Анализ нескольких типов флуоресцентно меченых биомолекул, Клеточный кальций (2020) 102224.
    Программное обеспечение, руководство пользователя и образцы данных для этого документа можно найти здесь.
  10. Шах С. И., Пейн Дж., Перес К. и Улла Г.Фрагментация митохондрий и сетевая архитектура при дегенеративных заболеваниях, PLoS One (2019) 14 (9) e0223014.
  11. Shafiq-ul-Hassan M, Zhang G G, Latifi K, Ullah G, Gillies R J, and Moros E. G. Набор данных фантома текстуры компьютерной томографии для оценки влияния параметров компьютерной томографии на радиомические характеристики, Архив изображений рака (2019) (DOI: http://doi.org/10.7937/TCIA.2019.4l24tz5g).
  12. Перес К., Мити Т., Хасеке Ф., Мейсл Дж., Хойер В., Мушол М. и Улла Г.Механизм образования фибрилл и растворимых олигомеров в бета-амилоиде и белках лизоцима куриного яйца. Журнал физической химии B (2019) 123 (27) 5678-5689.
  13. Toglia P и Ullah G. Митохондриальная дисфункция и роль в распространении деполяризации и захват, Журнал вычислительной нейробиологии (2019) 47 (2-3) 91-108.
  14. Шафик-уль-Хассан М., Чжан Г. Г., Латифи К., Уллах Г., Гиллис Р. Дж. И Морос Э. Г.КТ-сканирование с использованием фантома Credence Cartridge Radiomics с контролируемым подходом к сканированию, Архив изображений рака (2018 г.) (DOI: http://doi.org/10.7937/TCIA.2019.4l24tz5g).
  15. Шах С. И., Смит М., Сваминатан Д., Паркер И., Уллах Дж., Демуро А. CellSpecks: программное обеспечение для автоматического обнаружения и анализа кальциевых каналов в живых клетках, Биофизический журнал (2018) 115 (11) 2141-2151.
    Программное обеспечение, код и руководство пользователя находятся в архиве с бумагой во вспомогательном материале на веб-сайте Biophysical Journal.
  16. Toglia P, Demuro A, Mak DOD и Ullah G. Моделирование митохондриальной дисфункции на основе данных Болезнь Альцгеймера, Cell Calcium (2018) 76, 23-35.
  17. Shah S I, Demuro A, Mak DOD, Parker I, Pearson JE и Ullah G. TraceSpecks: программное обеспечение для автоматической идеализации шумных патч-зажимов и данные изображений, Биофизический журнал, (2018) 115 (1) 9-21.
    Программное обеспечение, код и руководство пользователя находятся в архиве с бумагой во вспомогательном материале на веб-сайте Biophysical Journal.
  18. Shafiq-ul-Hassan M, Latifi K, Zhang GG, Ullah G, Gillies R.J, and Moros E.G. Нормализация радиомных характеристик КТ при раковых опухолях легких по размеру вокселя и уровня серого. Научные отчеты (2018) 8 (1) 10545.
  19. Hasecke F, Miti T, Perez C, Schölzel D, Gremer L, Grüning CSR, Matthews G, Meisl G, Knowles TPJ, Willbold D, Neudecker P, Heise H, Ullah G, Hoyer W., Muschol M. Происхождение метастабильных олигомеры и их влияние на самосборку амилоидных фибрилл, Химическая наука (2018) 9, 5937-5948.
  20. Perez C и Ullah G. Снижение кооперативности потенциалзависимых натриевых каналов в интернейронах гиппокампа у пожилых мышей, модель болезни Альцгеймера. Европейский биофизический журнал (2018) 47 (5) 539-547.
  21. Шафик-уль-Хассан М., Чжан Г. Г., Хант Д. К., Латифи К., Уллах Г., Гиллис Р. Дж., Морос Э. Г. Учет индуцированной ядром реконструкции изменчивости радиомных характеристик КТ с использованием спектров мощности шума, Журнал медицинской визуализации (2017) 5 (1): 011013.
  22. Hübel N, Mahshid S Hosseini-Zare, Ziburkus J, and Ullah G. Роль глутамата в гомеостазе нейрональных ионов: a тематическое исследование распространяющейся деполяризации, PLoS Computational Biology (2017) 13 (10): e1005804.
    Код , воспроизводящий ключевые результаты, находится в документе во вспомогательном информационном тексте 2.
  23. Толья П., Уллах Г. и Пирсон Дж. Анализ оптических изображений сигналов Ca2 + с помощью микроскопии TIRF: ограничения на разрешение из-за химических скоростей и глубины каналов, Клеточный кальций (2017) 67: 65-73.
  24. Шафик-уль-Хассан М., Чжан Г.Г., Латифи К., Уллах Г., Хант Д.К., Балагурунатан И., Абдулла М.А., Шабат М.Б., Голдгоф Д.Г., Макин Д., Корт Л.Е., Гиллис Р.Дж., Морос Е.Г. Внутренние зависимости СТ Особенности радиомики по размеру вокселя и количеству уровней серого, Медицинская физика (2017) 44 (3): 1050-1062.
  25. Перес К., Зибуркус Дж. И Улла Г. Анализ и моделирование дисфункции тормозных нейронов при болезни Альцгеймера, PLoS One, (2016) 11 (12): e0168800.
  26. Толья П. и Уллах Г. Повышение эффективности стробирования канала IP3-рецептора с помощью Семейные мутанты пресенилина, связанные с болезнью Альцгеймера, увеличивают открытость Вероятность поры перехода митохондриальной проницаемости, Cell Calcium, (2016) 60 (2) 13-24.
  27. Уллах Г. и Уллах А. Переключение режима формы каналов инозитол-1,4,5-трифосфатного рецептора пространственно-временные масштабы сигналов Ca2 +, Журнал биологической физики, (2016) DOI: 10.1007 / s10867-016-9419-2
  28. Toglia P, Cheung KH, Mak DOD и Ullah G. Нарушение функции митохондрий из-за семейного Мутанты пресенилина, вызывающие болезнь Альцгеймера, через нарушения Са 2+ , Клеточный кальций, (2016) 59 (5) 240-250.
  29. Hübel N и Ullah G. Астроциты набухают больше, чем нейроны, во время длительной деполяризации анион-зависимым образом, PLoS One, (2016) 11 (3): e0147060
    Код для этой бумаги можно найти здесь
  30. Хюбель Н., Эндрю Д.Р. и Улла Г.Большое внеклеточное пространство приводит к восприимчивости нейронов к ишемическому повреждению у Na + / K + в зависимости от насосов, Журнал вычислительной нейробиологии, (2016) 40 (2) 177-192
    Код для этой бумаги можно найти здесь
  31. Mak DOD, Cheung KH, Toglia P, Foskett JK и Ullah G. Анализ и количественная оценка усиления функции гейтинга рецептора IP3 пресенилинами, мутантными пресенилинами, вызывающими болезнь Альцгеймера, PLoS Computational Biology, 11 (10) (2015) e1004529.
  32. Улла Г., Демуро А., Паркер И. и Пирсон Дж. Анализ и моделирование кинетики бета-амилоида поры, связанные с патологией болезни Альцгеймера, PLoS ONE 10 (9) (2015) e0137357.
    Код для этой бумаги можно найти здесь
  33. Ullah G, Wei Y, Dahlem MA, Wechselberger M, Schiff SJ. Роль объема клетки в динамике приступов, распространяющейся депрессии и аноксической деполяризации, PLoS Computational Biology, 11 (8) (2015) e1004414.
    Код для этой бумаги можно найти здесь
  34. Wei Y, Ullah G, Schiff SJ, Объединение нейрональных спайков, припадков и распространения депрессия Журнал неврологии, 34 (35) (2014) 11733.
    Код для этой бумаги можно найти здесь
  35. Уллах А., Юнг П., Уллах Г. и Мачака К. Роль кластеризации каналов рецептора IP3 в распространении волны Ca2 + во время созревания ооцитов. Прогресс в молекулярной биологии и трансляционной науке, 123 (2014) 83.
  36. Wei Y, Ullah G, Ingram J, and Schiff SJ. Кислород и динамика судорог: II. Вычислительная моделирование Журнал нейрофизиологии, 112 (2) (2014) 213.
  37. Бруно В., Улла Г., Мак ДОД и Пирсон Дж. Автоматическое разделение сигналов по методу максимального правдоподобия от базовой линии в шумных квантовых данных, Biophysical Journal, 105 (2013) 68 ..
    Код для этой статьи можно найти здесь
  38. Вайс Х., Фоскетт К.Дж., Уллах Г., Пирсон Дж.Э. и Мак, Министерство обороны.Регулирование с обратной связью по проникающим ионам кальция блокировки каналов одиночного инозитол-1,4,5-трифосфатного рецептора, Журнал общей физиологии, 140 (2012) 697. Получил оценку «Очень хорошо» факультетом 1000 Вид.
  39. Уллах Г., Мак ДОД и Пирсон Дж. Управляемая данными модель модального закрытого ионного канала: инозитол 1,4,5-трифосфатный рецептор в клетке Sf9 насекомого, Журнал общей физиологии, 140 (2012) 159.
  40. Улла Г., Бруно В. и Пирсон Дж.Упрощение обратимых цепей Маркова удалением состояний с низкой равновесной заполняемостью, Журнал теоретической биологии, 311 (2012) 117.
    Код для этой бумаги можно найти здесь
  41. Уллах Дж., Паркер И., Мак ДОД и Пирсон Дж. Э. Многомасштабное моделирование на основе данных и наблюдение кальциевые слойки, Клеточный кальций, 52, (2012) 152.
  42. Ахмад Ф., Уллах Г. и Ким Ш. Метод соседства для статистического анализа данных фМРТ, Открытый журнал биофизики, 2 (1) (2012) 15.
  43. Wei Y, Ullah G, Parekh R, Ziburkus J, and Schiff SJ, Отслеживание с помощью фильтра Калмана внутриклеточных нейронов напряжение и ток, 50-я конференция IEEE по решениям и контролю и Европейская конференция по контролю, (2011) 12-15.
  44. Улла Г. и Шифф С.Дж. Ассимилирующая динамика приступов, PLoS Computational Biology, 6 (2010), e1000776.
    Код для этой бумаги можно найти здесь
  45. Сваминатан Д., Уллах Г. и Юнг П.Простая модель последовательного связывания затяжек кальция, Хаос, 19 (2009) 037109.
  46. Ганим Уллах и Стивен Дж. Шифф, Модели эпилепсии, Scholarpedia, 4 (7) (2009) 1409.
  47. Улла Г. и Шифф С.Дж. Отслеживание и контроль нейрональной динамики Ходжкина-Хаксли, Physical Review E, 79, 040901 (R) (2009).
    Код для этой бумаги можно найти здесь
  48. Улла Г., Крессман Дж. Р., Баррето Э. и Шифф С. Дж..Влияние динамики натрия и калия на возбудимость, судороги и устойчивость стойких состояний. II. Сеть и глиальная динамика, Журнал вычислительной нейробиологии, 26 (2009) 171.
    Код для этой бумаги можно найти здесь
  49. Крессман Дж. Р., Улла Дж., Зибуркус Дж., Шифф С. Дж. И Баррето Э. Влияние динамики натрия и калия на возбудимость, судороги и стабильность устойчивых состояний: I. Динамика одиночного нейрона, Журнал вычислительной неврологии, 26 (2009) 159.
    Код для этой бумаги можно найти здесь
  50. Уллах Г., Юнг П. и Мачака К. Моделирование дифференцировки передачи сигналов Са во время созревания ооцитов », Cell Calcium, 42 (2007) 556
  51. Уллах Г. и Юнг П. Моделирование статистики элементарных событий высвобождения кальция, Биофизический журнал, 90 (2006) 3485.
  52. Улла Г., Юнг П. и Корнелл-Белл А. Х. Противофазные колебания кальция в астроцитах через регенерацию инозитол-1,4,5-трифосфата.”, Cell Calcium, 39 (2006) 197.
  53. Юнг П., Нейман А.Б., Афганский MKN, Надкарни С. и Улла Г. Термическая активация с помощью ограниченного по мощности цветного шума, New Journal of Physics, 7 (2005) 17.

Слияние клеток от двухкамерных к трехкамерным во время зародышеобразования гидрата метана: моделирование DFT-D

Кластеры с водной клеткой, заключающие в себе молекулы-гостя, являются основными компонентами кристаллических структур гидратов. В данном документе мы исследовали процесс слияния от двухкамерных к трехкамерным клеткам, чтобы исследовать механизм зародышеобразования на начальной стадии образования гидрата CH 4 , используя теорию функционала плотности с поправкой на дисперсию.Мы обнаружили, что трехклеточные клетки обладают высокой стабильностью благодаря наличию трех, а не двух многоугольных граней. Кроме того, любая одинарная клетка в сочетании с нестандартной клеткой 4 1 5 10 6 2 клеткой может обеспечить значительную устойчивость независимо от того, какая поверхность используется совместно; Этот результат показывает, что 4 1 5 10 6 2 клеток с большей вероятностью появятся на ранних стадиях зарождения гидрата CH 4 , чем другие нестандартные клетки.Затем мы смоделировали спектры комбинационного рассеяния молекул CH 4 в водяной клетке, чтобы охарактеризовать спектральные характеристики гидрата CH 4 . Частота симметричного растяжения C – H инкапсулированных молекул CH 4 смещена в красную область с увеличением размера моноклетки, что соответствует предсказанию модели «свободная клетка – плотная клетка». Симметричные частоты валентных колебаний захваченных молекул CH 4 в тройной клетке выявили четкое красное смещение по сравнению с таковыми в компонентных моно- и би-клетках.Ожидается, что процесс слияния клеток и спектроскопические свойства, описанные в этой работе, дадут новое атомистическое понимание гидратов CH 4 на начальной стадии зародышеобразования.

У вас есть доступ к этой статье

Подождите, пока мы загрузим ваш контент… Что-то пошло не так. Попробуйте снова?

Отношения структура-свойство в кубическом йодиде меди: новый взгляд на стабильность, химические связи и электронные свойства: The Journal of Chemical Physics: Vol 146, No. 6

На основе комбинации теории функционала плотности и методов теоретической группы, Мы провели систематическое моделирование структурного дизайна γ-CuI на атомистическом уровне.Исходя из металлической решетки меди, мы рассматривали кристаллическую сборку как ступенчатый процесс йодирования, характеризуемый последовательностью геометрических форм промежуточной решетки. Эти геометрические формы были выбраны и проверены путем проверки возможных структурных преобразований. Генезис химической связи был изучен для трех структурных превращений путем анализа соответствующих изменений в топологии плотности валентных электронов. Мы определили структурные тенденции, обусловленные сочетанием металл-лиганд.Это позволило нам предложить улучшенный сценарий химической связи в γ-CuI. В частности, необычный эффект пространственного разделения металлических и ковалентных взаимодействий оказался очень важным в отношении предпочтительного расположения валентных электронов в процессе иодирования. Мы строго показали, что полезные электронные и оптические свойства γ-CuI происходят из комбинации двух отдельных структур связи – сильная ковалентность, установленная в тетраэдрических связях I-Cu, и нековалентные взаимодействия медных ядер, вызванные 3 d 10 closed -оболочечные электронные конфигурации.Другой наш вывод состоит в том, что самосогласованность расчетов ГВ имеет решающее значение для правильного определения динамических электронных корреляций в γ-CuI. Детальное повторное исследование энергетической структуры квазичастиц с помощью самосогласованного подхода GW позволило нам объяснить, как электропроводность типа p может быть сконструирована в материале.

БЛАГОДАРНОСТИ

В вычислительных работах по проекту №nn4608k. С.К. с благодарностью отмечает финансовую поддержку Исследовательского совета Норвегии в рамках проекта New Indigo № 237643 / E20 и поддержку в рамках внутреннего проекта Института энергетических технологий, Кьеллер, Норвегия. Авторы выражают благодарность доктору М. Клопову за внимание к работе. С.З.К. благодарит профессора А. Субраманьяма, Индийский технологический институт в Мадрасе, Ченнаи, Индия, за плодотворные обсуждения материала, который был в центре внимания настоящего исследования.

Транскраниальные электрические токи для исследования мозговых ритмов ЭЭГ и консолидации памяти во время сна у людей

Образец цитирования: Маршалл Л., Киров Р., Брэйд Дж., Мёлле М., Борн Дж. (2011) Транскраниальные электрические токи для исследования ритмов и памяти мозга ЭЭГ Консолидация во сне у людей.PLoS ONE 6 (2): e16905. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0016905

Редактор: Клейтон Диксон, Университет Альберты, Канада

Поступило: 7 октября 2010 г .; Одобрена: 17 января 2011 г .; Опубликовано: 14 февраля 2011 г.

Авторские права: © 2011 Marshall et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: Эта работа была поддержана Deutsche Forschungsgemeinschaft (SFB 654). Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Все большее количество исследований исследует влияние прикладываемых колебательных электрических токов или полей, индуцирующих или оцениваемых как индуцирующие подпороговые колебания мембранного потенциала, на активность корковых сетей и / или отдельных нейронов, а также их функциональные последствия [ 1] – [8].Мы сосредоточились на функциональном влиянии прикладываемых токов во время сна на зависимую от сна консолидацию памяти [2], [9], а также на зависимости этих эффектов от состояния [5]. Есть убедительные доказательства того, что отдельные стадии сна играют важную роль в долговременной консолидации воспоминаний [10], [11]. В частности, медленный сон (SWS), который характеризуется медленной колебательной активностью (<1 Гц) на электроэнцефалограмме (ЭЭГ) человека и наиболее выражен во время первой части ночного сна, был вовлечен в консолидацию декларативные воспоминания.Слабые электрические токи, колеблющиеся в частотном диапазоне медленных колебаний сна у людей (∼0,75 Гц), и анодное смещение постоянного тока, прикладываемое при переходе в режим SWS, увеличивают мощность ЭЭГ медленных колебаний и активности веретена сна, а также декларативную консолидацию памяти [2 ].

Объединение различных процедурных задач, по-видимому, приносит больше пользы от сна в более позднюю часть ночи, где преобладают продолжительные периоды сна с быстрым движением глаз (REM), а также более легкий сон 2 стадии NonREM [12], [13] .Результаты по влиянию ритмов головного мозга на ЭЭГ REM-сна и REM-сна на консолидацию памяти противоречивы [11], [14]. Тета-осцилляции являются отличительной чертой ЭЭГ во время быстрого сна у грызунов [15], [16], а также характерны для быстрого сна у людей, хотя и в более кратковременной форме [17] – [19].

Целью настоящих экспериментов является применение анодного тока, осциллирующего с тета-частотой (тета-tDCS) во время медленного или быстрого сна, состоит в том, чтобы, во-первых, определить влияние текущей электрической активности мозга и состояния мозга на способность модулировать ЭЭГ. активность слабыми электрическими токами, а во-вторых, чтобы определить функциональное влияние на консолидацию памяти.Мы обнаружили, что влияние тета-tDCS на электрическую активность мозга и консолидацию памяти сильно зависит от текущего состояния мозга.

Материалы и методы

Субъекты

Испытуемыми были здоровые студенты (медицинские или инженерные) и сотрудники университета сопоставимого уровня образования. Все они были носителями немецкого языка, не курили и не принимали лекарства во время экспериментов. Критерии исключения основывались на наличии или наличии в анамнезе эпилепсии, пароксизмов и когнитивных нарушений, психических, гормональных, метаболических нарушений или нарушений кровообращения.Субъекты, сообщавшие о нарушениях сна или нерегулярном цикле сна и бодрствования, не включались. Субъекты сначала были адаптированы к экспериментальной установке, проведя одну ночь адаптации в лаборатории сна, и субъекты с ненормальным режимом сна в эту ночь адаптации были исключены. Протокол эксперимента был одобрен этическим комитетом Любекского университета, и каждый субъект дал информированное письменное согласие до участия.

Экспериментальный план и методики

Было проведено два отдельных эксперимента, в которых тета-tDCS (см. Ниже) и мнимая стимуляция, соответственно, применялись либо во время первой стабильной части медленного сна (эксперимент без быстрого сна), либо во время стабильного быстрого сна (эксперимент быстрого сна).В эксперименте NonREM участвовало 25 участников (14 женщин), средний возраст которых составлял 23,9 года (возрастной диапазон 18–35 лет). Шестнадцать субъектов (8 женщин) со средним возрастом 24,3 года (возрастной диапазон 21,3–30,6 года) участвовали в эксперименте REM.

В эксперименте NonREM стимуляция включалась после того, как испытуемые впервые достигли по крайней мере 4 минут стабильного NonREM-сна после начала сна, то есть в то время, когда ожидалось, что сон перейдет в медленный сон (SWS). В эксперименте REM стимуляция началась по крайней мере через 4 минуты после того, как субъекты вошли в фазу быстрого сна после 3:00 утра.Поскольку в последнем эксперименте было трудно предсказать продолжительность периодов быстрого сна, стимуляция часто не могла быть легко применена в течение одного периода быстрого сна, но часто имела место в 2 последовательных периодах быстрого сна после их появления. В фиктивных условиях процедуры были идентичны процедурам в условиях тета-tDCS, за исключением того, что стимулятор оставался выключенным во время сна. Временной ход обоих экспериментов схематически представлен на рисунке 1.

Рис. 1. Временная шкала двух экспериментов.

(A) Тета-tDCS во время медленного сна (эксперимент без быстрого сна) и (B) во время быстрого сна (эксперимент быстрого сна). Соответствующие верхние панели показывают репрезентативные индивидуальные профили сна (W: бодрствование, REM: REM-сон, S1 – S4: стадии 1-4 NonREM-сна) и периоды стимуляции. Нижние части указывают периоды обучения и извлечения для тестирования памяти для декларативных и процедурных задач. Горизонтальная серая полоса указывает на то, что свет погас.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0016905.g001

Для обоих экспериментов испытуемые прибыли в лабораторию в 19:00.После подготовки к стимуляции, записи ЭЭГ и полисомнографии испытуемые выполняли декларативные и процедурные задания на запоминание (см. Ниже) с 21:00 до 22:30 (период обучения). Порядок заданий был сбалансирован по предметам. В 23:00 испытуемые легли спать, и началась запись. Пробуждение произошло в 06:30, когда испытуемые находились в легком NonREM-сне (стадии 1 или 2). Примерно через 30 минут после пробуждения (07:00 ч) исследовали воспроизведение воспоминаний (период поиска). Психометрические тесты и контрольные тесты когнитивных функций проводились перед обучением вечером и / или перед восстановлением утром.Условия тета-tDCS и фиктивной стимуляции для отдельного субъекта были разделены интервалом не менее 10 дней и сбалансированы по порядку для разных субъектов. Результаты небольшого подмножества имеющихся данных для эксперимента NonREM были описаны в Marshall et al. (2006).

Theta-tDCS – анодная транскраниальная стимуляция постоянным током, 5 Гц

Сила тока синусоидальной стимуляции колебалась от 0 до 260 мкА. Анодную тета-tDCS индуцировали стимулятором постоянного тока с питанием от батареи через стимулирующие электроды (диаметр 8 мм / 0,2 мм).502 см 2 ), накладываемые с обеих сторон в лобно-боковых точках, то есть F3 и F4 по международной системе 10–20, с ипсилатеральными референсными электродами, размещенными на каждом сосцевидном отростке. Двусторонне синхронизированный постоянный ток регулировался независимо для обеих цепей. Сопротивление электрода при нанесении всегда было ниже 2 кОм. Расчетная максимальная плотность тока на каждом из двух стимулирующих электродов во время пика тока соответствовала 0,517 мА / см 2 . Постэкспериментальный опрос подтвердил, что испытуемые не ощущали стимуляции.Период стимуляции состоял из пяти 5-минутных периодов стимуляции, разделенных 1-минутными интервалами без стимуляции.

записей ЭЭГ

В обоих экспериментах регистрировали ЭЭГ с электродами Ag-AgCl в точках Fz, C3, Cz, C4, P3, Pz и P4, относящихся к носу, вертикальной и горизонтальной ЭОГ и субментальной ЭМГ. Заземляющий электрод располагался на лбу на Fpz. Сопротивление электродов было ниже 5 кОм. Сигналы регистрировали с помощью Brain Vision Recorder (Brain Products GmbH, Гильчинг, Германия).Интерактивные цифровые фильтры верхних и нижних частот были установлены на 0,08 и 45 Гц для ЭЭГ и электрокулограммы (ЭОГ) и на 0,08 и 90 Гц для электромиограммы (ЭМГ) с крутизной 24 дБ / окт. Для фильтров верхних частот и 12 дБ / окт. Для низких частот. Сигналы регистрировались с частотой 200 Гц и усиливались в диапазоне +/- 3,2768 мВ с разрешением 0,1 мкВ. Для эксперимента REM высокочастотная отсечка для сигналов ЭЭГ была увеличена до 150 Гц (частота дискретизации 500 Гц), а диапазон амплитуд увеличен до +/- 16,384 мВ (0.Разрешение 5 мкВ). Таким образом, перед анализом спектральной мощности (см. Ниже) данные эксперимента REM были предварительно обработаны, т. Е. Отфильтрованы нижние частоты на 45 Гц с 12 дБ / октаву и дискретизированы с понижением частоты до 200 Гц с помощью метода сплайн-интерполяции (Brain Vision Analyzer, версия 1.05, Продукты мозга).

Анализы стадий сна и мощности ЭЭГ

Два типа анализа были выполнены в автономном режиме. Во-первых, структура сна определялась визуально на основе стандартных полисомнографических критериев [20], а во-вторых, мощность ЭЭГ рассчитывалась с помощью быстрых преобразований Фурье (БПФ).

Для общего периода сна каждые 30 секунд оценивались как бодрствование, фазы сна без быстрого сна 1, 2, 3, 4, сон быстрого сна или время движения. Медленноволновый сон (SWS) был определен как сумма времени, проведенного в стадиях сна 3 и 4. Задержки до SWS и REM-сна относятся ко времени от начала сна, определяемому первым появлением фазы сна 1, за которой следует стадия сна 2.

Интервалы во время острой стимуляции не оценивались из-за чрезмерного количества артефактов сигнала. В сеансах фиктивной стимуляции соответствующие интервалы (начинающиеся после наличия восьми последовательных 30-секундных эпох 2-й стадии или более глубокого NonREM-сна или после наличия 8 последовательных 30-секундных эпох REM-сна соответственно) также не оценивались.Оценка для 1-минутных периодов без стимуляции (между 5-минутными блоками острой стимуляции) выполнялась для последующих 10-секундных эпох. Таким образом, время, проведенное в различных стадиях сна в ходе стимуляции, определяли для 1-минутных периодов без стимуляции и соответствующего 1-минутного периода для условий фиктивной стимуляции.

Кроме того, классификация стадий сна на основе 30-секундных эпох проводилась для 60-минутного интервала после окончания периода стимуляции. Для эксперимента REM анализ стадий сна дополнительно проводился отдельно для первой и второй половины ночи.

Во втором, более детальном анализе было исследовано непосредственное влияние стимуляции на мощность ЭЭГ. Анализы проводились с использованием Brain Vision Analyzer (версия 1.05, Brain Products). Для анализа были выбраны шесть интервалов ЭЭГ: 1-минутный период непосредственно перед тета-tDCS (исходный уровень) и пять 1-минутных периодов без стимуляции сразу после каждого 5-минутного блока стимуляции (включая интервал после последней стимуляции). . От четырех до шести неперекрывающихся блоков ЭЭГ без артефактов по 2048 точек данных каждый (≈10.2 с) использовались для каждого 1-минутного интервала без стимуляции и соответствующих интервалов фиктивной стимуляции. На каждый блок данных ЭЭГ из 2048 точек применялось окно Хеннинга (20%) перед вычислением спектров мощности с использованием БПФ (разрешение ≈0,097 Гц). Отдельные средние спектры мощности по всем блокам интервала без стимуляции были рассчитаны и подвергнуты трехточечной скользящей средней. Средняя мощность рассчитывалась для следующих частотных диапазонов: медленные колебания (0,5–1 Гц), дельта (1–4 Гц), тета (4–8 Гц), медленный шпиндель (8–12 Гц), быстрый шпиндель (12–15 Гц). Гц), бета (15–25 Гц) и гамма (25–45 Гц).

В условных условиях БПФ проводилось на интервалах ЭЭГ, соответствующих периодам времени, используемым в соответствующих условиях тета-tDCS. Чтобы исследовать возможные вклады ЭМГ в мощность ЭЭГ на частотах выше 15 Гц, соответствующий сигнал ЭМГ также подвергался БПФ. Для статистического анализа индивидуальная средняя мощность в пределах 1-минутного базового интервала, непосредственно предшествующего стимуляции и фиктивной стимуляции, вычиталась из средней мощности во время интервалов без стимуляции.

Чтобы охарактеризовать более длительные последующие эффекты в ЭЭГ после прекращения тета-tDCS, в эксперименте NonREM рассчитывалась средняя мощность ЭЭГ и ЭМГ для двух последовательных 30-минутных интервалов после окончания 5-й стимуляции или фиктивной стимуляции, как описано выше. . Эпохи, содержащие артефакты, стадии сна, отличные от фазы 2 NonREM-сна или SWS, были исключены из анализа. В результате получалось 120–125 сегментов ЭЭГ за каждый 30-минутный период. Что касается стимуляции во время быстрого сна, продолжительные эффекты стимуляции не исследовались из-за переменного временного распределения периодов быстрого сна, используемых для стимуляции, и довольно неоднородного распределения стадий сна после стимуляции среди субъектов.

Задачи памяти

В двух экспериментах использовались одна декларативная (парные слова) и две процедурные задачи памяти (постукивание пальцами, зеркальное отслеживание). Для всех заданий в двух экспериментальных сессиях испытуемого использовались параллельные версии (A, B).

В задании на изучение слов парно-ассоциированный список из сорока шести семантически связанных пар немецких существительных (например, птичий коготь) был представлен на мониторе ПК с частотой 1/5 с и межстимульным интервалом 100 мс.Кроме того, четыре фиктивных пары слов, показанные последовательно в начале и в конце каждого списка, служат для буферизации эффектов первичности и новизны соответственно. При обучении, до периода сохранения, за представлением списка сразу следовало запоминание с указанием, т. Е. Испытуемый должен был ответить, назвав второе слово при предъявлении первого (сигнального) слова каждой пары, в результате чего 46 стимулирующих слов списка слов появлялись на экране в ином порядке, чем во время предыдущей презентации.У испытуемого было неограниченное время, чтобы вспомнить соответствующее ответное слово. Если не менее 60% правильных ответов не было получено в ходе прогона, пары слов представлялись снова в новом рандомизированном порядке (для предотвращения последовательного обучения), и повторный вызов повторяли. При поисковом тестировании утром ключевые слова снова отображались в новом рандомизированном порядке, и испытуемый должен был вспомнить соответствующие ответные слова. Сохранение в памяти за ночь представлено разницей в количестве слов, вспоминаемых при утреннем поиске, за вычетом количества слов, правильно воспроизведенных при вечернем немедленном воспроизведении.

В задании по постукиванию пальцами, которое было заимствовано у Уокера и его коллег [21], испытуемые должны были многократно постукивать пальцем недоминантной левой рукой по пятиэлементной последовательности, представленной на мониторе компьютера, как можно быстрее и точнее на экране компьютера. ключевая доска. Были использованы две последовательности: «4-2-3-1-4» и «4-1-3-2-4». Тренировочный период перед сном состоял из двенадцати 30-секундных проб с 30-секундными перерывами между пробами. Утреннее поисковое тестирование состояло из тренировочного пробега с последующими тремя 30-секундными тестовыми попытками.Компонент рабочей памяти задачи был исключен непрерывным отображением последовательности на экране. Никакой обратной связи по нажатию клавиш не поступало. Каждый 30-секундный интервал оценивался по количеству правильно выполненных последовательностей (скорость) и количеству допущенных ошибок (коэффициент ошибок). Производительность при обучении и тестировании поиска, соответственно, определялась усредненными баллами по последним трем 30-секундным испытаниям в течение периода обучения и по трем тестовым испытаниям периода поиска. Эффективность удержания определялась разницей между производительностью при тестировании поиска и при обучении.

В задаче по отслеживанию зеркала [12] испытуемый должен был как можно быстрее и точнее обводить бессмысленные фигуры, нарисованные линиями, в то время как эти фигуры (с углами от 26 до 27 и изогнутыми углами) и движения рук испытуемого были видны только через зеркало. . Испытуемые обводили каждую фигуру электронным стилусом, начиная и заканчивая в одной и той же точке. Регистрировались скорость рисования и количество ошибок. Ошибка заключалась в смещении стилуса за линию рисунка. При обучении испытуемые сначала выполняли тренировочные прогоны со звездообразной фигурой до тех пор, пока время рисования не стало <1 мин, а количество допущенных ошибок <12 (критерии обучения), а затем продолжили с 6 прогонами на тестовой фигуре.При тестировании поиска после одного тренировочного прогона проверялась производительность 6 прогонов на тестовой фигуре. В каждом случае измерялось общее время отслеживания фигуры и количество ошибок, которые усреднялись по 6 тестовым запускам. Удержание определялось разницей в производительности на тестовой фигуре при поисковом тестировании за вычетом производительности в течение периода обучения.

Психометрические и когнитивные контрольные тесты

Субъективное настроение, мотивация и чувство активации и усталости оценивали по шкале положительных и отрицательных эмоций (PANAS) [22], контрольному списку прилагательных (EWL) [23] и Стэнфордской шкале сонливости.Утром, после тестирования воспоминаний, задание на беглость слов служило для оценки способности извлекать информацию из долговременной памяти [24]. Функцию рабочей памяти измеряли с помощью теста Digit Span по шкале интеллекта взрослых Векслера [25].

Статистический анализ

Статистический анализ выполнялся с помощью SPSS версии 15 для Windows и в основном основывался на дисперсионном анализе (ANOVA) с апостериорным попарным тестированием для определения значимых основных эффектов и эффектов взаимодействия.До ANOVA нормальное распределение данных гарантировалось с помощью критерия Колмогорова-Смирнова. Все ANOVA включали стимуляцию фактора повторных измерений (тета-tDCS по сравнению с фиктивным). Для большинства поведенческих измерений был введен дополнительный фактор повторных измерений. Время было введено с двумя уровнями (вечер, утро), а для анализа данных ЭЭГ в течение 25-минутного периода стимуляции уровни были представлены пятью 1-минутными периодами без стимуляции, следующими за 5-минутные периоды фактической стимуляции. Фактор Lead (Fz, C3, Cz, C4, P3, Pz, P4) также использовался.Анализировали мощность ЭЭГ в 1-минутные периоды без стимуляции и в течение 60-минутного периода после стимуляции. Статистические результаты по данным, полученным после индивидуального вычитания исходного значения в течение 1-минутного периода до начала стимуляции, существенно не отличались от результатов, полученных с использованием исходного значения в качестве дополнительного уровня фактора времени. Мощность ЭЭГ подвергалась анализу ANOVA отдельно для различных интересующих частотных диапазонов. Чтобы избежать ошибок типа I из-за множественных сравнений, для основного эффекта стимуляции Бонферрони скорректировал P-значение <0.007 был принят.

Результаты

Theta-tDCS во время NonREM-сна резко облегчил сон

Мы впервые исследовали непосредственное влияние тета-tDCS на сон, определяемый полисомнографией. Поскольку острый период стимуляции вызывает крайние нарушения в ЭЭГ, анализ острых эффектов проводился на пяти 1-минутных периодах без стимуляции, непосредственно следующих за каждым 5-минутным периодом стимуляции. Theta-tDCS сильно сокращает среднее время, проведенное в SWS в течение пяти периодов без стимуляции (theta-tDCS 94.80 ± 9,90 по сравнению с фиктивным 166,80 ± 14,85 с, F 1,24 = 13,08, P = 0,001), а также типичное приращение SWS с течением времени (F 4,96 = 3,31, P = 0,02, для стимуляции × Время взаимодействия). Ослабление сна в это время также отражалось увеличением количества сна на второй стадии (тета-tDCS 202,80 ± 10,22 против фиктивных 132,00 ± 14,33 с, F 1,24 = 12,64, P = 0,005), тогда как на стадии 1 сон не пострадал (см. Таблицу 1). Theta-tDCS также увеличил задержку до начала SWS в среднем на 2.66 ± 1,28 мин (F 1,24 = 4,34, P <0,05; Таблица 2), отражая, таким образом, увеличение SWS с течением времени.

Theta-tDCS облегчил сон только в течение пяти периодов без стимуляции. Анализ 1-часового интервала после тета-tDCS, периода, который анализировали для характеристики длительных последствий стимуляции, выявил отчетливую отдачу от SWS, которая была ограничена первым 30-минутным периодом этого интервала (tDCS 21,08 ± 0,62, ложный 18,50 ± 0,45 мин; P <0,001, F 1,24 = 74,07, P <0.001, для взаимодействия «стимуляция × время»; Таблица 1). Одновременно с этим, в течение этого первого 30-минутного интервала после стимуляции была сокращена фаза 2 NonREM-сна (тета-tDCS 8,78 ± 0,61, фиктивный 11,38 ± 0,44 мин, P <001, F 1,24 = 68,23, P <0,001 для стимуляции × Время взаимодействия). По данным полисомнографии в течение ночи, стимуляция не изменила архитектуру сна (таблица 2).

Theta-tDCS во время NonREM-сна резко снижает медленные колебания и мощность веретена

Чтобы лучше понять действие тета-tDCS на сон без фазы быстрого сна, мы проанализировали ритмическую активность ЭЭГ в интересующих частотных диапазонах.Параллельно со сниженным SWS мы обнаружили отчетливое снижение мощности ЭЭГ в медленных колебаниях (0,5–1 Гц; F 1,24 = 33,08, P <0,001) и дельте (1–4 Гц; F 1,24). = 48,33, P <0,001) частотных диапазонов (рис. 2A, B; изменения активности медленных волн, определяемые объединенным диапазоном 0,5–4 Гц, как правило, отражают изменения в полосе частот медленных колебаний и здесь отдельно не приводятся). Снижение мощности медленных колебаний, вызванное тета-tDCS, было особенно выражено к концу периода стимуляции (F 5,120 > 9.74, P <0,001, для стимуляции × время) и для лобных и срединных центральных и теменных отведений (F 6,144 > 10,94, P <0,001; стимуляция × отведение). Важно отметить, что тета-tDCS также уменьшала мощность ЭЭГ в диапазоне частот 8–12 Гц, но только в Fz (F 6,144 = 8,93, P = 0,002; для стимуляции × взаимодействие с отведением; F 1,24 = 20,79, P <0,001 для эффекта стимуляции при Fz, P> 0,22 для всех других отведений; рис. 2C, D) с этой полосой частот, покрывающей медленную активность лобного веретена (см. Mölle et al. 2004 [26], рис.3 SI для иллюстрации фронтального пика в спектральной мощности 8–12, характеризующего медленную активность веретена во время SWS). На спектральную мощность ЭЭГ в полосе быстрого веретена (12–15 Гц) тета-tDCS не влияла (P> 0,9).

Рис. 2. Топографическое распределение и временная диаграмма спектральной мощности ЭЭГ во время сна без фазы быстрого сна.

(A и C) Топографическое распределение мощности ЭЭГ (± SEM), усредненное по 1-минутным интервалам без стимуляции на частоте медленных колебаний (0,4–1,2 Гц) (A) и медленного шпинделя (8–12 Гц) полосы (C) после пяти 5-минутных интервалов тета-tDCS или имитационной стимуляции.(B и D) Динамика спектральной мощности ЭЭГ для пяти 1-минутных периодов без стимуляции (S1 – S5) сразу после стимуляции и в течение 0-30 и 30-60 минут после прекращения стимуляции в полосе медленных колебаний (B ), и полосу частот медленного шпинделя на Fz (D). «Ва» относится к базовой активности до стимуляции. **, P <0,01; *, P <0,05; для сравнения условий тета-tDCS и ложной стимуляции с помощью t-критерия (n = 25).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0016905.g002

Рис. 3. Изменения спектральной мощности ЭЭГ, вызванные тета-tDCS во время быстрого сна.

Спектральная мощность для тета-tDCS (черные линии) и фиктивной стимуляции (серые линии), усредненная по всем точкам ЭЭГ (A) и для субментальной электромиографической (ЭМГ) активности (B). Динамика активности гамма-диапазона в течение пяти 1-минутных периодов без стимуляции, непосредственно следующих за интервалами стимуляции (S1 – S5), усредненная по всем участкам электродов для тета-tDCS (черные столбцы) и фиктивной стимуляции (пустые столбцы) (C) .«Ва» относится к базовой активности до стимуляции. **, P <0,01; *, P <0,05; для сравнения условий тета-tDCS и ложной стимуляции с помощью t-критерия (n = 16).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0016905.g003

Подобно SWS, мощность медленных колебаний также показала сильный отскок в течение первого 30-минутного интервала после прекращения тета-tDCS (F 1,24 = 15,96, P <0,001), без заметной разницы между условиями во время второго 30-минутного интервала (P> 0.8; F 1,24 = 4,54, P = 0,04; для стимуляции × время, рис. 2B). Медленная активность веретена (8–12 Гц) во фронтальной области (Fz) также показала отскок, ограниченный первым 30-минутным периодом после стимуляции (F 1,24 = 48,65, P <0,001; F 6,144 = 14,48 , P <0,001, для стимуляции × время × отведение, рис. 2D). Не было обнаружено значительных различий между состояниями в любом другом частотном диапазоне ЭЭГ в течение первых или вторых 30-минутных интервалов (P> 0,13 для всех соответствующих сравнений).

Тета-tDCS во время быстрого сна увеличивает активность гамма-диапазона ЭЭГ

При применении во время быстрого сна тета-tDCS не изменяла архитектуру позднего сна (таблица 2) или сон в течение пяти периодов без стимуляции. Последний почти полностью содержал быстрый сон (стимуляция: 296,25 ± 1,54 с по сравнению с ложным 295,63 ± 1,57 с, P> 0,8).

Спектральный анализ мощности сигнала ЭЭГ в периоды без стимуляции не выявил выраженных изменений в полосах частот ЭЭГ ниже 15 Гц (P> 0.34; для всех соответствующих сравнений). Однако тета-tDCS сильно увеличивал мощность гамма-излучения (25–45 Гц) ЭЭГ (F 1,15 = 19 59, P <0,001), причем этот эффект равномерно распределялся по всем местоположениям электродов (P> 0,9 для стимуляции × взаимодействие с отведением. ). Эффект был наиболее выражен в третьем и менее выражен в течение четвертого и пятого периодов без стимуляции (F 5,75 = 7,20, P <0,001 для стимуляции × время; рис. 3). Активность в соседнем бета-диапазоне частот также, как правило, зависела от тета-tDCS в третьем периоде без стимуляции (P = 0.053, для попарного контраста; F 5,75 = 3,88, P <0,05, для стимуляции × время). Поскольку субментальная электромиграфическая (ЭМГ) активность в диапазонах частот бета и гамма во время периодов без стимуляции не показала различий между условиями (P> 0,18), можно исключить загрязнение активности гамма-диапазона мышечной активностью.

Theta tDCS во время сна NonREM снижает производительность памяти

Мы обнаружили, что применение тета-tDCS во время сна NonREM сильно нарушает консолидацию декларативных пар слов.В то время как в условиях фиктивной стимуляции испытуемые после сна вспоминали на 5,16 ± 0,78 пар слов больше, чем в конце обучения перед сном, эффективность удержания после тета-tDCS упала до 2,80 ± 0,65 пар слов (F 1,24 = 9,087, p = 0,006, рис.4). Тета-tDCS не повлияла ни на консолидацию процедурного постукивания последовательности пальцев, ни на навыки зеркального отслеживания (P> 0,30 для основного эффекта взаимодействия стимуляция и стимуляция × время, таблица 3, рис. 4).

Рисунок 4. Theta-tDCS во время сна NonREM ухудшает декларативную консолидацию памяти.

(A) Эффективность удержания в задаче декларативной памяти (парные слова-ассоциаты) во время ночного сна для фиктивного контроля и условий тета-tDCS. Производительность выражается как разница между количеством правильных слов, сообщенных в тесте на запоминание с указанием при поиске после сна и в конце обучения перед сном. Список содержал 46 пар слов (** P <0,01). Производительность в течение интервала удерживания на (B) задаче процедурного постукивания последовательности пальцев, выраженной как разница в количестве правильно отобранных последовательностей за 30 с между тестированием поиска и обучением, и на (C) задаче процедурного зеркального рисования, выраженной как соответствующая разница во время рисования.Данные - это средние значения ± SEM. Время тестирования производительности в рамках экспериментов показано на рис. 1.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0016905.g004

Для theta-tDCS во время экспериментов NonREM и REM не было различий в производительности при обучении перед сном ни по декларативным, ни по процедурным задачам (Таблица 3) . В целом, лучшее выполнение задачи наблюдалось при утреннем вспоминании по сравнению с вечерним обучением (P <0,01), за исключением количества ошибок при постукивании пальцами и вспоминания пар слов, которые не имели существенных различий во время сна. в экспериментах NonREM и REM соответственно (P> 0.34).

Успеваемость по психометрическим и когнитивным контрольным тестам

Результаты психометрических тестов и тестов когнитивного контроля приведены в таблице 4. Значимые эффекты были обнаружены только для быстрого сна. Здесь тета-tDCS была связана с относительным увеличением отрицательной оценки PANAS по сравнению с фиктивной (P <0,02). Кроме того, меньшее количество слов, произнесенных испытуемыми утром после тета-tDCS (P = 0,03), свидетельствует о нарушении беглости словесной речи в это время (Таблица 4). Незначительное снижение средней производительности рабочей памяти, на что указывает задача диапазона цифр, не имело значения (P = 0.06). Отсутствие каких-либо дальнейших существенных различий между стимуляцией и имитацией по любой другой контрольной мере экспериментов NonREM или REM исключает, что уменьшенное удержание пар слов, наблюдаемое для тета-tDCS во время NonREM-сна, было связано с любыми различиями в кодировании стимула, способности вспоминать или другие неспецифические эффекты возбуждения или настроения.

Обсуждение

Theta-tDCS во время NonREM-сна резко снижает SWS, медленные колебания и мощность веретена

Обнаружение в настоящем исследовании совместного подавления медленных колебаний и медленной активности фронтального веретена во время колебаний tDCS с тета-частотой 5 Гц замечательно дополняет открытие, что tDCS колеблется на ∼0.75 Гц (медленные колебания – tDCS) усиливают эндогенные медленные колебания и замедляют активность фронтального веретена [2]. Вместе с обнаружением повышенной тета-активности за счет медленных колебаний-tDCS во время бодрствования [5] эти данные подтверждают идею о том, что эффекты осциллирующих tDCS сильно зависят от частоты стимуляции и состояния мозга. Более того, дополнительные действия медленных колебаний-tDCS, усиливающих эндогенный тета-ритм (во время бодрствования), и тета-tDCS, подавляющих эндогенный медленный колебательный ритм (во время сна), как сообщается здесь, убедительно свидетельствуют о механизме связи между корковыми сетями, лежащими в основе обоих тета-ритмов. и медленные колебания ритмов ЭЭГ.Повышенная тета-активность во время продолжительных периодов бодрствования действительно положительно коррелирует с выраженной медленной осцилляторной активностью, особенно в лобно-корковых областях [27], [28].

Хорошо задокументировано, что SWS и связанная с ним медленная осцилляторная активность имеют гомеостатическую природу и усиливаются после полного лишения сна или селективного лишения SWS [29] – [31]. Следовательно, открытие, что за подавлением медленной осцилляторной активности, вызванной относительно коротким периодом тета-tDCS (25 минут), следует восстановление активности, что указывает на влияние на этот гомеостатический механизм, является еще одним примером функционального значения транскраниальная электростимуляция.Более того, поскольку прикладываемые транскраниальные электрические токи вызывают начальные эффекты, предположительно за счет немедленной модуляции электрических полей в корковых сетях [3], [4], [6], [7], возникновение отскока уже в течение первых получаса после стимуляции. существование быстродействующего коркового механизма, лежащего в основе гомеостатической регуляции сна. Действительно ли регулирующие сон вещества высвобождаются кортикально за счет поляризующего эффекта стимуляции или за счет индуцированных стимуляцией ритмов ЭЭГ способом, подобным зависимому от активности высвобождению регулирующих сон веществ, еще предстоит исследовать [32], [32]. 33].

Интересно, что подавление медленной осцилляционной активности во время тета-tDCS и ее последующий отскок сопровождалось параллельными изменениями в медленной активности лобного веретена, тогда как активность быстрого веретена, которая показывает более широкое центро-теменное распределение, осталась неизменной. Предыдущие исследования аналогичным образом наблюдали активность восстановления после периодов недосыпания для медленных лобных, но не для быстрых центрально-теменных веретен [29], [31], [34], [35]. Оба типа веретен сгруппированы по неокортикальным медленным колебаниям, но в разных фазах, причем медленные фронтальные веретена возникают преимущественно при переходе в гиперполяризующую фазу медленных колебаний, а быстрые веретена возникают обычно в фазе деполяризации [36]; Mölle, неопубликованные результаты).В совокупности эти данные подтверждают существование двух типов веретен с разными лежащими в основе генерирующими механизмами. Хотя до сих пор нет полного консенсуса относительно источников, в частности, медленной активности веретена (например, [37]), исследование ЭЭГ высокого разрешения пришло к выводу, что медленные веретена являются результатом кортико-корковой активации после инициации веретена, тогда как быстрые веретена отражают таламо-кортикальную активация [38]. Доминирующий фронтальный неокортикальный источник вполне может объяснить восприимчивость к тета-tDCS, которую мы обнаружили здесь выборочно для медленной, но не для быстрой активности веретена.

Тета-tDCS во время быстрого сна увеличивает активность гамма-диапазона ЭЭГ

Хотя во время быстрого сна человека выраженный спектральный пик тета-мощности в поверхностной ЭЭГ обычно отсутствует, были обнаружены передние кортикальные тета-генераторы и повышенная фронтальная тета-активность [18], [19], [28]. Текущее усиление активности широкополосной гамма-ЭЭГ с помощью тета-tDCS указывает на то, что тета-tDCS действительно была эффективной, очевидно, усиливая ритм, присущий текущему состоянию, но не выраженный максимально во время стимуляции.Повышенная магнитоэнцефалографическая, внутричерепная, а также активность гамма-диапазона ЭЭГ была обнаружена в REM-сне по сравнению с SWS [39] – [41], хотя и не всегда [42]. Хотя считается, что гамма-колебания временно связывают локальные клеточные сборки, обрабатывающие тесно связанную информацию [43], широко распространенное увеличение активности кортикального гамма-диапазона с помощью тета-tDCS поддерживает функциональную связь между этими ритмами, причем тета-ритм предположительно служит для синхронизации активности гамма-диапазона. происходящие в отдаленных регионах и / или увеличивающие его согласованность.Повышенная кросс-частотная связь между тета- и гамма-колебаниями в неокортексе человека обнаружена для процессов формирования памяти во время бодрствования [44] – [46]. Более того, модуляция мощности гамма-излучения слабыми электрическими полями в срезе гиппокампа, демонстрирующем тета-колебания, была недавно показана и смоделирована с помощью вычислений на основе индуцированных эффектов на частоту возбуждения и время спайков [47].

Theta tDCS во время сна NonREM снижает производительность памяти

Консолидация зависящей от гиппокампа парно-ассоциированной обучающей задачи, измеряемой как разница между успеваемостью при обучении перед сном и при тестировании поиска после сна, неизменно показала пользу от SWS и связанной с ним медленной колебательной активности, доминирующей во время раннего ночного сна [ 2], [10], [11], [26], [47], [48].Воспоминания о процедурных навыках, таких как постукивание по последовательности пальцев и отслеживание зеркала, часто оказываются более эффективными, если быстрый сон доминирует над поздним ночным сном [12], [21], [49] – [51], хотя есть также свидетельства того, что тета на ЭЭГ активность во время быстрого сна увеличивается после заучивания декларативных пар слов [52].

Ранее медленные колебания-tDCS (~ 0,75 Гц) приводили к значительному усилению консолидации воспоминаний пар слов вместе с увеличением эндогенной медленной колебательной и фронтальной медленной активности веретена [2].Здесь тета-tDCS дала прямо противоположные результаты, то есть нарушение консолидации памяти пар слов в присутствии пониженной активности медленных колебаний и фронтальной медленной активности веретена. Это подкрепляет предыдущие результаты, в которых не было обнаружено никакого эффекта на консолидацию памяти после тета-tDCS с небольшой выборкой из 5 субъектов [2]. В совокупности эти наблюдения дополнительно подтверждают концепцию медленных колебаний как механизма координации предполагаемых связанных со сном процессов консолидации.

Медленные колебания сна могут обеспечить временную основу для передачи вновь закодированных воспоминаний из гиппокампа в неокортикальные участки путем синхронизации таламического веретена и пульсации гиппокампа, предположительно включая также координацию между медленными колебательными ритмическими сетевыми активностями неокортекса и гиппокампа [11] , [53] – [55]. Примечательно, что тета-tDCS вызывал снижение удерживающей способности, несмотря на наблюдаемый отскок как SWS, так и SWA, а также активность веретена, которая происходила в течение 30-минутного периода после стимуляции.Следовательно, можно предположить, что механизмы, лежащие в основе консолидации зависимой от гиппокампа памяти, имеют место в основном во время начального перехода к ночному SWS.

Неспособность тета-tDCS, применяемого во время REM-сна, повлиять на консолидацию процедурных навыков или декларативных парно-ассоциированных слов, несмотря на глобальное увеличение активности гамма-диапазона, указывает на то, что электрическая активность мозга, связанная с тета- и гамма-ритмами во время REM-сна, менее важна для консолидация памяти и может быть эффективной только в сочетании с изменениями в представлениях памяти, индуцированными во время предшествующего NonREM-сна [56] – [58].Недавние исследования показали, что фармакологическое подавление REM-сна антидепрессантами не нарушает консолидацию процедурной или декларативной памяти [14], таким образом добавляя к растущим свидетельствам того, что REM-сон оказывает разрешающее, а не непосредственное влияние на консолидацию памяти. Показания в настоящем исследовании влияния тета-tDCS во время быстрого сна на контрольные тесты подтверждают процессы во время быстрого сна, влияющие на корковые ассоциации и эмоциональный тон сновидений и / или воспоминаний [59], [60].

Примечательно, что тета-tDCS во время REM- и NonREM-сна происходили в разное время ночного сна, циркадные влияния, например, циркадная регуляция нейрональной возбудимости, но также влияние или взаимодействие с механизмами гомеостатического сна на сообщаемые ЭЭГ и / или когнитивные эффекты могут нельзя полностью исключить [30], [61], [62]. Однако у нас нет оснований предполагать, что настоящие результаты были искажены влиянием циркадного ритма или влечения ко сну.

Заключение

Настоящие результаты подчеркивают сильную зависимость осцилляторных эффектов tDCS сравнимой амплитуды от текущей сетевой активности и состояния мозга [5], [51], [63], [64].Кроме того, данные указывают на эффективность осцилляторных tDCS для усиления или подавления экспрессии физиологически связанных ритмов ЭЭГ и связанных с ними процессов, таких как консолидация памяти, что делает этот вид стимуляции полезным инструментом для систематических исследований электрических ритмов мозга. Наконец, поскольку ожидается, что тета-tDCS при приложенной амплитуде будет индуцировать поля, близкие по силе к тем, которые возникают эндогенно [65], результаты можно рассматривать как дополнительную поддержку функционального значения эндогенных электрических полей в активности корковой сети [6], [8].

Заболеваемость, факторы риска и исходы внутрибрюшной гипертензии у тяжелобольных пациентов – проспективное многоцентровое исследование (исследование IROI)

Цели: Определить распространенность, факторы риска и исходы внутрибрюшной гипертензии в смешанной многоцентровой популяции ОИТ.

Дизайн: Проспективное наблюдательное исследование.

Параметр: Пятнадцать отделений интенсивной терапии по всему миру.

Пациенты: Последовательные взрослые пациенты интенсивной терапии с катетером мочевого пузыря.

Вмешательства: Никто.

Измерения и основные результаты: Был включен четыреста девяносто один пациент. Внутрибрюшное давление измеряли минимум каждые 8 ​​часов. Субъекты со средним внутрибрюшным давлением, равным или превышающим 12 мм рт.ст., были определены как пациенты с внутрибрюшной гипертензией. Внутрибрюшная гипертензия присутствовала у 34,0% пациентов в день поступления в ОИТ (159/467) и у 48.9% пациентов (240/491) за период наблюдения. По степени тяжести внутрибрюшная гипертензия была следующей: I степень – 47,5%; II степень – 36,6%; III степень – 11,7%; IV степень – 4,2%. Тяжесть внутрибрюшной гипертензии в течение первых 2 недель пребывания в отделении интенсивной терапии была определена как независимый предиктор 28- и 90-дневной смертности, тогда как наличие внутрибрюшной гипертензии в день поступления в реанимацию не прогнозировало смертность. Индекс массы тела, оценка острой физиологии и оценки хронического здоровья II, превышающая или равная 18, наличие вздутия живота, отсутствие шумов кишечника и положительное давление в конце выдоха, превышающее или равное 7 см вод. Ст., Были независимо связаны с развитием внутрибрюшная гипертензия в любое время периода наблюдения.У субъектов без внутрибрюшной гипертензии в день 1 индекс массы тела в сочетании с ежедневным положительным жидкостным балансом и положительным давлением в конце выдоха, превышающим или равным 7 см вод. Ст. (Как зарегистрировано за день до возникновения внутрибрюшной гипертензии), были связаны с развитие внутрибрюшной гипертензии в течение первой недели в ОИТ.

Выводы: В нашей смешанной когорте пациентов ОИТ интраабдоминальная гипертензия возникла почти у половины всех субъектов и была в два раза чаще у пациентов с механической вентиляцией легких, чем у пациентов со спонтанным дыханием.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.