Филологи это кто: Филология – это… Что такое Филология?

Содержание

Филология – это… Что такое Филология?

  • филология — филология …   Орфографический словарь-справочник

  • Филология — (греческое philologia «любовь к знанию») система знаний, необходимых для научной работы над письменными памятниками, преимущественно на языках древних, часто мертвых. Поскольку важнейшим и первым в совокупности этих знаний является понимание… …   Литературная энциклопедия

  • ФИЛОЛОГИЯ — (греч., от phileo люблю, и logos слово). Сперва под этим именем разумелось изучение древне классического мира; ныне же вообще наука о языке. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ФИЛОЛОГИЯ [Словарь иностранных слов русского языка

  • ФИЛОЛОГИЯ —         совокупность, содружество гуманитарных дисциплин лингвистич., лит. ведч., истор. и др., изучающих историю и сущность духовной культуры человечества через языковый и стилистич. анализ письменных текстов.

    Текст, все его внутр. аспекты и… …   Энциклопедия культурологии

  • ФИЛОЛОГИЯ — ФИЛОЛОГИЯ, филологии, мн. нет, жен. (от греч. philos друг и logos учение, слово). Совокупность наук, изучающих культуру народа, выраженную в языке и литературном творчестве. Славянская филология. Античная филология. Романская филология.… …   Толковый словарь Ушакова

  • филология — и, ж. philologie > нем. Philologie <гр. phileo люблю + logos слово. Совокупность наук, изучающих язык и литературу; язык и литература. БАС 1. Романская филология. БАС 1. Ради красного словца не пожалеет родного отца это и есть филология ,… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ФИЛОЛОГИЯ — (от фил… и греческого logos слово, буквально любовь к слову), область знания (языкознание, литературоведение, текстология, источниковедение, палеография и др.), изучающая письменные тексты и на основе их содержательного, языкового и… …   Современная энциклопедия

  • ФИЛОЛОГИЯ — (от фил. .. и греч. logos слово) область знания, изучающая письменные тексты и на основе их содержательного, языкового и стилистического анализа историю и сущность духовной культуры данного общества. Филология возникла в Др. Индии и Греции. В 17… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ФИЛОЛОГИЯ — (от греч. phileō – люблю + …логия). Совокупность гуманитарных наук, изучающих культуру какого л. народа, выраженную в языке и литературном творчестве. В число гуманитарных наук, составляющих обязательный минимум содержания образовательной… …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Филология — (от фил… и греческого logos слово, буквально любовь к слову), область знания (языкознание, литературоведение, текстология, источниковедение, палеография и др.), изучающая письменные тексты и на основе их содержательного, языкового и… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ФИЛОЛОГИЯ — ФИЛОЛОГИЯ, и, жен. Совокупность наук, изучающих духовную культуру народа, выраженную в языке и литературном творчестве. Славянская ф. | прил. филологический, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Зачем нужны филологи? | Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина

    Иногда приходится слышать, что филологи обществу не нужны и даже вредны, потому что они не создают ничего материального. В необходимости филологов сомневаются представители естественных наук и созидатели материальных ценностей. Эти люди хотят знать, зачем нужны специалисты, про которых вообще непонятно, чем они занимаются? При этом ни про историков, ни про социологов, ни про этнографов, ни про представителей других гуманитарных наук таких вопросов не задают.

    Разгадка такого парадокса проста: проблема с предметом филологии вытекает из ее названия. Дело в том, что название фило-логия (древнегреческое philologia, буквально любо-словие) становится в один ряд не с названиями наук (био-логия, антропо-логия, гео-логия и т.  п.), а с фило-софией, дословно любо-мудрием. Поэтому филология ошибочно воспринималась как отвлечённое от жизни занятие.

    Многие люди думают, что филология субъективна, что филологи не опираются на цифры и факты, а лишь придумывают субъективные трактовки. Однако филология не менее точная наука, чем математика или биология. Например, еще в позапрошлом веке на чисто языковом материале филологи установили, что праиндоевропейский язык (из которого происходят и русский, и английский, и греческий и множество других современных языков) распался 5 тысяч лет назад, то есть в IV тысячелетии до нашей эры индоевропейцы широко расселились по территории Европы и их диалекты стали развиваться независимо друг от друга. А естественные науки только в ХХІ веке смогли прийти к такому же выводу: генетики установили, что расселение индоевропейцев по Европе началось 6 тысяч лет назад. Еще один пример: «Грамматический словарь русского языка», составленный вручную гениальным лингвистом

    Андреем Анатольевичем Зализняком, стал основой практически для всех компьютерных программ автоматического морфологического анализа (в том числе в информационном поиске, в машинном переводе и т. п.). Так что этому ученому вы обязаны тем, что Google и Яндекс успешно находят информацию по вашим запросам на русском языке, а онлайн-переводчики помогают понять тексты на других языках.

    Двадцать–тридцать лет назад филолог мог иметь одну из следующих профессий: преподавателя русского языка и литературы в школе, преподавателя иностранного языка в школе или вузе, преподавателя филологии в вузе, научного работника, литературного критика, редактора, корректора, библиотекаря. Иначе говоря, филолог был учителем, исследователем и хранителем. Главной филологической специальностью было преподавание филологии, то есть воспроизводство себе подобных.

    Однако в современном обществе список актуальных филологических профессий существенно изменился. Одна часть из них известна, но другая получила популярность только в последнее время: переводчик, специалист по связям с общественностью, референт, пресс-секретарь, имиджмейкер, копирайтер, спичрайтер, редактор. Серьёзной филологической подготовки требуют, кроме того, все профессии, которые предполагают интенсивное общение с людьми: социального работника, психолога, менеджера, рекламного агента, политического деятеля, юриста.

    Что отличает этот список филологических профессий от ранее известного? Такие специалисты – посредники в коммуникации между разными социальными группами и языковыми коллективами. Речевая коммуникация в последнее время настолько усложнилась, что один человек оказывается не в силах освоить формы языка, присущие этим группам. Задача современного филолога – перевод с одной формы языка на другую, умение донести необходимую мысль до адресата в оптимальном виде.

    Необходимость в филологах-посредниках возникла в годы перестройки, когда мир и язык вдруг перестали быть едиными. Именно тогда оказался востребованным посредник, который умеет использовать разные формы русского языка и, что более важно, способен объяснить каждому из участников общения то, чего от него хочет собеседник. Филолог по своему образованию – это главный претендент на роль такого посредника.

    Образцом филологической культуры в перестроечные годы стали для страны такие выдающиеся филологи, как

    Дмитрий Сергеевич Лихачёв, Юрий Михайлович Лотман, Андрей Анатольевич Зализняк. Им принадлежит заслуга реабилитации филологии, утверждение мысли о том, что мощное развитие гуманитарных наук, в том числе языкознания и литературоведения, свидетельствует о благополучии общества.

    О студенчестве и профессии филолога

    Публикации о наших выпускниках регулярно появляются на сайте Московского городского (смотрите новости от 05.12.2018, 14.11.2018 и др.). Сегодня публикуем интервью нашей выпускницы и преподавателя Татьяны Геннадьевны Дубининой.

    Татьяна Геннадьевна окончила филологический факультет МГПУ (специалитет и аспирантуру). С 2010 года филологи и историки МГПУ объединены в Институте гуманитарных наук.

    Татьяна Геннадьевна работает на кафедре русской литературы ИГН. Вернее сейчас она находится в декретном отпуске по случаю рождения дочки.

    На фото: Т.Г. Дубинина выступает на международном Тургеневском семинаре ИГН МГПУ.

    Татьяна Геннадьевна любезно ответила на наши вопросы.

    В какое время Вы учились на филфаке МГПУ? Чем это время Вам запомнилось?

    Я училась с 2002 по 2007 год. Самое точное слово для определения моего студенчества — «интересно». Это было просто фантастически интересно! Пять лет невероятного счастья. Сейчас я понимаю, что нашему курсу безумно повезло — нам читали талантливейшие преподаватели, почти все были Личности с большой буквы — и научно, и педагогически. Увы, некоторых из них — Александра Петровича Ауэра, Геннадия Михайловича Богомазова, Александра Владимировича Ващенко, Леонида Павловича Кременцова — уже нет с нами. И мне от души жаль, что современные студенты уже не услышат их лекции…

    Что обусловило выбор профессии? Почему Вы поступили учиться на филолога? Почему, окончив вуз, пошли работать по специальности?

    Профессия выбралась как-то сама собой. Уже в пятом классе я знала, куда буду поступать. Почему — понятия не имею, но другие варианты даже не рассматривались. Я думаю, что в каком-то смысле филолог — это группа крови. Наверное, это касается любой специальности. А за то, что я осталась в профессии, спасибо моему учителю — профессору Ирине Анатольевне Беляевой. Благодаря ей я начала более серьезно заниматься русской литературой XIX века. И ничего другого уже не хотелось. Конечно, я благодарна Сергею Акоповичу Джанумову, который пригласил меня работать на кафедру — сначала методистом, а потом и преподавателем.

    У Вас родилась дочка. Вот уже полтора года Вы находитесь в декретном отпуске. Может быть это странный вопрос, но: Видите ли Вы во сне работу со студентами (если вообще предоставляется возможность уснуть)?

    Студенты не снятся, а вот коллеги – да :))).

    Что Вам нравится в работе со студентами?

    Самый простой ответ — все. Я прихожу на работу, чтобы получать удовольствие. И почти от каждой пары я его получаю.

    Чтобы Вы пожелали современным студентам? Какой бы дали совет?

    Я бы им сказала, что они попали в замечательное место — нашему университету действительно есть чем гордится. Цените это время!

    «Здесь живут словом». Филологи ДГУ отмечают профессиональный праздник

    Тезаурус и апокойну, глосса и адината — подобное можно услышать только на филологическом факультете – месте, где царит особая атмосфера – атмосфера преклонения перед словом.

    25 мая в России традиционно отмечается День филолога. В преддверии праздника мы решили поговорить с теми, для кого это не просто профессия, а способ жить, способ смотреть на мир немного иначе. О профессии филолога и будущем гуманитарной науки в эпоху глобализации нам рассказали преподаватели и студенты филологического факультета ДГУ.

    «На филологический я поступила как-то спонтанно. Книги были частью моей жизни. Мне всегда нравилось читать, а потом рассуждать о прочитанном. Я не знала, что это потрясающе красивое историческое здание с белыми колоннами, балконами и барельефами, станет для меня вторым домом. Я также не знала, что когда-нибудь захочу продолжить дело своих наставникков. Филология, а особенно литературоведение – сродни медицине. Литература исцеляет. Даже тогда, когда мучает и причиняет боль. Она очищает душу», – считает аспирант-филолог Аида Бабаева.

    Филология непрестанно развивается, появляются всевозможные методы и школы в литературоведении, которые нередко граничат и с другими науками (психологическое литературоведение, мифологическая школа, структурализм, постструктурализм и многие другие).

    Декан филологического факультета ДГУ, профессор Шабан Мазанаев

    «Без литературы нет языка в его совершенном, филигранном проявлении. Литература – это мы, наша культура, наша совесть, наша жизнь. Теперь я стала лучше понимать, что ответственность преподавателей и ученых гуманитарного профиля так же высока, как и ответственность врачей. Мы должны, мы просто обязаны сохранить в человеке человечность. Мы должны стать проводниками просвещения. В наших руках самое сильное в мире оружие – слово», – отмечает Бабаева.

    Существуя много веков как базовое гуманитарное знание, хранилище культурного опыта, филология научилась реагировать на запросы времени.

    Благодаря цифровым технологиям мир получил доступ к электронным библиотекам и словарям, корпусам текстов и т. д. На мировую арену выходят национальные литературы (например, литература народов Дагестана), следовательно, появляется все больше научных исследований в этом направлении.

    «Наш преподаватель Борис Иванович Скупский – доктор филологических наук, светило российской и мировой науки, говорил нам на первом курсе: “Если скажут, что филолог плохая профессия, никогда не верьте. Филолог – лучшая профессия, потому что само название вбирает “любовь и слово”, – поведал к.ф.н., доцент кафедры русской литературы Артём Плохарский. Без литературы мы никуда не двинемся, а когда о литературе начинают забывать, в обществе происходят непоправимые вещи, потому следует “читать и перечитывать классику”».

    Филолог «видит» нити между словами и умело ими управляет, «ткёт» каждый раз уникальное полотно словесной информации.

    Филфак, как и любой другой гуманитарный факультет, учит думать, развивает способность анализировать и оценивать. Сравнивая категории слов, анализируя тексты произведений, студент научается мыслить, считают преподаватели.

    Доцент кафедры русской литературы, к.ф.н. Галина Майорова высоко оценивает роль и будущее науки о слове.

    «Поступив на филологический факультет, я сразу поняла, что попала именно туда, на факультет моей мечты, в храм любви и служения СЛОВУ. И прежде всего потому, что преподаватели были для нас совершенно неземными людьми, наделенными особой духовной энергией. Они учили нас изумляться, фантазировать и творчески мыслить. Они так проникновенно рассказывали о литературном развитии, шедеврах и парадоксах художественной литературы, поэзии и сверхпоэзии, многообразии творческих миров, о том, как можно от знания перейти к творчеству, как гуманитарные науки могут изменить мир, что, конечно, явилось стимулом для дальнейшего творческого развития. Это оказывало воздействие на сознание студентов, потому что все были включены в процесс сотворчества и сомыслия», – говорит Майрова.


    В современную эпоху высок спрос на гуманитарную проблематику, людям интересно получить ответы на вопросы, откуда есть пошла Русская земля, откуда взялось существительное «собака» или прилагательное «писчий». Интернет полнится бесчисленными ссылками и вопросами анализа того или иного стихотворения – написано вроде бы красиво, но непонятно.

    Студентка 3-го курса Наида Мусаева считает дисциплину не только престижной специальностью, но и способом уйти от неприятностей мира.

    «Профессию выбрала мне сама судьба. Мой дедушка был начитанным человеком, писал стихи, был романтиком. Я же прочла всю его библиотеку и завела свю. В 11 классе я выбрала филологию как направление мечты (а не медицину, как многие ожидали) и поступила в ДГУ. На филфаке я оказалась в среде, о которой не могла и мечтать. Ни разу не пожалела о своём выборе, ни разу не дала усомниться в этом другим. Профессия филолога стала не только моей специальностью, но и большой отдушиной.

    Быть филологом в современном мире – это значит двигаться. Изучать и познавать. Язык – живая система, а филолог должен успеть за ней. Понять, принять и преподнести остальным. Создать связи между поколениями, культурами и странами», – убеждена студентка.

    О своем пути в филологии нам рассказала к.ф.н., заместитель декана по воспитательной работе Альбина Гаджиева.

    «Я мечтала стать учителем с 3-го класса. Другие профессии даже не рассматривала. Вопрос был только в выборе предмета: учитель истории или литературы.

    После выпускных экзаменов точно решила – учитель литературы. Никогда не жалела о сделанном выборе. В практической психологии, чтобы определить любимое дело, задают вопрос: “Чем бы вы занимались в жизни, от чего не смогли бы оказаться, даже если бы за это не платили?” Я отвечаю – литературой. Я очень радуюсь сегодняшней тенденции роста внимания к книге. Человек читает – значит мыслит», – считает преподаватель.

    Нет разделения по возрасту, убеждениям и национальностям, если людьми движет общая идея, стремление и любовь. В случае героев материала – любовь к слову.

    Амина Магомаева

    «Филолог филолога видит издалека», или Всероссийский день филолога

    Ежегодно 25 мая отмечается День филолога. Но кто же такой филолог? Почему-то, когда говорят про филолога, большинство людей сразу же представляет человека, который никогда не отрывается от книг и, к тому же, вечно поправляет всех, кто «звóнит, ложит и ездиет».

    Мы решили развеять этот миф и задали несколько вопросов о филологии и филологах нашим преподавателям. Вот, что они ответили. 

     – Кто такой филолог?

     – Во-первых, филолог – это не он, а она, в 90% случаев. Во-вторых, она очень умная, симпатичная, энергичная и во всех отношениях замечательная.

     – Вы хотите узнать свежие новости и видите перед собой газету, компьютер, радио и телевизор. Что Вы выберете?

     – Поспать.

     – Без чего не может прожить ни один филолог?

     – Без работы и без студентов, конечно. Когда студентов нет, нам очень грустно. А также без разговоров про свое, про девичье. Мы, лингвисты, про язык говорим, про литературу, про книги. Без эмоций тоже не проживешь, филологи – народ очень эмоциональный.

     – Чего не знает никто, кроме филолога?

    – Как поставить ударение в слове фенóмен. Шутка! Филолог – это человек, который знает культуру, литературу, язык, то есть понемногу обо всем. Я думаю, таких людей достаточно много. Различий нет, филолог ты, политолог или культуролог. Общий гуманитарный базис должен быть у всех.

     – Есть ли какие-то особенности у филолога?

     – Нефотогеничность – особенность филологов. Они всегда красивы, когда говорят. А в статике мы теряем свое обаяние. Еще открою вам один секрет: когда мы находимся где-то в полуофициальной обстановке, мы всегда поднимаем тост «За язык и за студентов!»

     – Зачем нужны филологи?

     – Все очень глобально. Филологи спасают человечество от неграмотности и бездуховности. Затем они и нужны.

    Продолжите фразу: «Когда я была студенткой…»

     – Когда я была студенткой, филология была другая. Она не была лучше или хуже. Она просто была другая. Ведь та филология соответствовала духу своего времени, а нынешняя соответствует духу своего времени. И все, естественно, течет, развивается.

     – Фридрих Ницше сказал, что «филолог – это учитель медленного чтения». Согласны ли Вы с Ницше?

     – Конечно! Хотя, к сожалению, часто филологам как раз и приходится быстро читать. Медленное чтение – это не полистать и просмотреть книгу, а задуматься над ней, прочувствовать текст и поразмышлять над ним.

     – Для Вас литература – это отдых или все-таки работа?

     – Литература для меня – это удовольствие. Работа, если уж на то пошло, это лингвистика. По профессии я лингвист. А литература – это отдых, при этом самый любимый отдых.

    С праздником, дорогие филологи!

    Ольга Михайлова
    Пресс-служба факультета филологии и медиакоммуникаций

    Write a comment

    • Required fields are marked with *.

    Журналистика или филология: что выбрать?

    Если вы не знаете, какую специальность выбрать, – журналистику или филологию – стоит лучше познакомиться с обеими сферами. Они кардинально отличаются друг от друга, обладают преимуществами и недостатками в равной степени. Один из минусов – тяжелые вступительные экзамены. Поэтому многие абитуриенты стараются заранее найти репетитора.

    Кто такой журналист?

    Это сотрудник печатных, телевизионных, виртуальных СМИ, главная цель которого – собрать, обработать и изложить информацию определенного характера. В настоящее время в топе находятся политические, спортивные и экономические обозреватели. Высоко ценятся журналисты с глубоким знанием определенной сферы.

    Действительность такова, что многие издания с большей охотой берут экономистов с задатками журналиста, чем журналиста, который самостоятельно старается разобраться в экономике. Это необходимо учитывать сразу же. Многие студенты повышают свой рейтинг с помощью второго дополнительного образования.

    Если вы намерены стать корреспондентом, то вам придется продемонстрировать высокий уровень владения языком. Репетитор по русскому языку Москва поможет ликвидировать пробелы и подготовиться к ЕГЭ.

    Чем интересен филолог?

    Филология – это общее название для нескольких дисциплин, в частности, лингвистики, текстологии и литературоведения. Филолог занимается тем, что изучает культуру через текст или язык. Профессия предполагает научные исследования современного языка с его предшественниками, а также письменные переводы и адаптацию текстов и прочее.

    Сфера деятельности филолога – огромна. В отличие от журналиста он создает первичный продукт – исследования, гипотезы, научные труды. Филолог – это универсальная специальность, поскольку позволяет работать и преподавателем, и научным сотрудником, и редактором, и переводчиком.

    Если вам грозит литература ЕГЭ, но самостоятельно справиться с материалом нет возможности, воспользуйтесь услугами репетитора.

    11.11.14

    Слово директора Института филологии Чернышевой Елены Геннадьевны к абитуриентам

    Дорогие абитуриенты, приветствую вас!

    Поступайте в наш институт – Институт филологии! Ведь только здесь вам откроются сокровища языка и литературы, тайны мастерства, связанного со СЛОВОМ. Здесь вы приобретете современные знания по русской и зарубежной филологии, важнейшие педагогические умения. Здесь вас ждет неповторимый практический опыт овладения профессией и – просто замечательная, насыщенная серьезными и веселыми событиями жизнь московского студента-словесника!

    Институт филологии создан в 2016 году на основе одного из старейших факультетов университета – филологического, который ведет свою историю с позапрошлого столетия. Ведь еще в восьмидесятые годы XIX века основатель Московских высших женских курсов Владимир Иванович Герье, ученый-историк, общественный деятель, с одобрения Александра II, императора-освободителя, задумал давать, прежде всего, гуманитарноеобразование первым учащимся МВЖК. Со временем и девушки, и юноши, представители разных сословий, выходцы из разных регионов получали столь необходимые им, как и всей стране, знания, внимая профессору литературы Алексею Николаевичу Веселовскому и профессору истории Василию Осиповичу Ключевскому.

    Достаточно войти в главное здание МПГУ на Малой Пироговской, где и учится основная часть студентов института филологии, как почувствуешь атмосферу столетий, сам дух отечественной истории и культуры. Ведь созданное в стиле модерн в 1913 г. архитекторами С.У. Соловьевым и В.Г. Шуховым наше здание помнит и лидера революционеров-большевиков В.И. Ленина, и создателя теории ноосферы В.И. Вернадского, и выдающегося психолога Л.С. Выготского. Вы скажете: а при чем тут филология? Не затерялся ли среди этих имен студент-словесник? Конечно, нет!

    Молодые филологи вдохновенно слушали здесь крупнейших лингвистов: А. А. Реформатского; А. М. Пешковского, В.В. Виноградова, выдающегося методиста В. В. Голубкова. А после Великой Отечественной войны на нашем факультете работал последний философ Серебряного века А. Ф. Лосев.

    Сегодня образовательные программы и учебные планы Института филологии дают поступающему – будь то вчерашний школьник или выпускник бакалавриата – самый широкий выбор. Два основных направления – «Педагогическое образование» и «Филология» – включают в себя разные профили подготовки в бакалавриате и немало магистерских программ.

    Если вы решили стать учителем, то знайте: в пятилетнем образовании совмещаются разные профили. Прежде всего – это традиционные Русский язык и литература. Литературу можно совместить с профилем Мировая художественная культура. Русский язык – с Иностранным языком (английским). Освоение Русского языка возможно вместе с предметами профиля Инклюзивное образование.

    Нельзя не сказать, что в Институте работали и работают авторы известных по всей России и за рубежом учебников и учебных пособий по русскому языку и литературе для школ и вузов.

    Если же Вы не предполагаете связать свою жизнь с педагогикой, то вас ждут увлекательное четырехлетнее образование в области Зарубежной филологии (это новая программа!) и Прикладной филологии (здесь – интересные и практически полезные дисциплины, например, литературное редактирование, компьютерная лингвистика и пр. ).

    Магистерские программы по «Педагогическому образованию» (а их шесть!) – самые широкие по своему содержанию: от стратегий литературного образования или актуальных процессов в филологическом образовании – до педагогического проектирования в этой области, от русского языка как иностранного, методики обучения русскому языку в поликультурной среде – до риторики и речеведения.

    Наконец, вам предлагается пять магистерских программ по «Филологии». В контексте истории и культуры изучается русская и зарубежная литература. Сложное переплетение новых информационных и эстетических реалий подвигло нас к созданию программы «Медиасловесность», а актуальность проблем многовекторной сферы общения – к реализации программы «Русский язык в сфере коммуникации». Открыть подлинную премудрость слова, филологической науки и ее практических приложений (лингвистическая экспертиза и др.) призвана программа «Фундаментальная и прикладная филология».

    Вы увидите разнообразие практик, часть из которых – обязательные, часть – на выбор. Стоит ли говорить, что освоение бакалаврских и магистерских программ дневного, очно-заочного (вечернего) и заочного обучения обеспечивает выпускникам Института прекрасные возможности трудоустройства в разных сферах образования, культуры, управления, СМИ.

    Институт филологии имеет в своем составе факультет русского языка и межкультурной коммуникации для иностранных студентов. Мы по праву гордимся тем, что студенты разных стран и частей света поступают к нам, чтобы освоить русский язык. Преподаватели факультета обучают и тех, кто только начал его изучать на подготовительном этапе, и тех, кто, уже являясь студентом того или иного факультета, овладевает профессией.

    Заметим, что отечественные студенты института филологии участвуют в программах академического обмена между вузами европейских и азиатских стран, обучаясь за рубежом и одновременно способствуя популяризации российской науки, культуры и образования.

    Мы гордимся выпускниками прошлых лет. Среди них – известнейшие барды: Юрий Визбор, Юлий Ким, Юрий Ряшенцев; писатели: Юрий Коваль, Вячеслав Пьецух, Михаил Рощин, режиссер Петр Фоменко; журналисты: Максим Кусургашев, Александр Архангельский, Василий Уткин, победители конкурсов профессионального мастерства «Учитель года» Москвы и России: Татьяна Федорова, Юлия Марчук и многие-многие другие. Мы радуемся успехам тех, кто учится сейчас, в студентах видя коллег не только завтрашних и сегодняшних!

    Мы ждем вас, наши ученики, будущие профессионалы – филологи!

    Забытые истоки современных гуманитарных наук (Серия Уильяма Г. Боуэна, 70): Тернер, Джеймс: 9780691168586: Amazon.com: Книги

    Лауреат Премии Христиана Гаусса 2015 года Общества Фи Бета Каппа «

    » Почетное упоминание за Премия PROSE 2015 в области языка и лингвистики, Ассоциация американских издателей «

    ». В шорт-листе Премии Кристиана Гаусса 2015 года, Общество Phi Beta Kappa »

    « Одна из книг 2014 года по версии The Times Literary Supplement, выбранная Томом Шиппи »

    “Выбрано для обзора книг Клермонта. Рождественский список чтения CRB 2015”

    [A] Книга написана с энтузиазмом и воодушевлением автором, глубоко заботящимся о своей теме.« — Питер Н. Миллер, Times Literary Supplement

    » [A] существенный обзор роста стипендий. . . . Только грубый человек может сопротивляться его аргументу, поскольку объем собранных им доказательств действительно оправдывает использование глагола «накапливать», и его цель явно блага ». — Колин Берроу, London Review of Books

    “Книга Джеймса Тернера по« филологии »должна быть самым обширным трудом по интеллектуальной истории за многие годы.« — Том Шиппи, Wall Street Journal

    » [Тернер] прослеживает истоки и историю филологии, от греческой риторики до эпохи Возрождения, на заре современной гуманитарной науки в 19 веке и, наконец, в ее Упадок ХХ века. История, которую он рассказывает, представляет собой обширную, всеобъемлющую область обучения, которая на протяжении веков была вынуждена расти, развиваться и в конечном итоге порождать своих преемников. . . . Придирчивый, иногда кричащий, страстный. . . работа, которую можно назвать шедевром в этой области.”- Publishers Weekly

    ” [Тернер] берет на себя мать всех неблагодарных задач: всеобъемлющую историю «королевы гуманитарных наук», многогранной филологической дисциплины. Это грандиозный труд, основанный на научном и синергическом взаимодействии, и никто лучше его автора не знает, какую трудную борьбу ему предстоит пережить. . . . Конечным результатом является лучшая и самая яркая книга (действительно, одна из немногих книг такого рода, о которых я знаю) по филологии из когда-либо написанных “. — Стив Донохью, Open Letters Monthly

    ” Богатый интеллектуал история того, что многие американские ученые назвали бы давно утерянным искусством и филологией.” — Peter Sacks, Minding the Campus

    ” Очень подробный и, тем не менее, легкий для чтения. . . . Ученые и студенты сочтут этот том полезным. Тернер проделывает фантастическую работу по представлению того, как история филологии также, в свою очередь, является хроникой различных отраслей гуманитарных наук, и почему рассмотрение этой связи может помочь продемонстрировать ценность гуманитарных наук среди академических дисциплин ». — Скотт Дуимстра, Библиотечный журнал

    “Продайте все имеющиеся у вас книги, которые объясняют природу академических дисциплин, и купите Филология Джеймса Тернера: Забытые истоки современных гуманитарных наук “. Если вы хотите понять высшее образование в его нынешней конфигурации факультетов, отделов и профессиональных ассоциаций, я не могу порекомендовать лучшую книгу. . . . Бодрящее развлечение ». — Тимоти Ларсен, Книги и культура

    « Беглый и очень доступный способ, в котором Джеймс Тернер, профессор гуманитарных наук Кавано в Университете Нотр-Дам, рассказывает об эволюции филология делает чтение относительно легким, что особенно важно, если учесть сложность предмета.” — Лоис Хендерсон, bookpleasures.com

    ” Тот факт, что я не могу точно сказать вам, что означает филология – и держу пари, что не многие другие тоже могут – делает книгу Джеймса Тернера с таким же названием интригующая перспектива ». — Джулиан Баггини, Observer

    « Беглый и очень доступный способ, с помощью которого Джеймс Тернер. . . рассказывает об эволюции филологической науки, что делает чтение относительно легким, что особенно необычно, если учесть сложность предмета этой 550-страничной книги. . . . Его компетентность и легкость в изучении предмета, которому он посвятил большую часть своей академической карьеры, вселяет в читателя чувство уверенности в том, что это эксперт, который не только близко знаком со своим материалом, но и жизненно заинтересован в нем. донести свое понимание этого вопроса до читателей, независимо от того, насколько они новички в этой области ». — Лоис Хендерсон, Book Pleasures

    « Умелая интеллектуальная история. . . . Как показывает Филология , более щедрые души – назовем их междисциплинарными исследованиями и обучением – всегда руководили изучением гуманитарных наук.Даже в более ранних формах гуманитарным наукам было нелегко. Тогда, как и сейчас, им приходилось бороться с неспокойными временами и меняющимся социальным и политическим давлением. Но, учитывая все, что обнаружила филология, мы должны чтить ее наследие, как это делает Тернер в своем окончательном исследовании ». — Сунил Айенгар, Washington Post

    « Монументальное и масштабное достижение. . . . Тернер аргументирует свою точку зрения с помощью множества контекстно насыщенных рассказов ученых и ученых, а также с повествовательной энергией.” — Джеффри Галт Харфам, Times Higher Education

    ” Впечатляющая стипендия. . . . [Тернер] проводит читателей в подробном путешествии, начиная с досократиков, причем большая часть книги посвящена 19-му и началу 20-го веков “. — Сьюзан Кристол, Weekly Standard

    ” Тернер Филология читает как любовное письмо, наполненное кофеином, великим эрудитам прошлого ». — Адам Смит, Literary Review

    « Тернер прослеживает происхождение современных академических гуманитарных дисциплин до древней филологии, изучения тексты и языки.После краткой истории изучения филологии автор концентрируется на XIX веке, в течение которого академические дисциплины в значительной степени сформировались и были созданы новые, такие как антропология и сравнительное религиоведение. “- Choice

    ” [I] f вы стремитесь получить ясное представление о филологии как о широкой сфере интересов и схватить прогресс этого увлекательного предмета в древности и в наше время, действительно, чтобы получить праведное представление о его значимости и о потерях научного мира при ее распространении. Если говорить о гуманитарных науках, то вам понравится привлекательный стиль письма Джеймса Тернера и его глубокая эрудиция.” — Эндрю Дойг, Journal of Pedagogic Development

    ” Книга Тернера еще долгое время будет служить ориентиром для истории обучения в англоязычном мире и за его пределами. В отношении внимания, которое он привлекает к общей арматуре, объединяющей гуманистическую науку любого рода, он служит своего рода гениальной провокацией: теперь в нашем распоряжении самопровозглашенные филологи есть изящно составленная и тщательно задокументированная работа, в которой можно узнать (или напомнить себе из) нашей собственной интеллектуальной генеалогии, с помощью которой можно обучать тех, кто менее осведомлен об общем прошлом и общем будущем гуманистического обучения.” — Whitney Cox, Bryn Mawr Classical Review

    ” Тернер Филология – впечатляющая и чрезвычайно усердная научная работа. История рассказывается в хорошем темпе, без пикантности, но и без изящества, и приятные обороты фразы приятно приправлены по всему его тексту “. — Шон Шихан, Dublin Review of Books

    ” Экспансивно и эрудитично . . . . В этом путешествии Тернер – превосходный гид, и книгу приятно читать.И действительно, это одно из его главных достоинств: своей живой и мастерской работой Тернер напоминает и вдохновляет нас о том, как хорошо писать историю ». — Джанет Мартин-Нильсен, Journal of the History of the Behavioral Sciences

    «[A] большая и амбициозная книга.» — Майкл Л. Легаспи, Первые дела

    «[An] чрезвычайно изученная и добродушная история непростой дисциплины, которую почти так же трудно определить как и сами современные гуманитарные науки. . . .Страстность, которую Тернер привносит в свой рассказ, свидетельствует о его собственной сильной привязанности к практикующим филологам “. — Эдвард Г. Грей, Обзоры в американской истории

    ” Это хорошо написано, по справедливой цене, благо и сделка. “- Bibliotheque d’Humanisme et Renaissance

    ” [ Philology ] никогда не наскучит никому, кто интересуется способами, которыми мы можем открывать и раскрывать способы, которыми наши люди использовали и используют язык . Каждая страница этой книги содержит что-то новое ». – Варианты

    Определение для изучающих английский язык из Словаря для учащихся Merriam-Webster

    филология / fəˈlɑːləʤi / имя существительное

    Определение ФИЛОЛОГИИ учащимся

    [noncount] несколько старомодный + технический

    : изучение языка

    особенно : изучение того, как развиваются языки или слова – сравнить лингвистику

    – филологический

    / ˌFɪləˈlɑːʤɪkəl / прилагательное

    – филолог

    / fəˈlɑːləʤɪst / имя существительное, множественное число филологи [считать]

    Филологическое общество

    Круглый стол PhilSoc ECR 2021-22

    Корпусные подходы к фонетической ~ фонологической изменчивости и стабильности.

    Пятница, 26 ноября 16: 00–18: 30 * обратите внимание на новое время начала *

    Мероприятие будет проходить онлайн через Zoom.

    Динамики

    Д-р Элеонора Чодрофф, Йоркский университет

    Д-р Джастин Ло, Университетский колледж Лондона / Йоркского университета

    Д-р Бенджамин Молино, Эдинбургский университет

    Организатор

    Д-р Сэм Хельмут, Йоркский университет

    Программа

    4.00-4.05 Добро пожаловать (Сэм Хельмут)

    4.05–4.45 Бен Молино: «Как [РАЗМЕСТИТЬ] фрикативы в корпусе исторического мапудунгана»

    4.45-5.25 Джастин Ло: «Сравнение / s / с / s /: кросс-лингвистическая акустическая (не) стабильность среди англо-французских двуязычных»

    5.25-5.30

    5.30-6.10 Элеонора Чодрофф: «Структура в фонетической реализации говорящих и языков»

    6.10-6.25 15-минутный круглый стол Вопросы и ответы со всеми участниками

    6. 25-6.30 Заключительные слова (Сэм Хельмут)

    Каждый доклад будет ок. 35 минут, и сразу после этого у вас будет немного времени для вопросов.

    Тезисы

    Как [РАЗМЕСТИТЬ] фрикативы в корпусе исторического мапудунгун

    Бен Молино (Эдинбургский университет)

    Неевропейские языки меньшинств, такие как языки коренных американцев, критически недопредставлены в литературе по исторической фонологии и изменению звука.Даже там, где они доступны, исторические источники по таким языкам, как правило, недостаточно изучены, а настоящая филологическая традиция отсутствует. В этом выступлении я предлагаю создать корпусные методы как идеальные средства для систематического сбора и изучения имеющихся фонологических данных для таких языков меньшинств, уделяя особое внимание миссионерским материалам, доступным в Северной и Южной Америке.

    Используя недавно разработанный корпус исторического мапудунгуна (CHM) (CHM), я исследую имеющиеся свидетельства об исторических корнях удивительного диапазона фрикативных суставов этого языка, в том числе губно-дентальных [f], межзубных [θ], альвеолярных. [s], альвеоло-небный [∫], ретрофлексный [?] и велярный [?].Потребуется анализ написания и комментариев грамматиков за последние 400 лет, чтобы установить контрастный статус различных сегментов. Особое внимание уделяется нативизации заимствований на испанском языке и языке кечуа, что привело к заимствованию / s /, а также различным процессам “аффективного” чередования между [θ], [s], [∫] и [?] И их фонематический статус на протяжении всей истории Мапудунгун.

    Сравнение / s / with / s /: Кросс-лингвистическая акустическая (не) стабильность среди англо-французских двуязычных

    Джастин Ло (Университетский колледж Лондона / Йоркский университет)

    Этот доклад посвящен производству шипящего фрикативного / s / у двуязычных говорящих.В кросс-лингвистическом плане акустическое качество / s / очень похоже, однако изучающие второй язык (L2) могут быть настроены на мелкозернистые фонетические различия и, соответственно, сдвинуть их реализацию между языками (Boyd 2018; Kitikanan et al. 2015; Quené et al. al.2017). В то же время носители других двуязычных сообществ в целом воспроизводят одинаковые / s / на каждом языке (Johnson et al., 2019; Schertz et al., 2019). В случае английского и французского языков коронарные согласные часто описываются как артикулируемые с разными местами артикуляции и жестами кончика языка, хотя артикуляционные доказательства фрикативных звуков / s z / остаются смешанными (Dart 1991, 1998; Toda 2009).Используя данные, взятые из базы данных Voice ID (Королевская канадская конная полиция, 2010–2016 гг.), Акустико-фонетическое исследование, представленное здесь, изучает степень, в которой двуязычные носители английского и французского языков принимают различные реализации / s / на двух языках.

    Результаты показывают кросс-лингвистически стабильную акустическую цель / s / для англо-французских двуязычных, поскольку они не различают / s / на каждом языке по средним спектральным моментам. Языковой фон действительно модулирует производство / s /, при этом французские носители L1 производят более низкую асимметрию и эксцесс, чем носители английского языка L1. Языковая специфика / s /, однако, обнаруживается в форме траекторий его спектральных моментов и в степени вариабельности внутри говорящего. Эти находки повышают вероятность того, что могут быть тонкие различия в месте артикуляции и жесте кончика языка, приобретаемые говорящими с разными L1, но такое субфонематическое различие не приобретается в L2. Далее я расскажу о теоретических и практических последствиях этих результатов для сравнения говорящих на разных языках в области судебной речевой науки.

    Структура в фонетической реализации говорящих и языков

    Элеонора Чодрофф (Йоркский университет)

    Основная цель лингвистического исследования – понять диапазон и пределы межъязыковой вариативности. Изучение фонетических вариаций не является исключением из этого стремления, но доступ к подходящим многоязычным речевым корпусам стал доступен только недавно. В этом выступлении я рассматриваю, как мы можем использовать крупномасштабные речевые корпуса, чтобы лучше понять процесс фонетической реализации: то есть проекцию фонологических сегментов в фонетическое пространство. Посредством серии тематических исследований я исследую вариации и структуру языков, говорящих на разных языках, в фонетической реализации.

    Электронная книга «Мы, филологи»

    ПЛАНЫ И ЗАДАЧИ, КАСАЮЩИЕСЯ ФИЛОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

    (1875)

    26

    Из всех наук филология в настоящее время является наиболее популярной. . его прогресс продолжался веками наибольшим количеством ученых в каждой нации которые воспитывали самых благородных учеников.Филология таким образом получил одну из лучших возможностей передаваться из поколения в поколение, и сделать себя уважаемым. Как он приобрел эта сила?

    Расчеты разных предубеждений в его пользу.

    Как тогда, если бы они были откровенно признаны предрассудки? Не была бы филология лишней если бы мы считали интересы позиции в жизни или заработок на жизнь? Что, если правда рассказывали о древности и ее качествах для обучения людей жить настоящим?

    Для того, чтобы вопросы, изложенные выше, могли быть ответил, давайте рассмотрим подготовку филолога, его происхождение: он больше не возникает там, где эти интересы отсутствуют.

    Если бы мир вообще узнал, что такое несвоевременное вещь для нас античность действительно есть, филологи хотели бы больше не называться воспитателями нашей молодежи.

    Точно так же влияние древности на нефилолога ничего такого. Если они проявили себя императивом и противоречивые, о, с какой ненавистью они бы преследоваться! Но они всегда смиряются.

    Филология теперь получает власть только от союза между филологами, которые не хотят или не могут понимать древность и общественное мнение, которое введены в заблуждение предрассудками по этому поводу.

    Настоящие греки и их «разбавление» через филологов.

    Будущий авторитетный филолог настроен скептически для всей нашей культуры и, следовательно, также разрушитель филологии как профессии.

    ПРЕДПОЧТЕНИЕ АНТИЧНОСТИ

    27

    Если мужчина одобряет расследование прошлого он также будет одобрять и даже хвалить этот факт – и прежде всего легко поймет это – что есть ученые, которые занимаются исключительно исследование греческой и римской древности: но что эти ученые в то же время учителя детей дворянства и шляхты не одинаково легко для понимания – здесь лежит проблема.

    Почему именно филологи? Это не совсем такое дело, конечно, как случай профессора медицины, который также является практическим врачом и хирург. Ибо, если бы случаи были идентичными, озабоченность с греческой и римской древностью будет тождественно «наука об образовании». Суммируя, отношения между теорией и практикой в филолог не может быть так быстро задуман. Откуда приходит его претензия быть учителем в высшем не только всех ученых, но особенно всех культурных мужчин? Эта образовательная сила должна быть взят филологом из древности; И в В таком случае люди с удивлением спросят: как получилось, что мы придаем такое значение далекому прошлого, что мы можем стать культурными людьми только с помощь своего знания?

    Филология | Энциклопедия.com

    ФИЛОЛОГИЯ [от греческого philología любовь к языку]. Традиционное изучение ЯЗЫКА, которое достигло своего пика как сравнительная филология в конце 19-го века. Затененный в 20-м веке своим потомком ЛИНГВИСТИКА, он продолжается в более приглушенной манере, во многом разделяя его с субдисциплиной исторической лингвистики и уделяя особое внимание эволюции языков, особенно с точки зрения их группировок (“ семейств ”) и их элементов. . Кажется, что языки меняются в сторону большего разнообразия: один язык, как правило, заменяется несколькими; письменный «мертвый» язык сохраняет свидетельства более ранних форм, из которых произошли «живые» языки.Таким образом, латинский planctus уступил место французскому plainte и итальянскому pianto ; LATIN planus до FRENCH plain и ITALIAN piano . Потомки латинских слов расходятся до такой степени, что, хотя итальянский и родственен французскому, теперь они чужды друг другу, как и их общий «родитель» для обоих. Более того, изменения происходят регулярно: итальянский сокращает латинское значение -us , заканчивающееся до -o , французский сокращает его до -e или полностью удаляет; Латинский a становится французским ai и остается неизменным в итальянском языке; а Latin pl становится итальянским pi и остается неизменным на французском языке.

    Не столь регулярное изменение ЗНАЧЕНИЯ: итальянский фортепиано имеет по крайней мере одно значение («мягкий» в отличие от «громкий») не в родственной латыни или французском языке. В комбинации фортепиано и форте ( тихий и громкий ), фортепиано со временем стало названием клавишного инструмента, фортепиано pianoforte , более способного к динамическому изменению, чем это было до него. Сокращенно, этот новый инструмент теперь обычно называется piano на английском и других языках.Особое значение итальянской фразы проистекает из ее культурного контекста и отличительной черты инструмента, который она называет. Английское слово по-прежнему обозначает тот же инструмент, но вырезка отбрасывает слово «и громко» из оригинальной итальянской фразы и, следовательно, становится произвольным ярлыком, а не описанием. На протяжении веков филологи научились отслеживать и выявлять такие факты и процессы, и в течение последнего столетия филология занималась всеми такими изменениями и лингвистическими отношениями, к которым они приводят.

    Письменные документы предоставляют информацию, необходимую для этого исследования, но, отображая такие отношения, филологи могут также реконструировать дальнейшие отношения между стадиями ранних языков, которые не оставили письменных записей. Таким образом, филологи дают название Germanic языку, являющемуся источником английского языка, поскольку латынь является источником французского языка; но германский, в отличие от латыни, исчез, не оставив письменных свидетельств. Таким образом, современное понимание семейства ИНДО-ЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКОВ является результатом исследований, в которых систематически сочетаются текстовый анализ и гипотетическая реконструкция.

    Древние греки писали о своем собственном языке, не проявляя особого интереса к сравнению греческого с тем, что они считали меньшими (варварскими) языками. Римские писатели, впечатленные таким мышлением, предприняли некоторые сравнения своей латыни с греческим, поскольку, хотя они и не являются взаимно понятными, они имеют много общего в СЛОВАРНОМ СЛОВАХ (латинский и дорический греческий оба имеют māter для матери) и ГРАММАТИКИ (оба имеют по три слова). грамматические ГЕНДЕРЫ и подобные системы склонения). Исходя из таких намеков, некоторые римские писатели пришли к выводу, что латынь произошла от греческого, и от этого взгляда отказались только с развитием сравнительной филологии около 1800 года, которая показала, что греческий и латинский языки произошли одновременно от предполагаемого общего предка, индоевропейского (IE).

    В средние века латынь перестала быть повседневным разговорным языком, и от нее произошли ВЕРНАКУЛЯРЫ, такие как французский и итальянский, и их престиж вырос. Такие писатели, как Данте, уделяли некоторое внимание отношениям между просторечиями и их родству с латынью, то есть сравнительным и историческим соображениям. Такое рассмотрение, которому способствовали начиная с эпохи Возрождения и последующие публикации многих ранних рукописных текстов в виде печатных книг, привело к дальнейшему знанию отдельных языковых семей, таких как КЕЛЬТИК и ГЕРМАНИЯ.Но спекуляции концентрировались на словарном запасе и не принимали во внимание систематические отношения, и, следовательно, не могли различить более широкие «генетические» связи. В тех редких случаях, когда постулировался общий родительский язык, язык был (по культурным и даже доктринальным причинам) обычно ЕВРЕЙСКИМ. Еще в 1807 году писатель Александр Пири мог утверждать, что «оригинальность иврита неоспорима, нет ничего более естественного, чем то, что все другие языки в некотором отношении должны быть производными. Такие аргументы отвлекают от успешного изучения ИЭ, с которым иврит не имеет генетической связи.

    Европейский ИМПЕРИАЛИЗМ познакомил 18с ученых с такими азиатскими языками, как САНСКРИТ, и в 1786 году сэр Уильям ДЖОНС заявил о своей уверенности в том, что грамматика санскрита обнаруживает его близкое родство с греческим и латинским, предполагая, что все три произошли из какого-то общего источника. … Которого больше не существует ». Вера Джонса, которая служила для объединения ранее разрозненных исследований отдельных языковых семей, получила развитие в 19-м веке, особенно Ф.фон Шлегель, Франц Бопп, Расмус Раск и Якоб Гримм в начале века, а затем А. Ф. Потт, К. Вернер, Фердинанд де Соссюр, К. Бругманн и Б. Дельбрюк.

    Эти ученые сконцентрировались на уточнении знаний о взаимоотношениях более поздних языков (таких как французский и итальянский) с их более ранними письменными формами (например, латыни), о взаимоотношениях этих более ранних письменных форм (таких как латынь и санскрит) друг с другом, и их связь с незарегистрированным «общим источником», будь то утерянный германский оригинал скандинавского, ГОТИЧЕСКОГО, НЕМЕЦКОГО и английского языков или утерянный индоевропейский оригинал германского, латинского, греческого и санскрита. Эти отношения обычно излагаются в форме, разработанной А. Шлейхером, напоминающей генетическое «генеалогическое древо», во многом благодаря биологической классификации и дарвинизму. Материалом для установления такой схематической формы являются обычные объекты изучения языка: СЛОВАРЬ, ГРАММАТИКА (особенно МОРФОЛОГИЯ) и звуки с их орфографическими эквивалентами, как во французских и итальянских словах, полученных из латыни (см. Выше). Однако словарный запас является одновременно и самым соблазнительным, и самым коварным доказательством для исследования, потому что, в отличие от звуков или грамматических форм, СЛОВА легко переходят с одного языка на другой.В настоящее время лингвисты обычно предпочитают синхронное изучение разговорной речи диахроническому сравнению слов в текстах и ​​склонны рассматривать филологию как донаучную. Другие стремились объединить элементы старого и нового в панхронических исследованиях, которые придают одинаковое значение прошлому и настоящему. Как бы то ни было, филология (в сочетании с традиционной грамматикой и ЭТИМОЛОГИЕЙ) построила грозное сооружение, которое немногие ученые игнорируют, когда пишут или преподают историю языков. См. ЯЗЫКОВАЯ СЕМЬЯ, МЮРРЕЙ, СЕМАНТИЧЕСКОЕ ИЗМЕНЕНИЕ, СЕМАНТИКА, СЛАДКИЙ.

    Классическая филология Специальность

    Требования | Предлагаемая последовательность

    Классическая филология Основные требования

    24 продвинутых кредита

    18 из них должны быть на выбранном основном языке (греческом или латинском), выбранном из курса предложения на уровне 3000 и выше.В эти 18 входят:

    • Продвинутая грамматика и сочинение (греческий 3324 или латинский 3324)
    • Младшая бумага. (В конце первого года обучения классики пишет исследование бумага 15-20 страниц. Общая тема статьи определяется темой одного из продвинутых литературных курсов на основном языке, на котором студент зачисляется во втором семестре.)
    • Senior Project: написано и представлено устно в конце последнего года обучения.

    Остальные шесть кредитов

    • Шесть дополнительных кредитов выбираются из предложений на уровне 3000 или выше в основной или второй язык или, с разрешения консультанта программы, может быть выбран из передовые предложения в области литературы, политики, философии, истории и т. д.Когда возможно, Факультет классики поможет студенту в выполнении работы в соответствующей области в соответствующий язык.

    Второй язык:

    • Латинский или греческий язык должен быть завершен через средний уровень. Продвинутые курсы рекомендуются.
    • Знание одного современного языка, предпочтительно немецкого, определяется посредством экзамен, проводимый консультантом программы по согласованию с профессорами на соответствующем языке.Студент должен сдать этот экзамен не позднее конец младшего года. Студенты часто выбирают MGE 5311 German For Reading Знание или MFR 5311 Французский язык для чтения, чтобы выполнить это требование.

    Junior Paper:

    Написано в конце первого года обучения в сотрудничестве с одним из продвинутых учеников. литературные курсы на его или ее основном языке.

    Комплексный экзамен:

    Есть три части, написанные в три разных даты. Прохождение комплексного экзамен является обязательным требованием для получения диплома.

    1. Древняя история, 2-3 часа.
    2. Филология (включает точный и грамотный перевод на английский язык, а также общие знания словарного запаса, грамматики и синтаксиса вашего основного языка), 2–3 часа.
    3. Литературоведение (аннотированная библиография).

    Предлагаемая последовательность для майора классической филологии

    В следующем плане предполагается, что студент может изучать латынь на среднем уровне. уровень в первый год обучения.Если студент должен начать с латыни 1301 или 1305, он или ей следует запланировать посещение одного или нескольких курсов в течение хотя бы одной летней сессии. В плане также предполагается, что в Римской филологической программе примут участие представители классической филологии Программа на весенний семестр второго года обучения.

    Год I
    Осень и Весна (30 кредитов)
    Латинский 2311 Промежуточный латынь I: Римская проза
    Греческий 1301 Начальный греческий
    Английский 1301 Литературные традиции I
    Философия 1301 Философия и этическая жизнь
    Политика 1311 Принципы американской политики

    Латинский 2312 Промежуточный латынь II: римская проза
    или экономика 1311 Основы экономики
    Греческий 1302 Начальный греческий II
    Английский 1302 Литературные традиции II
    Богословие 1310 Понимание Библии
    Искусство, драма, математика, музыка

    Год II
    Осень и весна (30 кредитов) – Весна обычно проводится в Риме
    Adv. Основной язык
    Греческий 2315 Средний греческий
    Английский 2312 Литературные традиции IV
    История 2302 Западная цивилизация II
    Искусство, драма, математика, музыка

    Английский 2311 Литературные традиции III
    История 2301 Западная цивилизация I
    Теология 2311 Западная теологическая традиция
    Философия 2323 Философия человека
    Искусство 2311 Искусство и архитектура Рима

    Год III
    Осень и весна (32 кредита)
    Доп.Основной язык
    Философия 3311 Философия бытия
    Наука
    История 1311 Американская цивилизация I
    Элективный или современный язык

    Adv. Основной язык
    Наука
    История 1312 Американская цивилизация II
    Факультативный или современный язык
    Факультативный

    Год IV
    Осень и весна (30 кредитов)
    Продвинутый основной язык 3324
    Философия 3325 Древняя философия
    или 4335 Философия языка
    Экономика 1311 Основы экономики или факультатив
    Основной или второй язык или смежная область / CLC
    Факультативный или современный язык

    Adv. Основной язык
    Старший проект 4342
    Основной или второй язык или родственная область / CLC
    Элективный или современный язык
    Элективный

    Фоновое фото: Delphi © 2015 Ребекка Дейч, BA ’17

    статей, являющихся частью семинара SBL по лингвистике и библейскому ивриту в 2017 и 2018 годах

    Науде и Миллер-Науде

    3

    Недавно появилось мнение о том, что филология должна использоваться в качестве зонтика для всех гуманистических исследований

    (e.г., Тернер, 2014).

    Согласно Джеймсу Тернеру (2014, ix-xviii, 231–35, 381–86), идея академических дисциплин

    и принцип дисциплинарности возникли в девятнадцатом веке, дав начало современным академическим дисциплинам

    . привело к раздробленному обучению и изоляции –

    – основная причина недопонимания, рассматриваемого в этой статье. Заявление

    гласит, что способы познания и методы его получения, которые когда-то были связаны,

    были разорваны на части современными академическими дисциплинами.По мнению Эдварда Саида (2004,

    57–84), для соответствия гуманизма жизни в начале двадцать первого

    века необходимо вернуться к филологии. Хотя филологию часто рассматривают как антикварную дисциплину

    , Саид утверждает, что гуманистическая практика основана на чтении, которое в своей основе является глубоко филологическим. Чтение включает в себя как прием («ставить

    себя на место автора, для которого письмо – это серия решений и

    вариантов, выраженных словами», Said 2004, 62), так и сопротивление («критика в поисках

    ». свобода, просвещение, больше свободы действия », – сказал 2004, 73).Аналогичный ранее призыв к возвращению

    в филологию сделал Поль де Ман (1986, 21–26), который утверждал, что, сопротивляясь теории

    , гуманитарные науки могут быть спасены от упадка, вызванного ростом

    .

    сосредоточение на теориях. Аргументы в пользу реабилитации и возрождения филологии –

    , представленные Поллоком (2009, 959–61). Аргументы основаны на

    на том, чем мягкая наука филология могла бы стать в мире, который все более укрепляется

    расчетами итогов и нетерпением к языкам и историческим текстам… [и]

    о выживании самой способности людей читать свое прошлое и, действительно,

    их подарков и, таким образом, сохранить меру своей человечности … как способ начать обсуждение

    повторной дисциплины практиковать и производить иную, истинно критическую филологию

    … не то, что значит стать профессиональным филологом, а жить своей жизнью

    филологически. (Pollock 2009, 935)

    В соответствии с этими изменениями, некоторые исследователи библейского иврита рассматривают филологию как

    , охватывающую все аспекты языка, связанные с изучением библейского иврита, таким образом,

    сводя к минимуму важность лингвистики.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.