Школа для особых детей: Nothing found for %25D0%25Be%25D0%25Bd%25D0%25Bb%25D0%25B0%25D0%25B9%25D0%25Bd %25D1%2588%25D0%25Ba%25D0%25Be%25D0%25Bb%25D0%25B0 %25D0%25B4%25D0%25Bb%25D1%258F %25D0%25Be%25D1%2581%25D0%25Be%25D0%25B1%25D1%258B%25D1%2585 %25D0%25B4%25D0%25B5%25D1%2582%25D0%25B5%25D0%25B9

Содержание

Домашние дети – Обычная школа в России

Они сидят за одной партой во втором классе московской образовательной школы. Оба поглощены заданием – что-то вырезают. 8-летний Иван и его ровесница Соня, родившаяся с синдромом Дауна. Автор – Татьяна Оспенникова. Источник – http://www.bbc.co.uk/russian

 

Право на совместное обучение детей здоровых и с ограниченными возможностями закреплено в статье 79 Закона об образовании. На практике школ, где дети с расстройствами аутентичного спектра, хромосомными патологиями и прочими серьезными заболеваниями учились бы вместе с обычными – единицы на всю страну. И все же эксперты уверены, что будущее за инклюзивным образованием. Почему – в завершающем материале bbcrussian.com о современной российской школе.

 

Идея развития “школы для всех” поддерживается в России на самом высоком уровне. В октябре российский лидер Владимир Путин заявил, что “инклюзивное образование крайне важно для всех членов общества – и для людей с ограниченными возможностями, и для детей, у которых нет проблем со здоровьем”.

 

Для экспертов вопрос целесообразности “школы для всех” уже не стоит. “Это – верная стратегия, в рамках которой развивается весь мир”, – рассказал bbcrussian.com доктор педагогических наук, член-корреспондент РАН Евгений Ямбург. Однако здесь “слишком много подводных рифов, каждый из которых нужно обойти, чтобы не дискредитировать эту замечательную идею”, считает он.

 

Остановимся подробнее на самых коварных.

 

“Опасность для окружающих”

 

Школам с детьми-инвалидами нужны пандусы, лифты, тьюторы для сопровождения таких детей на переменах и вообще гораздо больше финансовых средств, которых в государственных образовательных учреждениях и так бывает недостаточно. Но любой специалист, занимающийся проблемой инклюзивного образования, скажет, что главная проблема – “в голове”.

 

“С чего это мы взяли, что родители здоровых детей жаждут, чтобы рядом с ними учились больные дети, которые даже выглядят необычно”, – отмечает Ямбург.

 

Мнение мамы ученицы одной из школ СЗАО Москвы, у которой в одном классе с дочерью учится ребенок с нарушениями психики, как ничто лучше подтверждает эти слова. “Я против категорически! Этот мальчик представляет опасность для окружающих детей. Однажды он ударил одноклассника, и ему ничего за это не было, учитель всегда на его стороне”, – говорит собеседница Би-би-си, попросившая не называть её имя.

 

Елена Волкова, директор московской школы № 1447, около 10% учеников которой – дети с серьезными проблемами со здоровьем, включая аутизм и синдром Дауна, называет такой подход предсказуемым. “Совершенно обычные дети в школе могут ссориться, толкать друг друга – это присуще детям на фоне становления личности, отстаивания интересов. Для большинства это поведение типично, но поступки особенных всегда под более пристальным вниманием”, – объясняет она. “Наша школа первой в России перешла на систему “школа для всех”, еще в 2004 году, и у нас нет ни одного подтверждения тому, что дети с ограниченными возможностями, в том числе психическими, более опасны или агрессивны”, – утверждает Волкова.

 При этом работа с детьми “менее ювелирная”, чем с их родителями. “Если дети с первых классов привыкли видеть вокруг себя детей на колясках, детей не таких, как остальные, они легко принимают их. Причем не только в школе”, – считает директор.

 

В восьмом классе ее школы учится подросток с синдромом Дауна. Большинство одноклассников рассказали нам, что воспринимают его нормально, без предрассудков, и уж тем более у них не возникает мысли поиздеваться над ним. Лишь один молодой человек признался, что в обществе “колясочников” и “даунов” ему некомфортно, однако он пришел в эту школу не так давно.

 

Кадры решают все?

 

Для работы со смешанным контингентом учащихся нужна особая компетенция, убежден Евгений Ямбург. “Если проблема инклюзивного образования будет решаться неподготовленными людьми, это будет опасно и для здоровых, и для больных”, – считает он.

 

В предыдущих материалах речь шла о новых стандартах образования, принятых в России.  “Впервые за все время истории обучения школа переориентирует учителей на задачи, которые нужно ставить, учитывая особенности детей. В том числе детей с ограниченными возможностями”, – рассказал Русской службе Би-би-си заместитель департамента государственной политики в сфере общего образования министерства образования и науки Павел Сергоманов.

 

По его словам, работа учителя резко изменилась. Теперь от него требуется поменять свой подход к урокам, поскольку новое регулирование направлено на развитие ребенка, его особенностей, а не на объем материала. Тем же, кому этот подход изменить удалось, работа в “школе для всех” доставляет даже больше удовольствия, чем в обычной.

 

“Это потрясающе – видеть, каких результатов могут добиться эти дети”, – делится впечатлениями от работы преподаватель танцев в инклюзивной школе Вадим Мартынов. “С детьми с синдромом Дауна вообще нет проблем, они умницы. А вот с аутистами особая специфика, у них другое восприятие, они не совсем понимают образы”, – рассказывает он.  Но и их статичную картинку можно изменить, это вопрос терпения, убежден Мартынов.

 

Инклюзивная или интеграционная?

 

На пути к “школе для всех” есть одна остановка, на которой в некоторых случаях все и заканчивается. Речь идет о школе интеграционной, где особенные дети учатся отдельно от обычных, однако общаются на школьных праздниках и других мероприятиях.

 

Директор такой школы Ирина Сивцова объясняет, что под одним образовательным учреждением у нее объединены более 10 подразделений, в том числе для детей с интеллектуальными нарушениями, для детей с девиантным поведением (совершившим правонарушение – прим. bbcrussian.com), а также интернат для глухих и слабослышащих детей.

 

Такая схема кажется ей наиболее оптимальной. “С одной стороны, у нас сохранилась образовательная траектория – дети с интеллектуальными проблемами не мешают тем, у кого повышенный мотивационный уровень”. Однако все они поют вместе, танцуют, работают над проектами и лучше узнают друг друга, продолжает Сивцова.

 По ее словам, долгие годы “в стране проводилась сегрегация особенных детей в резервациях”. Если взять глухих, то у них было свое сообщество, они “жили в этой среде и только в ней, создавали там семьи, им не было места в большом мире, и мир тоже не знал, как вести себя с ними”. “В нашей школе есть возможность познакомить эти миры один с другим, но сделать это деликатно”, – добавляет она.

 

“Длинная воля”

 

Профессор Хельсинского университета, почетный профессор факультета психологии МГУ Яркко Хаутомаки консультирует российских специалистов по специальному образованию с 1970-х годов. Он убежден, что переход к “школе для всех” в России происходит медленно, однако так было и в других странах. 

 

“Сейчас в Финляндии почти нет коррекционных школ, но мы начали в 1968 году. Тогда мы поняли, что дети с синдромом Дауна очень легко могут быть интегрированы в обычную школу, по крайней мере в начальную и среднюю, слепые дети также легко.

Со слабослышащими труднее, но и с ними это возможно”, – рассказывает он bbcrussian.com. “Здесь нужны хорошие примеры. Чиновники могут издать указ, но учитель поверит в себя, в то, что и он может заниматься с особыми детьми, только увидев, как другие учителя делают это”, – считает он.

 

Перемены в школе – дело небыстрое, поскольку это очень консервативная область, согласен с ним Павел Сергоманов из министерства образования. “Но мы по-прежнему хотим оставить в прошлом школу, в которой требовалось изучить формулу, много формул, чем больше, тем лучше. Этот закапсулированный, забетонированный, непроницаемый к сигналам внешнего мира внутренний анклав”, – говорит он. По его словам, в министерстве есть уверенность, что новые стандарты образования, речь в которых идет и о детях с особыми потребностями, это правильное решение.

 

“Государство действует в рамках программ и проектов. Какие-то проекты совершаются, какие-то нет. Этот проект должен совершиться. Он не быстрый.

Но в образовании нужно иметь длинную волю”, – убежден Павел Сергоманов.

 

КАКУЮ СИСТЕМУ ОБУЧЕНИЯ ВЫБРАТЬ РОДИТЕЛЯМ?

То, что чаще всего стандартная система образования в обычных школах ребенку с каким-либо видом психологического и неврологического расстройства не подходит – очевидный факт.  Но как же тогда ему получить нужные знания по математике, литературе, биологии или географии?


Существуют вот такие варианты обучения особых детей:

Привлечение репетиторов, специализирующихся на обучении особых детей. То есть ребенок может продолжать ходить в обычную школу и обычный класс, но для разъяснения программы, которую там преподают, привлекается специалист (он приходит после уроков). Эту обязанность может выполнять родитель после получения инструкций от психотерапевта или невролога.

Плюс в том, что ребенок не изолируется от социума и получает те же знания, что и другие детки. Минус в возрастающей нагрузке (мальчику или девочке приходится делать «двойную работу» по сравнению со своими сверстниками). Кроме того, в классах не делается акцента на особенности ребенка. Часто учителя с одноклассниками не знают, как именно общаться с особым ребенком – это может выражаться в неправильном осуждении, конфликтах и обидах, что может только провоцировать обострение расстройства. Этот вид получения образования стоит выбирать только при отсутствии других вариантов.

Увы, в России пока очень мало действительно хороших спецшкол и стандарты для образования особых детей не развиты.

Спецшколы. Такая система хорошо развита на Западе, где спецшколы представляют собой небольшие центры с классами по 3-5 человек со схожими типами расстройств. Если ребенку не подходит даже такой небольшой коллектив, то учителя и тьюторы ведут уроки «один на один».

Увы, в России пока очень мало действительно хороших спецшкол и стандарты для образования особых детей не развиты. В Москве и Санкт-Петербурге можно найти частные школы для аутистов или детей-даунов. Но в регионах большинство организаций (особенно муниципальных) все-таки практикуют систему «советских спец. интернатов», в которых ребенка скорее изолируют от общества, чем обучают и стараются научить его справляться с симптомами расстройства.

Коррекционные классы общеобразовательных школ. Форма дифференциации образования, используемая еще с 70-ых годов прошлого века. Плюс в том, что все дети могут наравне участвовать во многих школьных мероприятиях, а также в том, что дети учатся ближе к дому и воспитываются в семье.

Минус в том, что разделение на классы осуществляется по успеваемости – в коррекционный класс попадают и здоровые дети-хулиганы, и детки с расстройствами, неуспеваемость которых объясняется неподходящей системой обучения. В результате опять-таки группу выбранных учеников скорее изолируют от других детей, чем начинают использовать какую-то индивидуальную программу обучения.

Читайте также

Мифы об аутизме  

Обучение на дому – вариант обучения детей, при котором учителя общеобразовательного учреждения или специально нанятые репетиторы  посещают ребенка и проводят с ним занятия непосредственно по месту его проживания. Домашнее обучение может вестись по общей либо вспомогательной программе, построенной с учетом возможностей ребенка. После завершения обучения ребенку выдается аттестат об окончании школы общего образца с указанием программы, по которой он проходил обучение.

Плюс – ребенок огражден от трудностей и конфликтов. Минус – ребенок полностью оторван от социума. К тому же надо учитывать подготовленность учителя для общения с особыми детьми. Он должен понимать принципы общения и обучения ребенка с конкретным расстройством – только тогда обучение будет эффективным.

Дистанционное обучение – не во всех городах есть подготовленные преподаватели, поэтому сейчас начинают получать распространение  образовательные услуги, предоставляемые детям (в том числе инвалидам) на расстоянии (через спутниковое телевидение, компьютерные программы, интернет). Через веб-камеру и чаты можно поддерживаться связь ребенка с центром дистанционного обучения, проводить контрольные, опросы.

На сегодняшний день в России с помощью дистанционного обучения можно получить не только среднее, но и высшее образование – в программы дистанционного обучения активно включились многие отечественные университеты по большинству специальностей. Минус в отсутствии контакта со сверстниками. Также отсутствует работа по коррекции поведения или обучению навыкам усвоения и применения полученной информации.

Если ребенок с расстройством подходит к возрасту, когда надо идти в школу, то родителям следует обратиться к специалисту.

Инклюзивное образование – этот тип обучения постепенно вводится во многие общеобразовательные школы. Особый ребенок учится в обычном классе, но педагоги заранее прошли курс переподготовки для одновременного обучения и здоровых детей, и ребят с отклонениями. Кстати, в таких классах, уделяется внимание и обучению обычных детей тому, как общаться со сверстниками, которые отличаются от них по своему здоровью; учат их быть терпимыми и соучастными.

Плюс – в полной вовлеченности детей в общественные процессы. А еще, так как классы делают в обычных школах, то они попадают под программу «бесплатного получения образования», доплачивать за них родителям не надо. Минус – инклюзивных классов пока еще слишком мало и стандарты работы в них пока еще не унифицированы и не приняты на государственном уровне.

Совет от специалиста клиники «Мацпен»: диапазон различий в развитии детей столь велик, что определение идеального для всех типа получения образования невозможно. Если ребенок с расстройством подходит к возрасту, когда надо идти в школу, то родителям следует обратиться к специалисту.

Психотерапевт, детский психолог или невролог подберет для малыша лучшую систему – возможно, в  надо будет выбрать только домашнее обучение, а, возможно, ребенок готов к инклюзивным классам или обучению в обычной школе, но с дополнительными занятиями у репетитора. Самим, без доктора, это вопрос лучше не решать – можно выбрать неправильный вариант и тем самым ухудшить состояние ребенка и лишить его возможности получать нужные знания.


Усилиями родителей в обычной школе создан класс для особенных детей

https://ria.ru/20200115/1563390843.html

Усилиями родителей в обычной школе создан класс для особенных детей

Усилиями родителей в обычной школе создан класс для особенных детей – РИА Новости, 21.01.2020

Усилиями родителей в обычной школе создан класс для особенных детей

Ходить в школу, играть с друзьями, развивать творческие навыки и ездить в летний лагерь — привычные занятия для обычного школьника. Такая же яркая и наполненная РИА Новости, 21.01.2020

2020-01-15T08:00

2020-01-15T08:00

2020-01-21T14:36

хорошие новости

жизнь без преград

москва

московский зоопарк

хорошие новости

благотворительность

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21. img.ria.ru/images/156336/90/1563369078_0:55:960:595_1920x0_80_0_0_c904de94ee419dfdb2ed38f6e9a58e89.jpg

МОСКВА, 15 янв — РИА Новости. Ходить в школу, играть с друзьями, развивать творческие навыки и ездить в летний лагерь — привычные занятия для обычного школьника. Такая же яркая и наполненная событиями жизнь для детей с особенностями развития — не обыденность, а счастье, доступное немногим, результат большого труда их родителей и государственных организаций, таких как школа, Московский зоопарк и другие.Чтобы создать условия для учебы и досуга, несколько московских родителей детей с множественными нарушениями развития решили действовать вместе. Со временем появлялись новые участники сообщества, и этой весной было решено официально зарегистрировать собственную некоммерческую организацию. Так группа инициативных пап и мам выросла в ассоциацию семей в поддержку людей с особенностями развития “Краски этого мира”.Родители решили создать такое место, где у детей будет настоящая школьная жизнь, а не изоляция и обучение на дому. Они договорились с государственной школой о создании класса для их особых детей. Сами нашли специальных педагогов, активно работали над программой занятий, а директор учебного заведения выделила ставки для этих специалистов. Школа дает что может, что положено от государства. Остальное родители берут на себя.”Сейчас многие говорят, что государство обязано вам дать, идите и требуйте до последнего. Я считаю, что путем требования можно добиться формального исполнения, но качество от этого пострадает. Если хочешь сделать хорошо, надо делать самим. Для этого надо искать точки пересечения интересов. Мы с родителями решили, что можем прийти в школу в качестве требующих пользователей, а можем прийти сотрудничать. Последнее дало плодотворный проект”, — поделилась директор ассоциации.В сообществе 12 детей из 11 семей, возраст — от пяти до 20 лет. Основная часть, дети 9-12 лет, посещают школу, где учатся в одном классе три раза в неделю, еще дважды в неделю проходят занятия в Московском зоопарке.Зоопарк объединяет — вход свободный”Каждая семья провела несколько лет в попытках вылечить ребенка. В какой-то момент родители поняли, что вылечить можно не все. Есть дети, которые так и останутся такими, какие есть. А жизнь продолжается, и жить хочется интересно и ярко”, — рассказала директор по развитию ассоциации и мама ребенка с особенностями Екатерина Афиногенова. Дети из “Красок этого мира” имеют различные нарушения базовых функций: двигательных, познавательных, зрительных, слуховых и других. Родители стараются выделить то важное, что будет нужно этим детям в жизни, а именно — умение как-то взаимодействовать с другими. Все дети либо совсем неговорящие, либо с низким уровнем развития речи. Важно научить их альтернативной коммуникации. Для каждого способ общения свой: кнопки, жесты и так далее.Одним из решений этой задачи стал совместный проект с Московским зоопарком. Вот уже четыре года в выделенном для встреч помещении дважды в неделю проходят интегративные занятия, в которых участвуют не только дети с особенностями, но и обыкновенные мальчики и девочки, их родители и друзья. Вход свободный, по предварительной записи через соцсети ассоциации. На занятиях дети знакомятся с животными — их приносят работники зоопарка прямо в класс, рассказывают о них, разрешают потрогать. Дети с особенностями развития часто не боятся животных, которые вызывают страх или неприязнь у здоровых детей, например змей. На занятиях они видят, как другой ребенок берет ужа, и понимают, что не такой уж он страшный, почему бы не потрогать его или не посадить на руку. Таким образом преодолеваются страхи, а обычные дети и дети с особенностями помогают друг другу, делают что-то вместе и учатся общаться.Кроме того, здесь проходят различные мастер-классы: лепка, валяние из шерсти, оригами, различные поделки, музыкальные концерты и многое другое. Более активное участие принимают здоровые дети, остальные выполняют задания с родителями по мере своих возможностей. В рамках каждой встречи есть музыкальный блок, который ведет музыкальный терапевт. Все вместе поют песни, подыгрывают на инструментах, дети танцуют. Затем проходит чаепитие.Для детей барьеров в общении, как для взрослых, не существует. По словам организаторов, обычные дети с радостью приходят на встречи в зоопарк. Они гораздо свободнее взрослых общаются с детьми, имеющими особенности, задают разные вопросы, которые порой боятся задать взрослые. Есть даже примеры искренней дружбы здоровых детей и имеющих особенности развития.Цель занятий не столько в развитии навыков, сколько в получении удовольствия. Проведенное вместе время должно быть интересным всем — и детям, и взрослым, считают организаторы.Жить с удовольствием”У нас сложилась жизнелюбивая компания с активной позицией. Когда в семье появляется тяжелобольной ребенок, каким путем идти, выбирают родители. Мы поняли, что не надо изолироваться от мира. С ним нужно встречаться. А где и как? Нужны понятные инструменты. И мы стали их создавать”, — рассказала Екатерина Афиногенова.Ассоциация так организует деятельность и работу внутри сообщества, что члены группы платят только небольшой взнос. Работа специальных педагогов, психологов, кураторов, сопровождающих и ведущих мастер-классов оплачивается организацией. Есть и волонтеры, но их немного. Организация еще совсем молодая, зарегистрирована меньше года назад, поэтому постоянно ищет благотворителей и спонсоров, хотя уже участвует и в грантовых конкурсах.”Когда сын только родился, мы оказались совсем одни с множеством проблем и вопросов. До двух с половиной лет мы занимались исключительно лечением, были только в больницах. Дальше несколько лет тяжелой реабилитации. Социализация отсутствовала в принципе. Сейчас вокруг меня есть близкие люди с похожим опытом и восприятием. Они дают мне колоссальную поддержку”, — поделилась мама ребенка с особенностями.Часть времени дети проводят с преподавателями и сопровождающими — это дает возможность их родителям заняться другими детьми, домом или работать. У каждого члена семьи появилась интересная жизнь и реализация, а не только постоянная борьба.”Краски этого мира” устраивают благотворительные аукционы, ярмарки, а также летний лагерь. В течение одной недели в мае-июне члены ассоциации с детьми выезжают в разные места в Подмосковье полным составом: все члены семьи, педагоги, кураторы из зоопарка, психологи, сопровождающие, волонтеры — всего около 60 человек. По мнению психологов, для родителей и детей крайне важно куда-то выезжать, общаться с людьми за пределами тесного круга семьи.Родители из ассоциации за много лет приняли ситуацию, в которой оказались их семьи, и признаются, что теперь готовы выйти в мир, рассказывать о проблемах и делиться наработками. “Мы хотим сделать этот мир более понятным для наших детей. Нам важно, чтобы и общество лучше понимало наших детей. В этом мы видим свою задачу”, — поделилась директор по развитию сообщества Екатерина Афиногенова.

https://ria.ru/20200114/1563360462.html

https://ria.ru/20200114/1563370032.html

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria. ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156336/90/1563369078_215:36:960:595_1920x0_80_0_0_e4b0ae94499eee21ec6ff07e895f703f.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

жизнь без преград, москва, московский зоопарк, хорошие новости, благотворительность

МОСКВА, 15 янв — РИА Новости. Ходить в школу, играть с друзьями, развивать творческие навыки и ездить в летний лагерь — привычные занятия для обычного школьника. Такая же яркая и наполненная событиями жизнь для детей с особенностями развития — не обыденность, а счастье, доступное немногим, результат большого труда их родителей и государственных организаций, таких как школа, Московский зоопарк и другие.

Чтобы создать условия для учебы и досуга, несколько московских родителей детей с множественными нарушениями развития решили действовать вместе. Со временем появлялись новые участники сообщества, и этой весной было решено официально зарегистрировать собственную некоммерческую организацию. Так группа инициативных пап и мам выросла в ассоциацию семей в поддержку людей с особенностями развития “Краски этого мира”.

Мы познакомились в центре лечебной педагогики, большинство детей посещало одну группу, и поняли, что можем объединиться для решения общих задач. Первым для нас, родителей, встал вопрос: “Что делать дальше?” В этом центре занимаются в основном дошкольники. Для них нет школы”, — рассказала директор ассоциации и мама 11-летнего мальчика Анастасия Хандажинская.

Родители решили создать такое место, где у детей будет настоящая школьная жизнь, а не изоляция и обучение на дому. Они договорились с государственной школой о создании класса для их особых детей. Сами нашли специальных педагогов, активно работали над программой занятий, а директор учебного заведения выделила ставки для этих специалистов. Школа дает что может, что положено от государства. Остальное родители берут на себя.

14 января 2020, 08:15Хорошие новостиНовое методическое пособие поможет слабовидящим освоить смартфон

“Сейчас многие говорят, что государство обязано вам дать, идите и требуйте до последнего. Я считаю, что путем требования можно добиться формального исполнения, но качество от этого пострадает. Если хочешь сделать хорошо, надо делать самим. Для этого надо искать точки пересечения интересов. Мы с родителями решили, что можем прийти в школу в качестве требующих пользователей, а можем прийти сотрудничать. Последнее дало плодотворный проект”, — поделилась директор ассоциации.

В сообществе 12 детей из 11 семей, возраст — от пяти до 20 лет. Основная часть, дети 9-12 лет, посещают школу, где учатся в одном классе три раза в неделю, еще дважды в неделю проходят занятия в Московском зоопарке.

Зоопарк объединяет — вход свободный

“Каждая семья провела несколько лет в попытках вылечить ребенка. В какой-то момент родители поняли, что вылечить можно не все. Есть дети, которые так и останутся такими, какие есть. А жизнь продолжается, и жить хочется интересно и ярко”, — рассказала директор по развитию ассоциации и мама ребенка с особенностями Екатерина Афиногенова.

Дети из “Красок этого мира” имеют различные нарушения базовых функций: двигательных, познавательных, зрительных, слуховых и других. Родители стараются выделить то важное, что будет нужно этим детям в жизни, а именно — умение как-то взаимодействовать с другими. Все дети либо совсем неговорящие, либо с низким уровнем развития речи. Важно научить их альтернативной коммуникации. Для каждого способ общения свой: кнопки, жесты и так далее.

Мы считаем, что самое главное — это научить ребенка способности выразить себя, согласиться или отказаться, сделать свой выбор”, — сказали родители ребенка с особенностями.

Одним из решений этой задачи стал совместный проект с Московским зоопарком. Вот уже четыре года в выделенном для встреч помещении дважды в неделю проходят интегративные занятия, в которых участвуют не только дети с особенностями, но и обыкновенные мальчики и девочки, их родители и друзья. Вход свободный, по предварительной записи через соцсети ассоциации.

На занятиях дети знакомятся с животными — их приносят работники зоопарка прямо в класс, рассказывают о них, разрешают потрогать. Дети с особенностями развития часто не боятся животных, которые вызывают страх или неприязнь у здоровых детей, например змей. На занятиях они видят, как другой ребенок берет ужа, и понимают, что не такой уж он страшный, почему бы не потрогать его или не посадить на руку. Таким образом преодолеваются страхи, а обычные дети и дети с особенностями помогают друг другу, делают что-то вместе и учатся общаться.

Кроме того, здесь проходят различные мастер-классы: лепка, валяние из шерсти, оригами, различные поделки, музыкальные концерты и многое другое. Более активное участие принимают здоровые дети, остальные выполняют задания с родителями по мере своих возможностей.

На занятиях царит свободная, неформальная атмосфера. Всем уютно. Часто приезжают братья и сестры детей с особенностями, бабушки и дедушки, друзья. Мы открыты ко всем желающим”, — рассказали члены ассоциации.

В рамках каждой встречи есть музыкальный блок, который ведет музыкальный терапевт. Все вместе поют песни, подыгрывают на инструментах, дети танцуют. Затем проходит чаепитие.

Для детей барьеров в общении, как для взрослых, не существует. По словам организаторов, обычные дети с радостью приходят на встречи в зоопарк. Они гораздо свободнее взрослых общаются с детьми, имеющими особенности, задают разные вопросы, которые порой боятся задать взрослые. Есть даже примеры искренней дружбы здоровых детей и имеющих особенности развития.

Цель занятий не столько в развитии навыков, сколько в получении удовольствия. Проведенное вместе время должно быть интересным всем — и детям, и взрослым, считают организаторы.

Жить с удовольствием

“У нас сложилась жизнелюбивая компания с активной позицией. Когда в семье появляется тяжелобольной ребенок, каким путем идти, выбирают родители. Мы поняли, что не надо изолироваться от мира. С ним нужно встречаться. А где и как? Нужны понятные инструменты. И мы стали их создавать”, — рассказала Екатерина Афиногенова.

Ассоциация так организует деятельность и работу внутри сообщества, что члены группы платят только небольшой взнос. Работа специальных педагогов, психологов, кураторов, сопровождающих и ведущих мастер-классов оплачивается организацией. Есть и волонтеры, но их немного. Организация еще совсем молодая, зарегистрирована меньше года назад, поэтому постоянно ищет благотворителей и спонсоров, хотя уже участвует и в грантовых конкурсах.

“Когда сын только родился, мы оказались совсем одни с множеством проблем и вопросов. До двух с половиной лет мы занимались исключительно лечением, были только в больницах. Дальше несколько лет тяжелой реабилитации. Социализация отсутствовала в принципе. Сейчас вокруг меня есть близкие люди с похожим опытом и восприятием. Они дают мне колоссальную поддержку”, — поделилась мама ребенка с особенностями.

14 января 2020, 08:00Хорошие новостиНовые кризисные центры научат женщин справляться со стрессом

Часть времени дети проводят с преподавателями и сопровождающими — это дает возможность их родителям заняться другими детьми, домом или работать. У каждого члена семьи появилась интересная жизнь и реализация, а не только постоянная борьба.

“Краски этого мира” устраивают благотворительные аукционы, ярмарки, а также летний лагерь. В течение одной недели в мае-июне члены ассоциации с детьми выезжают в разные места в Подмосковье полным составом: все члены семьи, педагоги, кураторы из зоопарка, психологи, сопровождающие, волонтеры — всего около 60 человек.

По мнению психологов, для родителей и детей крайне важно куда-то выезжать, общаться с людьми за пределами тесного круга семьи.

“Занятия, лагерь, поездки открывают мир моему сыну. Благодаря социализации он больше доверяет людям и меньше боится, лучше понимает себя и происходящее вокруг. Его жизнь становится более насыщенной, наполняется эмоциями, ведь он живет ими”, — рассказала мама мальчика с особенностями развития.

Родители из ассоциации за много лет приняли ситуацию, в которой оказались их семьи, и признаются, что теперь готовы выйти в мир, рассказывать о проблемах и делиться наработками.

“Мы хотим сделать этот мир более понятным для наших детей. Нам важно, чтобы и общество лучше понимало наших детей. В этом мы видим свою задачу”, — поделилась директор по развитию сообщества Екатерина Афиногенова.

Как учить особенных детей? Инклюзивное образование глазами родителей | ОБЩЕСТВО

Уже несколько лет в России внедряют систему инклюзивного образования. Смысл её в том, что все дети вне зависимости от особенностей здоровья должны учиться. При этом к каждому ребёнку в школе обязаны найти индивидуальный подход. Родители таких детей поделились с «АиФ-Красноярск» опытом подобного обучения.

Трое за партой

У Елены Бойко тройняшки: 16-летние Юра, Саша и Соня. У всех ДЦП, но разной степени тяжести, поэтому и форма обучения у каждого своя. Юра ходит в общеобразовательную школу, Соня – в коррекционную, колясочник Саша занимается с учителями дома.

Саша на домашнем обучении, Соня ходит в коррекциооную школу. Фото: Из личного архива/ Елена Бойко

Елена говорит, что каждый педагог, который работал с её детьми, – специалист от бога, и всем она очень благодарна. Честно признаётся: ей повезло. Но при этом добавляет, что и сама придерживается подхода «учитель всегда прав». «У Сони в классе все дети со своими особенностями, есть с тяжёлой умственной отсталостью, – рассказывает Елена. – Я бывала на уроках: один кричит, другой скачет. Но к каждому учительница нашла свой подход. Памятник бы ей поставила. Сашина учительница, которая занимается с ним дома, даже перемены использует с пользой: нет чтобы просто отдохнуть – она делает ребёнку массаж, поёт с ним песни. Юра у нас, после того как сделали операцию, на учёбу ходит сам. В 148-й школе для него создали все условия.

А Юра в обычную общеобразовательную. Фото: Из личного архива/ Елена Бойко

Мало того, учителя мне говорят, что он их любимчик, благодарят за воспитание (хотя дома он так хорошо себя не ведёт). Правда, и мальчик он слишком самоуверенный, ему кажется, что он всё может и умеет. Как-то пришёл домой и сказал, что сдавал нормативы по прыжкам на физкультуре. А ему прыгать совсем нельзя. Учительница не знала, новенькая была».

По словам Елены, сына-колясочника тоже зовут на все школьные мероприятия, пытаются включить в коллектив. Но с каждым годом посещать школу ему все сложнее. Муж постоянно на работе, а одной ей тяжело ребёнка-подростка поднимать. «У нас пандус в подъезде сделали. Но так, чтобы только отвязались. Скатить коляску по нему невозможно. Стоит, только всем мешает».

Родители иногда не понимают, что предъявляют завышенные требования. Не все школы могут себе позволить доступную среду – нет ни финансирования, ни объективных возможностей.

Преподаватель русского языка и литературы, заместитель директора по учебно-воспитательной работе для детей с ОВЗ школы № 1 г. Заозёрный Елена Артамонова: «У нас обычная общеобразовательная школа, но с детьми с особенностями развития мы работаем с 2007 года. Просто выбора не было: город маленький, ближайшая коррекционная школа закрылась. Теперь таких ребят пришлось бы очень далеко возить, определять в интернаты. У всех детей в школе разные особенности развития. Только с умственной отсталостью 150 человек, есть с тяжёлыми нарушениями речи, зрения, опорно-двигательного аппарата. Особых трудностей с принятием таких детей не было. Конечно, мы проводили собрания, работали психологи. Вначале не хватало специалистов, но постепенно штат укомплектовали – сейчас есть и тьюторы, и ассистенты в нужном количестве. Все педагоги тоже прошли переподготовку. Что касается финансирования, то школе на таких ребят выделяют дополнительные средства. Поэтому у нас и подъёмник есть в столовую, которая на втором этаже, и сенсорные комнаты, и специальные туалеты. От коллег из других городов мы знаем о сложностях. Но наш коллектив сплочённый, опытный. Теперь на базе нашей школы проводят обучающие семинары и тренинги, опыт коллеги даже из других регионов перенимают. Я считаю, тут многое от педагогов зависит: готовы они принимать таких детей и помогать им по мере своих возможностей или нет. Без этого ничего не получится. А инклюзивное образование – это только польза, как для детей здоровых, так и с особенностями: одни социализируются, а другие учатся помогать тем, кто слабее. И наша школа тому пример».

Отмените вторую смену

Братья Артём и Тимофей Вагнеры учатся в третьем классе лицея № 3. Почти отличники, проблемы только с письмом. Но мальчики учатся наравне со всеми, по такой же программе, что и их одноклассники. Даже на физкультуру сейчас ходят в общую группу – правда, там им делают поблажки, нормативы они не сдают. К ним приписан ассистент-помощник, но ребята уже давно справляются без него.

Тёма и Тима почти отличники. Фото: Из личного архива/ Ольга Вагнер

«В целом у нас всё хорошо, – делится их мама Ольга. – Но в этом году класс поставили во вторую смену, хотя вроде бы, если в нём учатся дети с особенностями развития, так делать не должны. Мальчикам физически тяжело. Умственная активность у них в первой половине дня, потом они устают. К тому же у ребят много дополнительных занятий – следж-хоккей, музыка, театральная студия, бассейн, иппотерапия. Теперь от чего-то приходится отказываться. С директором разговаривала, в Роспотребнадзор письмо написала – пока результата нет. Но даже учителя отмечают, что успеваемость у мальчиков упала».

Всего, по словам Ольги, в их лицее учатся 36 детей-инвалидов, у шести проблемы с опорно-двигательным аппаратом. Класс, где учатся её дети, на третьем этаже. Но ребята всё-таки передвигаются сами. А вот для тех, кто это делает с поддерж­кой, или для колясочников в школе доступной среды нет. «Я сама здесь училась, ничего не изменилось с тех пор».

Были первопроходцами

Инна Сухорукова о том, что у её сына аутизм, узнала, когда мальчику было три года. Сейчас Егору 16 лет, он учится в 9-м классе общеобразовательной школы № 149, и здесь у него всё относительно хорошо. Но путь к этому был непростым.

Сейчас Егор занимается сам. Фото: Из личного архива/ Инна Сухорукова

«Сначала мы пошли в коррекционную школу 7-го вида, т. е. для детей с задержкой психического развития. Я даже туда работать устроилась. Школа была далеко – полтора часа добираться. Но там из-за формальностей (два аутиста не могут учиться в одном классе) попросили перевестись на домашнее обучение. Я в этом смысла не видела, так как прежде всего от школы ждала социализации ребёнка. Мы перевелись в школу рядом с домом – 150-ю. На тот момент она была совершенно не готова принимать таких детей, как мой сын. Мне прямо говорили, что школа заточена на гениальных детей. Ушли на домашнее обучение: 8 часов в неделю с педагогом. Я сама пыталась его обучать, но толку было мало».

Ольга пошла к директору 149-й школы. И её ребёнка без проблем зачислили во второй класс. Сама она устроилась тюьтором (помощник в обучении). Тогда и понятия особого не имела, кто это. «Мы прокладывали пути», – говорит мама особенного ребёнка. Она писала письма всем учителям, объяс­няла, в чём проблема её сына, разговаривала с одноклассниками и родителями. Просила, чтобы ребёнка сажали около двери, чтобы, когда утомится, мог спокойно покинуть урок. В данный момент, по её мнению, всё уже потихоньку работает. В школе много таких детей, как её сын, есть психологи, дефектологи.

«Сейчас уже, конечно, таких детей больше не стараются выдворять. Хотя в конечном итоге всё зависит от руководства школы: пока они не захотят активно сотрудничать с родителями, ничего не получится. Но и родители иногда не понимают, что предъявляют завышенные требования: не все школы могут себе позволить доступную среду – нет ни финансирования, ни объективных возможностей. У педагогов мало информации, как работать с такими детьми, они идут по наитию. Тьюторы тоже не подготовлены, зарплата у них мизерная. Но уже сейчас я вижу, каких результатов добился Егор: его не то что сопровождать на уроках больше не нужно, он до школы ходит сам. Один педагог мне сказал: я ставлю ему оценки за то, что он старается. А другие говорят: мы оцениваем между тем, каким он был и каким стал. Такой подход мне нравится».

Всего в Красноярском крае 24,7 тыс. школьников с особенностями развития, большинство детей имеют умственную отсталость. Свыше 14 тыс. прикреплены к общеобразовательным школам. Остальные либо учатся в коррекционных образовательных заведениях (в крае их 32, плюс ещё одна – дистанционная), либо посещают коррекционные классы.

Предлагали отдать в интернат

Ещё не так давно многие дети с инвалидностью не могли посещать общеобразовательную школу. У Оксаны Жиляковой старшая дочь с синдромом Дауна. Сейчас Даше 28 лет. Когда-то семья жила в маленьком городке в Якутии. Коррекционной школы там не было. Маме предлагали отправить ребёнка в интернат за 600 км, но она не согласилась. В итоге ребёнок не учился ни дня.

Даша в школу не ходила, а пойдет ли Даня еще не решили. Фото: Из личного архива/ Оксана Жилякова

Сейчас в семье есть ещё один ребёнок с таким заболеванием. Дане 7 лет, на следующий год он должен пойти в школу. Мама говорит, что окончательно не приняла решение, как это будет. Она на­деется на частную школу, где такие дети могут учиться бесплатно.

«Считаю, что в обычных школах пока не готовы обучать таких детей, как мои, – говорит Оксана. – Но сын сейчас ходит в детский сад № 300, и там у него всё отлично, его полностью принимают, нет проблем ни с воспитателями, ни с детьми. На базе детсада мы даже проводили специальные обучающие мероприятия по работе с особенными детьми для сотрудников из других образовательных учреждений».

Зачем недееспособному школа?

Мама ещё одного тяжелобольного ребёнка назвать себя не захотела – после общения с журналистами у неё появляются проблемы: то опека нагрянет, то прокуратура придёт. Её сын не говорит, не слышит, не ходит, но в школу при этом зачислен – три раза в неделю к ним на дом приходит педагог.

«У ребёнка глубокая умственная отсталость, в будущем недееспособность. Зачем приняли этот закон о всеобщем обу­чении, не понимаю. Вы знаете, что такое глубокая умственная отсталость и тяжёлая парализация? Нет мозгов, убито всё, нечего учить! Растение не учат в принципе. А когда нет специалистов, что вообще можно сделать? В этом городе их нет. Посмотрите опыт Европы, например, Германии – нашей стране далеко до этого. Видели мы этих новоиспечённых педагогов! Одна кое-как год продержалась. Первый шок у неё был – слюни, оказывается, текут всегда, и ей на руки. А она брезгливая. А зачем на дефектолога выучилась тогда?..»

Начальник отдела специального образования Елена Гришанова: «С 2013 года в нашей стране нет такого понятия, как «необучаемые дети». Даже парализованные, глухие, слепые детки могут реагировать на что-то: запах, цвет, на сенсорных ощущениях тоже можно обучать. Есть разные формы образования – в обычной школе, коррекционной или на семейном обучении. И право родителя – выбирать. Но динамика развития у ребёнка должна быть. Наверное, родитель может отказаться от обучения, но у меня такого в практике не было. Случалось, что родители сопротивлялись, но, когда ребёнок начинал занима­ться, появлялись положительные результаты (ведь даже улыбка – это реакция), мамы это видели и в итоге понимали. Действительно, у нас ещё не сформирован институт инклюзии. Много чего не хватает – финансирования, специалистов, доступной среды и прочего. Но в один момент всего не сделаешь. Бывает, что в одной школе есть пандус, а бегущей строки для слабослышащего ребёнка нет, или закуплено специальное оборудование, но оно простаивает. Но со временем всё систематизируем, создадим базовые площадки, и будет у нас, как в Европе».

“Школа обязана создать условия для ребенка” – Власть – Коммерсантъ

В результате реформы системы образования, стартовавшей в 2013 году, все школы и детские сады в России должны стать доступными для детей-инвалидов. Однако во многих регионах дети с инвалидностью до сих пор не могут посещать учебные заведения. Почему это происходит, разбиралась спецкорреспондент ИД “Коммерсантъ” Ольга Алленова.

В России обучается 481 тыс. детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Из них 159 тыс. детей учится в инклюзивных классах общеобразовательных организаций, 110 тыс.— в отдельных классах, которые осуществляют образовательную деятельность по специальным адаптированным программам при общеобразовательных организациях, а 212 тыс. продолжают учиться в специальных учебных заведениях для детей с ограниченными возможностями. Как заявила в октябре на заседании Совета по вопросам попечительства в социальной сфере Ольга Голодец, количество детей, которые обучаются инклюзивно, растет с каждым годом: если в 2012-2013 годах их было 137 тыс., то за три года их число увеличилось на 21 тыс. Число коррекционных классов в школах выросло на 458. К концу 2015-го в 20% школ России будет создана безбарьерная среда. “Четыре года назад таких школ было всего 4% от общего числа школ, так что динамика хорошая”,— отмечает Голодец. Формируются и программы повышения квалификации педагогов — в 2015 году через нее должны пройти 10 тыс. специалистов. Однако программы до конца не сформированы, и педагоги признаются, что не знают, как обучать детей с ОВЗ, особенно детей с аутизмом. По словам Голодец, со стороны органов власти нужен контроль за соблюдением прав детей с ОВЗ на образование, потому что многие учреждения подходят к организации инклюзии формально.

“Нам сообщили, что он необучаем”

Максиму 10 лет, у него ДЦП, умственная отсталость, он незрячий. Специалисты называют его состояние множественными нарушениями развития. Первые семь лет жизни Максим не ходил в детский сад и сидел дома с мамой Еленой. “Я не знала, что делать и куда идти,— рассказывает она.— Я воспитываю ребенка одна. Три года назад, когда я решила, что надо пытаться найти школу, мы пришли на психолого-медико-педагогическую комиссию, и нам сообщили, что он необучаем. Это означало, что образование нам недоступно”.

С тех пор многое изменилось. Термина “необучаемый ребенок” официально больше не существует — в 2012 году Россия ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов и тем самым признала, что все люди с инвалидностью имеют право на образование и любого ребенка можно чему-то научить. Психолого-медико-педагогические комиссии (ПМПК) теперь не имеют права говорить о “необучаемости”, а обязаны рекомендовать ребенку с инвалидностью индивидуальный образовательный маршрут. “Мы потеряли очень много времени,— говорит Елена.— Если бы Максим в раннем детстве получил помощь специалистов, он был бы лучше развит. Умственная отсталость в его случае — это результат педагогической запущенности. Я вижу, он все понимает. Но мне не хватает компетенции для того, чтобы его развивать”.

В течение последних трех лет ситуация в Москве меняется: в автобусах появились подъемники, а в метро специальные бригады помогают маломобильным пассажирам спуститься к поезду. “Это облегчило мне жизнь, сама я не смогла бы загрузить инвалидную коляску в автобус или спустить в метро,— говорит Елена.— Я нашла реабилитационный центр, где нас приняли. Сын занимается там по два-три часа несколько раз в неделю. Но этого мало. Обучить его навыкам самообслуживания можно только в специальной среде, где бы он проводил больше времени. А сейчас мы только на дорогу тратим три-четыре часа — в нашем районе таких центров нет”. Образование для этой семьи — самая большая проблема. “В Москве есть школы для детей с ДЦП, имеющих сохранный интеллект. Есть школы для детей незрячих. А нам нужен центр дифференцированного обучения для незрячих детей с ДЦП и умственной отсталостью в шаговой доступности”,— объясняет она.

“Обучить слепоглухого ребенка дома действительно непросто, даже когда речь идет об обучении навыкам самообслуживания,— говорит президент фонда “Со-единение” Дмитрий Поликанов.— “Домашняя работа” очень важна, но процесс будет идти быстрее, если ребенок находится в специальной среде”. По словам Поликанова, сегодня единственное на всю страну учреждение, где слепоглухие дети находятся в специальной развивающей среде,— это интернат в Сергиевом Посаде, где учатся как сироты, так и дети из благополучных семей. У их родителей нет выхода, они понимают, что развить ребенка и подготовить его к взрослой жизни лучше и быстрее под руководством специалистов. Поэтому фонд “Со-единение” решил открыть ресурсный центр для слепоглухих детей с множественными нарушениями развития в Москве — это место и для обучения, и для консультаций, и для дневного пребывания детей.

“До недавнего времени родители, воспитывающие детей с тяжелыми и множественными нарушениями развития, вынуждены были отдать их в детский дом-интернат для умственно отсталых детей (ДДИ), потому что только там ребенок, признанный “необучаемым”, мог бы получать какие-то услуги,— рассказывает исполнительный директор Центра лечебной педагогики, член Общественного совета по защите прав детей при департаменте соцзащиты Москвы Александра Фадина.— Сегодня в Москве в системе ДДИ воспитывается 30% “родительских” детей, а во многих регионах их 50%. Государство всегда считало услугой помещение семейного ребенка в интернат. Сейчас приходит понимание, что необходимо создавать доступную образовательную, реабилитационную и социальную среду для ребенка с инвалидностью в шаговой доступности от его дома — тогда родители смогут воспитывать своего ребенка сами, а не сдавать его в учреждение. А государству это будет дешевле”.

“Школа во дворе вашего дома не имеет права отказать вам и вашему ребенку”

В России с 2013 года идет реформа системы образования, одна из задач которой — сделать образовательные учреждения доступными для детей-инвалидов. Александра Фадина объясняет, почему эта реформа была необходима: Конвенция о правах инвалидов была принята ООН в 2006 году; в 2008-м Россия с ней согласилась, поставив подпись под документом; а в мае 2012-го Москва ратифицировала конвенцию. “Уже в июне 2012 года была принята Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы,— говорит Фадина,— это хороший документ, который, в частности, предполагает переход от медицинской модели инвалидности к социальной. Ребенок с инвалидностью должен интегрироваться в общество с самого рождения, должен ходить в детский сад и школу, получать профессиональное образование”. В связи с обязательствами, которые взяла на себя Россия, ратифицировав конвенцию, в стране полностью меняется законодательство, затрагивающее права инвалидов. В 2013 году вступил в силу закон об образовании, главное достижение которого — декларация права любого ребенка на доступное образование. Новый закон упразднил термины “коррекционная” и “общеобразовательная школа” — теперь все они называются образовательными учреждениями. В рекомендациях ПМПК для ребенка-инвалида теперь указывается не тип школы, а программа (например, адаптированная), по которой ребенок может обучаться в любом образовательном учреждении по выбору родителей. В этом учреждении на основании рекомендаций ПМПК должны быть созданы специальные образовательные условия.

“Есть список школ с закрепленными за ними территориями,— рассказывает Фадина.— Школа во дворе вашего дома не имеет права отказать вам и вашему ребенку, каким бы ни было его состояние здоровья. Если вы точно хотите в эту школу — вас должны принять. Родителю ребенка с инвалидностью для начала надо получить заключение ПМПК, которое необходимо для приема в школу. Если в заключении написано, что ваш ребенок может учиться в образовательном учреждении при создании для него там определенных условий, например занятий с логопедом и дефектологом, школа должна пригласить таких специалистов. Конечно, будет правильнее, если родители придут в школу не 31 августа, а весной и поставят ее в известность о своих планах. Тогда у администрации будет время подготовиться”.

Ребенок с инвалидностью должен интегрироваться в общество с самого рождения, должен ходить в детский сад и школу, получать профессиональное образование

Однако, несмотря на декларацию о доступности образования для всех детей с ограниченными возможностями здоровья, руководители школ часто отказывают родителям по причине “невозможности создания специальных условий для ребенка-инвалида”. “Школа обязана создать условия для ребенка, это не может быть причиной отказа,— утверждает Фадина.— Но инерция отказать ребенку с особенностями очень сильна. И тут многое зависит от позиции родителя. Министерство образования всегда говорит в таких случаях: “Если вам отказывают, обращайтесь в прокуратуру или Рособрнадзор”. В тех случаях, о которых знаю я, до прокуратуры не доходило — стоит только родителям попросить у руководителя школы оформить письменный отказ, как школа сразу начинает предлагать им какие-то варианты: коррекционную школу в том же районе или другую школу с инклюзивной базой. И важно понимать, что именно руководство школы должно предлагать родителям варианты, а вовсе не родители должны бегать по инстанциям и учреждениям в поиске места, куда возьмут ребенка”.

Чтобы жизнь семьи, воспитывающей ребенка с инвалидностью, не превратилась в бесконечный поход по врачам и комиссиям в битве за социальные, образовательные или медицинские услуги, был принят другой закон — “Об основах социального обслуживания граждан в РФ” (вступил в силу в 2015 году). В этом законе определено право семьи, имеющей ребенка с инвалидностью, на социальные услуги. Услуги, правда, носят заявительный характер. “Мама ребенка с инвалидностью должна обратиться в органы соцзащиты, и там должны разработать индивидуальную программу предоставления социальных услуг,— говорит Фадина.— Например, соцработник может прийти в эту семью, чтобы погулять с ребенком. В перспективе соцработник может гораздо больше — содействовать в получении образования; в осуществлении трудовой и досуговой деятельности, включая необходимое для этого сопровождение. И в законе все это есть. Но пока социальное сопровождение не работает, в том числе и потому, что родители не знают о таких возможностях”.

Многие общественные организации говорят о необходимости создания специальных межведомственных центров, которые сопровождали бы детей с инвалидностью и составляли бы для них социальный и образовательный маршрут. Директор Центра сопровождения семьи и член экспертного совета благотворительного фонда “Даунсайд Ап” Татьяна Нечаева рассказывает, что во многих странах с большим опытом оказания ранней помощи создается комплексная программа, которую реализуют специалисты из разных министерств и ведомств,— эти люди становятся партнерами семьи. Ребенок получает медицинские, образовательные, социальные услуги, которые оплачиваются государством, а семья не участвует в переговорах с профильными ведомствами и специалистами — все делает сопровождающий семью социальный центр.

При развитии такой системы в России многие семьи могли бы получать необходимые консультации и услуги сразу после рождения ребенка и до его совершеннолетия. Сейчас института ранней помощи в России фактически нет: если рождается ребенок-инвалид, его родители не знают, к кому обращаться, какое у ребенка будущее, и часто их страх перед неизвестностью является причиной отказа от младенца. “В наш центр на консультацию как-то приходила мама ребенка с синдромом Дауна, они из Испании, а в России оказались по работе,— говорит Татьяна Нечаева.— Ребенку было шесть месяцев, но для его мамы образовательный маршрут сына был очевиден с самого начала. Она знала, в какой детский сад и школу он пойдет, в какой колледж, какие специалисты будут ему помогать. Это очень важно, большинство родителей боятся неизвестности”.

“Система ранней помощи разрушена”

На Первом московском съезде семей, воспитывающих детей-инвалидов и инвалидов с детства, который провела в начале октября Московская городская ассоциация родителей детей-инвалидов (МГАРДИ), ранняя помощь была одной из главных тем. “Система ранней помощи в Москве разрушена,— говорит сопредседатель координационного совета по делам инвалидов при ОП РФ, член Общественного совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве России Елена Клочко.— Ребенок до трех лет должен получить комплексную помощь: диагностику, медицинское, социальное и психолого-педагогическое сопровождение. Если такая помощь отсутствует, помочь ребенку в детском саду или школе будет гораздо сложнее”.

Ольга Москвичева, зав. сектором обеспечения реализации образовательных программ для лиц с особыми образовательными потребностями департамента образования города Москвы, возражает: центры ранней помощи в Москве уже есть, и чтобы узнать, где они находятся, надо зайти на сайт департамента образования города. Правда, чиновница говорит, что ранняя помощь в Москве предоставляется детям с полутора лет. “Почему не с двух месяцев? — спрашивает Клочко.— По закону ребенок имеет право на непрерывное образование с двух месяцев”. Начальник отдела департамента госполитики в сфере защиты прав детей Министерства образования и науки РФ Лариса Фальковская подтверждает: с двух месяцев.

— В законе закреплено право ребенка на раннюю коррекционную помощь,— продолжает Клочко.— Объясните, как родители направляются на получение такой помощи? Кто их направляет? Как они о ней узнают?

— Через портал госуслуг,— отвечает Москвичева.— Регистрируетесь и в рубрике дошкольное образование оставляете заявку.

— Почему нет информации в поликлиниках, где мамы с младенцами бывают чаще, чем в интернете? — спрашивает Клочко.— Организуйте информационные стенды в поликлиниках, в родильных домах.

Зал поддерживает: “Пусть педиатры знают, куда направлять родителей!”; “Нет никакой информации!”.

— Мы сейчас решаем этот вопрос,— обещает Москвичева.

— Заявительный характер – это неправильно,— возмущается зал.— На родителей с рождением ребенка-инвалида и так сваливается много проблем. Почему мы должны заявлять о том, что ребенку нужна ранняя помощь? Разве это и так не ясно? Мы есть во всех базах департаментов, нас сто раз посчитали, так почему нас никто не опекает, почему нам не дают информации?

Клочко говорит, что необходимо распространить во всех поликлиниках специальную анкету родителя с вопросами о поведении и состоянии ребенка — ответив на вопросы такой анкеты, родитель поймет, следует ли ему беспокоиться и обращаться к специалистам. Москвичева сообщает, что на сайте департамента образования такая анкета уже появилась.

— Зачем вы загоняете всех в онлайн? — интересуется Клочко.— Не все люди в нашей стране пользуются интернетом.

Пожалуй, самый острый для родительского сообщества вопрос — доступ детей с инвалидностью к дошкольному и школьному образованию.

Ольга Москвичева рассказывает, что в Москве живет 35 тыс. детей-инвалидов, из них образовательные услуги получает 20 тыс.: “Это дети, чьи родители официально заявили о статусе ребенка и пришли за образовательной услугой. У каждого ребенка с инвалидностью есть индивидуальная программа развития (ИПР). Ответственность за то, чтобы ИПР ежегодно обновлялась, лежит на родителях. Для составления индивидуального образовательного маршрута родители обращаются в психолого-медико-педагогическую комиссию (ПМПК). Если родители не собрали документы и не заявили о статусе ребенка, мы их не можем увидеть”. По словам представителей другого столичного ведомства, департамента соцзащиты, еще около 2 тыс. детей получают образовательные услуги в системе соцзащиты.

— Выходит, что более 10 тыс. детей в Москве не получают образовательные услуги,— резюмирует модератор дискуссии Елена Клочко.— Неужели вы думаете, что 10 тыс. родителей не хотят, чтобы их дети учились?

— Вы уверены, что эти 10-15 тыс. детей не учатся по вине своих родителей, а не по вине руководства школ и детских садов, куда этих детей не берут? — вторит ей руководитель ассоциации “Даун-синдром”, помощник депутата Госдумы Сергей Колосков.

Большинство московских родителей недовольно городской реформой образования. Исполнительный директор Центра лечебной педагогики Александра Фадина поясняет: старт всероссийской реформе был дан в мае 2012 года указами президента, в которых говорится о необходимости провести ревизию и повысить эффективность школ, уровень образования, зарплату учителям. “Глобальной целью было избавиться от неэффективных ресурсов, но каждый регион стал исполнять эти указы в силу своих представлений об эффективности,— объясняет Фадина.— Главной целью в регионах, в частности в Москве, сделали повышение зарплат учителям — так ведь проще отчитаться, что указы выполнены. И в итоге мы зашли в тупик. Повышение зарплаты происходит за счет сокращения ставок “неэффективных” педагогов (логопедов, психологов) и увеличения количества детей”.

Чтобы сократить расходы и повысить зарплаты учителям, московские школы, детские сады и коррекционные учреждения, расположенные в одном районе, с 2013 года стали сливать в огромные образовательные центры. Система подушевого финансирования (чем больше детей в группе или классе, тем больше зарплата у педагога) укрупнила классы не только в общеобразовательной, но и в коррекционной школе. На детей с инвалидностью выделяется больше денег, чем на обычных школьников. В Москве, например, на образование ребенка-инвалида по зрению или опорно-двигательному аппарату школа получает тройной коэффициент оплаты, а на всех остальных детей-инвалидов — двойной. Однако финансирование образования, включая повышающие коэффициенты, является расходными обязательствами субъектов Российской Федерации, а в условиях, когда бюджеты большинства регионов дефицитные, экономить там стараются на всем. “Даже в Москве эти коэффициенты маленькие, этих денег не хватает на оплату дополнительных специалистов, которые необходимы детям-инвалидам,— рассказывает “Власти” Елена Клочко.— Еще хуже обстоит дело с коэффициентами для детей с ОВЗ, которых нет в большинстве регионов, включая Москву. Понятно, что ни о каком полноценном обеспечении инклюзии там речи нет”.

По мнению Клочко, система образования не готова к инклюзии: педагоги в школе и детском саду не знают, как работать с ребенком с аутизмом или синдромом Дауна; у образовательных учреждений нет мотивации на работу с детьми с особенностями развития; коэффициенты малы, и школе невыгодно обучать особенного ребенка; подушевое финансирование делает обучение детей с особыми потребностями затруднительным — если в классе 30 человек, то учитель просто не справится с ребенком-инвалидом. То же самое происходит в коррекционной школе: если раньше в классах было 5-7 детей, то теперь — 15. “А что может сделать учитель в классе, где 15 особых детей? Вот и вымываются кадры из коррекционной школы. Педагоги просто оттуда уходят. И из общеобразовательной школы уходят узкие специалисты — психологи, логопеды. В условиях подушевого финансирования эти специалисты будут получать мизерную зарплату, им проще уйти и открыть частную практику. Узкие специалисты сокращаются и в детских садах, в группах стало по 30-35 человек, инклюзия в таких условиях невозможна”.

Что может сделать учитель в классе, где 15 особых детей? Вот и вымываются кадры из коррекционной школы. Педагоги просто оттуда уходят

Разрушение системы коррекционных школ родители считают главным итогом реформирования московского образования. Когда Клочко спрашивает участников съезда, кто из них согласен с тем, что в результате московской реформы образования из коррекционных школ произошло “вымывание специалистов”, весь зал поднимает руки. “А кто с этим не согласен?” — спрашивает модератор. Руки поднимают три представителя департамента образования.

После того как представитель Минобразования РФ Лариса Фальковская заявляет, что в московском образовании “проведены не совсем правильные управленческие решения, связанные с финансированием”, становится ясно, что у федерального ведомства есть разногласия со столичным департаментом. Московским чиновникам надо экономить бюджет, а федеральному ведомству — выполнять национальную стратегию действий в интересах ребенка. Эти задачи, вероятно, вступают друг с другом в противоречие.

Уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович рекомендует столичному департаменту образования повысить коэффициенты для детей-инвалидов, вписать в стандарты образования обязательное наличие логопеда и дефектолога на определенное количество детей с ОВЗ, включить в управляющие советы школ родителей детей с инвалидностью — чтобы они могли контролировать, как расходуются деньги, выделяемые на их детей.

“Не нужно путать инклюзию и инклюзивное образование”

В результате оптимизации, слияния школ и сокращения узких специалистов пострадали не только московские дети с особыми потребностями, во многих регионах детей-инвалидов стали выводить на надомное обучение. “Мотивируют невозможностью создать специальные образовательные условия,— рассказывает Елена Клочко.— И все это — в отношении детей, которые прошли ПМПК и получили рекомендации о возможности обучения в образовательной организации “при создании специальных образовательных условий”. В некоторых регионах ПМПК продолжает признавать “необучаемыми” детей из детских домов-интернатов соцзащиты, несмотря на прямые разъяснения со стороны Министерства образования о недопустимости таких рекомендаций. Повсюду звучат отказы в приеме детей с инвалидностью в детский сад или общеобразовательную школу. И часто такие отказы поддерживаются представителями органов образования”. Клочко показывает мне письмо родителей из Иркутска, где детей с инвалидностью вынуждают переходить на домашнее обучение. “Сегодня еще одна заведующая отказала ребенку с синдромом Дауна в посещении ДОУ,— пишут родители.— С детьми школьного возраста то же самое. Не принимают детей с умеренной и выраженной умственной отсталостью, предлагают только домашнее обучение. Нам надо идти в прокуратуру, но у нас в организации нет хорошего юриста”.

В истории Натальи из Йошкар-Олы есть все: ребенок с задержкой речевого развития, которая впоследствии оказалась ранним детским аутизмом, заключение ПМПК, рекомендовавшей обычный детский сад, установление инвалидности и рекомендация посещать детский сад уже в сопровождении взрослого, нежелание руководства детского учреждения воспитывать “трудного” ребенка, жалобы родителей остальных “обычных” детей в прокуратуру — по поводу “нарушений прав ребенка с аутизмом его родителями”. Потом — комиссия по делам несовершеннолетних и защиты их прав (КДНиЗП), которая вынесла предупреждение родителям ребенка с аутизмом и настоятельно рекомендовала перевести его в коррекционный детский сад. В психологической характеристике сына Натальи говорится: “Отрицательная динамика в развитии ребенка наблюдается в связи с тем, что в стенах общеобразовательного детского сада невозможно создать необходимые условия для сопровождения “особенного” ребенка. Мальчику необходимы ежедневные занятия с логопедом и дефектологом, специальным психологом”. При этом дефектолог пишет, что мальчик “быстро схватывает новый материал, способен обучаться в образовательных учреждениях”. Семья обратилась в аппарат уполномоченного по правам ребенка РФ Павла Астахова, там ей помогли подать исковое заявление в суд об отмене постановления комиссии по делам несовершеннолетних, а сам детский омбудсмен обратился к прокурору Республики Марий-Эл с просьбой организовать проверку деятельности детского сада — в частности, по факту дискриминации ребенка-инвалида со стороны учреждения. По закону об образовании ответственным за оказание образовательных услуг ребенку с инвалидностью является детский сад, а не родители мальчика, отмечает Астахов. В результате прокурорской проверки детскому саду было вынесено определение об устранении нарушений, а решение комиссии по делам несовершеннолетних в отношении родителей отменили.

Собеседники “Власти” говорят, что такие случаи происходят часто, но многие родители предпочитают не бороться за права ребенка, потому что не верят в свои силы или боятся. В то же время эксперты полагают, что сегодня, когда система образования еще не готова к инклюзии, добиваться выполнения закона часто приходится в ущерб психологическому состоянию ребенка. “Ребенок не должен быть тараном, которым пробивают стену,— говорит ведущий специалист Центра сопровождения семьи фонда “Даунсайд Ап” Полина Жиянова.— Но сейчас дети с инвалидностью становятся таким тараном. Закон об образовании мы приветствовали, и идея о том, что дети-инвалиды должны ходить в общеобразовательные школы, нам, безусловно, нравится, мы сторонники инклюзии, но инклюзия должна быть подготовленной. Ребенок с особыми образовательными потребностями должен получать особую образовательную помощь, а если он приходит в обычную школу, которая не готова его принять, это будет стресс и для ребенка, и для окружающих”. По мнению специалиста, идея доступности любого общеобразовательного учреждения для ребенка с инвалидностью сегодня нереалистична и может быть привлекательна только своей дешевизной — не сможет любой учитель стать специалистом за короткий срок, какие бы законы при этом ни издавали. “Мы боимся, что в этих школах дети будут просто сидеть на стуле, никому не нужные, а “для галочки” школа будет названа инклюзивной. И это в лучшем случае. А если ребенок, которому непонятен, а значит, неинтересен предмет, будет протестовать, мешать учебному процессу, и учитель не сможет контролировать ситуацию? Если в школе нет условий для поддержки такого ученика? Это приведет к конфликтам, а в итоге к изоляции ребенка. Другое дело, когда в районе есть две-три школы, в которых развита доступная среда, есть тьюторы, дефектологи, логопеды, психологи, есть отдельные классы для особенных детей, где они могут изучать сложные для себя предметы, а на рисование, физкультуру, музыку ходить вместе с остальными, обычными сверстниками. Такие школы очень нужны, и это будет способствовать росту инклюзии. Сегодня в Москве есть несколько таких школ, и я знаю, что они считаются престижными, потому что они хорошо оснащены, и родители обычных детей очень хотят туда попасть. Это правильно — когда обычные дети хотят учиться с необычными, потому что в этой школе хорошо. И конечно, нельзя всех загонять в общеобразовательные школы, не все семьи к этому готовы. У родителей должен быть выбор между общеобразовательной и специализированной школой”,— считает Жиянова.

У родителей должен быть выбор между общеобразовательной и специализированной школой

Член экспертного совета благотворительного фонда “Даунсайд Ап” Татьяна Нечаева, говоря об инклюзивном образовании, приводит в пример подготовку дошкольников в “Даунсайд Ап” к выходу в Пушкинский музей: сначала детям рассказали о музее на занятии в фонде; потом к ним пришел специалист из музея; третьим этапом стал выход в музей и регулярные экскурсии, во время которых дети исследовали новое пространство. “Они трогали картины, срабатывала сигнализация, прибегали охранники, детям это нравилось, и они снова их трогали,— говорит Нечаева.— Нас могли выгнать, но Пушкинский музей этого не сделал. Это был пилотный проект, учились и дети, и взрослые. Мы готовили детей войти в общество. И теперь родители ходят с ними в музей уже без проблем. Это и есть инклюзия. Не нужно путать инклюзию и инклюзивное образование. Инклюзия начинается гораздо раньше, чем инклюзивное образование. Она начинается в тот момент, когда ребенок появился на свет. Она гораздо шире, и не нужно сводить ее только к образованию. Нужна ранняя помощь, нужны детские сады, в которых будет не 30 человек, а значительно меньше, в которых будут созданы особые образовательные условия. И еще нужно подготовить общество к принятию детей с особенностями. Если же этот первый этап не пройден, строить систему инклюзивного образования будет очень тяжело”.

Особенные дети. Система специального образования в Израиле — Букник Младший

Когда я работала в детском саду с трёхлетними детьми-аутистами, отец Идо, мальчика из моей группы, каждый день спрашивал: «А это у него пройдёт? А он сможет, как все дети, пойти в первый класс обычной школы?» Мне очень хотелось сказать ему: «Да, пройдёт, всё будет хорошо».

Нет, к сожалению, это не проходит. С этим можно и нужно работать. Мальчику будет очень непросто пойти в обычную школу. Институт развития ребёнка предпочитает отправлять таких детей в специальные классы. Но окончательное решение всегда остаётся за родителями.

Родители, которые готовы сами искать и выбирать для своего ребёнка оптимальный вариант обучения, — герои. В конце я расскажу, почему. А пока поговорим о том, какие варианты образования для особенных детей существуют в Израиле.

Обычная школа, специализирующаяся на интеграции особенных детей

Я проходила педагогическую практику в школе «Яфе Ноф». Эта школа специализируется на интеграции особенных детей. В каждом классе вместе с обычными детьми учатся четверо с разными проблемами. В моем пятом классе был Орен, мальчик с тяжёлой дислексией — любимец всего класса, красавец и лидер. Но читал по слогам.

У Гиля были проблемы в языковом развитии, его словарный запас был на уровне семи лет. Были ещё две девочки с отставанием в учёбе.

Кроме общих уроков с классом, у таких детей проходили индивидуальные занятия по специально подготовленной для каждого из них программе.

Пока класс учил географию и английский, мы с Гилем занимались техникой работы с текстом и писали сказки по картинкам.

Обычным ученикам объясняли, в чём проблема особенных детей и что можно сделать, чтобы те чувствовали себя хорошо. И многие действительно старались им помочь. Такая коммуникация полезна для обеих сторон — дети учатся принимать другого, отличного от них.

Этот тип обучения во многих случаях оптимален. Однако интеграционных школ катастрофически мало, и Министерство просвещения не работает над улучшением ситуации.

Специальные классы

Обычный класс подходит не всем особенным детям. Некоторым необходима спокойная обстановка, маленький коллектив (6-12 детей), невысокий темп обучения.

Почти в каждой районной школе есть небольшие классы для проблемных учеников. В них учатся плохо успевающие дети, школьники с проблемами социального развития, поведения и т.д.

Одна из моих подопечных перешла из школы «Яфе Ноф» в такой маленький класс. Раньше она очень уставала и очень переживала из-за того, что не такая, как все. В маленьком классе она стала одной из лучших, помогала другим детям и очень этому радовалась.

Самочувствие и спокойствие ребёнка не менее важно, чем его образование.

Часто для особых детей обучение в специальных классах вполне приемлемо, а в некоторых случаях единственно возможно. Однако оптимальным типом адаптации для многих таких школьников является всё-таки учеба в интегративных классах с обычными детьми.

Специальные школы

В специальных школах учатся дети с тяжёлыми проблемами (умственная отсталость и т.д.). Большинство учеников впоследствии перейдут в хостели, самостоятельно жить они не смогут.

Индивидуальная интеграция

А сейчас я расскажу, как и обещала, о героических родителях и их детях. Школ, которые умеют интегрировать особенных детей, очень мало. Иногда их и вовсе нет в городе. Что же делать родителям Идо?

Им предложат отдать ребёнка в специальный класс, где учатся такие же, как Идо, дети с синдромом Аспергера. Играть друг с другом и общаться там никто не умеет, и большинство вообще не интересуется одноклассниками. А Идо очень хочет общаться. Его обязательно нужно научить понимать других людей и выражать свои чувства более-менее принятым в обществе способом. Ему необходима интеграция в коллектив обычных детей.

В принципе, его могут принять в любую районную школу — если директор согласится. Но такому ученику нужна индивидуальная помощница, которая будет находиться с ним на уроках и, главное, на переменах, чтобы вовремя подсказать ему, как пригласить другого ребёнка в игру, какие у неё правила, чья сейчас очередь.

Далеко не каждая школа готова принять ребёнка с помощницей, приходится искать и просить. Когда школа нашлась, предстоит война с мэрией, которая скажет: «А зачем вам сначала знакомиться с помощницей, мы вам сами её выберем и пришлем». А когда наконец всё позади и ребёнок ходит в школу, придётся ещё и объяснять некоторым учителям, что Идо не хулиганит, он просто не понимает, как нужно себя вести, и не надо его за это наказывать.

В последнее время особенных детей в обычных классах стало больше, чиновники постепенно к этому привыкают и отступают под напором родителей.

Ничего, к инвалидам-колясочникам общество привыкло, колясочники учатся в университетах, работают, в большинстве общественных мест для них сделаны удобные въезды. И к особенным детям, а потом и взрослым, со временем привыкнут.

Однажды я была на лекции, которую читал дислект. Он окончил университет, получил диплом социолога, выучил английский с помощью лингафонного курса, так и не научившись читать на этом языке.

Можно надеяться, что образование особенных детей вскоре перестанет считаться тупиковой ветвью. Лёд тронулся, но оказалось, что люди меняются быстрее, чем система: учить всех в специальных классах проще и гораздо дешевле, чем интегрировать. Ситуация улучшается благодаря усилиям родителей, готовых на всё ради развития своего особенного ребёнка. Они могут пробить любую стену, вопрос — какой ценой.

В Казахстане дети с аутизмом получили возможность ходить в школу — Forbes Kazakhstan

Фонд «Болашақ» начал прием заявок в социальный проект по инклюзивному образованию «Каждый ребенок достоин школы» на 2021-2022 учебный год. Заявки будут приниматься от родителей детей с аутизмом и другими особенностями развития на обучение в 1-4 классах школ проекта.

Прием детей будет осуществляться в кабинеты поддержки инклюзии, ранее открытые фондом в городах Шымкент, Караганда, Усть-Каменогорск, Петропавловск, Павлодар, Экибастуз, Семей, Кокшетау, Жезказган, Атырау, Туркестан и Кызылорда.

На сегодня в Казахстане по данным МОН РК проживает 6 771 ребенок с аутизмом, а по неофициальным данным количество детей с аутизмом превышает 30 тысяч. По данным международной организации «Autism Speaks» за 2020 год у каждого 54 ребенка в мире диагностируется аутизм.

2 апреля – Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма. Этот день был установлен резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН в декабре 2007 года, где была выражена обеспокоенность высокой численностью детей, страдающих аутизмом.

Проект «Каждый ребенок достоин школы» фонда «Болашақ» направлен на разработку и внедрение инклюзивной модели образования детей с аутизмом и другими особенностями развития в школьные и дошкольные организации Казахстана.

С 2015 года фондом открыты 43 кабинета поддержки инклюзии в 17 регионах Казахстана. Возможность ходить в школу каждый день получили более 500 детей с аутизмом и другими ментальными нарушениями. Проектом охвачены 34 школы по всему Казахстану и 2 столичных детских сада.

Фондом даны консультации более 1500 семьям, имеющим детей с особыми потребностями. Благодаря фонду более 2000 специалистов прошли обучение по инклюзивному образованию и прикладному анализу поведения, создано более 400 рабочих мест. Фондом внесены 70 поправок в НПА РК в части инклюзивного образования.

«Сегодня в этот особенный день я хочу поделиться успехами наших детей – участников проекта «Каждый ребенок достоин школы». За 6 лет реализации проекта 90% невербальных детей проекта научились говорить, 19 мальчиков и девочек вышли на самостоятельное обучение, а 50 детей с особенностями развития стали призерами школьных, городских, областных соревнований и олимпиад. Мы очень гордимся нашими детьми. Это большая заслуга специалистов и родителей» – отметила председатель Попечительского совета фонда «Болашақ» Динара Чайжунусова.

В 2020 году фонд «Болашақ» оказал всестороннюю экспертную поддержку Фонду Нурсултана Назарбаева в открытии 16 кабинетов поддержки инклюзии. И сегодня эти кабинеты продолжают работу под курацией фонда «Болашақ».

В проекте «Каждый ребенок достоин школы» участвуют дети с аутизмом и другими особенностями развития от 7 до 11 лет. Для того, чтобы попасть в проект необходимо на сайте www.bolashakcharity.kz заполнить анкету – заявку. В анкете содержатся вопросы касательно диагноза ребенка, уровня знаний, навыков и вербальных коммуникаций. С целью оценки возможностей ребенка к обучению и социализации, к анкете необходимо будет прикрепить видеоматериалы о поведении ребенка. Приём заявок будет осуществляться со 2 апреля по 3 мая 2021 года на сайте фонда. Порядок заполнения и рассмотрения заявок будет опубликован на сайте 2 апреля т. г.

Участие в проекте бесплатное. Проект является благотворительным и реализуется за счет средств ежегодного Зимнего благотворительного бала и местных исполнительных органов. Партнер проекта «Каждый ребенок достоин школы» – партия «Nur Otan» в рамках направления «Содействие развитию инклюзивному образованию» проекта «Кедергісіз келешек».

50 лучших частных школ с особыми потребностями в США

Каждый ученик обладает индивидуальными способностями к обучению. Хотя во многих случаях одной из целей всестороннего образования является включение всех учащихся определенного возраста или уровня в один класс, иногда потребности некоторых учащихся лучше удовлетворяются в более целенаправленной обстановке. От раннего вмешательства до старшей школы учителя и родители могут решить, что учащемуся будет полезен опыт обучения, который сочетает в себе небольшие классы и целенаправленную деятельность с обученными преподавателями, которые обучены понимать конкретные способности учащегося.Наш веб-сайт признает, что не всегда продуктивно или точно объединять различные стили обучения и потребности в одной категории. У ребенка с потерей слуха не такие потребности, как у ученика, у которого диагностировали аутизм. В будущем мы хотели бы составить отдельные списки для оценки множества существующих школ для конкретных нужд. Но, признавая несовершенные термины, редакторы надеются начать с этого списка, озаглавленного «50 лучших частных школ с особыми потребностями в Соединенных Штатах».Общий термин используется в основном для обозначения любого учащегося, которому трудно добиться успеха в академической среде, будь то из-за необходимости физического приспособления, когнитивных проблем или эмоциональных препятствий. Школы для учащихся с особыми потребностями решают академические, физические, социальные и / или эмоциональные проблемы. В этом списке указаны конкретные услуги, предоставляемые каждой оцененной школой. Редакторы рассматривали как школы-интернаты, так и дневные школы для этого списка, и когда рейтинговая школа-интернат предлагает варианты дневной школы, это отмечается.

Выборы производились на основе следующего:

1. Школа имеет богатую учебную программу, основанную на различных предложениях / инструментах для обслуживания своих учеников.

2. В школе низкое соотношение учеников и учителей, что важно для школ, которые обслуживают все типы учебных способностей, но когда ученики борются более чем в одной области, опыт ученика улучшается за счет особого внимания со стороны подготовленного учителя. Многие из выбранных школ имеют преподавательский состав, более 50% из которых имеют степень магистра или выше.

3. Школа получила награды за преподавание, выдающиеся достижения или архитектуру.
4. Школа предлагает уникальные программы, выходящие за рамки базовой академической программы, такие как зоотерапия, ссылки на колледжи, возможности онлайн-обучения, спорт или искусство.

N.B. Язык этой статьи основан на названии школы. Например, если школа обращается к своим ученикам как с особыми потребностями, неспособностью к обучению (LD), обучающимися (не) способностями или различиями в обучении, наши редакторы последовали их примеру в описании этой школы.

Редакторы попытались создать как можно более разнообразную географическую подборку, представляя школы, которые лучше всего подпадают под данную методологию.

Все указанные цены на обучение могут быть изменены; заявленные цены могут быть приблизительными и не включают дополнительные сборы, такие как входные или непредвиденные расходы, расходы на книги, питание, технологии или медицинское обслуживание.

(продолжение на стр. 2)

.. :: СПЕЦИАЛЬНЫЕ ШКОЛЫ ГВИННЕТТА :: ..

Школы для лиц с особыми потребностями Гвиннетта – это некоммерческая благотворительная организация, освобожденная от налогов в соответствии с разделом 501 (c) (3) Налогового кодекса.Пожертвования не облагаются налогом в соответствии с законом.

Наши учащиеся с особыми потребностями – это в первую очередь дети со всеми потребностями, желаниями и чувствами детей без инвалидности. Они больше похожи на других детей, чем на других. Их инвалидность – это неудобства, которые мешают им жить полноценной жизнью, и поэтому их необходимо преодолеть или компенсировать, чтобы дети могли расти и жить в мире.

SNS существует для своих студентов; студенты не существуют для школы.Детям не обязательно «иметь право» на соцсети, они просто должны в этом нуждаться. Студентам не нужно вписываться в классы; класс и программа составлены с учетом индивидуальных потребностей учащихся.

Классы делятся на категории и сгруппированы, за редкими исключениями, по хронологическому возрасту. Каждому ученику есть что предложить одноклассникам. Более высокофункциональные студенты являются моделями для своих более низко функционирующих сверстников. Учащиеся с более низкими функциональными возможностями учат своих сверстников терпению, терпимости и состраданию.Каждый ученик узнает, что в некоторых делах он / она делает лучше, чем другие одноклассники, а в некоторых – хуже. Они узнают, что ценность человека не связана с тем, что он / она может или не может делать, а является неотъемлемой частью его / ее существования как дитя Божьего.

Родители лучше всех знают своих детей и могут предоставить нам самую важную информацию о наших учениках. Мы прислушиваемся к их боли и радости; поддерживать их усилия и относиться к ним с уважением, заботой, состраданием и мягкостью.

Майк Мэлони и Джейми Гамильтон на Business Radio X .
Слушайте всю серию здесь.

Подходящая школа для вашего ребенка с особыми потребностями | Scholastic

Если у вашего ребенка особые потребности, у вас, вероятно, возникнет много вопросов о выборе дошкольного учреждения. На какие программы вы имеете право? Как вы оцениваете, какие из них подходят вашему ребенку? Вот ответы, которые помогут вам упростить поиск:

На что мы имеем право?
По закону любой ребенок в возрасте от 3 до 5 лет с документально подтвержденной инвалидностью имеет право на бесплатное дошкольное специальное образование и необходимые сопутствующие услуги, такие как логопед.Чтобы определить право на участие, ваш дошкольник должен пройти обследование в вашем школьном округе. Бесплатное тестирование позволит проверить, есть ли у вашего ребенка «инвалидность», которая может включать нарушения зрения или слуха, нарушения развития, такие как синдром Дауна, более легкую речь или задержку моторики.

С чего начать?

1. Проконсультируйтесь в организациях инвалидов. Они помогут вам узнать о ресурсах специального образования в вашем районе. Если ваш ребенок получал услуги раннего вмешательства в младенчестве или младенчестве, попросите координатора услуг порекомендовать ему дошкольные программы.

2. Свяжитесь с отделом специального образования вашего школьного округа. Организуйте обследование вашего дошкольника. Группа экспертов, обычно включающая психолога, социального работника и учителя, проведет тестирование развития и соберет историю болезни и наблюдения от вас и специалистов, которые работали с вашим ребенком.

3. Проконсультируйтесь по поводу индивидуального плана обучения вашего ребенка (IEP). В нем перечислены услуги, в которых она нуждается, а также краткосрочные и долгосрочные цели.Комитет по дошкольному образованию напишет план с вашим участием. Ваш ребенок имеет право получать образование в «наименее ограничивающей» среде, что означает, что, по возможности, у него должна быть возможность общаться с детьми, не имеющими инвалидности.

Какие у меня варианты?
Программы различаются в зависимости от школьного округа и могут быть полными или полдневными. Вот несколько вариантов, которые вам могут быть предоставлены:

  • Автономное дошкольное учреждение специального образования. Ваш ребенок будет учиться в классе, состоящем исключительно из детей с особыми потребностями. Он будет получать прямые инструкции от учителей, обученных задержкам в развитии. Но у него будет мало возможностей пообщаться с типично развивающимися сверстниками, которые могут моделировать навыки и поведение.
  • Детское дошкольное учреждение специального образования, куда входят дети без инвалидности. Дети-инвалиды и дошкольники из малообеспеченных семей из программы Head Start часто объединяются в один класс. Вашему ребенку уделяется индивидуальное внимание, а также предоставляется возможность общаться со сверстниками, не являющимися инвалидами.
  • Традиционное общественное дошкольное учреждение со службами поддержки. Ваш ребенок посещает общественное дошкольное учреждение, и ваш школьный округ предоставляет учителя специального образования, который будет выступать там в качестве консультанта. Этот учитель регулярно встречается с персоналом дошкольного учреждения, чтобы изменить программу в соответствии с потребностями вашего ребенка. Иногда в дошкольном учреждении также предоставляется свобода слова, занятия на рабочем месте или физиотерапия.
  • Комбинированные планы. Если ваш школьный округ предлагает вам класс специального образования на полдня, подумайте о том, чтобы дополнить его другой программой на полдня в традиционном общественном дошкольном учреждении.

Что подойдет вашему ребенку?
Если ваша основная цель – социализация, общественное дошкольное учреждение может подойти. Но если вы хотите, чтобы ваш ребенок овладел функциональными навыками, лучшим выбором может стать дошкольное учреждение со специальным образованием, которое работает с ними в течение всего дня. При взвешивании вариантов не забудьте:

  • Посещение программ. Поговорите с директором и учителями и объясните, с какими проблемами сталкивается ваш ребенок. Убедитесь, что персонал готов принять вашего дошкольника.
  • Спросите об учебной программе. Он должен быть игровым и соответствовать уровню развития.
  • Обсудите, как будут достигнуты цели IEP. Будут ли они частью повседневной жизни класса или вашего ребенка отзовут в службу поддержки?
  • Учтите размер класса и количество учителей. Лучше всего в небольших группах – в идеале не более 12 детей и не менее двух учителей. Также поговорите со школьным округом о помощнике, если он понадобится вашему ребенку.
  • Развитие партнерских отношений. Персонал дошкольного учреждения должен быть открытым для ваших отзывов и готов к тесному сотрудничеству с терапевтами вашего ребенка.
  • Защитите своего ребенка. Если вы считаете, что рекомендованная программа не подходит для вашего дошкольника, договоритесь, прежде чем принимать то, что предлагает школьный округ. Попросите профессионалов, которые работали с вашим ребенком, написать письма от вашего имени. Проведите независимую оценку за свой счет, чтобы подтвердить свою позицию.Затем встретитесь с комитетом по специальному образованию, чтобы спокойно обсудить другие варианты и, надеюсь, прийти к компромиссу.

Вестчестерская школа для особых детей Профиль (2021-22)

Я:

Материнская

Студент

Эл. адрес:

Имя родителя:

Имя студента:

Фамилия студента:

Дата рождения студента: МесяцЯнварьФевральМартАпрельМайИюньИюль АвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрьДень12345678910111213141516171819202122232425262728293031Год20012002200320042005200520062007200820092014201420112011201120201120201120112020

Студенческий:

Мужской

Женский

В настоящее время в классе: ПитомникПре-КГр.K123456789101112

Ищу работу на ступень: ПитомникPre-KGr.K123456789101112

Планируемая дата начала: ОсеньВеснаЛето Немедленно202120222023202420252026

Название нынешней школы:

Тип школы:

Общественный

Частный

Приходский

Обращение за финансовой помощью ?:

Есть

Не знаю

Кратко опишите академические, спортивные и внеклассные интересы студента:

Домашний адрес:

Город:

Страна: AfghanistanAlbaniaAlgeriaAntigua и BarbudaArgentinaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelgiumBelizeBermudaBoliviaBosnia-HerzegowinaBotswanaBrazilBrunei DarussalamBulgariaBurmaCameroonCanadaCayman IslandsChileChinaColombiaCosta RicaCroatiaCyprusCzech RepublicCzechiaDenmarkDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEnglandEstoniaEthiopiaFinlandFranceGermanyGhanaGreeceGuamGuatemalaHaitiHondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIranIrelandIsraelItalyJamaicaJapanJordanKazakhstanKenyaKuwaitKyrgyzstanLatviaLebanonLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacauMacedoniaMalaysiaMaldivesMaltaMauritiusMexicoMonacoMongoliaMoroccoNamibiaNepalNetherlandsNew ZealandNicaraguaNigeriaNorwayOmanPakistanPanamaPapau Новый GuineaParaguayPeruPhilippinesPolandPortugalPuerto RicoQatarRomaniaRussiaRwandaSaudi ArabiaSenegalSerbiaSingaporeSlovakiaSloveniaSomaliaSouth AfricaSouth KoreaSpainSri LankaSwedenSwitzerlandTaiwanTanzaniaThailandTrinidad & TobagoTurkeyUgandaUkraineUnited Арабские Эмираты Соединенное Королевство Соединенные Штаты Америки Уругвай Венесуэла Вьетнам Замбия Зимбабве

Состояние: Выберите StateAlaskaAlabamaArkansasArizonaAmerican SamoaCaliforniaColoradoConnecticutDC, WashingtonDelawareFloridaFederated Штаты MicronesiaGeorgiaGuamHawaiiIowaIdahoIllinoisIndianaKansasKentuckyLouisianaMassachusettsMarylandMaineMarshall IslandsMichiganMinnesotaMissouriMississippiMontanaNorth CarolinaNorth DakotaNebraskaNew HampshireNew JerseyNew MexicoNevadaNew YorkNorthern Mariana IslandsOhioOklahomaOregonPennsylvaniaPuerto RicoPalauRhode IslandSouth CarolinaSouth DakotaTennesseeTexasUtahVermontVirginiaVirgin IslandsWashingtonWisconsinWest VirginiaWyoming

Почтовый индекс: (введите «N / A», если не применимо)

Телефон:

Разрешить близлежащим частным школам присылать мне информацию. Поделитесь своей информацией с ближайшими школами на нашем сайте и позвольте им присылать вам брошюры.

Сохраните эти данные и создайте свой профиль пользователя. Создайте собственную учетную запись пользователя, чтобы вам не приходилось повторно вводить данные пользователя каждый раз, когда вы запрашиваете информацию. Вы также сможете отслеживать свои информационные запросы, получать напоминания о датах подачи заявок и многое другое!

Имя пользователя:

Пароль:

ЗАПРОСИТЬ ИНФОРМАЦИЮ

Лучшие частные школы специального образования в Нью-Йорке (2021-22)

Школа

Местоположение

Классы

Студенты

314 West 91st Street
New York, NY 10024
(212) 769-1699

Марки: К-12

| 201 студент

322 Port Washington Blvd
Port Washington, NY 11050
(516) 365-4900

Классы: 1-12

| 52 ученика

126 West 17th Street
New York, NY 10011
(646) 638-2705

Классы: 4-12

| 237 студентов

45 Park Ave
Yonkers, NY 10703
(914) 376-4300

Сорта: PK

| 234 студента

780 Ridge Rd
Buffalo, NY 14218
(716) 828-9636

Классы: PK-12

| 355 студентов

2049 George Urban Blvd.
Depew, NY 14043
(716) 901-8700

Сорта: PK-12

| 416 студентов

587 Main St
New York, NY 10044
(212) 223-5055

Классы: K-12

| 306 студентов

301 E 29th St
New York, NY 10016
(212) 722-0610

Классы: K-12

| 398 студентов

1713 Мэдисон Авеню
Нью-Йорк, Нью-Йорк 10029
(646) 273-5555

Классы: K-12

| 333 студента

1311 55th St
Brooklyn, NY 11219
(718) 851-6100

Классы: PK-K

| 500 студентов

321 Woodmere Blvd
Woodmere, NY 11598
(516) 295-1340

Классы: NS-PK

| 891 студент

40 Radio Circle Drive, Suite 1
Mount Kisco, NY 10549
(914) 666-9211

Классы: 9-12

| 72 ученика

353 W 17th St
New York, NY 10011
(212) 929-8660

Классы: Спросите в школе

| 121 студент

20 Bergen Street
Brooklyn, NY 11201
(718) 625-3939

Классы: K-12

| 413 учеников

450 Myrtle Ave
Порт Джефферсон, Нью-Йорк 11777
(631) 474-3400

Классы: Спросите в школе

| 73 студента

999 Pelham Pkwy N
Bronx, NY 10469
(718) 519-7000

Классы: PK-12

| 261 студент

83 Maiden Ln
New York, NY 10038
(212) 780-2533

Классы: PK

| 776 студентов

48 W 74th St
New York, NY 10023
(212) 721-8888

Классы: K-5

| 83 ученика

3 Chenango Rd
Edmeston, NY 13335
(607) 965-8377

Классы: K-12

| 24 ученика

25 E 104th St
New York, NY 10029
(212) 289-4872

Классы: Спросите в школе

| 108 студентов

1000 Hutchinson River Parkway
Bronx, NY 10465
(718) 828-9000

Классы: NS-8

| 58 учеников

2705 State Highway 28
Oneonta, NY 13820
(607) 286-7171

Классы: Спросите в школе

| 93 студента

848 Delaware Ave
Buffalo, NY 14209
(716) 882-0090

Классы: K-12

| 606 студентов

148 W 90th St
New York, NY 10024
(212) 787-7070

Классы: NS-8

| 375 студентов

134 Atlantic Ave
Brooklyn, NY 11201
(917) 909-0942

Классы: 2-6

| 50 студентов

150 Stahl Rd
Getzville, NY 14068
(716) 629-3400

Классы: PK

| 350 студентов

175 Wolf Hill Road
Melville, NY 11747
(347) 668-3676

Классы: K-12

| 11 студентов

13 Windward Avenue
White Plains, NY 10605
(914) 949-6968

Классы: 1-9

| 525 студентов

42 E 30th St
New York, NY 10016
(212) 867-5443

Классы: 7-10

| 46 студентов

309 East 45th Street
New York, NY 10017
(212) 867-9594

Классы: K-12

| 170 студентов

167 Myers Corners Road
Wappingers Falls, NY 12590
(845) 485-9803

Классы: NS

| 82 студента

1201 66th St
Brooklyn, NY 11219
(718) 259-4389

Классы: 6-12

| 110 студентов

23 W 106th Street
New York, NY 10025
(212) 316-9353

Классы: 9-12

| 35 студентов

23 W 106th St
New York, NY 10025
(212) 312-9353

Классы: 9-12

| 56 студентов

4885 Route 9
Staatsburg, NY 12580
(845) 889-9529

Классы: K-12

| 124 ученика

Показать еще 100 частных школ в Нью-Йорке (из 184 школ)

Загрузка…

Специальное образование: помощь вашему ребенку (для родителей)

Что такое специальное образование?

Многие дети с особыми потребностями имеют право на дополнительную помощь в школе. Ребенок, у которого есть проблема, затрудняющая обучение, может получить:

Когда ребенок получает эти услуги, это называется «специальное образование». Чтобы получить право на специальное образование, дети должны пройти тестирование.

Если вас беспокоит способность вашего ребенка учиться, не откладывайте тестирование.Чем раньше дети получат необходимую помощь, тем больше у них шансов на успех в школе.

Что такое закон?

Закон об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA) гарантирует, что дети с ограниченными возможностями получают такое же бесплатное качественное государственное образование, как и другие дети. (Инвалидность – это любое физическое или психическое состояние, ограничивающее способность ребенка к обучению.) Закон распространяется на детей от рождения до 21 года.

Дети, которым требуется дополнительная помощь, получают письменный план, в котором устанавливаются цели обучения и объясняется, как их достичь.Родители, учителя, терапевты, школьные психологи и другие работают как одна команда над созданием плана. Планы предлагаются в зависимости от способностей и возраста:

  • Индивидуальный план обслуживания семьи (IFSP): предоставляется младенцам и детям ясельного возраста до 3 лет, у которых есть задержка в развитии или проблемы со здоровьем, которые могут привести к задержке (например, потеря слуха, раннее рождение или генетические проблемы, такие как синдром Дауна). .
  • IEP: предоставляется детям в возрасте от 3 до 21 года с физическими или умственными недостатками.

Что мне делать в первую очередь?

Поговорите со своим врачом. Если у вашего ребенка есть особые потребности, которые затрудняют обучение, или если он кажется отстающим в развитии, сообщите об этом врачу. Врач может увидеть, находится ли ваш ребенок на правильном пути или нуждается ли он в тестировании. Ваш ребенок может быть осмотрен специалистом (например, логопедом или психологом).

При необходимости пройдите тестирование. Ребенок, которому может потребоваться дополнительная помощь для достижения вехи, будет направлен на тестирование. Тестирование на получение услуг специального образования может быть проведено в рамках программы раннего вмешательства вашего штата или в вашем местном школьном округе.

Вы можете запросить бесплатное обследование даже без направления от врача. Вот как:

  • Если вашему ребенку меньше 3 , позвоните в программу раннего вмешательства вашего штата.
  • Если вашему ребенку 3 года или больше , позвоните в местный школьный округ.
  • Если ваш ребенок старше и плохо учится в школе , вы можете попросить о проведении оценки в любое время. Поговорите с учителями, директором школы, школьным консультантом или психологом, чтобы организовать тестирование.

Как будет проходить тестирование моего ребенка?

Тип тестов зависит от ваших проблем и потребностей вашего ребенка. Тесты могут проверить языковые навыки, моторику, развитие, поведенческие проблемы, IQ и успеваемость.

P

Какие услуги предлагаются?

Для младенцев и малышей

Младенцы и дети ясельного возраста участвуют в программах раннего вмешательства своего штата. Большинство услуг предоставляется на дому и включает в себя помощь в обучении ходить, разговаривать, играть и развивать другие навыки.Семьи и опекуны учатся помогать детям в достижении их целей. Семьи также могут получить помощь в управлении проблемным поведением и поддержку со стороны социальных работников.

До того, как детям исполнится 3 года, они снова проходят тестирование, чтобы узнать, нужно ли им продолжать специальное образование. Если ребенок соответствует требованиям, составляется план для дошкольного учреждения.

Дошкольники

После 3 лет дети обычно получают услуги вне дома. Дошкольники лучше всего учатся в окружении сверстников, а учителя помогают им подготовиться к детскому саду.Это происходит в дошкольных учреждениях специального образования или других учебных центрах. При необходимости ребенку могут быть предоставлены дополнительные услуги, например логопед, для достижения целей обучения.

После окончания дошкольного образования дети снова проходят тестирование, чтобы выяснить, нужно ли им продолжать получать услуги специального образования в начальной школе.

Дети школьного возраста

В зависимости от потребностей учащиеся от детского сада до 21 года могут иметь право на получение образовательного плана IEP или 504 :

  • IEP – это индивидуальный план обучения.В нем говорится, что текущий класс ребенка создает достижимые цели для обучения, и есть план того, как школа поможет ребенку достичь этих целей. IEP включает годовое планирование и отчеты о проделанной работе.
  • 504 планы убедитесь, что дети с особыми потребностями получают дополнительную поддержку, в которой они нуждаются в обычном классе. Поддержка может заключаться в том, чтобы иметь помощника в классе, иметь больше времени для работы над тестами или домашними заданиями или иметь клавиатуру для заметок. Эти вещи называются «приспособлениями».«

Эти два плана могут показаться одинаковыми, но они разные. IEP предоставляет индивидуальное специальное образование и сопутствующие услуги в зависимости от потребностей студента. Чтобы иметь право на IEP, ребенок должен иметь инвалидность, признанную IDEA. План 504 помогает ребенку с ограниченными возможностями успешно учиться в классной комнате.

Учащиеся с потребностями, выходящими за рамки того, что может предложить школьный округ, могут быть переведены в специальную школу или программу.

Подростки

Программа IEP начнет готовить ребенка в возрасте 14 лет к взрослой жизни.Это называется «переходным планированием». При планировании перехода основное внимание уделяется тому, чем подросток хочет заниматься после окончания учебы – например, колледж или профессионально-техническое училище, работа или волонтерство – и навыкам, необходимым для достижения этих целей.

В плане перехода также указано, где может жить молодой взрослый и может ли он или она жить самостоятельно. В нем рассматривается обучение жизненным навыкам (например, управление деньгами, транспортировка, уход и работа по дому) и устанавливается план перехода на услуги здравоохранения для взрослых.

Как часто планы пересматриваются?

Ежегодно пересматриваются

IEP и 504 плана. Основная проверка (которая обычно включает повторное тестирование) должна проводиться каждые 3 года.

Могу ли я изменить план моего ребенка?

Вы (или любой другой член группы планирования вашего ребенка) можете попросить о пересмотре в любое время. Если вы не согласны с IEP вашего ребенка, попросите о встрече с группой IEP, чтобы обсудить ваши опасения. Родители имеют право присутствовать на всех собраниях по планированию IEP, просматривать школьные записи и не соглашаться с планом и / или просить его изменить.

Если это усилие не принесло желаемых результатов, вы можете работать с посредником или подать жалобу “надлежащей правовой процедуры”, чтобы помочь решить проблемы между вами и школьным округом. Вы также можете подать жалобу через ваше государственное агентство образования или подать иск.

Ваш ребенок будет продолжать получать услуги, пока вы будете проходить процесс разрешения проблемы.

Что еще мне нужно знать?

Путь вашего ребенка к обучению может отличаться от ожидаемого.Иногда это может показаться ошеломляющим процессом. Но помните, что вам не нужно проходить это в одиночку.

Найдите поддержку в школе и в обществе. Поговорите с другими родителями, которые прошли через это до вас. Присоединяйтесь к группе поддержки онлайн или лично.

При тщательном планировании и терпении, работая вместе со школой, вы можете помочь своему ребенку учиться и полностью раскрыть свой потенциал.

Обучение на дому для детей с особыми потребностями | Time4Learning

Посмотреть демо наших уроков!

Каждый ребенок особенный, от веснушек до мизинца на ногах! Но у некоторых детей есть потребности, которые считаются «дополнительными» особыми – выходящими за рамки обычных.Если ваш ребенок попадает в эту категорию, значит, вы понимаете, что он тоже ученик с особыми потребностями.

Если вы изучаете возможность обучения на дому своего ребенка с особыми потребностями, вам может помочь следующая информация:

Получите бесплатное руководство: Добро пожаловать в домашнее обучение

Воспитание детей с особыми потребностями

Детям с СДВГ часто требуются более короткие уроки и бессрочные тесты. Детям с синдромом Дауна могут потребоваться приспособления для чтения, письма и тестирования.Студенты с дислексией часто получают пользу от наглядных пособий, вспомогательных технологий и книг на магнитной ленте. Обучение на дому может быть невероятно полезным для многих детей с особыми потребностями.

Родители, которые боролись со школьной системой за адаптацию учебной программы к особым потребностям или за способность диктовать свои ответы писцу, часто считают, что их время можно было бы лучше потратить. Они могут начать спрашивать себя: «Могу ли я обучить на дому своего ребенка с особыми потребностями?» Ответ, конечно же, громкий: «Да!»

Программа домашнего обучения для учащихся с особыми потребностями

К счастью для родителей, обучающихся на дому, нет необходимости в ученой степени в области специального образования, чтобы адекватно обучать ребенка.Многие учебные программы, доступные сегодня, предназначены для обучения детей с особыми потребностями.

При оценке программы обучения на дому с особыми потребностями вы должны убедиться, что она:

  • Продолжается в удобном для студентов темпе.
  • Расширяет существующие навыки чтения, письма и математики.
  • Позволяет каждому ребенку сдать экзамен по математике и языку и добиться его прогресса на разных уровнях.
  • Призывает детей активно учиться через исследования и открытия.
  • Представляет новые возможности обучения в безопасной, благоприятной среде.
  • Уравновешивает обучение и веселье!

Мультимедийная учебная программа и программное обеспечение идеально подходят для детей с ограниченным вниманием, аутизмом, нарушениями восприятия, дислексией и другими нарушениями обучаемости. Для родителей, которым нужна общая учебная программа для учащихся с особыми потребностями, есть Time4Learning. Благодаря интерактивным мультимедийным урокам, функциям преобразования текста в речь и встроенным средствам письма, это одна из самых интересных и доступных программ домашнего обучения для детей с особыми потребностями.

Как Time4Learning работает для студентов с особыми потребностями

Time4Learning – отличный партнер для домашнего обучения и после учебы, потому что он предлагает каждому ребенку свой собственный путь обучения с анимированными уроками, интерактивными упражнениями, оценками модулей и встроенными распечатываемыми рабочими листами для подкрепления. Вот еще несколько способов, которыми учебная программа Time4Learning решает особые потребности в обучении:

  • Действия четко организованы и единообразно отформатированы на каждом уровне.
  • Концепции повторяются, анализируются и резюмируются для ясности.
  • Языковые художественные тексты можно прочитать в Интернете или распечатать в формате PDF для использования в автономном режиме.
  • Студенты могут работать в своем собственном темпе на оценочных тестах и ​​в учебных мероприятиях.
  • Мероприятия обучают концепциям через песни, графику, видео.
  • Визуальные улучшения включают шрифт, размер шрифта, интервал и цвет для контраста.
  • Пули и нумерация используются при обучении концепциям.
  • Графические органайзеры используются для создания рубрик.
  • Графика и рисунки добавлены в протоколы и тесты.
  • Деятельность использует разный интеллект.
  • В мероприятиях используются интерактивные игры, головоломки и программы со встроенными функциями обратной связи и повторения.
  • Действия содержат задачи, которые разбиты на управляемые блоки, которые помогают повысить самооценку учащихся.
  • Мультимедиа в деятельности используется для активизации симпатического воображения и улучшения эмоционального интеллекта.

Комплексная программа от Pre-K до 12 класса Time4Learning может обогатить образовательные программы ваших детей, независимо от того, являются ли они особыми потребностями, общепринятыми или одаренными.

Time4Learning помог тысячам детей, почему бы не попробовать его сегодня? Нет долгосрочного контракта, и это делает обучение увлекательным. Нажмите здесь, чтобы узнать больше.

Истории успеха Time4Learning и особые потребности

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.