Чем полезна археология: Археолог чем эта работа полезна обществу?

Содержание

Так ли полезна археология? Кто же больше приносит вреда, ученые археологи или любители кладоискатели?

В настоящее время археологи пытаются очернить всех любителей металлодетекции мотивируя тем,что поисковики приносят только один вред и разрушают историю.А приносит ли вред археология и проводимые археологами раскопки? Археологи прикрываясь законом и мотивируя тем,что якобы изучают и воссоздают исторические факты,не задумываясь над последствиями и игнорируя законы божьи,раскапывают курганы,могильники,вскрывают гробницы.Чем же заканчиваются такие раскопки?Приведу несколько примеров.

В 2003 году в Зайсанском районе Казахстана археологи обнаружили богатое захоронение с множеством золотых украшений.Предположительно это было захоронение саков – племя обитавшее здесь еще в первом тысячелетии до нашей эры.Гробница оказалась поистине царская – россыпь золотых украшений,инкрустированных драгоценными камнями,жертвенные сосуды,украшения из бирюзы и нефрита.Радости археологов не было границ. Но вскоре после вскрытия гробницы,жителей Шиликтинской долины,места где она была найдена,стали преследовать бедствия и несчастья.Начались неприятности с погодой:то засуха,то буря или наводнения обрушивались на этот район.Люди стали жаловаться на плохой урожай,падеж скота.Участились случаи рождения детей с различными пороками.Местные аксакалы связывали беды со вскрытием могилы сакского царя.” Негоже священные кости осквернять “- говорили они.

В России в начале 90-х на Алтае,на плато Укок,раскопали могилу девушки – предположительно девушка была царских кровей.Через какое то время возросло число катаклизмов,как будто сама природа возмущалась осквернению могилы алтайской принцессы.Время от времени возникали жаркие споры о возвращении и перезахоронении “принцессы Укок “.Чем закончилась эта история не могу сказать,нет информации.

В 1941 году в мавзолее Гур-Эмир в Самарканде была найдена и вскрыта гробница Тимура Тамерлана.Узбеки считали это место своей святыней и категорически отказывались о принятии решения о проведении раскопок в мавзолее. Но мавзолей затопило и чтобы спасти содержавшиеся в нем артефакты,гробницу решили вскрыть.Интересен тот факт,что официальное распоряжение на вскрытие гробницы в Гур-Эмире было подписано самим Сталиным.Во время вскрытия гробницы возле мавзолея появились три почтенных старца.Один из них обратился к участникам археологической группы со словами:- ” Гробницу великого Тимура вскрывать нельзя! Великие беды обрушатся на мир если это сделать!” А другой продолжил,тыча пальцем в страницу увесистой книги:-” В этой книге написано:” Кто вскроет могилу Тамерлана – выпустит на волю дух войны.И будет бойня такая кровавая и страшная,какой мир не видал во веки веков!”Но археологи,будучи ярыми материалистами,отнеслись к заявлению старцев скептически.Работы по вскрытию гробницы и изъятию праха Тамерлана были закончены 21 июня 1941 года.На следующий день понеслись сводки о том,что немецкие войска пересекли границу и напали на Советский Союз.Началась самая кровопролитная в истории человечества война.Об истории произошедшей в Самарканде и о предостережении старцев узнал Жуков и рассказал Сталину. Сталин тут же повелел вернуть прах Тамерлана на родину.Великого Тамерлана вторично похоронили 20 ноября 1942 года.Что интересно,в эти же дни произошел перелом в Сталинградской битве,да и в ходе всей войны,советские войска перешли в контрнаступление.Что это,проклятие или же банальное совпадение?Лично мне,столкнувшимся с потусторонним миром,трудно поверить в совпадение.

Сейчас же умы археологов и историков будоражит захоронение основателя Великой монгольской империи – Чингизхана.А стоит ли вообще тревожить прах великого полководца.Последние слова Чингизхана,произнесенные им перед кончиной:”Как только мой прах найдут,на земле родится человек,который повторит мой путь,но ему удастся завоевать весь мир.”А что если эти слова окажутся пророческими?Возможно по этому могила Чингизхана была так тщательно спрятана,и по легенде было казнено 200 воинов принимавших участие в захоронении так же как и их палачи.

Выше перечисленное-деяния археологов.

Какой же вред наносят поисковики любители?Поисковики,которые ходят по распаханным деревням и полям,пляжам?Негативно настроенные археологи и историки будут не однократно утверждать,что по вытащенным из земли предметам невозможно воссоздать историю,временной контекст. Но так ли это?Также будут утверждать,что кладоискатели разрушают исторические памятники,приведут даже пример (с.Бушнево )но это больше вандализм с использованием металлоискателя,чем любительское хобби.Могу сказать только одно:единственный и неоспоримый вред который наносят поисковики-кладоискатели,ходящие по распаханным деревням и полям,а так же по тем местам которые не являются археологическими объектами и памятниками – это всего лишь не закопанные за собой ямки.

Господа негативно настроенные археологи и историки,посещающие этот сайт,хочу сказать вам лишь одно: не ищите ошибок в делах других людей не избавившись от собственных.

«Камням больше доверия, чем текстам» – Наука – Коммерсантъ

Директор Института археологии РАН Николай Макаров — о раскопках в Кремле, стремительном техническом прогрессе в археологии и о вкладе России в мировую археологическую науку.

— Москва — образец для подражания регионам, но примеры она дает разные. Какой из московских археологических подходов будет скорее усвоен регионами: подход Биржевой площади и улицы Тверской, где древности то ли оставлены под спудом, то ли пропали, или подход Ямы, где появилась фактически новая достопримечательность? И вообще, есть ли у археологии ресурс отстаивать научно-исторические позиции в противостоянии с коммерческим использованием территории памятников? Возможен ли симбиоз?

— Новые археологические экспозиции на местах раскопок или рядом с ними появляются каждый год. Возможно, они не очень заметны — страна-то большая,— но это факт. Из недавно открытых — церковь Благовещенья на Городище (остатки церкви начала XII века, раскрытые под храмом XIV века) в Новгороде, музей археологического дерева в Свияжске, горны для обжига изразцов в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре под Москвой. Поэтому столичная Яма — не единственный объект, хотя, может быть, наиболее заметный как место общения молодежи. В современном обществе есть запрос на такие объекты, следы древности привлекают людей, следовательно, у археологов есть основания отстаивать интересы памятников, идею их экспонирования там, где они обнаружены. Создание таких экспозиций обычно строится на компромиссе между высокой наукой и интересами коммерческого использования памятников. Мне кажется, что интерес к музейному показу археологических памятников на их изначальных местах — мировой тренд.

Он особенно заметен в мегаполисах, где новая урбанистическая среда фактически стерла историческую застройку.

Чем меньше вокруг подлинных элементов городской исторической среды — лепнины на фасадах, старинных оград, литых козырьков над подъездами, тем сильнее стремление выявить археологические объекты под городскими тротуарами и сохранить их в современном ландшафте. Вернуть, таким образом, в окружающий мир реалии прошлого, показать нашу связь с ним. Наше общество все меньше доверяет текстам, потому что после перехода на электронные носители стало легко их менять, а к камням гораздо больше доверия. Камни — свидетельство того, что история не выдумана.

Но страна у нас северная, и поэтому создание археологических экспозиций на местах раскопок — сложная техническая задача. В ответ на предложение о музеефикации того или иного объекта возникают вопросы: как это сделать технически и в какую сумму обойдется реализация оригинальных идей. Музеефикация, как правило, требует серьезных средств и сложных технических решений. Например, консервация деревянных построек, открытых археологами во влажном культурном слое городов, остается трудноразрешимой проблемой.

Допетровские русские города — деревянные, но разработать простые технологии сохранения срубов и мостовых на местах раскопок до последнего времени никому не удавалось. Первый в России музей археологического дерева был открыт в прошлом году в Свияжске, в нем экспонируются в основном постройки XVII века. Создание этого музея — апробация новых технологий, разработанных специалистами из Татарстана.

Проще — с технической точки зрения — решаются проблемы музеефикации археологических объектов на юге, где мы имеем дело с остатками каменных построек. После больших спасательных раскопок 2017–2018 годов в Крыму Институт археологии предложил музеефицировать античную усадьбу Манитра вблизи Керчи, курган Госпитальный, насыпь которого восстановлена после исследования, мостик XVIII века на старой дороге в Белогорском районе. Подготовка предложений по созданию музейных объектов, с формальной точки зрения, не входит в плановые задания научного института. Но эта работа — часть сохранения наследия, кто-то должен брать на себя инициативу.

— В связи с коммерческим использованием: есть ли интерес бизнеса к археологическим исследованиям?

— Интерес сдержанный. Скорее это у археологов есть интерес к привлечению бизнеса к финансированию исследований. Сейчас бизнес поддерживает отдельные проекты: например, исследования античной Фанагории проходят при поддержке фонда «Вольное дело» Олега Дерипаски. Есть еще несколько проектов, в которых принимают участие предприниматели, но это единицы.

— В этом году отмечается столетие российской археологии. Какие ее достижения вы бы назвали главными? Что имеет мировое значение?

— Если говорить о мировых достижениях, то это, конечно же, раскопки в Новгороде, открытие берестяных грамот, средневековых городских усадеб с деревянными постройками, становление особого направления изучения русского средневековья, объединяющего исследование текстов и памятников материальной культуры. Это также открытие палеолитических памятников Евразии: палеолитических стоянок, жилищ и погребений, палеолитического искусства во всех формах, от росписей Каповой пещеры до статуэтки бизона, обнаруженной на Зарайской стоянке.

Всемирную известность получили палеолитические погребения, открытые на Сунгирской стоянке под Владимиром, со сложным погребальным обрядом и уникальным комплексом украшений и произведений искусства. Не менее известны и «замерзшие могилы» Алтая скифского времени (Пазырык, Укок) с мумифицированными останками умерших, деревянными погребальными сооружениями, утварью и одеждами, сохранившимися в мерзлоте. Эти памятники позволяют представить культуру и повседневную жизнь кочевников раннего железного века с необычайной полнотой. Я часто вспоминаю, как на турецком рынке торговец, узнав, что я из России, сказал: «Пазырык!». В одном из курганов Пазырыка в 1949 году был найден древнейший известный науке ковер, который сейчас экспонируется в Эрмитаже.

Главное достижение академической археологии советского времени, безусловно,— создание общей панорамы древней и средневековой истории Евразии, построенной на археологических материалах. Археология проявила себя как интегрирующая дисциплина, она взяла на себя ответственность за создание целостной картины смены культур, движения народов, начала урбанизации, становления ранних государств.

Важное и недооцененное еще достижение последних лет — российская практика спасательной археологии, задавшая новые, более высокие стандарты сохранения наследия. Она предполагает полный охват раскопками участков с археологическими памятниками на новостройках, подробное научное документирование древностей, централизованное хранение документации о полевых работах в одном архиве, доступном для всех специалистов. За два последних десятилетия благодаря спасательным раскопкам накоплен огромный массив новых археологических материалов, в том числе о тех объектах, которые ранее были малоизвестны, например, о монастырях Московской Руси или средневековых сельских поселениях.

— Как новые технологии повлияли на развитие археологии? Удается ли в России их применять?

— Мы уже перестали замечать, насколько сильно современные технические средства изменили качество научного документирования древних памятников и само их видение. Мы, например, сегодня можем целиком охватить взглядом античную усадьбу, подняв квадрокоптер над раскопанной Манитрой. Она как на ладони. Сейчас это воспринимается как должное, но в действительности — это огромный рывок, ведь еще недавно, чтобы составить план античного или средневекового сельского поселения, представить его структуру, мы соединяли листы чертежей, сделанных на миллиметровке. Современная цифровая документация, точно фиксирующая все детали древних построек и погребальных памятников, как бы дает им вторую жизнь, когда сами объекты после раскопок физически перестали существовать, и делает продуктивным повторное обращение к этим материалам в будущем. Документация, которую мы получили от наших предшественников, зачастую неполна и несовершенна. Нерезкие черно-белые фотографии, схематические чертежи, сделанные 30–40 лет назад, оставляют без ответа многие вопросы о характере исследованных тогда построек и погребальных комплексов.

На вооружении современной археологии — геоинформационные системы, открывающие новые возможности для точной привязки и пространственного анализа древних памятников, различные методы геофизической разведки, выявляющие древние конструкции и сооружения, невидимые на современной поверхности, изотопный анализ костных остатков, широко используемый для изучения диеты, образа жизни и мобильности.

Ядерно-физические методы позволяют значительно детализировать наше видение отдельных древних предметов, определить материалы, из которых они изготовлены, реконструировать технологии их производства и первоначальный облик.

Только один пример — античная терракота, найденная под Крымским мостом весной 2017 года в ходе спасательных раскопок. Скульптура, изображающая мужскую голову,— один из самых ярких предметов античного искусства, обнаруженных в Причерноморье в последние десятилетия. Но предмет загадочный и трудный для изучения. Терракота найдена в перемешанном слое, часть ее утрачена, неизвестно, что она представляла собой в целом виде, как использовалась (очевидно, это часть какого-то декора), как выглядела изначально. Изучение терракоты в Курчатовском институте с помощью комплекса аналитических методов (оптическая и растровая электронная микроскопия, энергодисперсионный рентгеновский микроанализ, рентгеновская дифракция, инфракрасная спектроскопия) выявило следы покрытия из смолы (сандарака) и красителей на различных участках скульптуры и позволило восстановить ее первоначальную раскраску.

Декор был полихромным: железистые соединения марганца использовались как темно-коричневый пигмент для окраски волос, бороды и усов керамической скульптуры, красная охра — для окраски губ. Известно, что большинство античных скульптур первоначально были полихромными, но поиски остатков красителей на их поверхности остаются сложной задачей. Особенно если скульптура находилась на морском дне. Это, конечно, детали, мелочи, но от точности деталей в конечном счете зависит достоверность научного видения прошлого.

— Позволяет ли финансирование археологии в полной мере вовлекать технологические достижения в работу? Как с этим на Западе?

— Ни в археологии, ни в других науках я не знаю ученых, которые считают, что у них достаточно финансов. Организация науки, запуск новых проектов — всегда поиски ресурсов, борьба за расширение финансирования. У археологии большие потребности в обновлении оборудования и технических средств, используемых на раскопках и в лабораториях: нужны квадрокоптеры, металлодетекторы, оборудование для геофизический разведки, 3D-сканеры и многое другое. Но для исследований, связанных с реконструкцией палеосреды или изучением древних материалов и технологий, собственной лабораторной базы археологических учреждений всегда будет недостаточно, необходима кооперация, сотрудничество с институтами, которые располагают более сложным и высокотехнологичным оборудованием и умеют им пользоваться. Надо ли держать в археологических лабораториях томографы, которые сейчас широко используются для изучения внутреннего строения археологических предметов,— или лучше выполнить томографию в институте технического профиля, заинтересованном в междисциплинарных проектах?

А у институтов историко-филологического профиля, хранителей архивных собраний и музейных коллекций — общая проблема: оснащение современным оборудованием для модернизации хранилищ, оцифровки архивных документов, развития информационных систем, создания навигации, обеспечивающей удобный доступ к оцифрованным материалам. Главный технический рывок, который предстоит сделать в ближайшее время в этой сфере,— создание новой информационной среды, позволяющей исследователям более уверенно ориентироваться в этих материалах и использовать их целиком.

— Реформа Академии наук: что бы вы сказали о ее результатах?

— Результаты противоречивы. Реформа была шоком, но этот шок заставил многих мобилизоваться. А других, в том числе молодых, наоборот, оттолкнул от науки — слишком много риска, неизвестности, неясные перспективы. Историки понимают, что структуры управления не могут быть неподвижными, прежняя система была настроена в советское время и было вполне ожидаемо, что она будет меняться. Но если предполагалось, что реформа обеспечит качественный прорыв, то эта задача не выполнена. Институт археологии, как и многие другие научные учреждения, адаптировался к новым формам управления, однако я уже говорил, что общая задача модернизации гуманитарных институтов не решена. Управление наукой сегодня избыточно усложнено и зарегулировано, и это не злая воля российских бюрократов, а скорее общемировое поветрие. В России, где ресурсов в науке меньше, наступление бюрократии ощущается особенно болезненно. Система управления должна быть перенастроена так, чтобы она стала более гибкой, рассчитанной на самоорганизацию. Ученые должны быть полнее вовлечены в управление этой сферой.

— Кремль — центр принятия решений, в том числе о реформе, но ваш институт ведет в Кремле раскопки. Каковы особенности этой работы? Как реагирует высокое начальство на достижения кремлевских археологов?

— 12 июня президент побывал на месте раскопок, осмотрел остатки здания Новых приказов, открытые в Большом Кремлевском сквере, подержал в руках ложку, найденную в раскопе. Археологи присутствуют в Кремле не как консультанты по управлению наукой, а как исследовательская команда, занятая своим профессиональным делом. Конечно, Кремль — непростое место для организации раскопок.

Археологические древности Кремля всегда были в тени соборов, дворцов и крепостных башен, но кремлевский культурный слой может дать ответы на некоторые важные вопросы русской истории. Это проблема начала возвышения Москвы, прояснение причин и обстоятельств подъема одного из обычных, казалось бы, рядовых городов Северо-Восточной Руси, превращения его во властный центр огромного государства.

Это и проблема формирования культуры и идентичности Московской Руси XIV–XVII веков. Материальные памятники открывают самое начало кристаллизации особых московских традиций и самосознания.

В этом году мы впервые начали раскопки в центральной части Кремля, в 70 метрах от Архангельского собора. Задача исследований — получить полный стратиграфический разрез, отражающий последовательность и характер формирования культурных отложений в этой части кремлевского холма, от начала его заселения до устройства Кремлевского сквера на краю высокой коренной террасы Москвы-реки в 1950-е годы. Зафиксировать слои, связанные с различными периодами, собрать происходящие из этих слоев находки, проследить, как меняется их состав и характер.

Но археологические раскопки трудно планировать во всех деталях. На значительной части раскопа на глубине около полутора метров были выявлены остатки монументального здания Новых приказов, где размещались центральные органы управления Московского государства конца XVII века. Это здание было построено в 1675–1683 годах и разобрано Василием Баженовым в 1770 году. Само присутствие фундаментов Новых приказов на исследуемом участке не было неожиданностью, здание известно по рисункам и чертежам XVIII века, остатки его были открыты в 2018 году в наших разведочных шурфах. Но мы не предполагали, что это было столь внушительное сооружение — толщина стен более двух метров! — и что части его цоколя и фундаменты не были разобраны при Екатерине II. Присутствие белокаменных кладок XVII века не дает возможности исследовать более древние напластования на всей площади раскопа, следуя первоначальному плану. Но это большая удача. Открыта забытая постройка, один из значимых элементов Кремлевского ансамбля конца XVII–XVIII веков.

Раскопки ведутся в открытом режиме, за ходом работ можно наблюдать со смотровой площадки, некоторые находки выставлены в витринах. Археология возвращает хотя бы на время проведения раскопок в современное пространство Кремля один из утраченных памятников, здание, в котором в XVII веке было сосредоточено управление огромной страной.

Археологический проект в Кремле — признание ценности археологического наследия, в том числе памятников Московской Руси, сохранению которых долгое время не придавали значения. Внимательное отношение к археологии в Кремле — своего рода знак, пример, хотелось бы, чтобы он был воспринят и в других регионах.

— Ваш предмет раскопок — Суздаль. Что нового стало известно о Суздале после предыдущих лет раскопок?

— Суздаль интересен как один из древнейших центров Северо-Восточной Руси, как центр нового политического образования, которое с течением времени стало доминирующим в общерусском политическом пространстве. Сегодня мы знаем, что выход Северо-Восточной Руси на историческую арену связан не столько с возвышением городов (сначала Суздаля, потом — Владимира), сколько с формированием в X–XII веках густой сети сельских поселений в Суздальском Ополье, между Клязьмой и Плещеевым озером. Это своеобразное ядро Северо-Восточной Руси, археологический облик которого раскрылся благодаря полевым работам нашей экспедиции. Они ведутся без мало 20 лет. За это время мы прояснили динамику колонизации этой территории, организацию расселения, особенности культуры, идентифицировали среди почти 400 обследованных нами селищ узловые поселения X–XI веков, составлявшие каркас ранней системы расселения, и усадьбы знати XII–XIII веков.

Из двух выполняемых в этом году проектов, связанных с изучением Суздальской земли, один преследует цель выявления исчезнувших курганных могильников с использованием геофизики и дистанционной съемки территорий в различных режимах. Суздальское Ополье, как и многие другие территории центра Европейской России, еще в XIX веке сохраняло многочисленные средневековые некрополи с курганными насыпями. Хозяйственная деятельность, многовековая распашка, раскопки XIX века постепенно разрушили курганы, земляные насыпи оказались утрачены, а погребения сохранились. Проект, финансируемый Российским научным фондом, предполагает разработку специальных методов поиска таких могильников совместными усилиями археологов, географов и геофизиков.

Второй проект — исследование исторических сел Суздальского Ополья, их возникновения и развития. Большинство ныне существующих исторических сел в Суздальском Ополье впервые упомянуто в документах XV–XVI веков, но разведочные шурфы часто выявляют на их территории культурные напластования домонгольского времени. Мы выбрали четыре села в качестве эталонов и планируем детально изучить динамику их жизни, по материалам из шурфов. Проект реализуется при поддержке фонда «История Отечества», основные его исполнители — студенты-археологи. Деревенская тема, казалось бы, окрашена национальным историческим колоритом, но в действительности становление средневековых деревень исследуется сейчас в целом ряде европейских стран. С наибольшим размахом — в Великобритании, где основной рабочей силой для шурфовки выступают местные жители, волонтеры, проявляющие завидный энтузиазм. Британский опыт приобщения к археологии на собственных огородах может быть полезен и нам.

— В археологических экспедициях часто работают студенты и даже школьники — молодые люди. Как изменились их интересы за последние лет двадцать или тридцать?

— Молодые люди стали более прагматичными — и невозможно их за это осуждать. Но люди, чувствующие потребность изучать древности и остаться в науке, есть в каждом поколении, и нынешняя молодежь — не исключение. Плохо другое: мы почти потеряли систему профессионального археологического образования и сейчас с трудом ее восстанавливаем. В советское время кафедры археологии существовали во многих региональных вузах, но постепенно они был реорганизованы или закрыты. Сейчас археологов готовят кафедры МГУ, СПбГУ и нескольких других университетов. В 2017 году при поддержке Института археологии создана кафедра археологии в Государственном академическом гуманитарном университете. Это вторая кафедра археологии в Москве, которая может выпускать 10–15 студентов в дополнении к тем 10, которых ежегодно выпускает МГУ. Между тем потребность в археологах велика: нужда в спасательных раскопках растет, в музеях требуется ставить на хранение коллекции из новых раскопок, сфера сохранения наследия превращается в особую область со сложной бюрократией, требующей присутствия не только юристов, но и квалифицированных археологов.

— Как устроено ваше свободное время, если оно появляется? Каковы ваши интересы за пределами археологии?

— У археологов грань между рабочим и свободным временем до конца не определена: профессиональные дела приносят радость, но забирают почти все время. Но археология исключительно разнообразна по своим занятиям: от пеших разведочных маршрутов, участия в раскопках, до организации больших выставок, подготовки научных изданий, открытых лекций. Профессия заставляет перемещаться по стране, общаться с разными людьми, держать в поле зрения не только древности. Это жизнь, в которой, вероятно, должно быть чуть больше медитации и чуть меньше действия, но перестроить ее не удается.

Интервью взял Владимир Александров, группа «Прямая речь»

Как стать археологом в Германии

Если вы хотите стать археологом, вам необходимо успешно законченное высшее образование. В большинстве случаев требуется степень магистра и доктора.

Для многих стать археологом – это мечта с детства. Неудивительно, ведь археология предлагает захватывающую и разнообразную профессиональную область. Археологи исследуют древние культуры, выкапывают реликвии наших предков и собирают новые знания об истории человечества. Таким образом, археологи вносят важный вклад в реконструкцию и интерпретацию ранее живущих обществ. Археолог не только копается в земле, ему часто приходится работать детективом при оценке находок.

ОБУЧЕНИЕ АРХЕОЛОГИИ

Любой желающий стать археологом в Германии может сделать это только в рамках академического курса в университете. Бакалавриат включает в себя стандартный период обучения от 6 до 8 семестров, последующий курс магистратуры еще 2-4 семестра. С одной степенью бакалавра вы не можете работать археологом.

Археологов часто путают с палеонтологами. Однако между ними есть принципиальное различие: археологи имеют дело с человеческими реликвиями, в то время как палеонтологи изучают живые существа и природу до появления человека на земле.

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ

Если вы хотите изучать археологию, вам необходимо иметь аттестат об общем среднем образовании. Кроме того, в зависимости от предметной области, знание некоторых иностранных языков, таких как латинский или греческий, является обязательным. Для будущих археологов также часто требуются знания английского, итальянского или французского языка, так как во время учебы им приходится читать специализированную литературу на иностранных языках. Кроме того, в зависимости от университета, от вас могут ожидать соответствия дополнительным требованиям к поступлению, таким как Numerus clausus (NC).

Чтобы стать археологом, вы должны, прежде всего, быть гибкими и выносливыми и интересоваться историей. Раскопки – это тяжелая работа, требующая физической подготовки. Работа на открытом воздухе – даже при непогоде – должна приносить удовольствие. Вы также должны уметь быстро адаптироваться к условиям жизни за границей. Кроме того, умение работать в команде и социальная компетентность являются важными характеристиками археолога.

Следует также иметь в виду, что археологи тратят на раскопки лишь часть своего рабочего времени. Дополнительная осторожность и настойчивость требуются при сборке, маркировке или интерпретации находок в лаборатории или на рабочем месте.

КУРС ОБУЧЕНИЯ

Специальность археология включает в себя множество отдельных областей исследования. Их можно изучать как самостоятельный курс обучения или как основное направление в рамках историко-культурного обучения. Следующие курсы обучения предлагаются университетами Германии в области археологии: история первобытного общества и история раннего периода, археология римских провинций, археология средних веков, классическая археология, египтология, христианская археология, староамериканские исследования, переднеазиатская археология, древняя ориенталистика, археология современной эпохи, промышленная археология.

Для того, чтобы ознакомиться с основными археологическими инструментами, необходимо посещать лекции, упражнения и семинары. Они структурированы по темам и сгруппированы в модули. Некоторые из них являются обязательными, другие вы можете выбрать в соответствии с вашими интересами. Изучение модуля заканчиваются экзаменом. Оценки по этим экзаменам вместе с оценкой по итоговой диссертации составляют итоговую оценку обучения. Во время учебы нужно выполнять задания и сдавать экзамены, делать презентации и накапливать зачетные баллы.

Чтобы стать археологом, недостаточно просто изучить теорию. Необходимо уметь применять свои теоретические знания на практике. Именно поэтому вы будете проходить практику и принимать участие в экскурсиях во время учебы. На практических этапах можно познакомиться с порядком работы на раскопках или можно помочь в музее с концепцией и дизайном экспозиции.

Программа обучения по специальности «Археология» обычно завершается после 6-8 семестров защитой диссертации и присуждением степени бакалавра искусств (B.A.).

На последующей магистерской программе вы можете специализироваться в определенной области археологии: археология грунтовых вод, доисторическая археология, история раннего периода и археология римских провинций, христианская археология и византийская история искусств, филология древней ориенталистики.

СОДЕРЖАНИЕ ОБУЧЕНИЯ

Во время обучения археологии вы сначала приобретете глубокие специализированные знания, по крайней мере, в одной из археологических дисциплин, таких как классическая археология или ранняя и доисторическая археология. Кроме того, вы познакомитесь с археологическими методами и приобретете практический опыт в полевых исследованиях и раскопках.

Количество и содержание модулей, которые необходимо изучить, варьируется в зависимости от университета и предметной области. Если вы хотите стать классическим археологом, курс обучения будет содержать: введение в классическую археологию, методы и научная история классической археологии, греческая археология, римская археология, археология римских провинций, доисторическая эпоха Греции, доисторическая эпоха Италии, стилистика и наука о формах (архитектура, пластика, керамика, живопись, мозаика, иконография), мифология, памятники эпохи, местности или региона, практика с оригиналами и копиями, археологическая практика по раскопкам и измерениям, практические упражнения по музеям, экскурсии.

Поскольку для работы археологов требуются научно-технические знания, в учебную программу включены также такие предметы, как археометрия или технология геодезической съемки. Знание иностранных языков необходимо, если вы хотите стать археологом. Если вы не обладаете знаниями иностранных языков, вам придется приобрести их во время учебы.

ВОЗМОЖНОСТИ

Более 30 немецких университетов предлагают обучение в области археологии. Классические археологи обучаются, например, в Рейнском Боннском университете Фридриха Вильгельма, в университете Эрлангена-Нюрнберга или в Гейдельбергском университете имени Рупрехта и Карла. Марбургский университет имени Филиппа и Майнцский университет имени Иоганна Гутенберга пользуются хорошей репутацией в области обучения доисторической эпохе и истории раннего периода. Также существует возможность изучать египтологию в Лейпцигском университете или промышленную археологию в Техническом университете Фрайбергской горной академии. Можно стать археологом в Университете Лестера в рамках курса дистанционного обучения. Популярные курсы археологии в Германии: археология в Кёльнском университете, археология, история, ландшафт в Вестфальском университете имени Вильгельма, классическая археология в Тюбингенском университете Эберхарда и Карла, классическая археология во Франкфуртском университете имени Иоганна Вольфганга Гёте, археология Европы в Галле-Виттенбергском университете имени Мартина Лютера.

ОКОНЧАНИЕ ОБУЧЕНИЯ

По окончании обучения археологии на бакалавриате вам будет присвоена академическая степень бакалавра искусств. В основном, бакалавр должен быть степенью, которая дает право на получение профессии. Если вы хотите стать археологом, степень бакалавра – это только первый шаг. Необходимо получить степень магистра искусств (M.A.) в области археологии и, как правило, докторскую степень.

ПОСЛЕ ОБУЧЕНИЯ

У археологов часто бывают трудности с началом карьеры после окончания университета. Открытые вакансии, как правило, заполняются большим количеством высококвалифицированных кандидатов. Поэтому во время практики необходимо установить первые контакты и приобрести практический опыт. Работа в качестве ассистента, например, в музее или в университете, как правило, полезна для последующего трудоустройства в государственном секторе. Чтобы иметь хоть какой-то шанс на рынке труда, вы должны получить докторскую степень после получения степени магистра.

ЗАДАЧИ АРХЕОЛОГА

В зависимости от специальности у археолога различные задачи. В рамках исследовательского проекта археолог, например, отвечает за раскопки. Археолог пронумеровывает, документирует и интерпретирует находки, обнаруженные в ходе данного проекта, в связи с их местоположением. Изучение источников и специальной литературы имеет важное значение для правильной исторической классификации раскопок. Сравнение с другими находками или объектами также является частью работы археолога.

НАЧАЛО КАРЬЕРЫ

Начинать карьеру археологам не всегда легко. Докторская степень теперь считается обязательной. Без практического опыта, без работы в качестве ассистента или в качестве помощника при раскопках сейчас практически невозможно стать археологом. Многие рабочие места, особенно в государственном секторе, являются временными. Как правило, временные контракты используются для проведения мероприятий, связанных с проектами, такими как подготовка специальных выставок в музеях.

Большинство археологов работают в государственном секторе. Здесь, как правило, карьера начинается с волонтерской деятельности. Во время этой деятельности можно пройти дополнительное обучение в течение 12-24 месяцев и ознакомиться с процессами работы и официальными каналами. Возможности найти работу: в музеях, в управлениях по сохранению археологических памятников, в университетах, в исследовательских институтах.

Частные компании, занимающиеся раскопками, время от времени ищут археологов, также и международные организации. Археологи также работают в специализированных издательствах и журналах, в сфере управления культурой или в туристической отрасли. Вы также можете создать свою собственную компанию по раскопкам.

ЗАРПЛАТА АРХЕОЛОГА В ГЕРМАНИИ

Заработок археолога варьируется в зависимости от работодателя, места работы и личной квалификации. Начинающий археолог обычно зарабатывает не более 1 700 евро до вычета налогов в месяц. По мере увеличения профессионального опыта можно зарабатывать от 3 500 до 4 700 евро до вычета налогов в месяц в качестве наемного археолога в государственном секторе.

АЛЬТЕРНАТИВА

Если вы хотите стать археологом, альтернативы университетскому образованию нет. Если у вас нет аттестата об общем среднем образовании, или вы не хотите идти по длинному пути получения степени бакалавра, магистра или доктора, вы все равно можете работать в области археологии.

Одна из возможностей – работать помощником по раскопкам. Для этого, как правило, не требуется никакого специального обучения. Помощники по раскопкам помогают археологам, беря на себя работу с экскаватором, лопатой и с киркой. Помощники по раскопкам также участвуют в извлечении находок. Они удаляют грязь из находок, пронумеровывают и упаковывают их надлежащим образом.

Альтернативой изучению археологии может быть обучение в качестве специалиста по раскопкам. Технические специалисты по раскопкам берут на себя техническое руководство археологическими и палеонтологическими раскопками. Они разрабатывают участки и применяют специальные методы раскопок, документирования и восстановления. В их задачи входит изучение участка раскопок, подготовка и последующая обработка мест раскопок, а также надлежащее извлечение и хранение находок. Научиться технике раскопок можно в рамках трехлетнего курса повышения квалификации или в университете прикладных наук. Техническое обучение, например, в качестве столяра или инженера-мехатроника, как правило, является обязательным условием для подготовки специалиста по ведению раскопок.

Если у вас есть квалификация для поступления в технический колледж (Fachhochschulreife), вам также может быть интересно учиться на реставратора. Реставраторы несут ответственность за сохранение и реставрацию археологических находок. Обычно они работают в лабораториях и специальных мастерских в музеях или в государственных учреждениях.

Николай Макаров: «Камням больше доверия, чем текстам»

Подробности
Категория: События
Опубликовано: 12 ноября 2019

Член президиума Российского исторического общества, вице-президент РАН, академик РАН, директор Института археологии Российской академии наук Николай Макаров рассказал журналу «Коммерсантъ Наука» о раскопках в Кремле, стремительном техническом прогрессе в археологии и о вкладе России в мировую археологическую науку.

— Москва — образец для подражания регионам, но примеры она дает разные. Какой из московских археологических подходов будет скорее усвоен регионами: подход Биржевой площади и улицы Тверской, где древности то ли оставлены под спудом, то ли пропали, или подход Ямы, где появилась фактически новая достопримечательность? И вообще, есть ли у археологии ресурс отстаивать научно-исторические позиции в противостоянии с коммерческим использованием территории памятников? Возможен ли симбиоз?

— Новые археологические экспозиции на местах раскопок или рядом с ними появляются каждый год. Возможно, они не очень заметны — страна-то большая,— но это факт. Из недавно открытых — церковь Благовещенья на Городище (остатки церкви начала XII века, раскрытые под храмом XIV века) в Новгороде, музей археологического дерева в Свияжске, горны для обжига изразцов в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре под Москвой. Поэтому столичная Яма — не единственный объект, хотя, может быть, наиболее заметный как место общения молодежи. В современном обществе есть запрос на такие объекты, следы древности привлекают людей, следовательно, у археологов есть основания отстаивать интересы памятников, идею их экспонирования там, где они обнаружены. Создание таких экспозиций обычно строится на компромиссе между высокой наукой и интересами коммерческого использования памятников. Мне кажется, что интерес к музейному показу археологических памятников на их изначальных местах — мировой тренд.

Он особенно заметен в мегаполисах, где новая урбанистическая среда фактически стерла историческую застройку. Чем меньше вокруг подлинных элементов городской исторической среды — лепнины на фасадах, старинных оград, литых козырьков над подъездами, тем сильнее стремление выявить археологические объекты под городскими тротуарами и сохранить их в современном ландшафте. Вернуть, таким образом, в окружающий мир реалии прошлого, показать нашу связь с ним. Наше общество все меньше доверяет текстам, потому что после перехода на электронные носители стало легко их менять, а к камням гораздо больше доверия. Камни — свидетельство того, что история не выдумана.

Но страна у нас северная, и поэтому создание археологических экспозиций на местах раскопок — сложная техническая задача. В ответ на предложение о музеефикации того или иного объекта возникают вопросы: как это сделать технически и в какую сумму обойдется реализация оригинальных идей. Музеефикация, как правило, требует серьезных средств и сложных технических решений. Например, консервация деревянных построек, открытых археологами во влажном культурном слое городов, остается трудноразрешимой проблемой. Допетровские русские города — деревянные, но разработать простые технологии сохранения срубов и мостовых на местах раскопок до последнего времени никому не удавалось. Первый в России музей археологического дерева был открыт в прошлом году в Свияжске, в нем экспонируются в основном постройки XVII века.

Создание этого музея — апробация новых технологий, разработанных специалистами из Татарстана.

Проще — с технической точки зрения — решаются проблемы музеефикации археологических объектов на юге, где мы имеем дело с остатками каменных построек. После больших спасательных раскопок 2017–2018 годов в Крыму Институт археологии предложил музеефицировать античную усадьбу Манитра вблизи Керчи, курган Госпитальный, насыпь которого восстановлена после исследования, мостик XVIII века на старой дороге в Белогорском районе. Подготовка предложений по созданию музейных объектов, с формальной точки зрения, не входит в плановые задания научного института. Но эта работа — часть сохранения наследия, кто-то должен брать на себя инициативу.

— В связи с коммерческим использованием: есть ли интерес бизнеса к археологическим исследованиям?

— Интерес сдержанный. Скорее это у археологов есть интерес к привлечению бизнеса к финансированию исследований. Сейчас бизнес поддерживает отдельные проекты: например, исследования античной Фанагории проходят при поддержке фонда «Вольное дело» Олега Дерипаски. Есть еще несколько проектов, в которых принимают участие предприниматели, но это единицы.

Академик Макаров показывает раскоп съемочной группе
Фото: Институт археологии РАН

— В этом году отмечается столетие российской археологии. Какие ее достижения вы бы назвали главными? Что имеет мировое значение?

— Если говорить о мировых достижениях, то это, конечно же, раскопки в Новгороде, открытие берестяных грамот, средневековых городских усадеб с деревянными постройками, становление особого направления изучения русского средневековья, объединяющего исследование текстов и памятников материальной культуры. Это также открытие палеолитических памятников Евразии: палеолитических стоянок, жилищ и погребений, палеолитического искусства во всех формах, от росписей Каповой пещеры до статуэтки бизона, обнаруженной на Зарайской стоянке. Всемирную известность получили палеолитические погребения, открытые на Сунгирской стоянке под Владимиром, со сложным погребальным обрядом и уникальным комплексом украшений и произведений искусства. Не менее известны и «замерзшие могилы» Алтая скифского времени (Пазырык, Укок) с мумифицированными останками умерших, деревянными погребальными сооружениями, утварью и одеждами, сохранившимися в мерзлоте. Эти памятники позволяют представить культуру и повседневную жизнь кочевников раннего железного века с необычайной полнотой. Я часто вспоминаю, как на турецком рынке торговец, узнав, что я из России, сказал: «Пазырык!». В одном из курганов Пазырыка в 1949 году был найден древнейший известный науке ковер, который сейчас экспонируется в Эрмитаже.

Главное достижение академической археологии советского времени, безусловно,— создание общей панорамы древней и средневековой истории Евразии, построенной на археологических материалах. Археология проявила себя как интегрирующая дисциплина, она взяла на себя ответственность за создание целостной картины смены культур, движения народов, начала урбанизации, становления ранних государств.

Важное и недооцененное еще достижение последних лет — российская практика спасательной археологии, задавшая новые, более высокие стандарты сохранения наследия. Она предполагает полный охват раскопками участков с археологическими памятниками на новостройках, подробное научное документирование древностей, централизованное хранение документации о полевых работах в одном архиве, доступном для всех специалистов. За два последних десятилетия благодаря спасательным раскопкам накоплен огромный массив новых археологических материалов, в том числе о тех объектах, которые ранее были малоизвестны, например, о монастырях Московской Руси или средневековых сельских поселениях.

— Как новые технологии повлияли на развитие археологии? Удается ли в России их применять?

— Мы уже перестали замечать, насколько сильно современные технические средства изменили качество научного документирования древних памятников и само их видение. Мы, например, сегодня можем целиком охватить взглядом античную усадьбу, подняв квадрокоптер над раскопанной Манитрой. Она как на ладони. Сейчас это воспринимается как должное, но в действительности — это огромный рывок, ведь еще недавно, чтобы составить план античного или средневекового сельского поселения, представить его структуру, мы соединяли листы чертежей, сделанных на миллиметровке. Современная цифровая документация, точно фиксирующая все детали древних построек и погребальных памятников, как бы дает им вторую жизнь, когда сами объекты после раскопок физически перестали существовать, и делает продуктивным повторное обращение к этим материалам в будущем. Документация, которую мы получили от наших предшественников, зачастую неполна и несовершенна. Нерезкие черно-белые фотографии, схематические чертежи, сделанные 30–40 лет назад, оставляют без ответа многие вопросы о характере исследованных тогда построек и погребальных комплексов.

На вооружении современной археологии — геоинформационные системы, открывающие новые возможности для точной привязки и пространственного анализа древних памятников, различные методы геофизической разведки, выявляющие древние конструкции и сооружения, невидимые на современной поверхности, изотопный анализ костных остатков, широко используемый для изучения диеты, образа жизни и мобильности.

Ядерно-физические методы позволяют значительно детализировать наше видение отдельных древних предметов, определить материалы, из которых они изготовлены, реконструировать технологии их производства и первоначальный облик.

Только один пример — античная терракота, найденная под Крымским мостом весной 2017 года в ходе спасательных раскопок. Скульптура, изображающая мужскую голову,— один из самых ярких предметов античного искусства, обнаруженных в Причерноморье в последние десятилетия. Но предмет загадочный и трудный для изучения. Терракота найдена в перемешанном слое, часть ее утрачена, неизвестно, что она представляла собой в целом виде, как использовалась (очевидно, это часть какого-то декора), как выглядела изначально. Изучение терракоты в Курчатовском институте с помощью комплекса аналитических методов (оптическая и растровая электронная микроскопия, энергодисперсионный рентгеновский микроанализ, рентгеновская дифракция, инфракрасная спектроскопия) выявило следы покрытия из смолы (сандарака) и красителей на различных участках скульптуры и позволило восстановить ее первоначальную раскраску. Декор был полихромным: железистые соединения марганца использовались как темно-коричневый пигмент для окраски волос, бороды и усов керамической скульптуры, красная охра — для окраски губ. Известно, что большинство античных скульптур первоначально были полихромными, но поиски остатков красителей на их поверхности остаются сложной задачей. Особенно если скульптура находилась на морском дне. Это, конечно, детали, мелочи, но от точности деталей в конечном счете зависит достоверность научного видения прошлого.

Фото: Института археологии РАН

— Позволяет ли финансирование археологии в полной мере вовлекать технологические достижения в работу? Как с этим на Западе?

— Ни в археологии, ни в других науках я не знаю ученых, которые считают, что у них достаточно финансов. Организация науки, запуск новых проектов — всегда поиски ресурсов, борьба за расширение финансирования. У археологии большие потребности в обновлении оборудования и технических средств, используемых на раскопках и в лабораториях: нужны квадрокоптеры, металлодетекторы, оборудование для геофизический разведки, 3D-сканеры и многое другое. Но для исследований, связанных с реконструкцией палеосреды или изучением древних материалов и технологий, собственной лабораторной базы археологических учреждений всегда будет недостаточно, необходима кооперация, сотрудничество с институтами, которые располагают более сложным и высокотехнологичным оборудованием и умеют им пользоваться. Надо ли держать в археологических лабораториях томографы, которые сейчас широко используются для изучения внутреннего строения археологических предметов,— или лучше выполнить томографию в институте технического профиля, заинтересованном в междисциплинарных проектах?

А у институтов историко-филологического профиля, хранителей архивных собраний и музейных коллекций — общая проблема: оснащение современным оборудованием для модернизации хранилищ, оцифровки архивных документов, развития информационных систем, создания навигации, обеспечивающей удобный доступ к оцифрованным материалам. Главный технический рывок, который предстоит сделать в ближайшее время в этой сфере,— создание новой информационной среды, позволяющей исследователям более уверенно ориентироваться в этих материалах и использовать их целиком.

— Реформа Академии наук: что бы вы сказали о ее результатах?

— Результаты противоречивы. Реформа была шоком, но этот шок заставил многих мобилизоваться. А других, в том числе молодых, наоборот, оттолкнул от науки — слишком много риска, неизвестности, неясные перспективы. Историки понимают, что структуры управления не могут быть неподвижными, прежняя система была настроена в советское время и было вполне ожидаемо, что она будет меняться. Но если предполагалось, что реформа обеспечит качественный прорыв, то эта задача не выполнена. Институт археологии, как и многие другие научные учреждения, адаптировался к новым формам управления, однако я уже говорил, что общая задача модернизации гуманитарных институтов не решена. Управление наукой сегодня избыточно усложнено и зарегулировано, и это не злая воля российских бюрократов, а скорее общемировое поветрие. В России, где ресурсов в науке меньше, наступление бюрократии ощущается особенно болезненно. Система управления должна быть перенастроена так, чтобы она стала более гибкой, рассчитанной на самоорганизацию. Ученые должны быть полнее вовлечены в управление этой сферой.

Фото: Институт археологии РАН

— Кремль — центр принятия решений, в том числе о реформе, но ваш институт ведет в Кремле раскопки. Каковы особенности этой работы? Как реагирует высокое начальство на достижения кремлевских археологов?

— 12 июня президент побывал на месте раскопок, осмотрел остатки здания Новых приказов, открытые в Большом Кремлевском сквере, подержал в руках ложку, найденную в раскопе. Археологи присутствуют в Кремле не как консультанты по управлению наукой, а как исследовательская команда, занятая своим профессиональным делом. Конечно, Кремль — непростое место для организации раскопок.

Археологические древности Кремля всегда были в тени соборов, дворцов и крепостных башен, но кремлевский культурный слой может дать ответы на некоторые важные вопросы русской истории. Это проблема начала возвышения Москвы, прояснение причин и обстоятельств подъема одного из обычных, казалось бы, рядовых городов Северо-Восточной Руси, превращения его во властный центр огромного государства.

Это и проблема формирования культуры и идентичности Московской Руси XIV–XVII веков. Материальные памятники открывают самое начало кристаллизации особых московских традиций и самосознания.

В этом году мы впервые начали раскопки в центральной части Кремля, в 70 метрах от Архангельского собора. Задача исследований — получить полный стратиграфический разрез, отражающий последовательность и характер формирования культурных отложений в этой части кремлевского холма, от начала его заселения до устройства Кремлевского сквера на краю высокой коренной террасы Москвы-реки в 1950-е годы. Зафиксировать слои, связанные с различными периодами, собрать происходящие из этих слоев находки, проследить, как меняется их состав и характер.

Но археологические раскопки трудно планировать во всех деталях. На значительной части раскопа на глубине около полутора метров были выявлены остатки монументального здания Новых приказов, где размещались центральные органы управления Московского

государства конца XVII века. Это здание было построено в 1675–1683 годах и разобрано Василием Баженовым в 1770 году. Само присутствие фундаментов Новых приказов на исследуемом участке не было неожиданностью, здание известно по рисункам и чертежам XVIII века, остатки его были открыты в 2018 году в наших разведочных шурфах. Но мы не предполагали, что это было столь внушительное сооружение — толщина стен более двух метров! — и что части его цоколя и фундаменты не были разобраны при Екатерине II. Присутствие белокаменных кладок XVII века не дает возможности исследовать более древние напластования на всей площади раскопа, следуя первоначальному плану. Но это большая удача. Открыта забытая постройка, один из значимых элементов Кремлевского ансамбля конца XVII–XVIII веков.

Раскопки ведутся в открытом режиме, за ходом работ можно наблюдать со смотровой площадки, некоторые находки выставлены в витринах. Археология возвращает хотя бы на время проведения раскопок в современное пространство Кремля один из утраченных памятников, здание, в котором в XVII веке было сосредоточено управление огромной страной.

Археологический проект в Кремле — признание ценности археологического наследия, в том числе памятников Московской Руси, сохранению которых долгое время не придавали значения. Внимательное отношение к археологии в Кремле — своего рода знак, пример, хотелось бы, чтобы он был воспринят и в других регионах.

Фото: Институт археологии РАН

— Ваш предмет раскопок — Суздаль. Что нового стало известно о Суздале после предыдущих лет раскопок?

— Суздаль интересен как один из древнейших центров Северо-Восточной Руси, как центр нового политического образования, которое с течением времени стало доминирующим в общерусском политическом пространстве. Сегодня мы знаем, что выход Северо-Восточной Руси на историческую арену связан не столько с возвышением городов (сначала Суздаля, потом — Владимира), сколько с формированием в X–XII веках густой сети сельских поселений в Суздальском Ополье, между Клязьмой и Плещеевым озером. Это своеобразное ядро Северо-Восточной Руси, археологический облик которого раскрылся благодаря полевым работам нашей экспедиции. Они ведутся без мало 20 лет. За это время мы прояснили динамику колонизации этой территории, организацию расселения, особенности культуры, идентифицировали среди почти 400 обследованных нами селищ узловые поселения X–XI веков, составлявшие каркас ранней системы расселения, и усадьбы знати XII–XIII веков.

Из двух выполняемых в этом году проектов, связанных с изучением Суздальской земли, один преследует цель выявления исчезнувших курганных могильников с использованием геофизики и дистанционной съемки территорий в различных режимах. Суздальское Ополье, как и многие другие территории центра Европейской России, еще в XIX веке сохраняло многочисленные средневековые некрополи с курганными насыпями. Хозяйственная деятельность, многовековая распашка, раскопки XIX века постепенно разрушили курганы, земляные насыпи оказались утрачены, а погребения сохранились. Проект, финансируемый Российским научным фондом, предполагает разработку специальных методов поиска таких могильников совместными усилиями археологов, географов и геофизиков.

Второй проект — исследование исторических сел Суздальского Ополья, их возникновения и развития. Большинство ныне существующих исторических сел в Суздальском Ополье впервые упомянуто в документах XV–XVI веков, но разведочные шурфы часто выявляют на их территории культурные напластования домонгольского времени. Мы выбрали четыре села в качестве эталонов и планируем детально изучить динамику их жизни, по материалам из шурфов. Проект реализуется при поддержке фонда «История Отечества», основные его исполнители — студенты-археологи. Деревенская тема, казалось бы, окрашена национальным историческим колоритом, но в действительности становление средневековых деревень исследуется сейчас в целом ряде европейских стран. С наибольшим размахом — в Великобритании, где основной рабочей силой для шурфовки выступают местные жители, волонтеры, проявляющие завидный энтузиазм. Британский опыт приобщения к археологии на собственных огородах может быть полезен и нам.

Скульптура, изображающая мужскую голову,— один из самых ярких предметов античного искусства, обнаруженных в Причерноморье в последние десятилетия
Фото: Институт археологии РАН

— В археологических экспедициях часто работают студенты и даже школьники — молодые люди. Как изменились их интересы за последние лет двадцать или тридцать?

— Молодые люди стали более прагматичными — и невозможно их за это осуждать. Но люди, чувствующие потребность изучать древности и остаться в науке, есть в каждом поколении, и нынешняя молодежь — не исключение. Плохо другое: мы почти потеряли систему профессионального археологического образования и сейчас с трудом ее восстанавливаем. В советское время кафедры археологии существовали во многих региональных вузах, но постепенно они был реорганизованы или закрыты. Сейчас археологов готовят кафедры МГУ, СПбГУ и нескольких других университетов. В 2017 году при поддержке Института археологии создана кафедра археологии в Государственном академическом гуманитарном университете. Это вторая кафедра археологии в Москве, которая может выпускать 10–15 студентов в дополнении к тем 10, которых ежегодно выпускает МГУ. Между тем потребность в археологах велика: нужда в спасательных раскопках растет, в музеях требуется ставить на хранение коллекции из новых раскопок, сфера сохранения наследия превращается в особую область со сложной бюрократией, требующей присутствия не только юристов, но и квалифицированных археологов.

— Как устроено ваше свободное время, если оно появляется? Каковы ваши интересы за пределами археологии?

— У археологов грань между рабочим и свободным временем до конца не определена: профессиональные дела приносят радость, но забирают почти все время. Но археология исключительно разнообразна по своим занятиям: от пеших разведочных маршрутов, участия в раскопках, до организации больших выставок, подготовки научных изданий, открытых лекций. Профессия заставляет перемещаться по стране, общаться с разными людьми, держать в поле зрения не только древности. Это жизнь, в которой, вероятно, должно быть чуть больше медитации и чуть меньше действия, но перестроить ее не удается. Интервью взял Владимир Александров, группа «Прямая речь» Журнал “Коммерсантъ Наука” №47 от 29.10.2019, стр. 45. Ссылка на источник: https://www.kommersant.ru/doc/4134770

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Николай Макаров рассказал о ходе археологических исследований в 2019 году Летняя школа СПбГУ по архитектурной археологии: сезон 2019 года Полевая школа Новгородской археологической экспедиции на Троицком раскопе
Подробности
Просмотров: 9450

опубликована электронная карта археологических памятников России

Институт археологии РАН открыл доступ к геоинформационной системе «Археологические памятники России» – электронной карте, которая содержит данные о более чем 42,5 тысячи объектов. Основу проекта составляют сведения из отчетов экспедиций, хранящихся в научно-отраслевом архиве ИА РАН.

«Создание археологической карты России, включающей все известные археологические памятники, – одна из масштабных задач, которая появилась в российской археологии со времен первых попыток Императорской археологической комиссии собрать материалы для учета и статистики пунктов, “замечательных в археологическом отношении”. Но выполнение этой задачи неизменно наталкивалось на препятствия, обусловленные как неопределенностью методических принципов, положенных в основу сбора материалов, так и гигантским масштабом планируемой работы. Созданная в масштабах страны электронная карта позволит решать разнообразные задачи в области сохранения археологического наследия и соберет необходимый массив информации, нужной для изучения системы расселения в разных регионах страны в разные периоды, а также станет основой для прогностического моделирования пространственного распространения археологических памятников, что необходимо для проведения полевых исследований на современном уровне», – сказал директор Института археологии РАН Николай Макаров.

Проект «Археологические памятники России» разрабатывается Институтом археологии с 2014 года при поддержке гранта РНФ (№14-1803755), в настоящее время – по гранту РФФИ (№18-09-40053/20).

Потребность в единой карте, на которую были бы нанесены все существующие памятники археологии, существовала всегда. Еще в советское время, в 1970-1980 годах Министерство культуры организовало программу обследования республик и областей России, в том числе и с целью выявления и паспортизации археологических памятников. Итогом этой деятельности стал «Свод памятников истории и культуры народов России». Для организации работы в области археологии в 1972 году в Институте археологии был создан сектор археологических сводов под руководством Валентина Васильевича Седова. В результате этой работы было подготовлено более 42 тысяч паспортов на объекты археологического наследия. Однако выполнить программу в полном объеме не удалось в силу объективных причин.

После прекращения в 1991 году централизованной работы по своду Институт археологии РАН продолжал работу над проектом самостоятельно. Начиная с 1992 года было издано 30 выпусков «Археологической карты России», в которую вошли данные о памятниках в 14 областях. Но эти издания не могли стать полноценным инструментом для решения масштабных научных задач: выпуски выходили небольшими тиражами, каждый из них описывал памятники отдельного региона, в них не было сведений о памятниках, открытых позже публикации, и, таким образом, эти карты устаревали буквально через несколько лет после выхода. Было очевидно, что нужна единая карта, которая могла бы дать панорамную картину памятников, вовремя пополнялась и была бы доступна для любого исследователя из любой точки страны.

Решить эту задачу помогли развивающиеся интернет-технологии. В 2014 году рабочая группа под руководством директора ИА РАН Николая Макарова начала разрабатывать общенациональную электронную археологическую карту. Для нее были созданы автоматизированная система обработки информации и база данных, в которую внесены данные о памятниках археологии из научных отчетов, хранящихся в архиве ИА РАН.

Сейчас база данных содержит информацию о самых разных памятниках археологии – городищах, курганах, грунтовых могильниках, селищах, стоянках, каменных изваяниях, наскальных изображениях, культурных слоях и иных объектах, которые археологи исследовали на территории нашей страны в послевоенное двадцатилетие и в 2009-2014, 2019 годах.

Электронная карта постоянно пополняется: в базу добавляют данные об археологических объектах, обследованных в 1966-2007 и 2015-2021 годах. Отдельное направление работы – это уточнение мест расположения памятников, открытых в послевоенные годы: в этот период было принято давать описание местоположения памятника приблизительно, с привязкой к

ближайшему населенному пункту. Чтобы решить эту задачу, археологи разработали методику реконструкции местоположения памятников, исследованных в 1944-1965 годы.

Когда все объекты появятся на карте, она станет единым полотном, содержащим сведения обо всех исследованных памятниках археологии на территории России. Это позволит решить самые разные научные задачи: оценить исследовательскую активность в масштабах всей страны, понять, где находятся малоизученные области, увидеть, как расположены на карте памятники одного или разного времени, одной или нескольких культур, проследить перемещение культур во времени и пространстве и понять закономерности освоения территорий в различные эпохи.

«Карта позволяет осознать, что довольно большая часть археологического наследия России “невидима” – ее составляют памятники, не выраженные в ландшафте, историческое содержание которых в основном скрыто от глаз. Она поможет визуально оценить все богатство археологического наследия нашей страны и осознать, что это невосполнимый ресурс, уничтожая который, мы уничтожаем свое прошлое», – сказала руководитель проекта, научный сотрудник отдела сохранения археологического наследия ИА РАН Ольга Зеленцова.

Сейчас все памятники археологии, информация о которых уже обработана, отображаются в интерактивной карте на сайте ИА РАН. Памятники сгруппированы по субъектам Российской Федерации, и их детализация возможна на уровне федеральных округов – субъектов РФ – районов – для этого надо всего лишь изменить масштаб карты.

В качестве картографической основы карты используются сервисы «Яндекс.Карты» или Open Street Map. Управление картой соответствует работе с этими сервисами, и поэтому с ней легко справится любой пользователь. В качестве подложки можно выбрать разные слои: карту, спутник или гибрид.

К некоторым объектам (чаще всего это известные памятники археологии) на карте привязан паспорт памятника: описание, которое включает название, тип объекта, хронологическую атрибуцию, культурную принадлежность, привязку к ближайшему населенному пункту. В каждом описании приводятся гиперссылки на научные отчеты об исследовании памятника, новости, научную и научно-популярную литературу.

Карта оснащена системой фильтров, с помощью которых каждый пользователь может построить свою собственную карту. Кроме масштаба, можно задать свои параметры по типу памятника, по эпохе и в итоге получить нужную выборку: например, получить карту всех стоянок каменного века на территории Пермского края или карту городищ и селищ на территории всей страны.

«Карта предназначена как для специалистов, так и для всех интересующихся историей и археологией. Археологи и историки смогут пользоваться ей как рабочим инструментом для сбора статистики, хронологических и типологических построений. Например, в ней можно задать необходимые параметры и посмотреть, сколько зафиксировано памятников бронзы или городищ железного века, – и карта покажет, сколько таких памятников в выбранном регионе. Она может быть полезна преподавателям истории, студентам, школьникам и сотрудникам органов охраны памятников, так как содержит подробные сведения об объектах археологического наследия на территории нашей страны», – отметила Ольга Зеленцова.

Черепки едут домой: как исторические артефакты возвращают на

Исследователь Эрик Пойлер, проработавший на раскопках в Помпеях больше 20 лет, считает, что туристов привлекает уникальность находок на археологических объектах. Осколки античных амфор воруют по тем же причинам, по которым оригинал «Моны Лизы» в музее кажется интереснее репродукции в сувенирном магазине. «Оригинал считают ценнее копии, а сувенир — более реальным, чем, например, фотографию», — говорит Пойлер. Никто еще не пытался стащить из Помпей тяжелый кусок мраморной колонны. Туристы увозят черепки размером с монету в надежде, что, когда они будут разглядывать их дома, эти осколки вернут их в путешествие или даже перенесут в древнеримский город.

Пойлер не считает вывоз черепков из Помпей большой проблемой. Город буквально завален ими, и, по словам ученого, «они стоят не больше, чем разбитые тарелки в современном мире». Чаще всего из черепков нельзя восстановить какие-либо изделия, поэтому ущерба их пропажа не наносит. Но, поскольку в Помпеи ездят миллионы людей, проще запретить вывоз любых артефактов, нежели делить их на категории. «Если бы все туристы брали себе какие-то мелочи отсюда, Помпеи быстро бы опустели, — говорит Пойлер. — Проблема в масштабах».

За несколько лет Бен Томас, директор программ Археологического института Америки, получил множество писем от людей: им не дают покоя предметы, которые они стащили с мест раскопок. «Большинство из них хотят вернуть артефакты, потому что знают, что они, скорее всего, были вывезены незаконно, но некоторых беспокоит свалившееся на них невезение. Они думают, что на этих вещах лежит проклятие», — говорит Томас. Керсел отмечает, что часто старинные предметы возвращают, когда узнают об ущербе, который наносит незаконное коллекционирование. Впрочем, чаще людей беспокоит не возвращение небольших находок, а вещи, которые достались им от родственников. «Я ни разу не слышала, чтобы кто-то говорил, что увез какой-то предмет с места раскопок и хочет вернуть его, — говорит сотрудница Общественной археологической сети Флориды Сара Эйерс-Ригсби. — Но часто спрашивают, что делать со странным наследством, доставшимся от дедушки».

Проблема в том, что предмет, уже извлеченный с места раскопок, куда менее полезен для исследователей. «По россыпи кремня можно восстановить, где люди каменного века делали свои инструменты», — говорит Бут. Осколок глиняного горшка может указать на место, где готовилась еда или проводились праздники. По словам Деллы Скотт-Айретон, заместителя директора Общественной археологической сети Флориды, украденные и возвращенные артефакты сложнее связать со временем и местом: «Такие вещи чаще всего никак не помогут дополнить наши знания о прошлом».

Специальность археология. Профессия Археолог в России 

Профессия археолога относится к тем немногим специальностям, которые окутаны ореолом романтики, таинственности и, если хотите, даже мистики. В представлении многих археологи сродни кладоискателям, с той лишь только разницей, что для первых поиски древних артефактов – это “искусство ради искусства”, а для вторых основной целью является нажива. Из-за отсутствия корыстолюбия археологов зачастую воспринимают как чудаков, оторванных от реальности и погрязших в делах давно ушедших дней.

Профессия археолога относится к тем немногим специальностям, которые окутаны ореолом романтики, таинственности и, если хотите, даже мистики. В представлении многих археологи сродни кладоискателям, с той лишь только разницей, что для первых поиски древних артефактов – это “искусство ради искусства”, а для вторых основной целью является нажива. Из-за отсутствия корыстолюбия археологов зачастую воспринимают как чудаков, оторванных от реальности и погрязших в делах давно ушедших дней.

Необходимо отметить, что археология относится к тем областям науки, которая не терпит случайных людей. Именно поэтому людям, которые хотят стать археологами, нужно внимательно ознакомиться с особенностями этой профессии, и только потом решать, подходит она им или нет.

Кто такой археолог?


– ученый, занимающийся раскопками древних поселений и изучением найденных в процессе раскопок артефактов (вещественных источников), позволяющих воссоздать быт и культуру людей разных эпох. Название профессии происходит от греческого “archaios” (древний) и logos (учение) – то есть, учение о древнем.

Первым археологом можно считать великого поэта и мыслителя Лукреция, который еще в 1 веке до н.э. сумел определить, что на смену каменному веку пришел бронзовый, а бронзовый сменился железным. Термин “археология” впервые был употреблен Платоном, который таким образом обозначил “историю прошедших времен”.

В современном мире археологию принято разделять на три вида:

  • полевую – раскопки вещественных источников на суше;
  • подводную – поиск свидетельств прошлого под водой;
  • экспериментальную – реконструкция предметов, используемых древними людьми, с применением материалов и технологий, характерных для исследуемой эпохи.

Самих археологов, как правило, можно условно разделить на группы специалистов, занимающихся изучением конкретных регионов и исторических периодов. Например, существует группа ученых, занимающихся исключительно изучением эпохи палеолита в Средней Азии.

Основная задача археолога заключается в поиске артефактов, с их последующим исследованием в лаборатории, реставрации (при необходимости) и формировании выводов на основе выявленных фактов. Также в задачу археологов входит сохранность найденных вещественных источников, их классификация и описание.

Какими личностными качествами должен обладать археолог?

Работа археолога по силам только настоящим энтузиастам, для которых раскопки и изучение древностей являются призванием, а не случайным эпизодов в жизни. Настоящий археолог должен обладать такими личностными качествами, как:

  • искренняя любовь к истории;
  • склонность к аскетизму;
  • физическая выносливость;
  • уравновешенность;
  • аналитический склад ума;
  • способность работать в команде;
  • отменное здоровье;
  • терпеливость;
  • предрасположенность к дедукции.

Ну и самое главное, поскольку археологам очень часто приходится осваивать не только смежные профессии (почвоведение, топография, география и т.д.), но и специальности, далекие от археологии (антропология, химия, геральдика и т.д.), настоящий фанат своего дела отличается ярко выраженной жаждой новых знаний и навыков, а также способностью к самообразованию.

Преимущества профессии археолога


Явным, и едва ли не единственным преимуществом профессии археолога, конечно же, является возможность много и долго путешествовать в компании единомышленников. Кроме того, большую часть своего времени археолог проводит на свежем воздухе, что также можно считать преимуществом этой профессии. В какой-то степени к достоинствам можно отнести и ненормированный рабочий график, но только условно, так как чаще всего раскопки занимают большую часть суток, а не наоборот.

Больше преимуществ этой профессии нам выявить не удалось. Возможно именно незначительное количество достоинств и послужило причиной постоянно снижающейся востребованности этой специальности среди абитуриентов.

Недостатки профессии археолога

В противовес преимуществам недостатков у профессии археолога , как говорится, хоть отбавляй. Поэтому мы перечислим только наиболее явные и существенные.

  • Во-первых, археология это не столько увлекательные походы и великие открытия, сколько очень тяжелая и рутинная работа. Подчеркнем, физически тяжелая работа, с которой иногда не могут справиться самостоятельно даже сильные мужчины.
  • Во-вторых, невысокие заработки (а иногда и их полное отсутствие) из-за незначительного финансирования раскопок и исследования артефактов.
  • В-третьих, долгие годы, проведенные в “спартанских” условиях – порой археологам приходится спать чуть ли не на голой земле и питаться дарами природы.
  • В-четвертых, большая доля вероятности того, что “великое открытие” совершит кто-то другой, но не Вы (то есть, может возникнуть ощущение, что жизнь прожита зря).
  • В-пятых, длительные археологические экспедиции, препятствующие построению нормальной личной жизни.

Где можно получить профессию археолога?


Профессия археолога предполагает обязательное наличие высшего академического образования. Причем сразу отметим, что учиться на археолога (равно как и работать по специальности) очень не просто. Основной упор в процессе обучения делается на изучении истории, а также на технологиях раскопок и работы с найденными артефактами. Поскольку специальных археологических ВУЗов в России практически нет (кроме Института археологии РАН и Московского археологического института), для того чтобы получить профессию археолога необходимо выбрать ВУЗ с исторический факультетом, на котором имеется кафедра археологии. Мы рекомендуем отдать предпочтение таким ВУЗам, как.

Вам понадобится

  • – медицинская карта;
  • – сертификаты о результатах ЕГЭ по предметам, необходимым для поступления на исторический факультет;
  • – компьютер с доступом в интернет.

Инструкция

Убедитесь, что у вас нет заболеваний, которые могли бы воспрепятствовать вашему желанию стать археологом. У археолога должно быть здоровое сердце, он не должен страдать гипертонией, судорожными припадками, расстройствами слуха и речи. Препятствием является сахарный диабет, геморрой, некоторые кожные заболевания, сильное снижение зрения с невозможностью коррекции, болезни органов пищеварения и системы выделения, а также инфекционные болезни, перешедшие в хроническую форму. Археолог не должен страдать наркотической или алкогольной зависимостью. Пройдите обследование и проконсультируйтесь с участковым врачом.

Археология – это специализация, которую получают на старших курсах исторических факультетов. Есть и специализированный вуз, имеющий филиалы в разных городах России – Московский археологический институт. Начать же подготовку к будущей научной деятельности можно и в колледже (в частности, педагогическом с социальной направленностью). Вам нужна специальность 050401 – История. Но в дальнейшем вам все равно придется поступить в высшее учебное заведение.

Если же вы хотите поступить в институт сразу после школы, тщательно изучайте не только историю и предметы, необходимые для получения аттестата, но и такие дисциплины, как физика, химия и география. Все эти науки вам пригодятся в работе. Очень полезным будет также умение рисовать и работать с фотоаппаратом. О том, по каким учебным дисциплинам вам понадобятся сертификаты, вы можете узнать на сайте высшего учебного заведения после 1 февраля, но в любом случае сертификат вам понадобится.

Наберите в поисковике следующие специальности: 030400, 030401, 050401 – История или 030402 – Историко-архивоведение. Посмотрите, в каких вузах можно получить эти специальности с квалификацией « истории», «магистр истории» или «учитель истории». Выберите тот, в котором есть кафедра археологии. Пройдя специализацию на этой кафедре, вы можете получить квалификацию 72251 – Археология.

Обратите внимание

Если по каким-то причинам вы не смогли поступить в специализированное учебное заведение, вы все равно можете заняться археологией. В частности, военной. Для этого достаточно записаться в поисковый отряд, который есть в любом крупном городе, а также во многих поселках. Поисковики занимаются преимущественно поисками останков военнослужащих, погибших в годы Великой Отечественной войны. Это – увлекательное и полезное хобби. Впрочем, для многих бывших военных оно становится самой настоящей профессией. При желании вы сможете создать и свой поисковый отряд, зарегистрировав его в Фонде поисковых отрядов. Помните, что увлечение это требует дисциплины, аккуратности, хорошего знания истории мест, где ведутся раскопки, и некоторых специальных навыков.

От греч. archaios — древний и logos — учение. Профессия подходит тем, кого интересует история, мировая художественная культура, иностранные языки и обществознание (см. выбор профессии по интересу к школьным предметам).

Археолог – это историк, изучающий быт и культуру древних людей по различным артефактам.

Археология – прикладная часть истории, наряду с источниковедением.

Особенности профессии

Артефакт в археологии (от лат. artefactum – искусственно сделанное) – это созданный или обработанный человеком предмет. Артефакты также называют вещественными источниками . К ним относятся постройки, орудия труда, домашняя утварь, украшения, оружие, угли древнего костра, кости, имеющие следы воздействия человека и др. свидетельства человеческой деятельности. Если же на артефактах есть письмена, они именуются письменными источниками.

Вещественные источники (в отличие от письменных) молчаливы. Они не содержат упоминаний об исторических событиях, а многие были созданы задолго до появления письменности. Сам по себе осколок кувшина или рукоятка ножа мало о чём говорят. Их невозможно рассматривать вне контекста, т.е. в отрыве места, обстановки, глубины залегания, предметов, найденных по соседству и пр. Археолог отыскивает свидетельства прошлого, а затем исследует их в лаборатории, классифицирует, реставрируют, если нужно, и т.д.

Археология использует данные и методики других дисциплин: гуманитарных (этнография, антропология, лингвистика) и естественных (физика, химия, ботаника, география, почвоведение). Например, чтобы установить время создания или использования предмета, учитывают, в каком слое он лежал (каждый слой почвы соответствует определённому временному периоду), используют стратиграфический, сравнительно-типологический, радиоуглеродный, дендрохронологический и др. методы.

Археолог не имеет права на фантазии. Все его выводы должны описаться на чёткие доказательства.

Археологи обычно специализируются на определённых регионах и исторических периодах. Например, учёный может стать экспертом по эпохе палеолита в Средней Азии, если он год за годом изучает находящиеся там стоянки людей каменного века.

По методам поиска археологию можно разделить на виды:

Полевая – поиск артефактов с помощью раскопок на суше;

Подводная – поиск под водой;

Экспериментальная – реконструирование предметов прошлого (орудий труда, оружия и пр.).

Во время полевых раскопок археолог пользуется киркой и лопатой, лупой и кисточкой, ножом и спринцовкой. А также георадаром, теодолитом – при планировании раскопок, фотоаппаратом – для документирования своих находок, и др. техническими возможностями.

Для работы под водой нужно также уметь погружаться с аквалангом и пользоваться приборами для подводных раскопок.

Археологу ещё во время экспедиции нужно как можно подробнее описать каждый обнаруженный предмет – это важно для дальнейшего анализа. Для тех же целей нужно уметь зарисовать находку, сфотографировать. А в некоторых случаях прямо в полевых условиях учёные проводят первичную реставрацию (консервацию) артефакта, потому что солнечный свет и свежий воздух могут разрушить украшение, пролежавшее в земле тысячу лет. Если вовремя его не укрепить, оно рассыплется, не доехав до лаборатории.

В экспериментальной археологии воссоздание предмета происходит с использованием материалов и технологий, типичных для исследуемой эпохи. В ходе эксперимента учёные стараются повторить образ жизни люди древности. Они осваивают ремёсла и восстанавливают забытые технологии. Воссоздавая неизвестную технологию, археолог опирается на данные раскопок, строит гипотезы, проводит эксперименты. Здесь не обойтись без инженерных способностей.

Только по призванию

Работа археолога – это не только напряженный интеллектуальный труд. Она требует физической силы и аскетизма. Мужчины-археологи часто бородаты, потому что в экспедициях – в зное и пыли, вдали от цивилизации – бриться не рекомендуется.

Но для настоящего археолога археологические находки – источник очень сильных эмоций.

Археолог Наталья Викторовна Полосьмак говорит о своем первом археологическом опыте:

«Когда взяла в руки свои первые маленькие находки /…/ я увидела, что совсем рядом, буквально у нас под ногами существует и живет по своим законам таинственный мир прошлого. И если эпоха великих географических открытий уже позади, то великие исторические открытия еще ждут нас, потому что Земля сохранила все, что из века в век оставлял на ней человек». (Н.В. Полосьмак – доктор исторических наук, специалист в области археологии и древней истории Сибири. Участвовала в археологических экспедициях ещё школьницей.)

По словам археолога Сергея Васильевича Белецкого , находки часто воспринимаются как живые: «То есть когда ты понимаешь, что вот эту вещь держали до тебя за 100, 300, 500, 700 лет, да, это серьезно». (С.В. Белецкий – доктор исторических наук. Основной круг научных интересов – археология Пскова.)

Рабочее место

Археолог может работать в научно-исследовательских институтах (например, в Институте археологии Российской Академии наук), а также преподавать в вузах. Его академическая карьера, как и у других учёных, выражается в первую очередь в научных открытиях, написанных трудах и учёных званиях.

Важные качества

Помимо интереса к событиям прошлого, археологу нужны аналитические, дедуктивные способности. Чтобы получить единую картину, приходится сопоставить множество разрозненных данных, которые дают раскопки, лабораторные исследования, труды коллег. Не важно, где проходят раскопки – под водой или на суше. В любом случае это требует хорошей физической выносливости, острого зрения.

Знания и навыки

Необходимы исторические познания, особенно важно знание исследуемой эпохи, познания в смежных областях: научной реставрации, палеопочвоведении, палеогеографии и др.

Часто приходится изучать дисциплины, не имеющие прямого отношения к археологии: антропологию, этнографию, геральдику, нумизматику, текстологию, геральдику, физику, химию, статистику.

Кто такой археолог? О такой профессии как археолог большинству из нас известно из кинофильмов, на подобие «Индиана Джонс», которого превосходно олицетворил на киноэкране Харрисон Форд. Археологи, в нашем понятии, это мужественные герои, всегда готовы идти на подвиги, ради находки той или иной реликвии. И до конца опровергнуть этот факт нельзя, так как аналогичные копатели попадаются, но все же довольно редко. В реальности, эта специальность, обладающая собственными положительными и отрицательными качествами, притягивает к себе совсем иной типаж личностей. С археологами Голливуда их практически ничего не объединяет.

Профессия археолог кратко. Прежде чем объяснять недостатки и достоинства одной из наиболее таинственных специальностей, необходимо понять, чем является археология. Эта наука никак не менее существенная и значительная, нежели история, и цель ее приблизительно такая же, различие только в методах.

Есть такое высказывание что, археологом является тот же самый историк, только с лопатой.
Исторические данные добываются археологом не из древних бумаг и документации (но, нередко требуется прибегать и к документам), а в большей части из изучения полевой местности, в период раскапывания древнейших населений, захоронений, укрепленных построек и т. п.

При нахождении древнейших артефактов, археолог фиксирует местность и обстановку, в которой они были обнаружены. Специалист представляет собственную характеристику своей находке – устанавливает источник ее происхождения, сколько лет находке и на сколько она уникальна. Это трактовка, благодаря которой, из совсем маленьких частичек можно сложить увлекательнейшую теорию, которая позволит нам более углубленно познать о нужном этапе в человеческой истории, о котором исторические источники оповещают нас не так подробно.

Так же предлагаем ознакомиться с профессией антрополога , аранжировщика и антикризисного менеджера .

Плюсы и минусы профессии археолога. Минусы:

Значительную долю своей жизнедеятельности археологу приходиться проводить в поле. А это совсем не то, что провести уик-энд с приятелями на рыбалке или выход с шалашом в отличную погоду. Ежемесячно археологи живут в этой палатке, независимо от того идет ли на улице ливень, град, дождь, ураган – он применяет любой момент для проведения раскопок. Мало того, там не присутствуют даже простые домашние блага. Ему необходимо запастись провизией и понимать, когда и где можно эту провизию пополнить. Основательной проблемой стает даже приготовить еду, вымыть посуду и выполнить действия, относительно личной гигиены.

Труд археолога потребует огромной усидчивости и интереса. Во время процесса раскопок, необходимо придерживаться методологии, основательно закреплять находки, оформлять документы, наблюдать за надлежащей сохранностью реликвий, обладать способностью грамотно их сохранять, в том числе еще и имея познания реставратора. Не каждый сможет выполнить подобную задачу.

Археолог обязан быть выносливым и физически развитым. Так как на раскопках обязаны трудиться все без исключения, в том числе руководящие должности. Автоматизирование в этой деятельности сведено к минимуму. Попросту рыть ямы ежедневно и ежемесячно – тяжелейший труд, а если рыть с соблюдением жестких условий, еще труднее.

Археологи зачастую выполняют свою работу очень далеко от врачебных заведений и должны обладать способностью выявлять медицинскую поддержку и преодолевать свои недуги не отрываясь от работы.

Кроме того, эта специальность ещё и опасная. Археологи должны противодействовать дикой живности, несдержанным жителям близкорасположенных населенных пунктов, злодеям, которые были бы не против разворовать древнее захоронение. Да, к огорчению, в настоящее время еще имеются «черные» кладоискатели, которые могут в буквальном смысле слова сражаться за древнейшие богатства.

Археолог – специальность малооплачиваемая. Они в постоянном поиске денежных средств на спонсирование экспедиции, но это, зачастую, сложно совершить. Заработные платы у них невысокие.


Основные плюсы.

Чем полезна профессия археолога. Очень редкая специальность, помимо специальности археолога, в нынешний период времени, мало у кого есть вероятность осуществить кричащую находку либо изобретение. На нашей планете имеется колоссальное число неведомых археологических монументов. Еще небыли обнаружены древнейшие поселения, могилы знаменитых людей истории, огромные богатства. Теоретические данные регулярно пересматривают из-за воздействия новых сведений. Непосредственно археолог способен внести свое имя в историю, совершив чрезвычайное открытие.

Есть вероятность регулярно изменять область работы. В летний сезон он роет. В тот период, когда этого делать нельзя, археолог составляет академические заметки и книги, выполняет работу в музейных и архивных залах, ведет лекции в высших учебных заведениях, ведет научные конференции в различных населенных пунктах и государствах. Если сопоставить труд в кабинете и работу археолога, то последнее значительно увлекательнее.

Огромное число проблем специальности археолога, может привести этого человека к одиночеству. Или никак не выходит завести серьезные семейные отношения, или эти отношения заканчиваются крахом. Но, благодаря этим отличительным чертам, лица, не подготовленные к данной специальности ее покидают. Остаются лишь истинные поклонники собственного процесса. Ассы археологии. По этой причине приходя в археологию, возможно быть убежденным, что будешь находиться в окружении людей родными тебе по духу и нраву.

Между прочим, из числа археологов зачастую встречаются семейные пары. И в случае если парень и девушка встретили друг друга на раскопках и, при этом, из них вышла семья, в таком случае у данной пары не станет непонимания по части долгого отсутствия.

Увлекательная и нужная специальность археолога вызывает многочисленный интерес. Археологов можно увидеть основными персонажами кинофильмов, главными героями приключенческих романов. Молодое поколение проявляет желание к изучению археологии. Поступает в высшие учебные заведения.

Но встретившись на раскопках с тяжелейшими условия пребывания лицом к лицу, большое количество новичков покидают профессию. Если учитывать то, что достойной платы от этой профессии можно не ждать, то на сегодняшний день специальность археолога считается редкой и не имеющей популярности.

Ознакомиться с профессией поближе можно на видео:

Профессия археолог

Археолог – это учёный, который изучает быт и культуру древних цивилизаций по сохранившимся останкам их жизнедеятельности. В основные задачи работы археолога входит проведение раскопок для поиска источников исследования. Археологию зачастую сравнивают с работой детектива. Это творческая профессия, так как приходится использовать воображение и абстрактное мышление, чтобы воссоздать первозданную картину мира прошлого. Ученые-археологи работают как бы с отдельными элементами мозаики, которую нужно собрать воедино, чтобы разрешить загадку. Иногда на полное раскрытие тайны какой-либо древней культуры или археологического памятника уходят годы.

Профессия археолога была популярна ещё в Древнем Риме и Греции. Уже тогда люди знали о каменном, бронзовом и железном веках, проводили раскопки и находили древние архитектурные памятники. В эпоху Возрождения проводились многочисленные раскопки, основной целью которых было добывание античных скульптур. Археология как наука сформировалась только в начале ХХ века и сегодня представляет собой разделы, изучающие различные области культур и эпох.…

Археология в современном мире является очень важной наукой, которая позволяет нам приоткрыть завесу тайн древних цивилизаций, позволяет изучить культуру и быт различных эпох, а также знакомит с останками древних животных и растений. Зачастую археологи в своих исследованиях сотрудничают с другими отраслями науки, это помогает оптимизировать методы исследования и анализа объектов. Работа археолога крайне востребована на сегодняшний день, так как не отрыто ещё очень много тайн и загадок древних народов и цивилизаций нашей планеты.

Основной род деятельности археолога – это проведение раскопок с целью поиска памятников старины и других исторически значимых объектов. Археологи также находят себе применение в музеях, где занимаются обеспечением сохранности найденных при раскопках предметов, знакомят посетителей с находками и результатами их исследования, организуют выставки и подготавливают экскурсии.

Так как деятельность археолога связана с частыми раскопками в различных климатических условиях, необходима хорошая физическая подготовка и выносливость, а также отсутствие аллергических реакций на различные органические материалы. Из-за длительных археологических экспедиций человек данной профессии также должен быть эмоционально подготовлен, спокоен и уравновешен, ведь работа может быть как индивидуальной, так и в команде.

Археологию изучают в ВУЗах на исторических специальностях. Работа по специальности археолога требует обязательное наличие высшего академического образования. Это, в свою очередь, позволяет руководить археологическими раскопками и осуществлять археологический надзор.


Ценность археологии | PHMC> Археология Пенсильвании

Кажется, что археология всегда вызывает в воображении образы экзотики. Когда мы настраиваемся на исторический канал или специальные передачи National Geographic, нас уносит в Египет, Китай или, возможно, Меса Верде. На ум приходят изображения пирамид, жилищ в скалах и впечатляющих артефактов из золота или бирюзы. Хотя все эти удивительные места и сказочные объекты знакомы большинству из нас, они настолько убедительны, что иногда скрывают более важный и малоизученный факт: у каждого места есть прошлое, и каждое прошлое важно.Это особенно верно здесь, в Пенсильвании.

Территория, на которой сейчас находится Содружество, была заселена коренными американцами более 16 000 лет назад, в конце ледникового периода. Фактически, одно из старейших мест в Северной Америке, датированных радиоуглеродом, Meadowcroft Rockshelter, расположено на юго-западе Пенсильвании. Потомки тех первых людей жили буквально в каждом уголке Пенсильвании и оставили после себя богатые и важные записи своей истории и культуры.Тысячи индейских археологических памятников любого рода, от небольших временных лагерей до деревень с тысячами людей, усеивают ландшафт Содружества. То же самое и с местами, созданными с тех пор, как сюда прибыли первые колонисты в семнадцатом веке. От торгового центра Independence Mall до форта Necessity и Геттисберга до тысяч менее известных мест – важные свидетельства многих критических моментов в истории Америки похоронены под ландшафтом Пенсильвании. Время от времени свидетельства этого подземного наследия обнаруживаются в виде наконечников стрел или фрагментов глиняной посуды на вспаханных полях, старого фундамента на обочине дороги или темных пятен, видимых на обочине реки.

Что такое археология?

Археология – это изучение прошлого человеческого поведения посредством систематического извлечения и анализа материальных останков или предметов. Эти объекты, называемые артефактами, могут быть размером как кнопка, так и большим зданием. Будь то большие или маленькие, они свидетельствуют о прошлых культурах. Эти артефакты являются доказательством того, что было перед нами, и служат физической связью с нашим прошлым.

Археология делится на доисторическую и историческую археологию.Доисторическая археология – это изучение культур, у которых не было письменности. Хотя доисторические народы не писали о своей культуре, они оставили такие останки, как инструменты, керамику, церемониальные предметы и пищевые отходы. Историческая археология изучает остатки культур, для которых существует письменная история. Историческая археология исследует записи из прошлого, включая дневники; судебные, переписные и налоговые отчеты; дела; карты; и фотографии. Благодаря сочетанию использования документации и археологических свидетельств археологи лучше понимают прошлое и поведение человека.

Почему важна археология?

Цель археологии – понять, как и почему поведение человека изменилось с течением времени. Археологи ищут закономерности в эволюции значительных культурных событий, таких как развитие сельского хозяйства, появление городов или крах крупных цивилизаций, чтобы понять, почему эти события произошли. В конечном итоге они ищут способы лучше предсказать, как изменятся культуры, включая нашу собственную, и как лучше планировать будущее.

Археология – это не только изучение этих широких вопросов, но и изучение истории и наследия многих культур. Если бы не археология, ничего не было бы известно о культурном развитии доисторических народов. Кроме того, археология рисует картину повседневной жизни таких групп, как рабы, шахтеры и другие первые рабочие-иммигранты, которые были плохо задокументированы историками.

Сегодня наша культура, кажется, документирует все через книги, газеты, телевидение и Интернет.Однако часто есть разница между тем, что написано, и тем, что люди делают на самом деле. Современные СМИ часто «раскручивают» историю, отражая предвзятость редакции того, что произошло. Хотя письменные записи могут быть чрезвычайно полезными, они основаны на убеждениях и ошибках тех, кто их составил. Археология часто дает более объективное описание нашего прошлого, чем одни только исторические записи.

Наше прошлое – это наше культурное наследие, и то, как мы решим использовать эту информацию для будущих поколений, играет важную роль для археологов.Понимание закономерностей и изменений в человеческом поведении расширяет наши знания о прошлом. Это помогает нам в планировании не только нашего будущего, но и будущих поколений. Многие люди считают, что публичная археология имеет решающее значение для понимания, защиты и прославления нашего богатого и разнообразного культурного наследия. Археологи осознают важность этой роли и разрабатывают различные механизмы работы со СМИ, публикации, Интернет и общественные программы для популяризации вклада археологии.

Как археологи исследуют прошлое?

Археологические раскопки свидетельствуют о человеческой деятельности, часто связанной с скоплением артефактов. Раскопки археологических памятников – это разрушительный процесс, требующий систематического удаления почвы и артефактов. Археологические раскопки похожи на исследовательские лаборатории, где данные собираются, записываются и анализируются. Контролируемые раскопки и картографирование информации, относящейся к слоям почвы и артефактам, связанным с каждым слоем, позволяет археологам искать закономерности в прошлом человеческом поведении.Они изучают эти закономерности и изменения в поведении человека в течение длительных периодов времени, о чем свидетельствуют артефакты. Комбинация анализа действий, присутствующих только в почве, таких как пятна, оставленные при приготовлении пищи, и восстановленные артефакты, сохранились как археологические записи на стоянке

.

Забота о прошлом

Археологические памятники и артефакты на частных землях в Содружестве Наций являются собственностью землевладельца.Когда они происходят на государственной земле или на пути к предлагаемым проектам, таким как автомагистрали или застройки, ряд государственных и федеральных законов предусматривают их изучение и / или их защиту. Преднамеренные раскопки или вывоз предметов старины на государственных землях является уголовным преступлением, запрещенным законом. Когда строительство проекта угрожает археологическим объектам, археологи, нанятые государственными агентствами, консалтинговыми фирмами или университетами, работают в тесном сотрудничестве с проектировщиками и проектировщиками проектов. Археологи проводят полевые исследования, чтобы определить местонахождение памятников, и сохранение памятников на их первоначальном месте всегда является лучшим и первым вариантом.Когда это невозможно, образцы данных и артефактов с наиболее важных участков тщательно раскапываются перед началом строительства. Результаты этих раскопок включают технические отчеты, музейные коллекции, публичные выставки, фильмы, веб-сайты и планы уроков, гарантируя, что и исследователи, и налогоплательщики извлекут выгоду из наших усилий по управлению похороненным прошлым.

Почему археология имеет значение

Археологические памятники относятся к невозобновляемым ресурсам; после того, как они будут уничтожены или раскопаны археологами, они исчезнут навсегда и не могут быть заменены.Потеря значительна. В конце концов, археология – это не артефакты, раскопки или экспонаты, а люди! Наши решения о будущем основаны на уроках, которые мы извлекаем из опыта тех, кто был до нас. Миры индейских охотников, солдат войны за независимость, шахтеров 19 века, фермеров-пионеров – целые поколения наших предшественников и предков – можно реконструировать из вещей, которые они оставили на археологических раскопках. Они все еще могут учить нас, и мы все еще можем учиться у них.Знания и достижения всех этих прошлых поколений являются частью нашего коллективного наследия пенсильванцев. Это наследство слишком ценно, чтобы его терять.

Археологическое значение – Образовательное, общественное, экономическое значение

Археология может быть увлекательным, веселым и даже увлекательным хобби или карьерой. Но он также занимает более важное место в обществе, чем многие думают.Это важно не только для исторических исследований, но также имеет большое общественное и экономическое значение. Археология может предоставить новую информацию о человеческом прошлом, укрепить связь человека с его социальным или национальным наследием и предоставить экономические средства для различных мест по всему миру.

Важность образования

Одним из важнейших качеств археологии является то, что она предоставляет историческую информацию о прошлых обществах, о которых у нас нет письменных документов.Некоторые общества в мире писали историю всего несколько тысячелетий, в то время как исторические записи других обществ, таких как американские, насчитывают всего около пятисот лет. Без археологических исследований история этих обществ, безусловно, осталась бы для нас загадкой и в наши дни.

Почему нас это волнует, кроме того факта, что мы полностью очарованы такими историческими сокровищами, как мумии инков и Стоунхендж? Потому что, хотя современное общество может сильно отличаться во многих отношениях, оно является прямым потомком обществ прошлого.Благодаря археологии у нас есть возможность многое узнать о том, кем мы когда-то были и кем мы являемся сейчас.

Археология также может помочь предоставить информацию о группах, которые часто игнорировались в традиционных исторических источниках, таких как этнические меньшинства, женщины и рабочий класс. В результате археологические исследования могут по-новому взглянуть на прошлое и изменить наше понимание истории.

Важность сообщества

Археология способна объединять сообщества множеством значимых способов.С помощью археологии можно сохранить и укрепить национальную, культурную и этническую идентичность. Например, сельское североамериканское сообщество может почувствовать историческое родство, основанное на раскопках колониального французского торгового поста в их городе. С другой стороны, коренные жители полуострова Юкатан часто испытывают сильное чувство гордости, глядя на огромные храмы, оставленные их древними предками майя. Во всем мире, от наций до этнических групп и небольших сообществ, археология способна объединить людей с общим наследием так, как ничто другое.

Экономическое значение

Несомненно, археология чрезвычайно важна для мировой туристической индустрии. Семьи и друзья со всего мира ежегодно стекаются в такие знаковые места, как пирамиды в Египте, храмы в Греции, Мачу-Пикчу в Перу и Великая китайская стена. Музеи ежедневно заполняются любопытными посетителями, стремящимися взглянуть на выставленные археологические коллекции. В результате во всем мире существуют местные, региональные и национальные экономики, которые процветают за счет экономических выгод, которые приносит археологический туризм.

Хотя это все хорошо, индустрия археологического туризма не лишена недостатков. Профессиональная археология и индустрия туризма живут нелегко. В то время как археологи часто полагаются на туризм для финансирования своих исследовательских усилий, в этой области существует большая озабоченность в отношении сохранения мест, которые часто посещают любопытные и часто неосторожные посетители, и распространенного распространения исторических неточностей туристической индустрией, чтобы сделать археологический памятник более интересный и понятный для широкой публики.Подробнее о конфликте между археологией и туризмом см. На нашей странице «Вопросы археологии».

Чем полезна археология? Подход

Что ж, я не собираюсь удивлять археолога тем, что я скажу дальше, потому что он или она будут знать об этом гораздо больше, чем я, и, пожалуйста, не стесняйтесь комментировать или критиковать. Возможно, в этом термине есть некоторая путаница, и я хотел бы немного его прояснить и, если возможно, помочь неархеологам, как я, лучше понять его, добавив еще больше ценности археологии.И пока я пишу, я тоже учусь.

Я встречусь со словом археология , которое представляет собой просто слово, которое имеет две четко определенные части: слева корень или, если вам нравится префикс «archaeo-», который происходит от греческого archaios и означает древний, а справа – суффикс «-логия», который также происходит от греческого, от logos , что означает наука или договор. В этом свете можно сделать вывод, что археология – это наука, которая имеет дело с вещами из прошлого, а археология, в частности, изучает старые предметы.Пока определение кажется правильным (археология считается методом, а не наукой), но все еще неполным, что именно означает старое?

Археология изучает предметы из прошлого, которым должно быть несколько лет, но сколько? Я бы, конечно, преувеличил, если бы сказал, что письмо, которое я только что написал и отправил, является археологическим объектом, хотя оно принадлежит моему недавнему прошлому. Хотя я не думаю, что он содержит что-то интересное, поскольку я являюсь его автором, у него есть материальное содержание (лист бумаги, конверт и чернила) и нематериальное (мое письмо, мои слова), и оба могут быть проанализированы.Наверняка все будут громко смеяться. Кто сочтет это археологическим артефактом? Что ж, дебаты открыты, но такой подход к изучению содержания с археологической точки зрения не ошибочен.

Когда сегодня, в 21, и веке, кто-то говорит об археологии, мы, не иллюстрированные, думаем о древней истории: Египте, Месопотамии, Греции, Риме и т. Д. Мы можем заглянуть на несколько лет вперед, охватывая средневековье. (которая должна была закончиться падением Константинополя в 1453 году), и сегодня мы также говорим о промышленной археологии, которая дошла почти до наших дней.Какой размах! Если мы вернемся на несколько лет назад (О! Осторожно!), Мы дойдем до Предыстории, и вскоре мы начали смешивать концепции, потому что археологию не следует сравнивать с Предысторией, потому что мы говорим о разных, но тесно связанных вещах. Мы говорим о темах на разных уровнях. Предыстория может быть связана с другими историями: протоисторией, древней историей, средневековьем, современной или современной историей. А что отличает доисторическую эпоху от археологии? Предыстория начинается с появления истории человечества, первых людей считались гоминидами, и заканчивается появлением письменности, которое произошло в разное время в зависимости от рассматриваемой географической области.

А как насчет археологии? Археология – это, скорее, метод изучения древних артефактов, система их анализа. Поэтому различные «Истории» будут использовать этот метод для получения интерпретируемой информации об этих артефактах, делая вывод о том, что могло произойти в прошлом. Объектами могут быть один край кости, осколки камня, даже самое сложное движимое имущество (гончарные изделия, ювелирные изделия, панорамы и т. Д.) Или (неподвижное) имущество (здания, стены, дороги, мосты или другое особенное имущество. памятники).Что действительно важно, так это не просто соприкоснуться с этими предметами или встретиться с ними, а найти их в определенном месте. Объекты приобретают ценность в археологии, особенно по отношению к контексту.

Каждый объект сам по себе, изолированный и вне контекста, может иметь большую ценность, поскольку его можно сравнивать с другими подобными объектами, можно вывести сходство между ними, а небольшие различия могут привести к исследованию, чтобы проанализировать причину этого. Но если этот артефакт найден в определенной географической области, в определенном месте, в стратиграфическом слое, в определенном положении, в определенном состоянии сохранности, возможно, лишенный некоторых своих свойств, отдельно или вместе с другим набором объектов; Полученная информация имеет гораздо большее значение для «раскопок» прошлых событий, поэтому мы получаем археологические данные.Археолог анализирует исходное состояние, в котором были найдены предметы, и начинает раскопки, следуя организованному плану, методу.

Он или она запишет все, что он или она видел, и как и при каких обстоятельствах это появилось. Он или она отправит его на исследование или исследует сам (так называемая лабораторная работа), ища ответы и находя поддержку в других науках. Эти науки могут быть палинологией для изучения остатков пыльцы; физика для знакомств; геология, чтобы получить данные о геологической эволюции определенных территорий и т. д.Археолог может также специализироваться в нумизматике, эпиграфике (также связанной с нумизматикой), в античном искусстве в целом; в старинной архитектуре; в культуре: римской, иберийской, египетской и др .; керамика; poliorcetica и любые вопросы, связанные с древней войной; по религиозным вопросам или миру мертвых (захоронения, некрополи), и это лишь некоторые из них.
Может быть, мы должны прояснить, чем занимается историк и чем занимается археолог, хотя, по правде говоря, в конце концов археологи делают то же самое, что и историки, пытаясь выяснить прошлые события.Но пытаясь разделить каждое понятие, историк использует следующие источники: устные передачи, древние писания (историография), сегодня также голосовые записи, изображения и археологические записи, из которых он или она делает выводы об исторических событиях. Строго говоря, археолог готовит информацию о прошлых событиях, которую потом можно интерпретировать. Следует отметить, что, говоря об интерпретациях, мы должны говорить о гипотезах, более или менее точных, более или менее проверенных и подкрепленных доказательствами, и многие из этих предположений в конечном итоге получают широкое академическое признание.История создается людьми, и это предложение может иметь два значения. Без людей нет истории, и люди интерпретируют историю. Но, несмотря на этот недостаток, это не должно быть препятствием, поскольку все мы должны осознавать, что история учит нас ценным вещам, это очень полезный источник информации.

Человеческие существа не просто живут впроголодь, думая о настоящем и будущем, что, конечно, необходимо, потому что от этого зависит их выживание. Им нужно что-то еще. Каждый человек индивидуален, и это вместе с обстоятельствами, с которыми он или она сталкивается: географическими, климатическими, культурными и экономическими, определяют уровень их интереса к вещам.Даже будучи разными, люди думают и особенно чувствуют, и именно это заставляет их ценить искусство, эстетику, которая происходила с незапамятных времен. Поэтому люди восхищаются и ценят многие древние археологические предметы искусства. Без археологии предметы искусства все равно ценились бы, но археология дает им контекст, значение и историю, что является более ценным. Когда человек входит в археологический музей, он или она будут ошеломлены, особенно эстетикой, яркостью, тонкостью формы или величием объекта.Это первое, что видишь, осознаешь, все бросается в глаза, и это неплохо, несмотря на то, что это эффект рекламы.

Но археология на этом не заканчивается. То, что мы видим в музее, – это просто результат раскопок или встречи с древним предметом, материальными вещами, которые, конечно, интересны, но не являются стержнем археологии. Чем больше у людей времени на размышления и меньше на выживание, тем больше им нужно оглядываться на свое происхождение.Им нужно понимать, что происходит вокруг, без острой необходимости полагаться на чистые дела веры. Эти всегда неполные знания, полученные историей и археологией, являются источником информации. Материалы, которые находят археологи, должны быть оживлены, и, на мой взгляд, в этом суть археологии. Он анализирует то, что наблюдает, и пытается объяснить это, чтобы понять прошлое, знания о нашем прошлом, которые нам нужно знать, чтобы узнать больше о нашем настоящем и лучше подготовиться к будущему.

Это главный аргумент в пользу важности археологии.Но это еще не все, мы можем узнать больше из археологии. За археологом стоит желание открывать что-то и, следовательно, улучшать себя. Это присуще любой науке и никому. Следовательно, археолог может быть зеркалом, отражающим нас самих, но не в своей личности, это другое дело, а в стремлении найти то, что нам всем нужно, а это ответы. За археологическими раскопками стоит также подробная рабочая система, особый порядок, применимый ко многим аспектам индивидуальной и профессиональной жизни, что позволяет нам точно узнавать факты.

Не вдаваясь в подробности, судебно-медицинские эксперты действительно используют в своих исследованиях археологические научные методы. Археология, которую считают не наукой, а скорее методом или, в лучшем случае, вспомогательной наукой, в конечном итоге становится наукой наук. Он объединяет знания всех мыслимых наук. Физика, химия, биология, математика, астрономия и др .; и гуманитарные науки: история, искусство, социология, психология, антропология и т. д. – все они сосредоточены на поиске ответов. Какое чудесное сочетание знаний и сотрудничества между всеми! Таким образом, мы находим в археологии все человеческие знания, чтобы получить ответы.Как вы думаете, эта работа важна?

(C) Луис дель Рей Шницлер

Археология: изучение прошлого и будущего

Что такое археология?

Проще говоря, археология – это изучение людей в прошлом, их деятельности и действий, культурных практик, инструментов и технологического развития, а в некоторых случаях (где возможно) их суеверных и религиозных обычаев, выражения их культурной самобытности и других представлений о себе. или мир вокруг них (1).Он в основном рассматривает материальные остатки, но в последнее время эволюционировал для изучения ландшафтов и концепций топографии, обеспечивая перекрест как с географией человека, так и с исследованиями окружающей среды. Он начался в Европе примерно в конце 17 века, изучая древние памятники и места с явной целью обнаруживать артефакты и сокровища и выставлять их на обозрение.

Сегодня профессиональные археологи изучают как доисторический, так и исторический периоды, хотя те, кто изучает далекое прошлое, скорее будут антропологами, чем археологами.Ключевые различия между этими двумя дисциплинами изложены ниже. Он также отличается от палеонтологии тем, что в этой области изучают окаменелости вымерших видов, а не людей или человеческих предков. У них действительно общие методы и инструменты, а иногда они работают на одних и тех же участках – особенно там, где человеческие останки находят рядом с вымершими видами.

Узнайте больше о том, как стать археологом.

Полученная степеньДиплом средней школы / GEDНекоторый колледжПрисоединенная степень БакалавриатСтепень магистраДокторантура

Желаемая степеньДиплом / СертификатАссоциированная степень БакалавриатПрограммы администрирования магистратурыУправление правосудием / Экологическое управление

Программа управления по вопросам окружающей среды

Чем отличаются археология и антропология?

Это непростой вопрос, и он зависит от того, в какой части мира вы сейчас живете.Здесь, в Северной Америке, археология – это подраздел антропологии. В Европе все наоборот. Основная причина в том, что у Европы гораздо более длительный исторический период. В Америке доисторический период считается технически завершенным в 15 – 16 веках с прибытием европейских колонистов.

Они очень похожи по своим инструментам и методам и во многом дополняют друг друга (2 с. 217) . Академики и практики обеих дисциплин согласятся, что оба внесли замечательный вклад в развитие друг друга, и будут продолжать делать это.Но они действительно различаются по нескольким ключевым направлениям.

Антропология – это изучение людей прошлого, их культуры и обычаев, мест проживания, того, как они выживали или преуспевали в ландшафте, что они ели, во что они верили (где это возможно) и их обычаи. Этим антропологи пытаются построить повествование о человеческой культуре прошлого.

Археология – это исследование материальных остатков человеческого прошлого – артефактов (инструменты, украшения) (1), технологий, зданий и сооружений (могилы и надгробные указатели, включая погребальный инвентарь), того, как человечество изменило ландшафт или другие природные объекты. характерная черта.Археология изучает людей в прошлом как индикаторы того, что изучают антропологи, и многое другое.

Однако сходство выходит за рамки материала. Некоторые археологи изучают современные технологически примитивные народы, чтобы понять верования и обычаи прошлого, изучая их материалы и технологии (3). Подробности ниже.

Как началась археология?

Ранний антиквариат

Археология как дисциплина зародилась в Европе в 18 веках, органически развившись из области исследований, известной как «антикварианство», существовавшей со времен Римской империи (4).Хранение артефактов как культурных или исторических диковинок – это ранний вопрос, но он не считался политически важным или чувством национальной гордости, что мы теперь рассмотрим мотивами более поздних антикваров. Люди всегда придавали значение объектам, которым мы приписываем либо значение, либо его собственное семейное историческое значение (1). Даже в средневековых обществах заинтересованные люди собирали изображения древних каменных текстов, эскизы любопытных памятников и другие артефакты, которые мы сегодня сочли бы археологическими интересами.

Более поздний антиквариат 17, , -18, , века берет свое начало в зарождении национального государства, а в некоторых случаях также породил краеведов и археологию (5, с. 19-20). Это был период фундаментальных изменений для европейских держав, когда несколько реформировали или отказались от монархии, а большинство из них сформировали империи, которые просуществовали несколько столетий. В каждом случае изменения были вызваны идеей национальной культурной самобытности или культурной судьбы.Чувство общей культуры через церковь и христианскую веру уступило место идее ощущения уникальности своей страны (сегодня мы можем назвать это исключительностью). Возможно, этот период также является рождением генеалогии и чувства заботы о предыдущих поколениях. Действительно, знаменитые английские антиквары того времени, такие как Уильям Камден, Элиас Эшмол и Уильям Дагдейл, сыграли важную роль для короны в сохранении идеи важности потомков по королевскому происхождению.

Истоки современной археологии

Археология началась как естественный и необходимый прогресс в эпоху Просвещения (5, с. 14), но все еще находилась под сильным влиянием чувства национальной идентичности и местной гордости, как уже обсуждалось. Естественно, мы можем ожидать, что это продолжит стремительный рост в Европе в то время, когда империи формировались и расширялись. Неудивительно, что некоторые из самых известных музеев открылись примерно в то же время. Британский музей открыл свои двери в 1753 году; Египетский музей древностей открылся в Каире в 1835 году, а в нынешнем здании в 1851 году разместились все более поздние находки.Национальный археологический музей Франции был открыт Наполеоном III в 1862 году.

Однако эта в значительной степени политическая идеология исторических курьезов европейских держав, которая сформировала раннюю археологию, была не единственной причиной перехода от местной или национальной исключительности в древностях к научному исследованию. Публикация книги Чарльза Дарвина «О происхождении видов » в 1859 году вызвала всеобщий резонанс, но она зажгла пламя, которое окажет глубокое влияние на многие науки (6) .Чарльз Дарвин не был первым, кто предложил научную теорию эволюции, но с его работами она стала мейнстримом.

Эволюционная теория в применении к культурам и артефактам

Ко времени публикации книги Дарвина археология уже рассматривала эволюцию культуры и технологий. Это не лучше демонстрирует работа двух скандинавских антикваров, Уорсаэ и Томсена, которые предложили первую систему «трех возрастов» для относительного датирования артефактов и их стратиграфических отношений.Они назвали их каменным веком, бронзовым веком и железным веком (7), упрощенными обозначениями, которые мы все еще используем сегодня. Сэр Джон Лаббок разделил эти этапы дальше, например разделив период каменного века на палеолит (древний каменный век), мезолит (средний каменный век) и неолит (новый каменный век). Эти культурные обозначения были полезны только для культур от Европы до Ближнего Востока и Западной Азии, но мало использовались в Африке, Северной и Южной Америке, на Дальнем Востоке или в Австралии. Тем не менее, сегодня они все еще создают воображение прошлого, и как археология, так и антропология пытаются выковать культурную хронологию человечества вокруг этих трех основных концепций.

«О происхождении видов» позволил многим научным дисциплинам исследовать суть верований и искать доказательства; археология не была исключением. С его помощью были поставлены под сомнение старые системы предположений древности человека.

Дарвиновский мир до наших дней

Археология была уже в самом разгаре своей революции, когда Дарвин опубликовал О происхождении видов . Стратиграфическая теория уже находилась в стадии разработки и частично основывалась на более старой идее о системе трех возрастов.Уильям Каннингтон (8) раскопал Стоунхендж в начале 1800-х годов вместе со многими другими доисторическими памятниками. Он в значительной степени классифицировал людей, принадлежащих к каменному веку, бронзовому веку или железному веку, используя тщательную систему стратиграфии, которая до сих пор используется в археологии. Позже была применена более сложная система, адаптированная с учетом региональных различий.

Первым настоящим археологом был генерал Август Генри Лейн Фокс Питт Риверс (9) (обычно известный как Питт Риверс). Он использовал метод, который по стандартам 1880-х годов считался бы тщательным в отношении методов и записи.Он копал на своей земле в Англии, обнаружив множество артефактов, которые он расположил топологически с помощью предполагаемой эволюции методов и сложности. Это был (возможно) первый случай, когда археологи изучали типологию артефактов как метод определения относительной эволюции морфологии артефактов. Он по-прежнему информирует данные записи артефактов и используется для датировки новых артефактов.

Но отец археологии – Уильям Флиндерс Петри (10). Он был первым, кто исследовал Великую пирамиду Гизы в Египте, множество находок в Мемфисе (Египет) и обширно в Леванте (11).В каждом случае он тщательно записывал каждый артефакт, каким бы незначительным он ни казался, его местонахождение и связь с другими находками и ландшафтом. Это был золотой век для ранней археологии с открытием Трои в современной Турции и исследованием Кносса на Крите.

Археология 20-го века

век

На рубеже веков археология стала академической дисциплиной, больше не хобби европейской элиты. Когда сэр Мортимер Уиллер прибыл на сцену в начале -го и века, археология претерпела еще большие изменения.Он представил научный метод раскопок, который используется до сих пор. Он назван методом Уиллера-Кеньона (12) в честь Уиллера и его ученицы Кэтлин Кеньон. До него антиквары и археологи прорывались сквозь верхние слои, чтобы добраться до воспринимаемых «более интересных» слоев внизу, не заботясь о развитии памятника, изменении морфологии (расширение / сжатие) и культурной эволюции. Уиллер и Кеньон наконец сняли оковы восприятия археологии как охоты за сокровищами и диковинками.

К 1950 году это была профессиональная учебная дисциплина, требующая высокого уровня образования и длительного обучения. Его начали преподавать в школах во всем развитом мире. Колледжи и университеты предлагали ученые степени и аспирантуру до 1960-х годов. К 21 году веку практически все археологи (в том числе ручные землекопы) имели степени археологов. Сейчас у археологии фактически две стороны: археология в теории и археология на практике.

  • Археология как практика – это процесс, с помощью которого археологи исследуют места, собирают данные, проводят раскопки, сообщают о находках и сохраняют артефакты.В распоряжении археолога есть много инструментов для раскопок и связанных с ними инструментов, исследований документации, аэрофотосъемки, картографии, отбора проб почвы, палинологии и многого другого
  • Археологическая теория – это изучение результатов практики извлечения смысла из артефактов, памятников, человеческих ландшафтов и других открытий для распространения знаний и интерпретации для дальнейшего академического обсуждения

Археологические теории

Как уже говорилось, археология – это не просто раскопки прошлых человеческих останков и их сохранение, чтобы люди могли наслаждаться, удивляться и испытывать чувство общей идентичности.Академическая археология – это интерпретация значения этих находок, того, что их пользователи думали об объектах и ​​памятниках, как они могли быть использованы, кем и когда. Это особенно важно для артефактов, значение которых было утеряно или для которых нет письменных записей, объясняющих их контакт.

Антикварство

Самой ранней теоретической позицией, которую придерживались антиквары и археологи, была теория сверхъестественного креационизма молодой Земли. Ожидалось, что все результаты войдут в эту схему.В середине 17 -го века архиепископ Армы Джеймс Ашер подробно изучил библейские тексты и пришел к выводу, что Земля была создана в 4004 году до нашей эры (17). Эта библейская датировка подпитывала представления о прошлом. До этого момента велись богословские дебаты о возрасте Земли, но Ашер, наконец, установил дату, которую приняли религиозные мыслители. Что наиболее важно для изучения прошлого человечества, считалось, что социальные структуры, иерархии и человеческая природа почти идентичны (18, с.118).Состоятельные люди прошлого Европы были в основном охотниками за сокровищами, обычно стремившимися доказать свое право на власть и выискивая признаки древности существующих классовых разделений. Библейские историки совершили поездку по Святой Земле в поисках памятников и артефактов, подтверждающих события в Библии, особенно в богатом повествованием Ветхом Завете.

Но как быть с загадочными артефактами, которым у них не было объяснения? Вымершие существа, такие как мамонт, гигантские птицы и даже динозавры, найденные на великих равнинах Северной Америки и Европы, были включены в библейскую хронологию.Их считали гигантами и драконами, о которых говорится в книгах Ветхого Завета (18, с. 103). Артефакты, которые мы теперь знаем как каменные орудия древних культур, считались природными явлениями, вероятно, побочным продуктом штормов (18, с. 54). Но движение росло, и хотя Чарльз Дарвин является его номинальным главой, он не был первым, кто предложил гипотезу Старой Земли.

Культурно-историческая археология

1860-е годы ознаменовались рождением нового движения. Подпитываемый эволюционной теорией Чарльза Дарвина и Униформизмом Чарльза Лайелла (18, p92-93) (идея универсальности законов науки) питал своего рода националистическую раннюю археологию.Хотя он глубоко ошибался в своей вере в иерархию, естественные порядки, классовое, расовое и гендерное разделение, он проложил путь для модернизма в археологии. Это принесло ощущение научного исследования, которого не существовало в предыдущем движении, подпитываемом антиквариатом (18, с.118). Именно это движение впервые предложило системы трех возрастов, которые с энтузиазмом применялись. Эти ранние археологи считали биологическую и культурную эволюцию линейной и прогрессивной от хаоса к совершенству. Считалось, что все культуры эволюционируют от варварства к благородной дикости и, наконец, к цивилизации (19).

Основной вклад культурно-исторической археологии в современную дисциплину позволил создать концепцию миграции. Идея о том, что древние культуры можно разделить на однородные группы по географическому расположению, в принципе разумна, и именно здесь мы видим первые шествия археологии, пересекающиеся с историей и изучением прошлых событий, влияющих на человеческую культуру. Теория диффузии, как ее называют, по-прежнему предлагала гармоничный и линейный подход к технологической и культурной эволюции, когда взаимозависимые группы распространяют идеи среди других для большего прогресса в целом.У него есть свои применения, но есть и критики из-за его упрощенного подхода (20).

Модель породила несколько других типов археологической теории, в том числе:

  • Исторический партикуляризм почти противоположность линейной модели – что даже соседние культуры не полностью влияли друг на друга в сторону большего целого, что мы должны рассматривать каждую культурную эволюцию в индивидуалистическом контексте.
  • Национальная археология – естественный побочный продукт национальной самобытности и исключительности, идеи «особенного» народа.Эта попытка (и до некоторой степени все еще используется) использует прошлое, чтобы внушить чувство национальной или региональной гордости
  • Советская археология рассматривала социальные аспекты прошлого, обычно исходя из коммунистической модели. Это поставило под сомнение индивидуалистический и классовый характер предыдущей модели. Он был (по понятным причинам) популярен в советских странах в начале 20-х годов века и внес свой вклад в более поздние теории

Процессная археология (также известная как новая археология)

Возможно, это величайший вклад США (21, с. 57) в археологическую теорию, это одна из двух основных моделей, которые все еще применяются сегодня.Его сторонники часто испытывают сильное, а иногда и яростное академическое соперничество с последующей моделью (постпроцессионизм). Процессная археология началась в конце 1950-х годов с двух основополагающих работ американских археологов, которые утверждали, что «американская археология – это антропология, или это ничто». То есть конечные цели как археологии, так и антропологии совпадают – открыть и объяснить человеческое прошлое и человеческое общество посредством изучения различных аспектов человеческого прошлого. В ней применялась гораздо большая научная строгость, чем в любой предыдущей теоретической модели.

Главный аргумент сторонников Новой археологии заключался в том, что, применяя надежный научный метод, мы можем освободиться от ограничений физических остатков изучения археологических данных и прийти к пониманию жизни людей, которые взаимодействовали друг с другом. с ними каждый день. Речь шла не только об изучении прошлого человечества, но и о материальных останках, оставленных нашими предками. Он продвигает культурный эволюционизм, идею о том, что мы можем понять людей прошлого через их реликвии.Что наиболее интересно для ученых из других дисциплин, это был первый раз, когда археология начала исследовать экологическую адаптацию как фактор социальных изменений.

Старая линейная модель естественного перехода от варварства и хаоса к цивилизации и порядку была отброшена. На смену им пришли идеи функционализма, полезности и агентности. Первопроходцы, такие как Колин Ренфрю, Пол Бан и Льюис Бинфорд, призывали к повышению качества данных в археологии (21, с. 58). Но окажется, что у него есть собственные ограничения, некоторые из которых будут оспорены в возникающей теоретической модели конца 20-х годов века.

Постпроцесс

Постмодернизм вырос из ограничений и (не всегда необоснованных) критики процессуальной археологии как слишком позитивистской (21, с. 116). Позитивизм – это потребность в количественных данных и доказательствах для всего, даже того, что не поддается количественной оценке или из которых будет трудно извлечь доказательства. На него в значительной степени повлиял постмодернизм 1970-х годов, и его основными сторонниками были британские археологи Иэн Ходдер, Майкл Шэнкс, Кристофер Тилли и Дэниел Миллер.Это привело бы к возникновению многих других движений, включая экспериментальную археологию, этноархеологию и феминистскую археологию, все из которых будут объяснены в следующем разделе.

Постпроцесс стремился революционизировать и критиковать Новую археологию, дополняя ее (20, стр. 42). Он был направлен на то, чтобы вернуть человечество к опыту археологии и антропологии через понимание мыслей, действий и чувств, включая духовность, культурное поведение, этику и мораль, а также суеверия, иррациональное поведение, групповую и индивидуальную психологию в центре исследований.В конце концов, люди – не бездумные дроны, которые всегда действуют рационально и не имеют никаких мыслей, кроме чисто прагматических; эмпиризм не всегда применим (22, с. 122). Мы знаем, что суеверия, воображение и искусство также являются основой интеллектуального развития человека.

Аргумент процессуализма состоит в том, что мы никогда не сможем полностью понять мысли и чувства без физических доказательств и что мы можем только теоретизировать. Кроме того, это поставило под сомнение представление о том, что археология может прийти к рациональным и объективным выводам, незапятнанным предвзятостью культуры человека.В Европе постпроцессизм рассматривается как противоположность процессуализму, тогда как в Северной Америке считается, что эти два движения дополняют друг друга или даже не пересекаются.

Ключ к постпроцессуализму – это представление о врожденной предвзятости со стороны археолога, когда он или она исследует артефакт, памятник или культурный ландшафт – страну рождения, регион рождения, религиозные убеждения, политическую принадлежность, этническую принадлежность и т. Д. сексуальность и даже возраст будут влиять на восприятие.В то время как постпроцессизм обвиняет процессализм в чрезмерном позитивизме, процессализм в равной степени жалуется на попытки постпроцесса количественно оценить не поддающееся количественной оценке, поспешные выводы, пристальное внимание и в некоторых случаях вопиющий отказ делать какие-либо выводы.

Processual Plus

Археология сейчас находится в состоянии сближения двух моделей процессуализма и постпроцессализма. Эмпиризм, в основном основанный на науке, ограничивает; В центре внимания постпроцессной археологии, в основном, эмпирической археологии, есть и свои недостатки – она ​​в основном сосредоточена на недоказуемом, а иногда и на выдвижении желаемого за действительное.Вот почему в 21 и веках наблюдается движение по сближению двух моделей интерпретации для создания модели, которая ищет эмпирические доказательства при рассмотрении аспектов человеческой психологии, групповой идентичности, пола и убеждений, культурной передачи, торговли и технологического принятия. . Processual Plus позволяет субъективно интерпретировать научные данные (29) с учетом достоверных данных и применять интерпретацию, основанную на восприятии.

Субдисциплины археологии

Благодаря двум археологическим теоретическим платформам процессуализма и постпроцессуализма возникло множество субдисциплин.Некоторые исследуют один аспект археологических данных, а некоторые основаны на методологии.

Вычислительная археология

Относительно недавнее применение – использование цифровых технологий при анализе данных. Как и в любой другой научной дисциплине, компьютеры используются для выполнения сложных или больших вычислений, которые люди не могут надеяться выполнить индивидуально. Он включает такие технологии, как ГИС (географические информационные системы) (23), геодезические и спутниковые данные для пространственного анализа.Он также включает в себя изучение, использование и применение статистических моделей для анализа больших данных в человеческом поведении, вероятностных моделей, внутриплощадочного анализа (оцифрованные данные о стратиграфических связях 3D-моделирования, концентрации и распределения артефактов), прогнозного моделирования и сохранения наследия. Также широко используется обмен информацией в академических кругах и с общественностью.

Экологическая археология

Это обширная дисциплина, изучающая взаимодействие человека с миром природы (24) .Он разделен на три большие области:

  • Археозоология, изучение того, как люди взаимодействовали с животными в прошлом. Здесь рассматриваются древние методы охоты и переход к земледелию. Специалисты в этой области будут уделять много времени изучению костей и применять пространственный анализ, модели распределения и животноводство
  • Археоботаника – это исследование взаимоотношений человека с растениями в прошлом. Точно так же они будут изучать древние методы ведения сельского хозяйства, расчистку земель, изучать изменения ландшафта как индикаторы деятельности человека, изучать палинологию и фитолиты.Археоботаники сталкиваются с некоторым совпадением с археозоологией в том, что они могут изучать энтомологию как индикаторы изменения типа растений
  • Геоархеология – это изучение вопросов, связанных с Землей, в том, что касается человеческого прошлого. Палеоклиматические данные времени взаимодействия человека с окружающей средой (например, последнего ледникового периода) классифицируются как геоархеологические. Он рассматривает данные о широком распространении, такие как керамические изделия и кремневые орудия, и пытается рассчитать распространение технологической культуры

Эти данные позволяют археологам изучать данные на больших и обширных территориях или как глобальное явление, исследуя меняющиеся технологии, а также естественные и антропоморфные изменения окружающей среды (20, p225).

Этноархеология

Имея прочную связь с этнографией, это исследование технологически примитивных людей – их верований, практик, иерархий, технологий, методов и социальных ценностей (20, с. 13). Эти качественные данные, основанные на людях, затем используются для теоретического обоснования и поиска возможных объяснений прошлым человеческим записям. У него есть свои пределы. Настоятельно рекомендуется проявлять осторожность, поскольку из этого не обязательно следует, что причины, по которым современные технологически примитивные люди в Ост-Индии делают что-то определенным образом, древние коренные американцы делали то же самое по той же причине (-ам).Тем не менее, это помогло исследовать некоторые давние загадки археологии. Основная работа Льюиса Бинфорда на Аляске помогла археологам понять практики палеолитических народов мустьерской культуры во Франции и Германии (20, 186).

Узнайте больше о том, как стать этноархеологом.

Экспериментальная археология

Это область прикладной науки и одна из самых увлекательных для студента. Со стороны экспериментальная археология может показаться забавной практикой, но она так же актуальна и столь же полезна, как и любые другие дисциплины.Проще говоря, речь идет о реконструкции прошлого путем создания копий материалов с помощью методов, доступных только этим народам. Экспериментальная археология изучает методы обработки каменных орудий, способы создания определенных кромок и отщепов, развитие ранней плавки и добычи бронзы и железа, а также строительство зданий и изготовление одежды. Экспериментальная археология позволяет нам проверять теории о логистике, технологиях и материалах посредством применения «практической» археологии (25). Это также способствовало хорошему развитию телевидения: несколько успешных телешоу по всему миру знакомят публику с археологией.

Феминистская археология

Являясь субдисциплиной постпроцессной археологии, она в основном изучает роль женщин в каждом обществе – их рабочие роли, отношение к ним и восприятие гендерных различий (35). Но он также смотрит на социальное отношение к классу, расе и сексуальности. Он находится в авангарде критики старых моделей взгляда на древние культуры через призму современности в сравнении с нынешними моделями. Это своего рода предубеждение, против которого выступает постпроцессная археология.Разделение труда и предположение, что мужчина = охотник, женщина = домохозяйка, оспариваются феминистской археологией. Однако термин «феминистская археология» подвергается сомнению. Многие теперь называют эту область «гендерной археологией», поскольку она включает в себя роли мужчин и женщин, а также гендерную идентичность.

Судебная археология

Специализируясь на обнаружении и регистрации человеческих останков, многие судебные археологи работают в области криминологии, исследуя недавно умерших на наличие признаков преступления.Они присутствуют на следах массовых расстрелов и терактов, а также на местах убийств. Причина, по которой их считают археологами, заключается в том, что они используют те же методы и инструменты, которые использовались бы на историческом месте (26). И они не просто смотрят на тела. Они изучат останки окружающей среды, образцы почвы, ботанические данные и стратиграфию на предмет доказательств. Тем не менее, они также будут работать с историческими останками, чтобы выяснить, было ли обнаруженное тело депонировано недавно или находилось там сотни лет.Их запись и экспертиза – это разница между объявлением места убийством или местом, имеющим научное / археологическое значение. Существуют законы об обращении с историческими человеческими останками.

Ландшафтная археология

Несмотря на то, что археология была относительно новой дисциплиной, она всегда имела представление об исторических ландшафтах и ​​местах. Генрих VIII из Англии поручил Джону Леланду составить список памятников земли и предоставить интерпретации. Уильям Камден писал об английской сельской местности и ее особенностях.Но эти люди смотрели на отдельные элементы ландшафта как на отдельные, а не как на топографическую или географическую сеть. Они не рассматривали его естественную или антропоморфную эволюцию, и уж тем более науки об окружающей среде. Археология в основном касается памятников и реликвий, но есть пробел в том, как люди рассматривали и использовали ландшафты в прошлом. Редко можно найти образец для рассмотрения ландшафта как реликвии. Вот тут и приходит на помощь ландшафтная археология – трактовка ландшафта как самостоятельного исторического памятника (27).Многие считают это и техникой, и теорией. Он опирается на новые технологии (некоторые из которых упомянуты выше в вычислительной археологии), а также на исторические карты, земельные документы и накопленные данные исследований и раскопок, полученные в результате прошлых исследований.

Морская археология

Как мы изучаем использование человечеством моря – области суши, в значительной степени закрытой для человечества, несмотря на то, что она жизненно важна для человеческой жизни и имеет историческое значение? Это лишь один из вопросов, на который пытается ответить морская археология.Людям всегда были нужны водные пути, такие как озера, реки и океаны. Мы добываем его ресурсы, путешествуем по нему, чтобы достичь новых мест, и мы создаем технологии, позволяющие нам это делать. Эта область исследований касается взаимоотношений человека с морем (28). Это означает эволюцию плотов и лодок, изучение мореходных культур, таких как викинги, и распространение через острова Микронезии. Это также означает археологию рыбной ловли. Есть некоторое совпадение в изменении климата. Некоторые впечатляющие доисторические места существуют под морским дном мира, на суше, которая когда-то была сушей.Эти записи – неиспользованный ресурс.

Городская археология

Форма ландшафтной археологии (см. Выше), это исследование и изучение городских центров как исторической записи (30) . Он фокусируется на таких аспектах, как то, почему было выбрано место, его эволюционное развитие (расширение и сокращение), люди, которые там жили, промышленность, его форма и функции, а также его более широкое значение для ландшафта – например, его стратегическое положение и важность. к культуре.Люди производят много отходов, и городские археологи исследуют мусор, человеческие отходы, выброшенную керамику и продукты питания, исследуя историю городского центра. Города и города часто содержат обширные стратиграфические данные; исторические останки сохранились под слоями гораздо более поздних зданий и сооружений. Это также касается таких аспектов, как региональность в центре города.

Будущие угрозы и вызовы археологии

В любую эпоху академическая археология, промышленность и сохранение археологического наследия сталкиваются с уникальными угрозами и проблемами.21 год век ничем не отличается.

Изменение климата

Будущее хранит для археологии именно то, что было в прошлом – сохранение, но теперь есть новые угрозы. Конец -го и начало века поставили новые задачи в нашем исследовании людей в прошлом. Изменение климата и загрязнение угрожают жизни и работе и изменят топографию, что приведет к повреждению или эрозии некоторых из наиболее уязвимых с археологической точки зрения ландшафтов (13).Повышение уровня моря означает, что морские стены требуют большей защиты для защиты стоящих исторических сооружений и захороненных останков. Береговая эрозия уже угрожает археологическим находкам (14).

Политическая нестабильность

Политическая нестабильность всегда была угрозой, но современные войны ставят ее во главу угла. Проблемы на Ближнем Востоке привели к катастрофическому повреждению культурных останков, но эта проблема не нова (15). Всегда существовала угроза так называемого «иконоборчества» – разрушения религиозных артефактов или священных мест.Иконоборчество также распространяется на реликвии и памятники мертвых религий или тех, которые больше не практикуются в этом районе, например, уничтожение буддийских статуй в Афганистане боевиками Талибана, а в последнее время – древнеримского города Пальмира ИГИЛ. Только на Ближнем Востоке более 20 000 сайтов находятся под угрозой (31).

Туризм

Третья угроза нашему культурному наследию – это то, что поддерживает их финансовую жизнеспособность – туризм (16). В последние десятилетия руководство некоторых из самых важных сайтов в мире начало ограничивать количество посетителей.Эрозия земли на горе, на которой расположен Мачу-Пикчу, ограничивает количество посетителей сотнями в день; аналогично Великим пирамидам на плато Гиза, которые позволяют проникать в гробницы не более чем нескольким сотням людей. Дыхание от количества посетителей, проходящих через пирамиду, повреждает ткань памятников. Пещера Ласко во Франции закрылась навсегда и открыта только для исследователей, в то время как почти безупречная копия открыта на небольшом расстоянии, чтобы принимать посетителей для своего содержания.

Строительство против культурного прошлого

Прогресс человечества очень важен.По мере увеличения мирового населения будет расти и количество земли для домов, рабочих мест, транспортных сетей, сельского хозяйства и сырья. Существуют международные законы, предотвращающие повреждение археологических останков (32), но это не означает, что они полностью защищены (33). В развитом мире археология часто подвергается угрозам со стороны развития и строительства. В развивающемся мире нехватка ресурсов, недостаток государственного финансирования и слабое регулирование означают, что это редко является приоритетом.Археология как академическое направление отстает от потребностей строительных проектов, поскольку деньги на исследования предоставляются застройщиками (и финансируются ими). Это разделяет приоритеты и интересы и, возможно, порождает раскол в лояльности при проведении археологических исследований.

Культурная чувствительность

Археология обычно продолжала исследования и исследования, мало понимая и не заботясь о чем-либо, кроме академических, в общественных интересах.Культурные ценности и иконы считались безделушками из прошлых времен и культур. Но все чаще речь идет о проблемах, вызванных культурной чувствительностью. Человеческие тела, похороненные в могилах, либо из существующих культур, либо из прошлых, все чаще подвергаются вызовам со стороны тех, кто чувствует, что их предков беспокоят или не уважают. Остатки первых наций (коренные американцы и австралийские аборигены) (34) являются наиболее заметными, но в исторических городах Европы такие вызовы также исходят от лидеров местных еврейских общин, даже если еврейской общины больше нет.Археология адаптировалась к проблемам культурной чувствительности и работает над сотрудничеством с группами интересов вместо того, чтобы воспринимать конфликт.

Государственные приоритеты

Во всем мире наследие всегда шло по тонкому финансовому канату. Во времена финансовых трудностей, как и любое искусство, оно обычно находится на переднем крае сокращения государственного бюджета, несмотря на широко распространенное представление о ценности для общественных интересов и возможности привлечь к ним платящих посетителей в качестве туристических достопримечательностей (включая рабочие места, которые может предоставить такой новый объект). Создайте).Однако, за исключением мест, имеющих глобальное или национальное значение, которые ежедневно могут собирать тысячи посетителей, археология редко приносит деньги. Если это не зарабатывание денег, то это затраты, и затраты непозволительны. В эти жесткие с финансовой точки зрения времена правительства стран мира сокращают бюджеты на содержание наследия.

Источники

  1. https://www.livescience.com/44448-what-is-archaeology.html
  2. http://users.clas.ufl.edu/davidson/HistArch/Week%202/1962%20Binford,%20archaeology%20as%20anthropology.pdf
  3. https://www.archaeology.co.uk/advice/ethnoarchaeology.htm
  4. https://www.oughttco.com/the-history-of-archaeology-171205
  5. https://www.archaeologybulletin.org/articles/10.5334/bha.17203/galley/117/download/
  6. http://www.nakedscience.org/evol1.htm
  7. https://www.britannica.com/technology/hand-tool#ref424379
  8. https://books.google.co.uk/books?id=CfQIAQAAIAAJ&redir_esc=y
  9. http://web.prm.ox.ac.uk/rpr/index.php/pitt-rivers-life/10-biography-of-general-pitt-rivers/
  10. http: // www.oxforddnb.com/view/10.1093/ref:odnb/9780198614128.001.0001/odnb-9780198614128-e-35495;jsessionid=205F4263377F71A8C906AED72DB9D35B
  11. http://www.pef.org.uk/profiles/sir-william-flinders-petrie-1853-1942
  12. http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.517.2940&rep=rep1&type=pdf
  13. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16042285
  14. https://phys.org/news/2017-11-sea-level-threaten-archaeological-sites-southeastern.html
  15. https: // www.dur.ac.uk/archaeology/research/impact/islamicexpansion/
  16. https://www.icomos.org/risk/2001/tourism.htm
  17. https://www.britannica.com/biography/James-Ussher
  18. https://books.google.co.uk/books?hl=en&lr=&id=SuoekuMtIIsC&oi=fnd&pg=PR13&dq=antiquarianism+beliefs+stone+tools&ots=lLlHD6nrcP&sig=ep11iJmtMtKOXGoW207PR
  19. https://www.jstor.org/stable/658712?seq=1#metadata_info_tab_contents
  20. Renfrew, C & Bahn, P.2010: Теории, методы и практика. Лондон: Темза и Гудзон. Цифровую копию этой книги в открытом доступе см. В архивах США по адресу: https://archive.org/details/METHODSINARCHEOLOGYCOLINRENFREWPAULBAHN
  21. https://ir.lib.uwo.ca/cgi/viewcontent.cgi?referer=https://www.google.co.uk/&httpsredir=1&article=1085&context=totem
  22. http://digitalassets.lib.berkeley.edu/anthpubs/ucb/text/kas073_074-009.pdf
  23. http://www.annualreviews.org/doi/abs/10.1146/annurev-anthro-102215-095946
  24. https: // www.floridamuseum.ufl.edu/envarch/what/
  25. http://www.pastperfect.org.uk/archaeology/experimental.html
  26. http://www.exploreforensics.co.uk/forensic-archaeology.html
  27. https://www.oughttco.com/what-is-landscape-archaeology-171551
  28. https://oceantoday.noaa.gov/maritimearchaeology/
  29. http://www.archaeologyexpert.co.uk/urbanarchaeology.html
  30. https://www.smithsonianmag.com/smart-news/new-online-database-catalogues-20000-threatened-archaeological-sites-180963451/
  31. https: // historyengland.org.uk/advice/hpg/coventionstreatiesandcharters/
  32. https://www.icomos.org/risk/2001/synthesis.htm
  33. https://apps.law.asu.edu/Repository/2008/06/25041611.pdf
  34. https://www.jstor.org/stable/10.1086/345322?seq=1

М.Г. Мейсон имеет степень бакалавра археологии и магистра ландшафтной археологии Университета Эксетера. Личный интерес к науке об окружающей среде рос вместе с его формальными исследованиями и в конечном итоге стал частью его аспирантуры, где он изучал как естественные, так и антропогенные изменения окружающей среды на юго-западе Англии; его особые интересы связаны с аэрофотосъемкой.У него есть опыт работы с ГИС (цифровое картографирование), но в настоящее время он работает писателем-фрилансером, поскольку экономический спад означает, что он изо всех сил пытается найти подходящую работу. В настоящее время он живет на юго-западе Англии.

Последние сообщения Мэтью Мэйсона (посмотреть все)

Избранный артикул

Консервация: история и будущее

Что такое консервация? Определение консервационизма Мы определяем консервацию как широкий подход к сохранению того, что уже есть, и должную заботу и внимание к его защите в будущем (1).Он также предназначен для восстановления чего-либо на …

Археологические свидетельства – обзор

Исторические корни

На основании археологических свидетельств, включающих как артефакты, так и палеоэтноботанические окаменелости, некоторые исследователи считают, что психоактивные вещества, обнаруженные в дикой природе, уже использовались нашими предками около 10 000 лет назад, в основном как часть религиозной деятельности. и лечебные ритуалы (Merlin, 2003). К археологическим находкам следует относиться с осторожностью, учитывая, что значение и значение необработанного археологического материала интерпретируются экспертами и что их мнения, как правило, расходятся.Тем не менее, Мерлин (2003) предоставляет исчерпывающий список окаменелостей «неолита, меди и бронзового века», включающий элементы психоактивных веществ, такие как семена опийного мака, обнаруженные в швейцарском регионе, и «многоцелевые растения», такие как каннабис , которые, по-видимому, использовались. «Для производства клетчатки, семян для людей и животных, в качестве источника масла и… для его психоактивной смолы» (Merlin, 2003: стр. 300–308). Хотя многоцелевые растения были также распространены в классической Греции (Hamarneh, 1972), конопля была впервые «одомашнена» в Восточной Азии, и Китай, по-видимому, «был первым регионом, где выращивали и даже использовали коноплю» (Merlin, 2003: стр.310 и 312).

Одна поразительная особенность истории употребления психоактивных веществ в конкретном сообществе или стране – это общие корни, общие с экономикой и историей страны. Эти корни хорошо видны на примере торговли табаком и опиумом.

Табак включен в группу психоактивных веществ из-за его основного компонента, вызывающего привыкание, – никотина. Никотиновая зависимость или наркомания – одна из серьезных проблем общественного здравоохранения из-за ее связи с раком и сердечно-сосудистыми заболеваниями (Russo et al., 2011). История табака в Северной Америке тесно переплетается с историей плантаций, рабства и экономики страны (Bennett, 2012: с. 25; Lee, 2014; Winter, 2000). Это существенное влияние на американскую экономику ощущалось и в других регионах мира (Prowse, 2013; Benedict, 2011). Табачная промышленность играет важную роль в экономике многих стран, поскольку она выходит далеко за рамки производства и продажи сигарет, включая, среди прочего, оптовую и мелкую розничную торговлю, рекламу и поддержку спорта (Gilbert, 1986).

Табачная промышленность продолжает свое агрессивное лоббирование во всем мире, но волна противодействия табаку начала расти со второй половины двадцатого века. В конце 1984 года Британская медицинская ассоциация «начала крупнейшую в своей истории кампанию по запрету всей рекламы, спонсорства и стимулирования продажи табачных изделий… сознательно взяв на себя то, что, вероятно, было самым коварно мощным лобби в стране» (Дункан, 1986: стр. 1) .

Что касается опиума, две страны играли важную роль в развитии крупномасштабной торговли опиумом в восемнадцатом веке: Англия и Нидерланды.Англия через английскую Ост-Индскую компанию или EIC, созданную 31 декабря 1600 года, и Нидерланды через голландскую компанию Verenigde Oostindische Compagnie или VOC, запущенную в 1602 году для решения проблемы торговли специями в Азии. Некоторое время голландцы владели «монополией на торговлю бенгальским опиумом» (Робинс, 2006: с. 75). Эти две компании, EIC и VOC, стали основными европейскими морскими торговыми корпорациями, участвующими в торговле опиумом. Первые поставки опия в Китай со стороны EIC произошли в 1781 году, несмотря на тот факт, что импорт опия был запрещен империей Цин «кроме медицинских целей» в 1729 году (Робинс, 2006: стр.xiv – xv). EIC упорно вел переговоры о торговле опиумом с китайской династией Цин, ошибочно рекламируя опиум как более полезный, чем хинин, для лечения малярии. Эта маркетинговая тенденция продолжилась. В конце девятнадцатого века Королевская комиссия по опиуму пропагандировала предполагаемое воздействие опиума на здоровье, отвергая возражения британских медицинских экспертов и британской общественности (Winther, 2003). Опасения британских врачей по поводу опиума не разделялись врачами в Индии, которые считали опиум полезным с медицинской точки зрения (Harrison, 2004).

Помимо воздействия расширяющейся морской торговли Великобритании и Нидерландов, которая обеспечила рынок опиума в Азии в восемнадцатом и девятнадцатом веках, другие важные исторические события двадцатого века нанесли серьезный побочный ущерб, способствуя употреблению наркотиков. Например, Вторая мировая война и последствия глобальных конфликтов, таких как распад бывшего Советского Союза, вызвали перемещение населения и армий и повлияли на доступ, а также на распространение и использование психоактивных препаратов, особенно в Восточной Европе. .Вьетнамская война облегчила доступ к героину и другим психоактивным веществам в регионе, особенно среди американских войск. Но, вопреки ожидаемому цунами наркозависимости, одно исследование ветеранов Вьетнама в Соединенных Штатах показало, что «хотя около 20 процентов от общего числа 13 240 ветеранов … которые употребляли героин с некоторой регулярностью … показали реальные признаки зависимости во Вьетнаме, только 1 процент от общего числа испытывал такие признаки в любое время после своего возвращения в Соединенные Штаты »(Cohen, 2004: стр.55–56). В последнее время «Талибан» поддерживал свою террористическую деятельность, поощряя и облагая налогами торговлю опиумом в Афганистане (UNODC, 2012: стр. 92–93). Другие террористические группы по всему миру следуют аналогичной финансовой стратегии, заключающей союзы с местными наркобаронами и международными наркокартелями (UNODC, 2012: стр. 84).

Различные социокультурные факторы облегчают путь к употреблению психоактивных веществ и последующей зависимости. Среди наиболее важных – влияние сверстников, уровень образования и тип занятия, то есть основной вид деятельности или виды деятельности, предпринимаемые для заработка на жизнь.

Как будущие археологи будут изучать нас?

Гений позади | Digital

Как будущие археологи будут изучать нас?

(Изображение предоставлено Getty Images)

Наша цивилизация в основном записана на компакт-диски и жесткие диски, но эти вещи на удивление быстро разрушаются. Есть ли лучший способ оставить наследие будущим историкам?

I

Легко предположить, что цифровой мир – это просто пиксели и код, а не книги или каменные скрижали.Но Брюстер Кале знает иначе. «Цифровые технологии не так уж и несущественны, как думает большинство людей», – говорит он. И у него хорошие возможности для комментариев. Кале – основатель Internet Archive, онлайн-хранилища цифровой информации. От сканированных журнальных статей до книг, видео, аудио и веб-сайтов – накопленные данные теперь превышают 20 петабайт – 20 миллионов гигабайт.

Все это хранится на физических носителях, таких как жесткие диски или катушки с магнитной лентой, а в Интернет-архиве есть склады, заполненные ими во многих местах по всему миру.Но проблема не только в пространстве, которое они занимают. Жесткие диски не работают так долго. Материалы и, в некоторых случаях, электронные компоненты в этих форматах со временем разрушаются или перестают работать. А диски иногда портятся «CD-гнилью». По самым консервативным оценкам, такие СМИ могут быть надежными только в течение 2-5 лет, прежде чем они рискуют потерять данные.

Даже кирпичи и строительный раствор разрушаются за тысячи лет, так на что же надеяться цифровой информации? (Кредит: Getty Images)

Учитывая, что большая часть нашей культуры сейчас преимущественно цифровая, как она просуществует через века? Как вся информация о наших учреждениях, обществах, культуре и научных открытиях будет сохранена в долгосрочной перспективе? В наши дни мы производим так много данных, что не можем их все распечатать.К чему на самом деле обратятся будущие археологи, если они захотят изучить, как мы жили?

Как BBC Future недавно обнаружила в нашей серии The Genius Behind, одна из возможностей состоит в том, что археологи будут читать наши данные – как текст книги – из ДНК, намеренно заключая их в «синтетические окаменелости». В будущем код, определяющий все известные организмы, скорее всего, станет только дешевле и легче. Роберт Грасс из ETH Zurich в Швейцарии и его сотрудник Райнхард Хекель разработали один метод кодирования данных в виде ДНК, как показано на видео ниже:

Итак, как это работает? В конце концов, сама ДНК не очень хорошо хранится.«Если вы собираетесь выйти в окружающую среду, выбросить ее под землю или оставить где-то на некоторое время, ДНК будет не очень стабильной. Он разлагается примерно за полгода, а то и меньше просто в условиях окружающей среды », – объясняет Грасс. «Итак, мы искали способ стабилизировать ДНК».

Решение? Синтетические окаменелости. Грасс и его коллеги знали, что им нужно найти достаточно инертный материал – что-то, что не будет реактивным и которое будет нелегко повредить. В естественном мире ДНК лучше всего сохраняется в кости при очень низких температурах.Вот почему недавно исследователи смогли прочитать ДНК, обнаруженную в костях, например, 700000-летней лошади. Но хотя фосфат кальция в костях имеет хорошую химическую структуру для инкапсуляции ДНК, у него есть один серьезный недостаток – он растворяется в воде.

The Genius Behind

Вдохновляйтесь великими умами и идеями

Это часть серии под названием The Genius Behind, рассказывающей о самых удивительных, а иногда и малоизвестных технологических открытиях и новаторских умах, стоящих за ними.

В конце концов, команда ETH остановилась на повседневном материале, который мы все узнали: стекло (диоксид кремния). «Мы, химики, любим стекло. Все всегда делается в стеклянной посуде – мы используем ее для всех наших реакций из-за этого свойства, она чрезвычайно устойчива », – говорит Грасс.

В то время как стеклянная панель или бутылка кажутся хрупкими, стекло, используемое ETH, чрезвычайно прочное, потому что оно невероятно маленькое – по сути, это порошок. Каждая частица, содержащая кусок ДНК, имеет ширину всего около 150 нанометров.Их замораживание, удары или сильное механическое давление не возымели бы никакого эффекта.

Они могут выдерживать даже чрезвычайно высокие температуры, но с одной оговоркой – ДНК внутри не выдерживает. Грасс говорит, что он будет уничтожен при температуре выше 200 ° C, поэтому, хотя сами частицы могут пережить пожар в библиотеке будущего, фактические данные – нет. На самом деле, лучшая температура для хранения синтетических окаменелостей – примерно -18 ° C, чтобы предотвратить деградацию с течением времени.

ДНК можно использовать для создания «синтетических окаменелостей» (Источник: Lonelyleap)

Считывание ДНК достаточно легко, хотя для извлечения ДНК из этих частиц кремнезема требуется особая техника с использованием тщательно приготовленного раствора фторида.По этой причине Грасс указывает, что инструкции следует каким-то образом оставить в архиве, чтобы они были доступны цивилизациям или исследователям далекого будущего. «Подумайте о камне, на котором вы выгравируете инструкции», – предлагает он в качестве примера.

Это проблема, которую другие пытались решить разными способами. Кале приводит в пример Rosetta Disk – это архив из 1500 человеческих языков. Здесь выгравировано объяснение, а текст всего архива выгравирован по спирали, начало которой хорошо читается невооруженным глазом.Спираль становится все меньше и меньше, но все это можно прочитать в оптический микроскоп.

Объекты, подобные Rosetta Disk, по самой своей форме и надписи заявляют, что в них есть что-то интересное и ценное. Сигнализировать об этом будет сложнее с помощью микроскопического порошка, и это то, над чем Грасс и его коллеги все еще работают. В принципе, однако, их подход можно использовать для надежного хранения ключевой информации на многие тысячи, если не более миллиона лет.

Некоторые из лучших подсказок для будущих археологов могут быть получены из наших отходов (Источник: Thinkstock)

Одним из недостатков является то, что писать ДНК, в отличие от ее чтения, в настоящее время довольно дорого. «Вы должны выбрать, что хранить, и выбрать, почему это важно», – комментирует Грасс. «Это очень и очень сложный выбор».

Существует также тот факт, что зачастую то, что человечество решает сохранить, не всегда является наиболее показательным или интересным в нас. Наш мусор на протяжении всей истории был золотой жилой для археологов, пытающихся понять, как на самом деле жили люди в прошлые эпохи.Но выживут ли отходы тысячелетия или нет, по сути, дело случая.

Цивилизации рано или поздно обращаются в прах. Может быть, наша пыль расскажет историю. Мелкий порошок, содержащий ДНК – и самую ценную информацию нашего времени.

Следуйте за нами на Facebook , Twitter , Google+ , LinkedIn и Instagram .

Важность археологии

Археология – это волшебные ворота в прошлое. Это дисциплина, которая лучше всего дополняет историю с ее убедительными доказательствами и методологическими преимуществами

Археология – это волшебные врата в прошлое. Это дисциплина, которая лучше всего дополняет историю с ее убедительными доказательствами и методологическими преимуществами

Дисциплина археология изучает человеческие культуры и прошлое. Путем восстановления и интерпретации архитектур, артефактов, биофактов и ландшафтов археология стремится: а) определить хронологию человеческого развития, б) раскрыть культурную историю различных человеческих поселений, в) обосновать или заполнить пробелы в истории материалом. доказательства, и г) понять процессы, лежащие в основе изменений, происходящих в человеческих обществах в разных культурах.

Как размещается археология?

Археология – это часть истории и антропологии. Его дисциплинарная принадлежность вызывает много шума и крика, учитывая, что большинство историков и антропологов считают археологию дополнением. Однако в последнее время археология оказалась незаменимой для написания любых трактатов о нашем далеком прошлом.

Археологический анализ может перевернуть страницы истории с ног на голову, используя всего лишь битые кусочки глиняной посуды или резьбу.Раскопки открыли цивилизации и восстановили города. Истории писались и переписывались. Никакая другая дисциплина не связана с вещественными доказательствами. Никакая другая дисциплина не имеет такого размаха, как археология.

Мы можем исследовать жизнь рабов-аборигенов или удивляться обитателям каменного века, потому что археология предоставила нам твердые материальные свидетельства о повседневной жизни и невзгодах.

Почему археология важна?

Следовательно, был сделан ошибочный вывод, что археология подчиняется исторической дисциплине.Дело обстоит наоборот. Археология имеет два важнейших преимущества. Он обладает уникальной способностью возвращаться к самым отдаленным эпохам человеческого существования и извлекать доселе неизвестное из тьмы времени. Во-вторых, археология имеет дело с осязаемыми реликвиями и поэтому может претендовать на доверие, чего не может добиться никакая другая гуманитарная наука. Это означает, что усилия археологов могут пролить столь необходимый свет на сегодняшние проблемы с идентичностью и владением. Обнаруживая ценные факты о земле, костях и артефактах, он может помочь поставить в перспективу вопросы сохранения или реституции земельных прав коренных народов или меньшинств.

Таким образом, ценность археологии остается неприкосновенной. Даже в области антропологии она вышла из тени материнской дисциплины. Антропология, изучающая человеческие общества прошлого и настоящего, стремится раскрыть смысловые модели, существующие в настоящем, путем широкой интерпретации источников и в основном археологических находок. Антропология сама по себе будет ограничена недавним и ближайшим прошлым культур, но способность археологии смотреть на долгосрочные изменения и делать более широкие обобщения о том, почему определенные культуры и группы изменились или исчезли с течением времени.

Происхождение археологии

Более того, эти две дисциплины возникли из колониализма. Упражнения, которые обязательно были сосредоточены на незападных, или, говоря простым языком, на «экзотических» культурах и «аборигенах». Команда антропологов просто уходила куда-нибудь и изучала «примитивные» культуры в своем стремлении познать Другого. Лишь недавно эта инерционизация и экзотизация других культур через дискурсы академических дисциплин стали предметом сканирования и исследований (особенно белых западных академических кругов) и стали более рефлексивными.

Роль археологии

Здесь решающую роль играет археология. Археология может внести огромный вклад, выявляя культурные традиции и артефакты, которые могут помочь в выявлении исторических неверных взглядов и представлений.

Следовательно, археология становится необходимой для создания точек единства и разнообразия в различных культурах и цивилизациях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.