Какие источники по жизни первых людей могут найти археологи: какие источники по жизни первых людей могут найти археологи?

Содержание

Ученые: первобытные люди вышли из Африки раньше, чем принято думать

Автор фото, Ian Cartwright

Подпись к фото,

Ученые нашли фалангу пальца человека, жившего 85 тысяч лет назад

Новые археологические находки могут изменить представления о характере миграции людей за пределы Африки в доисторические времена.

Как следует из исследования британских, американских, саудовских и австралийских ученых, 85 тысяч лет назад люди, вероятно, уже жили на территории современной Саудовской Аравии.

До сих пор в науке господствовало представление, что первые люди начали жить за пределами Африки не ранее, чем 60 тысяч лет назад.

Предположить, что древние люди вышли за пределы Африки раньше, чем считалось, ученым позволила небольшая находка – при раскопках в Саудовской Аравии археологи обнаружили кость фаланги пальца. Находку подвергли радиоизотопному датированию.

Подобные находки делали и раньше – инструменты, найденные в Израиле, Китае и Австралии, тоже косвенно подтверждают теорию о том, что люди могли широко расселиться по регионам за пределами Африки еще 180 тысяч лет назад.

Автор фото, Klint Janulis

Подпись к фото,

Площадка Эль-Вуста находится на территории современной Саудовской Аравии

Древняя кость

На ракопках на площадке Эль-Вуста в сердце аравийской пустыни Большой Нефуд, на дне пересохшего озера археологи нашли среднюю фалангу пальца.

Прочих останков обладателя фаланги найти не удалось.

“Это нормально, – объясняет работавший на раскопках доктор Хау Гроукатт из Оксфордского университета. – Почти все когда-либо жившие люди и животные в конце концов исчезнут без следа”, – говорит он.

“Нам очень повезло. Как правило, когда находишь фрагмент человеческих останков, непонятно, что это за фрагмент. Но в нашем случае кость оказалась легко узнаваемой”, – добавляет ученый.

С помощью компьютерной томографии исследователи создали 3D-модель кости и сравнили ее с останками неандертальцев того же временного периода.

Оказалось, что кость с большой вероятностью принадлежит представителю вида Homo sapiens, то есть человека разумного: кости неандертальцев как правило более короткие и толстые.

Другие находки с площадки Эль-Вуста датировали двумя разными способами.

Автор фото, Klint Janulis

Вопрос климата

Климат Саудовской Аравии 85 тысяч лет назад сильно отличался от нынешнего.

В регионе шли сезонные дожди, он был богат озерами, в которых водились животные, напоминавшие гиппопотамов. Дикие коровы и антилопы, как полагают, к тому моменту тоже населяли регион, мигрировав туда из Африки.

Как свидетельствуют результаты раскопок, район площадки Эль-Вуста имел разнообразную фауну. Кроме прочего, там были найдены инструменты, похожие на те, которыми пользовались Homo sapiens.

Как полагает доктор Гроукатт, люди вполне могли освоить этот привлекательный район.

“Интересно, что раньше часть ученых утверждала, будто люди не могли переселяться в Евразию до изобретения сложных инструментов. Наши находки наводят на мысль, что такая миграция зависела в первую очередь не от инструментов, а от климатических перемен”, – говорит ученый.

Автор фото, Michael Petraglia

Подпись к фото,

В песках пустыни можно различить след пересохшего озера

Хотя по раскопкам на аравийской площадке это подтвердить сложно, кажется, что в этом районе люди прожили сравнительно недолго: несколько сотен или тысяч лет.

Что случилось в этими людьми, неизвестно – племена могли вымереть, или мигрировать дальше.

Судя по генетическим исследованиям, родословная всех ныне живущих не-африканцев восходит к Великому исходу из Африки, который произошел около 60 тысяч лет назад. Сейчас ученые пытаются как-то совместить эти данные со все возрастающим числом археологических находок, которые свидетельствуют о том, что человек жил за пределами Африки задолго до первого исхода.

Возможное объяснение может состоять в том, что все эти “переселенцы-пионеры” вымерли, не оставив потомства и на их место пришли мигранты “второй волны”, благодаря которым остальная часть мира оказалась со временем заселена представителями нашего рода.

Находки археологов открывают новые страницы жизни России — Российская газета

По традиции в День археолога ученые подвели первые итоги нынешнего полевого сезона. Прежде всего директор Института археологии РАН академик Николай Макаров выделил раскопки в Большом Кремлевском сквере, которые стартовали в мае этого года и уже дали интересные результаты. Специалисты изучили культурные слои конца XVI – начала XVII века – эпохи Бориса Годунова и Смутного времени. Там собрано около 1,1 тысячи предметов, рассказывающих о жизни Кремля тех лет. Главной находкой стали следы здания московских приказов – предшественников нынешних министерств. Здание “Новых приказов”, построенное в 1675-83 годах, сменило обветшалую постройку “Старых”. Оно было известно историкам по документам и рисункам, и вот теперь “раскопаны” археологические подтверждения.

– Это внушительное строение со сложной планировкой, оно символизирует силу тогдашнего Московского государства и его властные институты, – говорит Макаров. Ученые надеются, что смогут сделать современную графическую реконструкцию и представить это здание таким, каким оно было раньше.

Очень любопытны найденные здесь артефакты, связанные с жизнью Приказов, – фрагменты арбалетных стрел, керамических кувшинов, круглая игральная фишка, чернильница, монеты и хорошо сохранившиеся печные изразцы XVII века. Обращает на себя внимание, что среди них практически нет бытовых предметов, но найдено огромное количество сапожных подковок, хотя нет остатков самой кожаной обуви. Как это объяснить? По мнению ученых, это скорее всего указывает на постоянное присутствие на дворе Приказов множества людей, которые обращались к приказной администрации.

В XII веке помимо Киева и Новгорода новым политическим центром Руси становится Волго-Окское междуречье. Один из его центров – Суздаль – возник на возвышенности с плодородными землями, которые были полностью очищены от леса и получили название “Ополье”. Вся эта территория уже в конце I тысячелетия н.э. была покрыта сетью больших поселений. Площадь некоторых достигала 15-19 га и превышала размеры средневековых малых русских городов.

Раскопки Суздальского Ополья показали, что эти поселения были основаны в XI-XII веках, в то время как первые письменные упоминания о них относятся к XVI веку. “Есть представление, что единственные “узлы прочности” исторического развития от древности до наших дней – это старые русские города. Ранее считалось, что сеть сельских поселений была неустойчива и территории современных сел неинтересны для археологического изучения. Мы впервые проследили историю поселений, которые сложились в самом начале Руси”, – отметил академик Макаров.

В Фанагории нашли клад серебряных монет, которые являются самыми ­древними из всех, которые начеканены на территории России. Они относятся к 480 году до н.э.

Для исследований археологами были выбраны четыре села возле Суздаля: Гнездилово, Вышеславское, Туртино и Глебовское. Первые упоминания о них попадаются в земельных грамотах 1530-1550-х годов. Известно, что села были крупными поселениями с собственными сельскими старостами, приходскими храмами и священниками. Археологические работы показали, что история этих сел начинается в домонгольскую эпоху. Все четыре изначально формировались как большие поселения, площадь которых во второй половине XII-XIII веков составляла от 8 до 15 га.

На памятниках археологии XIII-XIV веков больших перерывов в развитии не обнаружено. Это говорит о том, что все четыре поселения пережили монгольское нашествие. Вероятно, они были сожжены; часть населения, скорее всего, была уничтожена или угнана. Однако села быстро восстановились, и следов столетнего опустошения нет. В XVIII веке их территория расширилась. Сформировалась новая планировка с расположением усадеб вдоль широких улиц.

Особо академик Макаров выделил работы совместно с французскими археологами. Ими исследованы места боев Отечественной войны 1812 года в Смоленске и его окрестностях. Многочисленные находки – пули, фрагменты гранат и картечи – позволяют реконструировать расположение войск, уточнить многочисленные письменные свидетельства. Впервые изучены захоронения того времени, среди которых самым значимым оказалось одиночное погребение, которое с большой вероятностью является могилой французского генерала Шарля-Этьена Гюдена.

Керамику, созданную около восьми тысяч лет назад на территории Восточной Европы, обнаружили на берегу Дона участники Нижнедонской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа совместно с коллегами из Ростова-на-Дону. Исследования проводились на территории поселения начала седьмого тысячелетия до нашей эры под названием Ракушечный Яр. Оно считается одним из ключевых периодов в истории человечества – в это время начался так называемый “новокаменный век” и произошла Неолитическая революция, подразумевавшая переход человеческих общин от примитивной экономики охотников и собирателей к сельскому хозяйству, основанному на земледелии и животноводстве.

Археологи уже приучили, что главные сенсации последнего времени приходят с юга страны. Сейчас в центре внимания Фанагория – древнегреческая колония, которая была расположена на берегу Керченского пролива, на Таманском полуострове. Она служила второй после Пантикапея столицей эллинистического Боспорского царства. После входила в состав Византийской империи, затем Хазарского каганата.

– Среди многочисленных находок выделю оборонительные сооружения, созданные при основании города, что является большой редкостью для того времени, – сказал заведующий отделом классической археологии Владимир Кузнецов. – Кроме того, обнаружены следы сильного пожара, а над ними найдена древнеперсидская царская надпись. Она уникальна, так как подобных за пределами Ирана не было известно. Вывод: город был захвачен в 480 году до нашей эры персами. Это важно для истории юга России, что является подтверждением греко-персидских войн.

Еще одна находка позволит, наконец, поставить точку в датировке начала чеканки на территории Руси древних монет. Дело в том, что в Фанагории нашли редкий клад серебряных монет, которые являются самыми древними из всех, которые начеканены на территории России. Они относятся к 480 году до н.э. Это было во время персидского нашествия. “Теперь появилась возможность установить рубеж начала чеканки монет на территории России – примерно рубеж V-VI века до н.э.”, – говорит Владимир Кузнецов.

Ученый обратил внимание на комплекс находок, которые дают новые представления об истории христианства на Руси. “Мы нашли мраморную купель и очень редкую мраморную столешницу, которая применялась для трапезы, а рядом обнаружили церковь, которая датируется не позднее VI века нашей эры, – говорит Кузнецов. – Учитывая, что в Константинополе в 519 году н.э. на Синоде присутствовал фанагорийский епископ, можно говорить, что здесь создана епархия не позднее V века нашей эры, а может, раньше. Весь этот комплекс находок дает представление не только о византийском городе, но и начале христианства на территории Руси”.

Ученые Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского и Института археологии РАН обнаружили византийские фрески в наземном христианском храме X-XIII веков, в пещерном городе Эски-Кермен в Крыму.

“В храме X – конца XIII веков наша экспедиция обнаружила фрагменты полихромных фресок. Причем в Эски-Кермене они впервые обнаружены в наземном храме. В подземных, или пещерных, которые здесь находятся, они встречались и ранее, а в наземном впервые”, – сказал доктор исторических наук Александр Айбабин.

По его словам, роспись принадлежит кисти византийских мастеров, поскольку сам город был основан выходцами из Византийской империи. Точная датировка станет известна после исследования образцов штукатурки. Эски-Кермен расположен в Бахчисарайском районе Крыма на горном плато с обрывами до 30 метров. Он был построен предположительно в конце VII веке н.э. Площадь города составляла 8,5 га, на его территории проживали до трех тысяч человек.

Между тем

Международная группа ученых обнаружила в Монголии каменные орудия труда, которые свидетельствуют, что люди путешествовали по евразийским степям примерно на 10 тысяч лет раньше, чем считалось. Возраст артефактов, найденных в ходе раскопок, достигает 45 тысяч лет. Всего было обнаружено несколько тысяч каменных инструментов, а 826 из них оказались связаны с древнейшими стоянками людей. Орудия с длинными и правильными лезвиями аналогичны тем, что характерны для других мест раскопок в Сибири и на северо-западе Китая. Это указывает на крупномасштабное расселение людей по региону.

Несмотря на то что никаких человеческих останков не было найдено, ученые уверены, что инструменты были созданы именно людьми современного типа, а не неандертальцами или денисовцами, которые не владели соответствующей техникой изготовления. Исследователи также определили климатические условия по органическим останкам. Регион становился влажнее и теплее, что делало его более благоприятным для выпаса скота.

Возраст инструментов примерно соответствует времени контактов между людьми современного типа и денисовцами. Считается, что последние передали Homo sapiens гены, которые делают организм более устойчивым к гипоксии и позволяют селиться в местах с относительно разреженным воздухом, например на Тибетском нагорье.

Денисовцы – вымерший вид или подвид древних людей, известный по окаменелостям, которые были найдены в Денисовой пещере на Алтае. Считаются сестринской группой по отношению к неандертальцам. Недавно были получены свидетельства, что денисовцы и неандертальцы могли скрещиваться между собой и обзаводиться совместным потомством. Известно, что люди современной анатомии покинули Африку менее 100 тысяч лет назад и расселились по Евразии, иногда скрещиваясь с другими видами рода Homo – неандертальцами и денисовским человеком. Это привело к тому, что их гены попали в геном Homo sapiens.

Археология – удивительный калейдоскоп мировой истории

 

Есть ли профессии подобные ремеслу археолога? Кто-то считает, что археология – для романтиков, увлеченных захватывающим поиском великих цивилизаций. Другие при слове «археолог» представляют себе человека, движимого желанием найти сокровище. И конечно, только те, кто действительно посвятил свою жизнь этой неординарной профессии, наверняка знают, что на самом деле ожидает человека на пути археологии. Своим богатым опытом поделился Андрей Епимахов, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Научно-образовательного центра евразийских исследований ЮУрГУ, ведущий научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН, один из ведущих российских археологов.

– Что дает археология человеку?

– Археология дает человеку ощущение, что он не первый и не последний на этой земле. Кроме того, археология бросает человеческому интеллекту вызов своими загадками. Иногда археологию рассматривают не как науку, а как разновидность криминалистики, которая обращена в прошлое. Таким образом, археологи имеют дело с детективным романом: они его и читают, и пишут. Большинство людей не связывают слово «археология» с тем местом, в котором они живут, что в корне неверно, поскольку археология присутствует повсюду. В разные периоды истории люди жили практически везде, за исключением, может быть, Антарктиды, оставляя следы своего пребывания. Обычно местная археология не впечатляет людей, ведь где-то есть такие великие сооружения как пирамиды, Стоунхендж.

… Поэтому моя основная задача как археолога, ученого и специалиста состоит не только в обретении нового знания, но и в его передаче широкой публике; показать людям, что мы стоим на плечах гигантов, благодаря которым человечество двигалось вперед, от первобытности к цивилизации. Ведь многое из того, чем мы сегодня пользуемся ежедневно, создано в далеком прошлом, и археология дает нам возможность увидеть истоки этих предметов, умений и технологий. Археология очень многогранна: кого-то привлекает ее приключенческая сторона, кому-то интересна ее интеллектуальная составляющая; каждый в ней найдет что-то для себя.

Экспозиция музея «Народы и технологии Урала» ЮУрГУ

– Что побудило Вас посвятить жизнь археологии?

– Случайность. Правда, с оговоркой, что можно случайно выбрать археологию, но остаться в ней случайно нельзя. Очень часто молодых людей привлекает романтическая сторона археологии, возможность прикоснуться к тайнам древности. Однако вскоре приходит понимание, что это очень небольшая часть археологии. Ведь основная работа археолога – не в поле, а в голове, когда происходит осмысление и анализ того, что было найдено, поиск аналогий и связей, определение назначения того или иного предмета. Мой путь к археологии начался в раннем возрасте; в нашей школе набирали группу в археологическую экспедицию в Северный Казахстан и на Урал, и я попал в число ее участников. Я не знал, куда меня повезут, что это будет. Месяц без интернета и мобильной связи, а также физический труд – для сегодняшних студентов это катастрофа. Но у нас была замечательная компания, старшие товарищи нам помогали, и мы очень комфортно себя чувствовали, получив ценный опыт сосуществования с разными людьми. Мы учились всему сходу, в том числе искусству интерпретировать находки. В момент раскопок памятники были не очень интересны, мы нашли лишь фрагментированные керамические сосуды, без орнамента. Но тем не менее, этой экспедиции было достаточно, чтобы я заразился археологией навсегда. Благодаря успешному окончанию физико-математической школы и знаниям, которые я получил, за что я бесконечно благодарен моим школьным учителям, я смог уверенно начать погружение в археологию.

Ведь она требует и математического аппарата, и понимания многих физических процессов. Я выбрал для поступления исторический факультет с дальнейшей специализацией в археологии, что дало мне более широкий взгляд на выбранное направление. На сегодняшний день в западных университетах археологов обучают целенаправленно, то есть минуют изучение истории. Может быть, они хорошо обучают студентов ремеслу, но исторического видения не прививают.

– Как началась Ваша профессиональная жизнь?

– Уже во время обучения мне выпала возможность ступить на профессиональный археологический путь. Все полевые работы должны быть лицензированы, специальное разрешение со времен императорской России называется «Открытый лист». Процедура его получения довольна сложна – необходимо подтверждение квалификации. Благодаря экспедиции на реке Зингейке, еще в студенчестве я получил такой документ вместе с правом на проведение самостоятельных полевых исследований. А дальше я успел поработать в школе, отслужить в армии, поступить на работу в Челябинский государственный университет, потом стал работать в Челябинском педагогическом университете, а затем меня позвали в службу государственной охраны объектов культурного наследия по Челябинской области.

В 2000 году я пришел работать в Южно-Уральский государственный университет, где только-только формировалось историческое направление, и стал одним из первых преподавателей. Затем я присоединился к Институту истории и археологии УрО РАН, оставаясь преподавателем в ЮУрГУ; этот «параллелизм» сохраняется до сих пор.

22-я Европейская конференция по экологической и инженерной геофизике в Барселоне

– Чем вызван Ваш интерес к бронзовой эпохе Урала?

– Должен признаться, что понимание всей глубины данной эпохи пришло ко мне не сразу. Ранее я занимался памятниками железного века, с красивыми курганами и находками. По разным причинам нам часто приходилось работать на поселениях и могильниках бронзового века, в том числе мы принимали участие в раскопках ныне знаменитых поселения и могильника Синташта. Постепенно нам стало ясно,,что очень большой объем информации об эпохе бронзы требует осмысления. Мне предложили заняться ее исследованием, но особого энтузиазма это у меня не вызвало, так как это означало одно – придется все начать «с нуля»: новая литература, новые находки, новые методики… Позже я понял, насколько судьбоносным и продуктивным оказалось мое решение. Уже более 25 лет я занимаюсь эпохой бронзы, открывая все новые страницы и подходы к человеческой истории. Именно изучение этого периода раскрыло передо мной богатство интерпретаций. Я занимался изучением поселений, могильников, животных и людей, что дало мне возможность воссоздать важную часть общей картины мира.

– Над чем Вы сейчас работаете?

– Мне не удается работать над чем-то одним. Есть ряд долгосрочных проектов, в которых я принимаю участие. Много лет назад я был одним из первых, кто предложил схему радиоуглеродного датирования бронзовой эпохи. По сей день этот проект востребован многими археологами для упорядочивания материала в России и за рубежом. Специалисты по изучению эпохи камня, раннего железного века и средневековья проявляли интерес к теме, в результате сотрудничества с ними поле деятельности сильно расширилось. Сейчас мне поступают предложения по дальнейшему исследованию в этой области.

Кроме того, в последние годы мы с коллегами плотно занимаемся социальной археологией или археологией общества.

Мы пытаемся реконструировать отношения между людьми, родство, связи, что требует не только знаний в области археологии, но также предполагает мультидисциплинарный подход. На данный момент мы реконструируем диету, здоровье и генетическую структуру населения по человеческим останкам. Впервые мы можем обоснованно обсуждать такие вопросы как перемещение населения, ведь доказательство миграции – вопрос очень сложный; вещи могут распространяться отдельно от людей, а если мы видим генетическое сходство между уральским населением и центрально-европейским, это говорит о родстве между ними, доказывая миграцию населения. Конечно, наше сотрудничество с генетиками еще только на заре своего развития. Можно сказать, что сейчас идет первичный сбор информации. Работы очень дорогие и высокотехнологичные, поэтому многие исследования финансируются Западом. Я, например, работаю с учеными Гарвардской медицинской школы, Копенгагенского университета и рядом других коллег.

Еще один проект, которым я занимаюсь – изучение истории войны и конфликтов на Южном Урале. Эта тема богата интересным материалом и нуждается в комплексном анализе, так что, можно сказать, я здесь тоже только начинаю прокладывать путь.

В общем, археология сегодня – это не история с лопатой, а технологически сложная область, которая сотрудничает практически со всеми науками, среди которых ботаника, почвоведение, зоология, геология, физика; можно перечислять бесконечно. Синтез столь разнородной информации – огромная проблема, с которой нам необходимо совладать.

Раскопки поселения Каменный Амбар. Международная археологическая экспедиция

– То есть, археолог должен уметь разбираться во всем?

– В археологии тоже есть специализации, но археолог должен понимать, как работают те или иные методы, иначе он не сможет провести качественный анализ результатов. Одни и те же данные интерпретируются разными специалистами по-разному. Конечно, большинство археологов заключены в рамки своей эпохи и ряд частных технологий, но для воссоздания полной картины истории человечества необходимо выходить за эти рамки.

С одной стороны, археология принимает информацию от всех наук, поэтому проблема необходимости ее синтеза сейчас стоит особенно остро. А с другой стороны, археология является добытчиком информации, предоставляя коллегам описание и анализ различных объектов природы и человеческой деятельности. Чем ближе мы взаимодействуем с другими дисциплинами, чем лучше мы понимаем друг друга, тем надежнее и масштабнее результаты нашей деятельности. Археология балансирует между двумя крайними позициями. С одной стороны, это генерализующая позиция, когда мы пытаемся выстроить прогнозы, уловить тенденции. Другая крайность – попытка изучить мельчайшие детали в их контексте. Оба эти экстремума в равной степени необходимы, но сочетать эти две крайности в одной голове – задача непростая. Выдающийся советский и российский археолог Лев Самуилович Клейн как-то сказал, что археолог должен обладать зрением орла, у которого прекрасное панорамное и концентрированное зрение. Углубление в специализацию, когда ты знаешь все больше о все меньшем, гораздо проще, но тогда не произойдет того самого синтеза, который и ведет к пониманию картины мира.

Экспозиция музея «Народы и технологии Урала» ЮУрГУ

– Как обнаруживаются археологические объекты?

– Большинство археологических объектов, бронзовых и других эпох видны на поверхности. Часть из них можно увидеть из самолета и космоса путем дешифрирования фотоснимков. Например, известный Аркаим прекрасно видно на аэрофотосъемке. Такие объекты не всегда можно “охватить глазом” с земли. Археологические объекты могут носить признаки частичного разрушения, например, через объект проходит овраг или полевая дорога, и артефакты буквально находятся на поверхности. Многие находки не распознаются как археологические; для несведущего человека обломки керамики будут выглядеть как мусор, а археолог сразу определит эпоху, к которые они принадлежат. Кроме того, существует группа геофизических методов, например, геомагнитная съемка и георадар, которые помогают восстановить внутреннюю планировку изучаемых объектов. То есть к моменту раскопок получается набросок картины того, что было на этом месте, и мы понимаем, в каких местах нужно начинать раскопки. Другими словами, существует множество способов обнаружить археологические объекты. Основная задача состоит в их грамотном распознавании. Обнаружив культурный слой, то есть слой земли с признаками человеческой деятельности, мы приступаем к поиску артефактов на этом месте и их последующей интерпретации.

Каменный Амбар. Аэрофотоснимок, совмещенный с LIDAR-сканированием. Автор: Мартин Шайх

– Что археологи делают в ситуации, когда несколько культурных слоев разной эпохи находятся в одном месте?

– К сожалению, в таком случае придется разрушать верхний культурный слой. Поэтому участок, подлежащий изучению, должен быть исследован сверху донизу. Печально знаменита история Генриха Шлимана, который, мечтая поскорее добраться до вожделенной Трои, фактически разрушил верхние слои. Ужас ситуации для него состоял в том, что позднее выяснилось, что материалы времен Троянской войны тоже пали жертвой такой спешки. Для археологов стратиграфия (прим. порядок чередования напластований культурного слоя по отношению друг к другу) является исключительно важной наукой, которая позволяет определить, что было раньше, а что после. Поэтому раскопки поселений проходят очень медленно и тщательно. Ведя раскопки любого археологического объекта, мы понимаем, что мы его разрушаем. И если мы чего-то не увидели и не задокументировали, то эта информация будет утеряна навсегда. Через много лет думаешь: «Нужно было набрать землю на раскопках того-то, и сейчас бы почвоведы нам сказали, что это было, а геоморфологи сообщили, какие материалы были включены, были ли там соли металлов». И сейчас эту информацию не восстановить. Поэтому раскопки – чрезвычайно ответственное занятие, документирование информации должно происходить всеми возможными способами.

Сегодня мы стараемся не прибегать к раскопкам памятников без крайней необходимости. На территории Челябинской области выявлено несколько тысяч археологических объектов, и хорошо, если в год копается хотя бы десять. Есть объекты, которые копаются многие годы, например, могильник Уелги в Кунашакском районе, где археологи работают уже восемь лет. Мы начали раскапывать поселение Каменный Амбар с 1990 года, до сих пор не исчерпав возможности этих раскопок. Но поскольку наука меняется у нас на глазах, мы стараемся сохранять некие резерваты, чтобы следующее поколение ученых могло применить свои методы для данного источника знаний и извлечь свою информацию.

Раскопка кургана. Могильник Каменный Амбар-5

– Кому принадлежат найденные объекты?

– Все, что связано с археологией, является федеральной собственностью и принадлежит государству. Условия очень жесткие, и после обработки артефактов мы обязаны сдавать все находки на государственное хранение. В этом смысле ЮУрГУ повезло – общими усилиями нашей группы и музейных сотрудников при поддержке руководства университета нам удалось создать в его стенах настоящий государственный музей «Народы и технологии Южного Урала», поэтому мы можем размещать наших находки здесь, экспонировать наиболее интересные из них. Ранее мы были обязаны сдавать найденные артефакты в Краеведческий музей, хотя в нем тоже ограниченное количество хранилищ, а коллекции пополняются каждый год. Музей, конечно, заинтересован в том, чтобы мы предоставляли красивые археологические материалы. Но основная масса находок не очень зрелищна. На поселении мы обычно находим фрагменты керамики и кости животных. Такие рядовые коллекции, тем не менее, содержат ценную информацию.

Антропологическая реконструкция облика мужчины бронзового века. Автор: Алексей Нечвалода

– Ваша самая значимая археологическая находка?

– Псалии, которые являются деталями конской упряжи. Это небольшие предметы, которые крепились на морду лошади. Псалии, принадлежащие примерно одной эпохе, можно найти на пространстве от Центрального Казахстана до Центральной Европы. А находки более-менее сохранившихся колесниц есть только на Южном Урале. Колесничные комплексы и жертвоприношения лошадей – тема, которая выводит на огромный пласт лингвистических и технологических вопросов, проблему связи с центрами первичных цивилизаций, в которых тоже были колесницы, вопросов об одомашнивании лошадей и так далее. Псалии, которые мы нашли, являются ценным звеном в цепи ответов на эти вопросы. При помощи науки трасологии (прим. наука о следах) мы выяснили, как они использовались. Возникла идея реконструкции упряжи, которую мой ученик, тогда еще студент ЮУрГУ, опробовал на своем коне. Эта тема оказалась интересна огромному числу людей, включая Европу и США, и каждый год появляются десятки новых работ на эту тему. Благодаря такой невзрачной на первый взгляд находке, нам удалось начать новый виток в археологической науке. Поэтому лучшая находка для археолога не всегда является яркой вещью.

Часто на раскопках ко мне подходят люди и интересуются, нашли ли мы золото. На мой ответ, что мы здесь не за этим, они отвечают, что им непонятно, что мы тогда тут делаем. Мне несколько раз удавалось найти золото. Например, мне встречалось погребение молодого человека, который был уложен на боку, и в одной из ладоней у него лежал маленький кусочек золота. Рядом с ним также лежали жертвоприношения и детали лука; кости животных были уложены в виде крыла над его плечом. В такой неординарной картине золото оказалось лишь небольшой деталью.

– Расскажите о студенческих археологических экспедициях.

– Я уже много лет езжу в экспедиции со школьниками и студентами. Со школьниками было проще – они были подготовлены, занимались в археологическом кружке. Со студентами ситуация иная: теоретический курс археологии, который они изучают, мало готовит их к практической работе в поле. Подобного опыта у них просто нет, поэтому сначала студентов шокирует все: палатка, сильный ветер, палящее солнце, речка вместо ванной. Здесь важна внутренняя готовность студентов. Я всегда говорю им, что первая неделя – самая сложная, а к концу не захочется уезжать. В экспедиции вырабатывается рабочий ритм, приспособленность к условиям; студенты даже начинают получать удовольствие от работы. Ведь такой свободы, которую человек чувствует в поле, в городе просто не получить. Конечно, сейчас существуют средства связи, студентам с ними гораздо проще. В последнее время в экспедицию стали приезжать родители, проверить, справляются ли их дети. Сколько лет я брал в экспедиции школьников – родители никогда не приезжали, было не принято. И дети не просили родителей приезжать. В этом смысле, конечно, есть изменения. Но моя задача состоит не в том, чтобы создать испытательный полигон для студента, а в том, чтобы обеспечить спокойную жизнь и работу.

Для студентов экспедиции – очень ценный и важный опыт. В городе мы наблюдаем разобщение людей, а в поле необходимо учиться жить и работать в команде. В экспедиции видно, кто чего стоит, кто ленивый, кто готов помогать, кто готов прощать соседям мелкие грехи, а кто нет. Лекции и семинары, работа в архиве – все это нужно, но только в экспедициях студенты получает неоценимый опыт сосуществования в коллективе, когда что-то нужно делать вместе, либо это не будет сделано никак. Студенты учатся держать лопату, разводить костер с мокрыми дровами, устанавливать палатки, готовить на большое количество человек. Когда студенты возвращаются из экспедиции, они потрясают воображение мам и пап, говоря, что готовили еду на 30 человек, притом, что до этого не готовили ни разу. У них формируется ответственность, готовность отвечать не только за себя, но и за других: если ты проспал на завтрак, то на работу все выйдут позже и придется мучиться в самое жаркое время; если ты что-то сделал плохо или не доделал, значит, остальным придется переделывать или доделывать вместо тебя. Девушки, кстати, часто оказываются более работоспособными, чем парни, они меньше боятся, лучше организовывают себя.

Геофизические исследования поселения Каменный Амбар

– Что Вы посоветуете студентам, решившим связать жизнь с археологией?

– Быть готовыми к тому, что нужно учиться постоянно, иначе можно даже не пытаться начинать этот путь. Перед археологом все время открываются новые страницы, поэтому у него никогда не будет абсолютного, конечного знания. Кроме того, археология сегодня – международная наука, поэтому знание языков необходимо. И конечно, нужно быть готовым много читать. Археология очень многообразна, каждый может найти в ней свою нишу в соответствии со своими интересами; но нужно понимать, что эта наука – перекресток разных областей знания и, если человек не понимает, как обретается различное знание, как строятся те или иные выводы, сложно стать хорошим археологом. В любом случае, археолог должен всегда оставаться открытым как к общению, так и к потоку бесконечного знания, раскрыть тайны которого подвластно только ему.

Экспозиция музея «Народы и технологии Урала» ЮУрГУ

 

о чем говорят археологические находки, летописи и городские легенды / Новости города / Сайт Москвы

Память московских земель

Археологические раскопки показывают, что территория современной Москвы и Московской области была заселена издревле. Самые ранние находки — каменные и костяные топоры, ножи, рыболовные крючки и наконечники стрел — следы так называемой льяловской культуры — специалисты относят к эпохе неолита (позднейшего периода каменного века). Например, на территории села Дьяково (сейчас музей-заповедник «Коломенское») обнаружена первобытная стоянка IV тысячелетия до нашей эры [1], а в Орехово-Зуевском районе — почти на тысячу лет старше [2].

Фатьяновская культура знаменует переход к освоению металла. В Московской области, например в Истре и Икше, археологи изучили множество могильников (захоронений) конца III тысячелетия до нашей эры. Так стало известно, что здесь жили кочевники-скотоводы, которые пользовались орудиями труда и украшениями из бронзы [1].

Очевидные признаки оседлой жизни демонстрируют памятники дьяковской культуры, которую археологи датируют более чем тысячелетним периодом — от VII века до нашей эры до VII–VIII веков нашей эры. Кости домашних животных, железные серпы и зернотёрки говорят о том, что финно-угорские племена, такие как меря и весь, активно занимались земледелием и скотоводством [1].

Наконец, земляные курганы X–XI веков учёные приписывают славянским племенам: на землях современной Москвы жили в основном вятичи, а на севере нынешнего Подмосковья, выше Клязьмы, — кривичи [1].

Следы славянских городищ находят почти во всех районах, имеющих выход к воде: Дьякове, Филях, Кунцеве, Матвеевском, Братееве, Зюзине… Самым старым московским домом считается жилище вятича-ремесленника, обнаруженное у современных Патриарших палат Кремля [1]. Вероятно, он входил в комплекс построек, окружённых треугольным рвом, который засыпали в начале XII века. Его очертания археологи выявили возле нынешнего Большого Кремлёвского дворца [2].

Ссылаясь на летописи и предания, некоторые историки даже перечисляют названия поселений вятичей, в которых узнаются имена таких современных районов, как Воробьёво, Высоцкое, Кулишки, Кудрино, Симоново, Сущёво.

Летописи: факты и вопросы

Наиболее авторитетным источником по вопросу «отцовства» будущей столицы считается Ипатьевская (Киевская) летопись — она содержит первое достоверное упоминание о Москве:

«В лето 6655. Иде Гюрги воевать Новгорочкой волости, и пришед взя Новый Торг и Мьсту всю взя; а ко Святославу приела Юрьи повеле ему Смоленьскую волость воевати; и шед Святослав и взя люди Голядь, верх Поротве, и так ополонишася дружина Святославля. И прислал Гюрги и рече: “Приди ко мне, брате, в Московъ”. Святослав же еха к нему с дитятем своим Олгом, в мале дружине, пойма с собою Володямера Святославича; Олег же еха наперед к Гюргеви, и да ему пардус. И приеха по нем отець его Святослав, и тако любезно целовастася, в день пяток, на похвалу святой Богородици, и тако быша весели. На утрий же день повеле Гюрги устрояти обед силен, и створи честь велику им, и да Святославу дары многы, с любовию, и сынови его Олгови и Володимиру Святославичю…» [1].

6655 год по древней традиции отсчитывался от сотворения мира; в современном летоисчислении это 1147-й. Князь Юрий (Георгий) Долгорукий, сын Владимира Мономаха, всего лишь приглашает другого князя, Святослава Ольговича, на пир. Никак не обозначены ни статус поселения, ни отношение князя к его происхождению.

Эти моменты открывает другой источник — Тверская летопись: «Того же лета (1156) князь великий Юрий Володимеричъ заложи град Москву на устниже Неглинны выше реки Яузы». То есть князь построил крепость; судя по археологическим раскопкам, она занимала юго-западный угол современного Кремля [1].

Загвоздка в том, что историки доверяют этому источнику гораздо меньше: самый ранний сохранившийся список Ипатьевской летописи датируется XV веком, а Тверской — XVI веком. Есть сведения, что в 1156 году Юрий Долгорукий был в Киеве и вряд ли мог заниматься строительством на московских землях. Это даёт основание полагать, что на самом деле крепость заложил сын Юрия, Андрей Боголюбский [1].


 

Городские легенды

Есть и другие версии появления Москвы. Ветвь сочинений под общим названием «Сказание о зачатии Москвы и Крутицкой епископии» появилась в конце XVII века. Здесь уже явно вымышленный князь Даниил Иванович ищет место, где основать престольный град. В лесах он встречает пятнистого зверя с тремя головами. Советник князя, грек Василий, трактует эту встречу как знак: царство будет треугольным, населят его самые разные люди. На территории будущего града выделены две точки: остров, где живёт пустынник (отшельник) Букал, становится местом царского двора (крепости), а холм, где обитает некий римлянин Подон, — площадкой для Крутицкого монастыря. Град закладывается в 6720 (1212) году [5].

Хотя в «Сказании» много вымысла историческое зерно присутствует и в нём: создание Крутицкого подворья приписывают князю Даниилу Московскому именно в XIII веке.

Но и этим «шкатулка» московских легенд не исчерпывается! Есть ещё «Предание об основании Москвы Олегом», или «О начале царствующаго града Москвы», которое исследователи также датируют второй половиной XVII века. В нём основателем Москвы объявляется воевода Рюрика — князь Олег, а само событие отнесено в 6388 (880) год. После Олега князем всех российских земель стал Игорь Рюрикович. Сжатое до предела повествование буквально выпячивает очень важный (для утверждения княжеской власти) момент: неизвестный автор отмечает, что Игорь ведёт свой род от «кесаря римского» Августа [5]. Таким образом, отпадает даже необходимость в формуле: Россия фактически называется наследницей Рима.

Спорная дата

Хотя перечисленные легенды являются литературными памятниками, историки уделяли им немало внимания. Первые упоминания этих текстов встречаются у Василия Татищева. Николай Карамзин пренебрежительно называл их сказками. А вот Иван Забелин, один из первых директоров Исторического музея, не был столь категоричен: он считал, что в легендах присутствует некое рациональное зерно [5].

Но историкам и без легенд есть о чём поспорить. Помимо 880, 1147 и 1156 года, в источниках, якобы основанных на летописях, упоминались и другие даты основания Москвы, например 1117-й и 1140-й. Это мало кого смущало до поры до времени, а точнее — до 1840-х годов. Первая серьёзная дискуссия возникла в связи с предстоящим 700-летием города и проходила на страницах «Московитянина», «Московских ведомостей» и других периодических изданий [6, 7].

Впрочем, серьёзной она была скорее по накалу страстей, чем по своему предмету. Карамзин в «Истории государства Российского», в соответствии с Ипатьевской летописью, авторитетно объявил «правильным» 1147 год. Более того, он назвал точную дату встречи князей — 28 марта (праздник Похвалы Богородицы). Первым решился её оспорить профессор И.М. Снегирёв: ссылаясь на сдвиги церковного календаря, он «перенёс» событие на 5 апреля. Версию Карамзина поддержали М.П. Погодин и А.И. Герцен, вариант Снегирёва — его ученик П.В. Хавский и молодой Иван Забелин. Спор фактически окончился ничем: по указу императора Николая I Москва скромно, почти незаметно, отметила юбилей… 1 января 1847 года [6, 7].

В конце XIX века историки уже фактически не спорили, а придерживались демократического плюрализма — каждый высказывал свою точку зрения. Одним исследователям импонировала версия об основании Москвы князем Олегом [3], другие называли её «вымыслом позднейших книжников» [8].

Следующий юбилей, 800-летний, Москва пышно отметила в сентябре 1947 года. Историки снова оказались не у дел: дату назначил лично Иосиф Сталин, и желающих спорить с «отцом народов» не нашлось. Традиция возродилась в 1997-м, и с тех пор праздник стал ежегодным.

Наука не стоит на месте: археологические раскопки в разных районах Москвы ведутся и в наше время, и новые артефакты дают повод для продолжения дискуссии о возрасте города. Например, селище, открытое на территории Даниловского монастыря, датируется IX веком; к IX–X столетиям относят и следы построек, найденные рядом с Красной площадью. Немало вопросов вызывают и найденные старинные арабские монеты. Всё это заставляет некоторых исследователей говорить о том, что Москва может быть на 200–300 лет старше, чем по общепринятой версии, установленной Карамзиным [9, 10].

Более осторожные или скептически настроенные учёные просят учитывать несколько важных моментов. Во-первых, следует разграничить понятия. Если для поселения достаточно группы построек, то для города требуется нечто большее — наличие оборонительных сооружений, как минимум валов и рвов, и минимальной инфраструктуры, выражаясь современным языком, например мостовых [10].

Во-вторых, создание города нужно рассматривать как культурно-политический факт. В средневековой Восточной Европе статус города мог присвоить поселению только князь. Как правило, такое важное событие отмечалось в летописях, поэтому их и считают главным источником по «административным» вопросам [4].

Использованные источники
  1. Канторович И.В. Из истории Москвы. — М.: МИРОС, 1997. — С. 5–22.
  2. Векслер А.Г., Мельникова А.С. Московские клады. — М.: Московский рабочий, 1988. — С. 26–56.
  3. Седая старина Москвы: Исторический обзор и полный указатель её достопамятностей / Сост. И.К. Кондратьев. — М.: И.А. Морозов, 1893. — С. 3–6.
  4. Кузнецов А.А. Владимирский князь Георгий Всеволодович (1188–1238). Источниковедение, история, историография (диссертация). — Ижевск: Удмуртский государственный университет, 2009. — С. 289–299.
  5. Повести о начале Москвы / Исследование и подготовка текстов М.А. Салминой. — М., Л.: Наука, 1964.
  6. Наек Е.Л. Отечественная хронология конца XVIII в. — 1991 г.: историографический опыт (диссертация). — М.: Московский государственный областной университет, 2010. — С. 164–165.
  7. Кайгородова Т.В. Научное историко-хронологическое знание в России в XVIII — начале ХХ века (диссертация). — Барнаул: Алтайский государственный университет, 2012. — С. 135–139.
  8. Назаревский В.В. Москва — сердце России. Восемь веков истории. — М.: АСТ, Астрель, 2008. — С. 7–21.
  9. Тюняев А.А. Сколько лет Москве? К вопросу о спорах между археологами и летописцами // Россия и современный мир: Научный журнал. — М.: РАН, ИНИОН, Институт экономики, 2011. — № 1 (70). — C. 172–178.
  10. Важдаева Н. Пожилая моя столица // Итоги. — 2012. — № 37 (848). — C. 78–79.

Денисовская игла меняет общепринятые представления об истории появления человека

​Большая швейная костяная игла, обнаруженная археологами на Алтае в Денисовской пещере в слое возрастом около 50 тысяч лет, послужила очередным доказательством, что первобытные люди, населявшие в то время юг Сибири, владели отличными техническими навыками обработки материалов и были носителями прогрессивной культуры, которая самобытно развивалась на этой территории.

Крохотное отверстие для нитки в ушке иглы — идеально круглой формы, значит, оно было высверлено с помощью древнейшего аналога технологии станкового сверления. Это уже не первое открытие сотрудников Института археологии и этнографии Сибирского отделения (ИАЭТ СО) РАН, которое в корне меняет общепринятые представления об истории появления человека современного физического облика.

Линия Мовиуса порвалась
Примерно в 1940-х годах американский палеонтолог Холлам Мовиус поделил всю древнейшую ойкумену человечества на более развитую и прогрессивную западную зону и более примитивную восточную. Согласно этой теории, вышедший из Африки человек стал активно осваивать западную часть Евразии, о чем свидетельствовали находки двусторонне заточенных каменных топоров – бифасов ашельской индустрии. Граница между ними проходила из Европы на юго-восток по территории Монголии и заканчивалась в Индии. Это мнение долгие годы считалось хрестоматийным и входило в школьные и вузовские учебники.

Восточнее линии Мовиуса двусторонние бифасы долгое время не обнаруживались. Однако около десяти лет назад они были найдены и в Китае, и не ашельские, а исполненные по другим технологиям. В этом году сотрудники ИАЭТ СО РАН также нашли двусторонне заточенные по оригинальной технологии бифасы во Вьетнаме. Это еще раз подтвердило теорию научного руководителя ИАЭТ СО РАН академика Анатолия Деревянко, что эволюция первобытного человека и становление его культуры в восточной части Евразии происходила параллельно и ничем не уступала аналогичным процессам в западной зоне материка.

За разработку новой модели формирования человека современного генетического облика в 2012 году академик Анатолий Деревянко получил Государственную премию. Его концепция опиралась на археологические данные. Человек умелый, или Homo habilis, бесспорно, вышел из Африки. Но каменные индустрии начала верхнего палеолита в Африке, на западе Евразии, на востоке Азии и в Австралии отличаются друг от друга, что означает культурную и генетическую непрерывность у первобытного населения в каждом из этих регионов. На земном шаре существовало несколько зон, в которых шли самостоятельные процессы эволюции популяций Homo erectus и развития технологий обработки камня. В каждой из зон складывались свои культурные традиции, свои модели перехода от среднего к верхнему палеолиту и происходило независимое становление ранних форм человека разумного. Одна из таких зон находилась на юге Сибири, на территории современного Алтая.

Мировое открытие на кончике пальца
Стационар ИАЭТ СО РАН “Денисова пещера” за последние десять лет стал источником многих удивительных находок, которые не только подтвердили теорию параллельной эволюции первобытных людей на востоке Евразии. Они послужили уникальным материалом, на основе которого было сделано открытие нового подвида древних гоминидов, названного по месту нахождения денисовским человеком, или Homo altaiensis.

Долгие годы, пока процесс эволюции человека представлялся прямой линией, неандертальцы считались предками человека современного облика. После того как митохондриальная ДНК неандертальца была расшифрована, его стали считать тупиковой ветвью, не оказавшей никакого влияния на Homo sapiens. Но полученной информации было явно недостаточно для уверенных выводов, поскольку митохондриальная ДНК передается только по материнской линии и ее цепочка намного короче, чем у ядерной.

В 2010 году в Денисовой пещере нашли обломок ногтевой фаланги мизинца пятилетней девочки – представительницы неизвестного науке подвида человека, более архаичного, чем неандерталец, и более близкого по эволюционной шкале к виду Homo erectus. По мнению ученых, денисовец отделился от общего ствола родословной примерно на полмиллиона лет раньше неандертальца. Это показали палеогенетические исследования выделенной из костного останка сначала митохондриальной, а позже и ядерной ДНК. Секвенирование генома представителя неизвестной науке популяции древних людей было сделано в Институте эволюционной антропологии Макса Планка в Германии под руководством известного палеогенетика профессора Сванте Паабо.

Результаты этих исследований были опубликованы в Nature и произвели настоящий фурор во всем мировом научном сообществе. Журнал Science назвал открытие алтайского человека самым ярким достижением науки в 2012 году наравне с обнаружением на регистраторе Большого адронного коллайдера долгожданного бозона Хиггса. Примечательно, что второе открытие тоже было сделано при непосредственном участии новосибирских ученых из Сибирского отделения РАН.

Неандерталец в каждом из нас
Следующее открытие не заставило себя ждать – в Денисовой пещере обнаружена еще одна фаланга. На этот раз это оказалась фаланга пальца ноги неандертальца. Ее датировка совпала с тем же периодом, что и костные останки денисовца, – останкам оказалось около 50 тыс. лет. До этой находки ареал обитания неандертальцев в мировой археологической науке значился западнее примерно на 2 тыс. километров. Оказалось, что денисовцы и неандертальцы жили на одной территории, примерно в одно время и, вполне вероятно, даже контактировали.

После серии революционных открытий в палеогенетике западные ученые начали активно собирать генетический материал современных людей. Выяснилось, что в нашем геноме целых 4% неандертальских генов. Это полностью переворачивало устоявшуюся видовую концепцию. Получается, что неандертальцы и Homo sapiens все-таки относились к одном виду? Или их смешение можно отнести к тем самым исключениям, которые все же иногда имеют место в животном мире? Эти вопросы сегодня занимают многих зарубежных ученых, но едва ли в ближайшее время на них можно найти ответы. Чтобы не впадать в ненужную риторику, профессор Сванте Паабо и ученые ИАЭТ СО РАН, говоря о неандертальцах и денисовцах, употребляют термин “популяция”.

Дальнейшие исследования геномов современных людей показали, что у современного населения островов Меланезии и Австралии от 4 до 6% денисовских генов. Юг Сибири слишком далеко от этих мест. Видимо, ареал обитания представителей Homo altaiensis был довольно обширным, раз они скрещивались с предками австралийцев и меланезийцев. Но главное, что сам факт наличия этих генов у современных людей послужил еще одним доказательством возможности скрещивания архаичных людей с предками человека современного физического облика. Никакие видовые различия не останавливали неандертальцев или денисовцев, предпринимающих успешные попытки продолжения человеческого рода.

Древнейшая и самобытная
В последующие годы в Денисовой пещере археологи нашли еще несколько фрагментов костей денисовцев, но их палеогенетический анализ не дал такой полной картины, как обломок ногтевой фаланги, ДНК которой удалось расшифровать более чем на 70%.

Зато всех поразили найденные в пещере предметы искусства – многочисленные украшения из зубов и кости различных животных – зубы лося, лисицы, мраморное кольцо и великолепной выделки отполированный браслет из темно-зеленого, слегка прозрачного камня – хлоритолита. И вот теперь швейная костяная игла длиной почти 8 см, найденная в прошедшем полевом сезоне. Все обнаруженные артефакты – самые древние находки этого типа, известные в мировой археологии.

Все эти предметы находились в древних археологических слоях возрастом до 50 тыс. лет и свидетельствовали об одном – жившие там люди по способностям и поведению не уступали Homo sapiens. Они имели совершенные для своего времени технологии обработки, шили себе одежду и существовали в обществе с определенной иерархией. Ведь хлоритолит для изготовления браслета был доставлен в пещеру издалека – в радиусе 200 км от нее этих пород нет. А такой редкий материал явно был предназначен для создания украшения, которое предназначалось человеку высокого статуса. Это утверждение в равной степени относится и к украшениям из скорлупы яиц страуса, экзотического для Алтая материала, который мог доставляться сюда из Монголии или из Забайкалья. Перенос материалов на большие расстояния – одна из характеристик, свойственных человеку современного физического облика.

Самый ранний верхний
На базе стационара ИАЭТ СО РАН “Денисова пещера” за последние годы прошло несколько международных симпозиумов с участием ведущих ученых со всего мира. Зарубежные коллеги убедились в безупречном качестве ведущихся раскопок и пришли к выводу, что на территории современного Алтая действительно зафиксирован самый ранний в мире переход к культуре верхнего палеолита. С этого времени вместе с новосибирскими сотрудниками ИАЭТ здесь начали работать и ведущие специалисты из европейских центров.

Сбор материала для радиоуглеродного датирования в этом году производил руководитель лаборатории Университета Оксфорда Томас Хайм. Но радиоуглеродное датирование пригодно только для исследования артефактов, возраст которых не превышает 50 тыс. лет. Для определения возраста более древних находок применяется оптическое ОСЛ-датирование. Лидерами этого метода считается австралийская лаборатория, сотрудники которой в завершившемся полевом сезоне тоже посетили Денисову пещеру и отобрали материалы для анализа. Масштаб археологических открытий последних лет и уровень производимых раскопок сделал из полевого стационара одного сибирского института крупный международный центр по изучению проблемы происхождения человека современного физического облика.

Мария Роговая

древние люди в разных частях планеты могли придумать каменные орудия независимо друг от друга — РТ на русском

На месте археологических раскопок в Эфиопии международная группа учёных обнаружила сотни орудий труда, возраст которых превышает 2,6 млн лет. Ранее самыми древними свидетельствами систематического производства и использования каменных инструментов считались находки в разных местах планеты, которым было не более 2,58 млн лет. После изучения последних находок исследователи сделали предположение, что в самом начале каменного века древние люди в разных частях нашей планеты изобретали инструменты независимо друг от друга.

Американские археологи-палеонтологи исследовали самые древние систематически изготовленные орудия труда первобытных людей и сделали вывод, что инструменты раннего каменного века (которым более 2,6 млн лет) могли быть изобретены в разных местах независимо друг от друга. Об этом сообщается в статье, опубликованной в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Напомним, в 2013 году неподалёку от эфиопского города Аваш в районе Леди-Герару международной командой археологов был обнаружен фрагмент нижней челюсти, которая, по мнению авторов находки, является древнейшей (2,8 млн лет) окаменелостью рода Homo, так как её строение морфологически отличается от строения челюсти австралопитека. По мнению других учёных, челюсть может принадлежать и некоему «прогрессивному» австралопитеку, представляющему промежуточную форму между африканскими австралопитеками и людьми видов Homo habilis (человека умелого) и Homo rudolfensis (человека рудольфского).

В течение пяти лет та же команда продолжала поиски в этом регионе, пытаясь найти следы обработки древними людьми изделий из камня. На новом месте раскопок Бокол Дора — 1 были обнаружены и извлечены предметы, которые можно назвать первыми ножами. Эти каменные артефакты были искусственно заострены — от них с помощью других камней были отщеплены «чешуйки».

  • © David R. Braun / eurekalert.org

«Сначала мы обнаружили несколько артефактов, лежащих на поверхности, но мы не знали, из какого они слоя. Тогда я заглянул за край небольшого утёса и увидел торчащие из глины камни. С помощью геологического молотка я извлёк два отличных каменных инструмента», — рассказал геолог Университета штата Аризона (США) Кристофер Кампизано.

Потребовалось ещё несколько лет раскопок, чтобы вручную добраться до нужного слоя на глубине нескольких метров. Учёные обнаружили захоронение костей животных и сотни «отщепов» — осколков, образовавшихся при расщеплении камня древним человеком.

«Изучив осадочную породу под микроскопом, мы поняли, что этот участок пробыл на поверхности очень недолго. Эти инструменты были оставлены ранними предками людей возле источника воды, а затем быстро покрылись слоем породы, под которым этот участок с тех пор остался на миллионы лет», — отметила геоархеолог из Междисциплинарного центра археологии и бихевиористической эволюции португальского университета Алгарве Вера Алдейас.

Также по теме

Первобытные химики: российские учёные выяснили, как древние жители Алтая получали краски

Первобытные художники Алтая для изготовления красок нагревали минералы. Они использовали разные температурные режимы, чтобы получить…

Археологи провели датировку вулканического пепла и отложений изучаемого пласта и выяснили, что возраст находок превышает 2,6 млн лет. Раньше самыми древними свидетельствами систематического производства и использования каменных инструментов считались сделанные в разных местах планеты находки, которым было не более 2,58 млн лет. Также учёные отметили, что найденные с самыми старыми каменными инструментами первых людей кости животных похожи на те, что были обнаружены возле «челюсти Леди-Герару».

Все найденные орудия труда целенаправленно создавались нашими предками с помощью острых камней из цельных кусков породы, отмечают учёные. Эта способность отличает древних людей от, например, обезьян, которые тоже используют камни для различных действий — для разбивания орехов и панцирей моллюсков.

Исследователи сделали вывод, что более 2,6 млн лет назад наши предки в разных частях планеты независимо друг от друга научились разбивать камни и делать примитивные инструменты, которыми они стали обрабатывать пищу до еды. Относящаяся к этому времени «челюсть Леди-Герару» подтверждает, что использование инструментов привело к изменению формы и количества зубов первобытных людей.

«Учитывая, что различные приматы по всему миру регулярно используют камни в качестве молотков для добычи прочих ресурсов, представляется весьма вероятным, что многие предки человека, проживавшие на территории Африки, находили новые способы применения каменных орудий для этой цели», — заявил один из главных авторов исследования Дэвид Браун из Университета Джорджа Вашингтона.

«Если наша гипотеза верна, мы ожидаем обнаружить некую преемственность в форме орудий возрастом до 2,6 млн лет», — добавил археолог.

Исследователи надеются найти подтверждение своих теорий и обнаружить больше находок в районе Леди-Герару. Новые места раскопок определены, к ним учёные приступят уже в 2019 году.

10 величайших археологических находок – Огонек № 14 (5092) от 17.08.2009

15 августа отмечался международный День археолога. “Огонек” отобрал 10 самых громких находок в истории этой замечательной науки — археологии.

Материал подготовил Александр Лексаков

18 августа 1763 года при раскопках недалеко от Неаполя архитектор Франческо Ла Вега обнаружил столб с надписью Помпеи. 24 августа 79 года в результате извержения Везувия этот город, который населяли 20 тысяч жителей, был погребен под слоем вулканического пепла. Эта находке позволила историкам узнать, каким в точности был провинциальный римский город. Нынешние Помпеи — музей под открытым небом. Среди самых впечатляющих экспонатов — слепки людей, погребенных под пеплом.

8 апреля 1820 года на греческом острове Милос в Эгейском море крестьянин Йоргос Кентротас случайно вырыл мраморную статую Венеры (примерно середины II века до н. э.). Крестьянин продал ее турецкому чиновнику. Получив известие об этой находке, французский посол в Турции маркиз де Ривьер снарядил корабль на Милос с целью купить статую. Сделка состоялась, однако после драки покупателей Венера лишилась рук. Сейчас скульптура хранится в Лувре.

31 мая 1873 года немецкий археолог-любитель Генрих Шлиман после двух лет раскопок на холме Гиссарлык в Турции обнаружил под развалинами греческого города древние руины и серебряный двуручный сосуд с золотыми драгоценностями весом в 1,5 кг. Он объявил его “кладом Приама”, а руины — остатками города Трои, описанного в “Илиаде” Гомера. Впоследствии выяснилось, что он ошибся: находки принадлежали более раннему периоду (2400-2300 годы до н. э.), а гомеровская Троя находилась в верхних слоях почвы, которые Шлиман уничтожил во время раскопок.

В ноябре 1879 года археолог-любитель Марселино Санс де Саутуола, исследовавший стоянку первобытного племени в пещере Альтамира неподалеку от испанского города Сантандер, обратил внимание, что на потолке пещеры изображены многоцветные рисунки животных. Первооткрывателя наскальной живописи сначала обвинили в фальсификации рисунков, однако позже пещерные росписи были найдены и в других местах.

16 марта 1900 года английский археолог Артур Эванс занялся раскопками Кносского дворца на Крите. Дворец площадью в 22 тысячи кв. м имел запутанную структуру помещений. В греческих мифах его называли лабиринтом, в котором обитал человекобык Минотавр. Эванс установил, что Крит был центром минойской цивилизации, существовавшей в 3-2-м тысячелетии до н. э. и обладавшей собственным языком и письменностью.

24 июля 1911 года американский историк Хайрам Бингем обнаружил в Перу на вершине горного хребта высотой в 2057 м заброшенный город инков Мачу-Пикчу, построенный около 1440 года. После крушения империи инков город утратил свое значение, и жители покинули его навсегда. Сегодня Мачу-Пикчу посещают около 2 тысяч туристов в день, а Хайрам Бингем стал одним из прототипов киногероя Индианы Джонса.

4 ноября 1922 года англичанин Говард Картер, проводивший раскопки в Долине царей в Египте, обнаружил в скале вход в гробницу фараона Тутанхамона, жившего в 1355-1337 годах до н. э. В отличие от остальных некрополей до нее не добрались грабители. Общий вес найденных золотых украшений и посуды составил 1,2 тонны. В их числе — золотой саркофаг и золотая посмертная маска Тутанхамона, ставшая символом Древнего Египта. Сегодня все сокровища хранятся в Египетском музее в Каире и занимают 10 залов.

26 июля 1951 года археологическая экспедиция под руководством профессора Артемия Арциховского нашла в Новгороде первую берестяную грамоту. Она датировалась 1380-1400 годами и содержала перечень сел, с которых взимались повинности (“позем” и “дар”) в пользу некоего Фомы. Эта и последующие грамоты (сегодня их найдено 956 штук) открыли для отечественной археологии докнижный период Руси.

В марте 1974 года китайский крестьянин Ян Чжифа, рывший колодец недалеко от города Сиань, наткнулся на старые глиняные черепки. Раскопки обнаружили Терракотовую армию примерно из 8 тысяч пехотинцев, лучников и всадников в полный рост, стоящих в боевом порядке в 11 подземных 210-метровых коридорах на глубине 5 метров. Армия охраняет гробницу первого императора объединенного Китая Цинь Ши-хуанди. По мнению ученых, ее создание заняло 38 лет и потребовало усилий 700 тысяч рабочих.

19 сентября 1991 года немецкие туристы Гельмут и Эрика Симон обнаружили в Тирольских Альпах в долине Эцталь ледяную мумию человека возрастом примерно 5300 лет. Криминалисты установили, что Эци (так назвали находку) был убит стрелой, застрявшей у него в плече. С 1997 года мумия, являющаяся старейшей в Европе, выставлена в Южнотирольском музее археологии в итальянском Больцано.

Чем занимаются археологи

Методы, используемые археологами для сбора данных, могут применяться к любому периоду времени, включая недавнее прошлое. Один археолог из США стал известен своим исследованием мусора, выброшенного людьми из Тускона, штат Аризона, в 1970-х годах! Эта «гарбология» Проект доказал, что даже недавние артефакты могут многое рассказать о людях, которые их использовали и выбрасывали.

За последние 150 лет археологи разработали эффективные методы и приемы изучения прошлого.Археологи также полагаются на методы из других областей, таких как история, ботаника, геология и почвоведение.

Исторические методы исследования

Архивные исследования

Архивные исследования часто являются первым шагом в археологии. Это исследование обнаруживает письменные записи, связанные с изучаемой областью. Если люди жили в этом районе, когда были письменные источники, археолог будет искать связанные с ними первичные исторические памятники. документы. Это архивное исследование может привести археолога в публичные или университетские библиотеки, в местное историческое общество или в здание суда – или даже в дома людей! Первичные документы могут включать: карты и / или фотографии местности, газеты, земельные и налоговые отчеты, дневники или письма.

Помимо первичных исторических документов, археологи будут искать отчеты о местах, написанные другими археологами об этой местности. В этих отчетах будет описано, что археолог обнаружил в этой области во время предыдущих исследований. Эти старые отчеты сайтов могут помочь в проведении нового исследования. Государственное управление по охране исторического наследия ведет файлы документации для всех зарегистрированных археологических памятников в каждом штате. Это будет включать предыдущие отчеты об археологических исследованиях памятников. в гос.

Устная история

Устная история – еще один метод исследования, который археологи и историки могут использовать для сбора информации. Он включает информацию, передаваемую из уст в уста. Рассказы о вашей семейной истории и традициях, которые соблюдает ваша семья, являются устная история.

Сегодня археологи сотрудничают с потомками, чтобы лучше понять культурные традиции своего прошлого. Археологи, работавшие на плантации Леви Джордан в Техасе в XIX веке, взяли интервью у потомков.В их число входили оба потомка плантации. владельцев и порабощенных плантаторов в рамках своих исследований. Эти археологи хотели включить голоса и взгляды всех прошлых народов, которые жили и работали здесь. В Касл-Рок-Пуэбло на юго-западе Колорадо археологи использовал устный анамнез. Благодаря устным традициям современных пуэблоанцев они узнали о прошлой культуре своих предков анасази.

Top

Подготовка к работе

Хотя историки и археологи используют письменные документы, чтобы узнать о прошлом, только археологи интерпретируют археологические памятники.Это требует уникальных полевых работ.

Профессиональные инструменты

Когда вы думаете о копании, вы можете думать о лопатах, но самый важный элемент в арсенале археологов – это мастерок. Археологи используют мастерки, чтобы соскрести тонкие слои почвы с экспериментальных образцов или ям в земле. Из Конечно, археологи используют множество других инструментов в полевых и лабораторных условиях. Им нужно оборудование, чтобы копать, просеивать, измерять и анализировать артефакты. Некоторые из них, например сканирующие электронные микроскопы (СЭМ), очень специализированы.Другие, например рулетки, зубные щетки и т. Д. совки – это предметы повседневного обихода!

Как искать сайты?

Археологи используют разные методы для поиска мест – исследуя землю, используя спутники, а иногда и случайно! Наблюдательный путешественник по пляжу обнаружил доисторические захоронения в Лоу-Хоксли на побережье Англии. Каменный ящик был приклеен из песчаной дюны после шторма. Строители обнаружили могильник с останками более 400 африканцев 17-18 веков во время строительства в Нью-Йорке.Африканский могильник теперь является национальным памятником из-за его значение в американской истории.

Археологическая прогностическая модель – это инструмент, который показывает вероятность того, что археологический памятник существует в определенной области. Это помогает определить, где археологи ищут места, на основе таких факторов, как расстояние от воды, крутизна грунта, почва. тип и другие факторы, влияющие на то, где люди расселяются или выполняют определенные задачи. Методы, используемые для поиска мест, будут зависеть от типа исследовательских вопросов, на которые пытается ответить археолог.Если есть планы на шоссе или жилье строительства, археологам может потребоваться знать обо всех археологических памятниках на территории. Сначала они проверят, проводились ли в этом районе какие-либо предыдущие исследования, и если да, то каковы были их результаты. Если нет ранее записанных памятников, археолог проведут археологические раскопки.

Если есть памятники, археолог захочет узнать, сколько их, их местонахождение и как эти памятники соотносятся друг с другом. Обычно, чтобы сэкономить время и деньги, археологи исследуют только образец местности.

Обследование поверхности

Обследование поверхности – это систематическое обследование земли. Команда археологов будет ходить по прямой взад и вперед по исследуемой территории. Во время прогулки они ищут свидетельства прошлой человеческой деятельности, включая стены или фундаменты, артефакты и т. Д. или изменения цвета почвы, которые могут указывать на особенности. Они будут использовать компас и длинную рулетку, чтобы убедиться, что они идут по прямой, и будут записывать точное местоположение всех улик, которые они найдут.Они собирают любые артефакты и кладут их в пакетах с этикеткой их точного местонахождения. Детали на поверхности, которые они не могут удалить, фотографируются и рисуются.

Ямы для испытаний с лопатой

Ямы с лопатой для испытаний (или STP) представляют собой серию узких ям, вырытых в районе, который, по мнению археологов, является потенциальным местом, в котором можно обнаружить артефакты или особенности. Археологи обычно выкапывают испытательные ямы там, где земля не обрабатывалась и не вспахивалась и где есть много поверхностной растительности.Они могут просеивать (просеивать) почву для выявления мелких артефактов и часто рисовать профили испытательных ям, чтобы записать, как почва выглядит в каждой лунке.

Геофизические исследования

Существуют неинвазивные методы, которые археологи могут использовать для поиска участков без раскопок. Примеры геофизических исследований, которые не нарушают почву, включают магнитометрию, удельное сопротивление и георадар.

Оценка значимости участка

После проведения исследования археологи будут иметь достаточно информации, чтобы определить, есть ли какие-либо значительные археологические памятники в районе исследования.Они могут или не могут найти сайт. Или сайты могут быть или не быть «значимыми», как это определено законом в Закон о сохранении национальной истории. В любом случае археолог напишет и отправит отчет о месте в Государственный исторический центр. Офис сохранения, в котором описываются их исследования. Если они найдут важные места, они могут запланировать дальнейшие раскопки.

Top

Восстановление данных

Хотите верьте, хотите нет, археологи редко раскапывают (раскапывают) целые участки! Археология – деструктивная наука. Это означает, что после раскопок место исчезает навсегда.Собранные артефакты и информация остаются, но сам сайт никогда не может быть воссоздан. Земляные работы также требуют больших затрат и времени. После завершения раскопок археологи несут профессиональную ответственность за анализ всех полученных артефактов и информации, составление отчета о своих исследованиях и кураторство коллекций. По этим причинам археологи обычно проводят раскопки только тогда, когда существует угроза разрушения или когда они могут раскрыть важную информацию о прошлых культурах. И обычно они раскапывают лишь небольшую часть любого участка.

Хотя археологи работают со всеми видами окружающей среды по всему миру, они следуют одному и тому же основному процессу при планировании раскопок.

Дизайн исследования

Перед началом раскопок археологи составляют план исследования. Это очерчивает «кто, что, где, когда, как и почему» полевых исследований. Археологи должны отправить этот важный документ на рассмотрение, прежде чем получить разрешение на раскопки. В США этот план рассматривает Государственное управление по охране памятников старины.Если американский археолог хочет работать в другой стране, разрешение должно быть получено от соответствующего агентства в этом правительстве. Племенные (американские индейцы) земли в В США есть свои собственные процессы проверки, а у некоторых племен есть свои собственные программы археологии, которые контролируют доступ к объектам на племенных землях. Как только проект исследования получает одобрение и разрешения, команда собирает необходимых людей и инструменты.

Привязка участка к координатной сетке

Археологи должны записать точное местонахождение всех артефактов и объектов на участке.Прежде чем удалить с сайта любую почву или артефакты, они создают сетку сайта. Они устанавливают точку отсчета или фиксированную точку отсчета для всех измерений. Затем они накладывают прямоугольная сетка по всему сайту. Они измеряют каждый квадрат в сетке и присваивают ему номер. Эти квадраты часто называют единицами. Эта система позволяет археологу создать точную карту и зафиксировать точное местонахождение всех особенности и артефакты на сайте.

Раскопки единицы

Археологи используют метод статистической выборки, чтобы выбрать, какие квадраты или единицы они будут выкопать.Для начала они собирают артефакты с поверхности, а затем удаляют всю наземную растительность. Археологи проверяют всю почву, удаленную из блока, чтобы восстановить небольшие артефакты и экофакты. Они фиксируют точное расположение по горизонтали и вертикали всех извлеченных материалов. Они хранят артефакты от каждой единицы в надежных мешках с указанием номера и уровня участка и раскопок. Агрегат можно окопать произвольные уровни (например, каждые 10 см) или следуя естественной стратиграфии (слоям) почвы.

Стратиграфия

Стратиграфия – это изучение геологических слоев или слоев почвы. Со временем как естественные процессы, такие как распад органического вещества, так и культурные процессы (вызванные человеком), создают слои почвы. Поперечное сечение этих слоев почвы напоминает слоеный пирог. В самые старые слои находятся внизу, а самые свежие – вверху. Это называется законом суперпозиции и является одним из важнейших принципов археологии. Археологи могут использовать стратиграфию для определения относительного возраста каждого слой и его содержимое.

Наверх

В лаборатории

Археологи проводят гораздо больше времени в лаборатории, анализируя артефакты и данные, чем в полевых условиях. Археологи анализируют артефакты, особенности и другую информацию, полученную в полевых условиях, чтобы ответить на вопросы их исследования. В течение В процессе расследования они могут стремиться узнать, когда люди занимали участок, цель найденных предметов, что люди ели, какие строения они построили, с кем торговали и многое другое.Они также могут посмотреть, как сайт они анализируют, относится к другим сайтам. Анализ будет зависеть от исследовательских вопросов археолога с самого начала проекта.

Сколько ему лет?

Существует множество методов определения возраста артефакта или археологического памятника. Стратиграфия может определить относительный возраст слоев почвы и артефактов и помочь нам понять порядок событий. Но если артефакт известного возраста (например, как монета с датой монетного двора) находится в слое почвы, она может сказать нам, когда что-то произошло.Датирование по годичным кольцам, или дендрохронология, – один из старейших методов датирования, используемых археологами. Он основан на том принципе, что деревья производят рост. кольца каждый год, и размер колец будет варьироваться в зависимости от количества осадков, получаемых каждый год. Археологи создали длинные последовательности колец из стволов деревьев, которые уходят в прошлое. На юго-западе Америки датирование годичных колец уходит корнями в прошлое. до 59 г. до н. э. Радиоуглеродное датирование (C14) – самый популярный метод датирования объектов, состоящих из органического вещества.Калий-аргоновое датирование позволяет датировать древние объекты возрастом до 100 000 лет. Обсидиановая гидратация позволяет датировать артефакты из вулканического стекла. Этот это лишь образец многих физических и химических методов датирования, которые археологи используют для датировки археологических памятников и артефактов.

Анализ артефактов

Артефакты – важные источники информации для археологов. Артефакты могут рассказать нам о диете, инструментах, оружии, одежде и живых структурах людей, которые их создавали и использовали.Археологи моют, сортируют, каталогизируют и хранят найденные артефакты после возвращая их с поля. Они анализируют отдельные артефакты, но также могут сортировать их по группам, чтобы увидеть закономерности. Например, они могут взвесить все раковины устриц вместе или пересчитать все гвозди и считать их одной единицей. Локации артефактов на сайте дают подсказки о видах деятельности, которые имели место. Тип материала, из которого сделан артефакт, – еще одна важная информация. Он может сообщить, получали ли прошлые люди материалы на месте или торгуя с другой группой.Артефакты открывают окно в жизнь людей, которые жили раньше.

Анализ объектов

Объект представляет деятельность человека, но, в отличие от большинства артефактов, его нельзя удалить с места археологических раскопок. Особенностью может быть пятно на земле, свидетельствующее о бывшем столбике забора. Фотографии, чертежи и образцы грунта столба забора. Дыра, собранная археологом, является частью научных данных об этой особенности. Эти документы и образцы так же важны, как и артефакты, найденные поблизости.Такие детали, как пятна от почвы, могут выявить очертания доисторических или исторических построек. такие как дома, сараи, длинные дома и земляные домики. К другим типам объектов относятся очаги (кострища), ямы для хранения и отвалы – то, что археологи называют свалками мусора! Убежища (флигели) – важные особенности исторической археологии. сайты, потому что люди раньше сливали на них свой мусор.

Top

Сохранение коллекций

Археологи несут этические и юридические обязательства по сохранению всех данных, которые они собирают, на благо будущих поколений.Это включает не только восстановленные артефакты, но также связанную с ними информацию и записи. Сюда входят образцы почвы, полевые заметки, карты, фотографии, рисунки и связанные с ними исторические документы. Археологи соблюдают строгие правила и процедуры очистки, маркировки, каталогизации и хранения предметов.

Где хранятся коллекции?

Каждое государство несет ответственность за хранение миллионов артефактов, извлеченных из наземных коллекций или раскопок в пределах его границ.Найти место для этих коллекций – серьезная проблема. Хотя некоторые коллекции хранятся во многих местах вокруг государство, другие государства создали централизованные хранилища археологии.

Университеты и музеи также спонсируют археологические проекты и несут ответственность за их сохранение и хранение. Археологи, работающие в музеях или университетах, могут хранить там свои коллекции. Музей антропологии и археологии Пенсильванского университета в Филадельфии является примером музея с важными археологическими коллекциями, которые он хранит, демонстрирует и ссужает другим учреждениям для выставок.Эти коллекции также изучаются учеными со всего мира. В отделе антропологии Смитсоновского института Расположенный в Национальном музее естественной истории, археологи хранят свои коллекции в музее на Национальной аллее и близлежащем хранилище.

Почему сохраняются коллекции?

Мы храним коллекции как для научных исследований, так и для общественного образования. Применение новых технологий и методов датирования к старым коллекциям дает ценную новую информацию, которая может привести к новому пониманию нашего человеческого прошлого.Например, Нейтронно-активационный анализ теперь позволяет нам проследить происхождение сырья, используемого в керамических горшках майя, собранных более ста лет назад. Как анализ ДНК, так и радиоуглеродное датирование методом атомной масс-спектрометрии применяются к растениям и растениям. Остается животное изучить истоки одомашнивания.

Археологические коллекции также сохраняются для использования в музейных экспонатах, чтобы общественность могла извлечь пользу из археологических исследований, в ходе которых они были обнаружены. Таким образом, мы все можем подключиться к работе, которую проводят археологи.

Верх

Что такое археология

Археология – это изучение древнего и недавнего человеческого прошлого с помощью материальных останков. Археологи могут изучить окаменелости наших самых ранних человеческих предков возрастом в миллион лет в Африке. Или они могут изучить здания 20-го века в современном Нью-Йорке. Археология анализирует физические останки прошлого в поисках широкого и всестороннего понимания человеческой культуры.

Типы археологии

Археология – это разнообразная область исследований.Большинство археологов сосредотачиваются на определенном регионе мира или конкретной теме исследования. Специализация позволяет археологу развивать знания по конкретному вопросу. Некоторые археологи изучают останки людей (биоархеология), животных (зооархеология), древние растения (палеоэтноботаника), каменные орудия труда (литика) и т. Д. Некоторые археологи специализируются на технологиях поиска, картирования или анализа археологических памятников. Подводные археологи изучают останки человеческой деятельности, которые лежат под поверхностью воды или на побережье.Управление культурными ресурсами, известное как «CRM», относится к работе, которую археологи выполняют в соответствии с федеральными законами и законами штата.

Во всем мире археологические методы схожи. Но археология в Америке – это подраздел антропологии – изучение человека. В других частях света археология – это самостоятельная область исследования или часть исторических исследований.

Археологические памятники

Археологические раскопки – это любое место, где есть физические останки прошлой деятельности человека.Есть много типов археологических памятников. Доисторические археологические памятники – это места, о которых нет письменных свидетельств. Они могут включать деревни или города, каменные карьеры, наскальные рисунки, древние кладбища, кемпинги и мегалитические каменные памятники. Участок может быть размером с груду каменных орудий, оставленных доисторическими охотниками. Или участок может быть таким же большим и сложным, как доисторические поселения каньона Чако на юго-западе Америки. Исторические археологические памятники – это те места, где археологи могут использовать письменность для помощи в своих исследованиях.Это могут быть густонаселенные современные города или районы, находящиеся далеко ниже поверхности реки или моря. Широкий спектр исторических археологических памятников включает кораблекрушения, поля сражений, жилища рабов, кладбища, мельницы и фабрики.

Артефакты, особенности и экофакты

Даже самые маленькие археологические раскопки могут содержать огромное количество важной информации. Артефакты – это объекты, созданные, измененные или используемые людьми. Археологи анализируют артефакты, чтобы узнать о людях, которые их создали и использовали.Непереносные артефакты, называемые объектами, также являются важными источниками информации на археологических раскопках. Особенности включают такие вещи, как пятна от почвы, которые показывают, где когда-то существовали ямы для хранения, конструкции или заборы. Экофакты – это природные останки, связанные с деятельностью человека. Остатки растений и животных могут помочь археологам понять особенности питания и образа жизни.

Контекст

Контекст в археологии относится к отношениям, которые артефакты имеют друг с другом и с их окружением.Каждый артефакт, найденный на археологическом участке, имеет определенное местоположение. Археологи записывают точное место, где они находят артефакт, прежде чем удалить его из этого места. В 1920-х годах археологи нашли каменное острие копья, застрявшее между ребрами одного вида североамериканских бизонов, который вымер в конце последнего ледникового периода. Это разрешило спор, который длился десятилетия. Острие копья установило раз и навсегда, что люди населяли Северную Америку с позднего плейстоцена.Это доказывает контекст или связь между скелетом бизона и артефактом. Когда люди удаляют артефакт, не записав его точное местоположение, мы навсегда теряем этот контекст. На тот момент артефакт мало или совсем не имеет научной ценности. Контекст – это то, что позволяет археологам понять отношения между артефактами и между археологическими памятниками. Так мы понимаем, как люди в прошлом жили своей повседневной жизнью.

Изучают ли археологи динозавров?

Короче нет.Ученые, изучающие кости (или окаменелости) динозавров, являются палеонтологами. Палеонтология – это изучение истории жизни на Земле на основе окаменелостей. Сюда входят динозавры, другие древние животные, растения и даже бактерии. У палеонтологов много общего с археологами. И раскапывают, и изучают физические останки. Ключевое отличие состоит в том, что археологи изучают человеческое прошлое. Некоторые археологи также изучают животных или растения, изучая отношения, которые у людей были с ними в прошлом.

Последний из динозавров вымер около 65 миллионов лет назад. Наши самые ранние предки-гоминиды (человекоподобные) возникли около 5 миллионов лет назад. Итак, люди и динозавры никогда не жили на нашей планете одновременно! Это изображение геологических часов помогает увидеть временную шкалу Земли в перспективе. Окаменелости динозавров помогают палеонтологам изучать историю жизни на Земле. Но кости динозавров не обязательно полезны для археологов, которые хотят понять историю человечества, если только кости не использовались людьми каким-либо образом.

Палеонтологи, археологи и другие ученые, такие как геологи, химики и биологи, часто работают вместе, чтобы лучше понять древнюю среду обитания. Например, исследовательские группы в Олдувайском ущелье в Танзании состоят из археологов, палеонтологов и многих других. Олдувайское ущелье является домом для некоторых из самых ранних окаменелостей гоминидов.

Археологи находят самые ранние свидетельства изготовления каменных орудий – ScienceDaily

Наши предки создавали каменные орудия даже раньше, чем мы думали – примерно на 700000 лет старше.Это открытие группы археологического проекта Западной Турканы (WTAP), возглавляемой доктором Университета Стоуни-Брук. Соня Харманд и Джейсон Льюис, которые нашли самые ранние каменные артефакты, датируемые 3,3 миллиона лет назад, на месте под названием Ломекви 3 на западном берегу озера Туркана в северной Кении.

«Эти инструменты проливают свет на неожиданный и ранее неизвестный период поведения гомининов и могут многое рассказать нам о когнитивном развитии наших предков, чего мы не можем понять только по окаменелостям», – говорит доктор.Харманд, доцент-исследователь Института бассейна Туркана (TBI) в Университете Стоуни-Брук. «Наше открытие опровергает давнее предположение, что Homo habilis был первым производителем инструментов».

Об открытии было объявлено в статье «Каменные орудия возрастом 3,3 миллиона лет из Ломекви 3, Западный Туркана, Кения», опубликованной 21 мая в журнале Nature . Доктор Харманд, ведущий автор, говорит, что артефакты Ломекви-3 показывают, что по крайней мере одна группа древних гомининов начала намеренно «бить» камни – отламывая куски быстрыми и сильными ударами другого камня – чтобы делать острые инструменты задолго до этого. думал ранее.

В 1930-х годах палеоантропологи Луис и Мэри Лики раскопали ранние каменные артефакты в Олдувайском ущелье в Танзании и назвали их «олдовской инструментальной культурой». В 1960-х годах они обнаружили окаменелости гомининов (в сочетании с этими олдованскими инструментами), которые больше походили на людей более позднего времени, и отнесли их к новому виду, Homo habilis, умелому человеку.

«Традиционная мудрость в исследованиях эволюции человека с тех пор предполагает, что происхождение орудий труда было связано с появлением рода Homo, а это технологическое развитие было связано с изменением климата и распространением пастбищ саванн», – говорит д-р.Льюис, доцент-исследователь TBI. «Предпосылка заключалась в том, что только наша родословная совершила когнитивный скачок, ударяя по камням вместе, чтобы срезать острые хлопья, и что это было основой нашего эволюционного успеха».

Но серия статей, опубликованных в начале 2015 года, закрепила зарождающийся сдвиг парадигмы в палеоантропологии – Australopithecus africanus и другие плейстоценовые гоминины, традиционно считавшиеся не изготовлявшими каменные орудия, имеют на костях рук похожий на человеческий рисунок трабекулярной кости. изготовление и использование каменного орудия.

Кредит на потерю находки. Однажды в поле, доктора. Харманд, Льюис и их команда случайно пошли не по тому высохшему руслу реки – единственный способ перемещаться по этим удаленным пустынным бесплодным землям – и сканировали ландшафт в поисках пути обратно к основному каналу. Местный представитель племени туркана Сэмми Локороди помог им обнаружить каменные орудия труда.

«Орудия намного больше, чем более поздние олдовские орудия, и по шрамам, оставленным на них, когда они были сделаны, мы можем видеть, что использованные методы были более примитивными, требовалось держать камень двумя руками или класть камень на наковальню, когда ударяя по нему молотком “, – сказал доктор.Харманд говорит. «Некоторые из используемых жестов напоминают те, которые используют шимпанзе, когда они используют камни, чтобы ломать орехи».

Изучение артефактов Ломекви-3 предполагает, что они могут представлять собой переходный технологический этап – недостающее звено – между использованием каменных орудий, ориентированных на колотирование, более древними гомининами, и колотом, ориентированным на отслаивание, более поздних, олдовских мастеров-орудий.

“Участок в Ломекви представляет собой идеальное окно в поведение ранних гомининов на фоне древнего ландшафта.Обнажение осадочных пластов позволяет нам поместить эти действия в подробный экологический контекст и строго ограничить их возраст », – отмечает геолог Крейг Фейбел из Университета Рутгерса, соавтор исследования.

Ученые датировали останки гомининов, сопоставив пласты горных пород, в которых они были обнаружены, с хорошо известными туфами (вулканический пепел), датируемыми радиометрическим методом. Инструменты были изучены доктором Харманд и ее коллегой Элен Рош – мировыми экспертами в области каменного анализа, изучения каменных артефактов различных периодов каменного века, в которые они были изготовлены, – для интерпретации физических характеристик и реконструкции методов производства, используемых в доисторическое место, включая экспериментальную репликацию инструментов.

Drs. Харманд и Льюис совместно руководили полевыми исследованиями и анализом находок в составе международной многопрофильной группы археологов, палеонтологов, геологов, палеоантропологов; на бумаге 19 других соавторов.

Институт бассейна Туркана – это некоммерческая инициатива, финансируемая из частных источников, основанная Ричардом Лики и Университетом Стоуни-Брук. Основное внимание уделяется изучению предыстории человека и связанным с ним исследованиям Земли и естествознания.TBI предоставляет постоянную научную базу и материально-техническую поддержку для проведения полевых работ и исследований в сложных отдаленных районах Африки к югу от Сахары. Он привержен защите обширных залежей ископаемых в регионе посредством взаимодействия с местными сообществами и работает с Национальными музеями Кении в рамках научного институционального партнерства.

Доктор Льюис хотел быть палеоантропологом, работающим в Восточной Африке, с 13 лет, когда он прочитал книгу о знаменитом скелете Люси австралопитека афарского.Доктор Харманд всегда страстно интересовался поисками нашего происхождения и ролью инструментов в когнитивной эволюции. Она хотела работать в «Колыбели человечества», где сохранились первые главы человеческой истории.

«Я не сомневаюсь, что это не самые первые инструменты, которые сделали гоминины», – говорит доктор Харманд, которая, помимо своей должности в Стоуни-Брук, является исследователем во французском Национальном центре научных исследований. “Они показывают, что топорщики уже имели представление о том, как можно преднамеренно разбивать камни, помимо того, что мог бы иметь первый гоминин, который случайно ударил два камня вместе и получил острую отщепь.Я думаю, что существуют более старые, даже более примитивные артефакты ».

“В статье Хармэнда и др. Описывается поистине новаторское открытие и смещается дата самых ранних каменных артефактов в виде чешуек почти на 3/4 миллиона лет назад. Кроме того, тщательная документация техники отслаивания Ломекви в этом и последующих документы показывают, что они более примитивны, чем те, которые наблюдаются во временном диапазоне Homo. Это подтверждает аргумент о том, что повторяющееся и компетентное изготовление полезных острых кромок, от которых мы стали зависеть, могло быть движущим фактором в эволюции нашего рода как анатомически, так и когнитивно.

“Это также подтверждает утверждение, которое мы сделали в статье 2002 года [” Древнее, чем Олдоуан “, Пангер и др. Эволюционная антропология], что самые старые олдованские артефакты возрастом 2,5 ± 0,15 млн лет были слишком сложными, чтобы представлять зарождение человеческих технологий. В статье возникают вопросы о том, кто были первыми изготовителями каменных орудий – был ли Kenyanthropus platyops, обнаруженный поблизости в том же временном интервале, на самом деле предшественником Homo, как предполагали его первооткрыватели? Оставайтесь с нами ». Элисон Брукс, профессор антропологии, Центр перспективных исследований палеобиологии человека, Университет Джорджа Вашингтона; Научный сотрудник Программы происхождения человека, Смитсоновский институт

«Каменные орудия Ломекви вместе со свидетельствами высечки из Дикики отодвигают происхождение каменных орудий почти до трех.5 миллионов лет назад. Это поднимает новые вопросы о различиях между каменными орудиями, изготовленными более ранними гомининами и современными людьми. Действительно интересный научный вопрос: «Что подтолкнуло первых гомининов к созданию каменных орудий в том месте и в то время?» Что они делали с инструментами? »Джон Ши, профессор кафедры антропологии Университета Стоуни-Брук; научный сотрудник Института бассейна Туркана.

Археология и эволюция человека | Эволюция: образование и просветительская деятельность

Археологические данные дают уникальное долгосрочное представление об эволюции человеческого поведения.Изучение эволюции человека включает изучение физических, генетических и поведенческих вариаций линии гомининов с тех пор, как мы отделились от других человекообразных обезьян около семи миллионов лет назад или более. Хотя форма окаменелых костей действительно свидетельствует о серьезных изменениях в поведении гомининов (например, о привычной вертикальной позе), только около 2,5 миллионов лет назад, когда впервые появились археологические находки, у нас есть многочисленные свидетельства более полного диапазона ранних человеческое поведение.В то время как морфологические изменения являются результатом избирательного давления, действующего на несколько поколений, артефакты могут записывать снимки прошлого, например, время, затраченное на изготовление каменного орудия, разделку туши животного и транспортировку мяса обратно к друзьям и семье.

Помимо предоставления потенциально иной временной перспективы на прошлое, относительно многочисленные археологические следы, датируемые примерно 2,5 миллионами лет назад, сигнализируют о нашей растущей зависимости от материальной культуры как ключевого элемента выживания и социализации человека (Таблица 1).В отличие от большинства других животных, люди долгое время широко полагались на материальные предметы для основных нужд выживания (например, инструменты для охоты и резки), поскольку у нас, например, отсутствуют когти или острые клыки у большинства хищников. Помимо сложных знаний о поведении животных и свойствах растений, охота и собирательство людей включают использование луков, стрел, ловушек, палок для копания и других предметов материальной культуры. Действительно, самые ранние археологические следы предполагают, что гоминины использовали инструменты для получения доступа к пище, и что естественный отбор, возможно, благоприятствовал тем группам гомининов, которые имели свободный доступ к мясу, костному мозгу и другим продуктам питания, которые более легко получить с помощью инструментов.

Таблица 1 Основные палеолитические индустрии, показанные в стратиграфическом порядке

На сегодняшний день самыми ранними археологическими находками являются каменные орудия из отложений возрастом примерно 2,5 миллиона лет, обнаруженные в Гоне, Эфиопия (Semaw 2000; Stout et al. 2005). Все группы людей, а также многие другие популяции приматов, такие как шимпанзе, используют инструменты, состоящие из органических материалов, таких как дерево, которые редко сохраняются дольше нескольких лет (McGrew 1992), в отличие от камня, который является очень прочным материалом.Но некоторые группы шимпанзе используют камень для изготовления и использования грубых инструментов для раскалывания орехов (Mercader et al. 2007), а костные инструменты, предположительно сделанные Paranthropus robustus , имеют признаки того, что они использовались для раскопок термитников (Backwell and d’Errico 2001). Как показывают эти примеры, самые ранние каменные артефакты, вероятно, недооценивают истинный возраст использования инструментов и, возможно, полагаются на инструменты гомининов, поскольку, возможно, был временной лаг между тем, когда были изготовлены каменные орудия, и тем, когда мы можем обнаружить их в летописи.Артефакты Гона показывают, что 2,5 миллиона лет назад некоторые гоминины научились последовательно отбирать высококачественные породы из местных русел, дробить эти камни, используя булыжники в качестве отбойных молотков, чтобы получить осколки с острыми краями, называемые « хлопья », и использовать их. эти хлопья используются как ножи для снятия кожи или мяса с туш животных (рис. 1). Как и отметки на кухонной разделочной доске, прямое свидетельство этого проявляется на самих костях в виде отчетливых порезов, а также уникального рисунка перелома костей, характерного для гомининов, определенного экспериментально (Lyman 1994; рис.2).

Рис. 1

Схематическое изображение того, как были сделаны самые ранние каменные орудия, удары по острым отщепам из лавового булыжника прямым ударом молотка от руки. Показана последовательность трех удалений чешуек; обратите внимание, что ядро, от которого удаляются хлопья, поворачивается каждый раз, когда удаляется чешуйка. Отслаивание – это контролируемое действие, требующее правильного сочетания углов на ядре, координации рук и глаз для удара по небольшому месту и использования необходимой силы для удаления отщепа.Рисунок, перерисованный Кристофером Коулманом из книги Шик и Тот (1993)

Рис. 2

Кость голени антилопы с вырезанными метками из стоянки FwJj14A, Кения, возраст приблизительно 1,5 миллиона лет. Фото Б. Побинера

Появление и повседневное использование каменных орудий, вероятно, оказали глубокое влияние на расширение диапазона типов пищи, доступных нашим всеядным предкам-приматам. Личность мастеров первых каменных орудий труда неизвестна (таким образом, самые ранние орудия труда названы «олдовскими» в честь Олдувайского ущелья в Танзании; см. Таблицу 1).Анатомические данные свидетельствуют о том, что ряд видов, обитавших в этом ландшафте около 2,5 миллионов лет назад, в том числе Homo habilis , Australopithecus garhi , Paranthropus aethiopicus и Paranthropus boisei , могли их создать (Tocheri et al., 2008) . Более поздние представители рода Homo (например, Homo erectus 1,6 миллиона лет назад) демонстрируют анатомические изменения, которые предполагают богатую мясом диету, что приводит к увеличению мозга, уменьшению размера кишечника и изменениям морфологии зубов, тогда как у P.boisei вымерли (Aiello and Wheeler 1995), что, возможно, предполагает, что более регулярный доступ к мясу был характерной чертой нашего рода. Какими бы ни были долгосрочные последствия, изменения в рационе ранних гомининов, вызванные использованием орудий, поначалу, вероятно, были постепенными. Ранние гоминины, вероятно, часто вступали в жесткую конкуренцию с плотоядными животными, и основные споры касаются того, в какой степени первые гоминины были пассивными падальщиками или активными охотниками. В редких случаях примерно 1.На стоянках возрастом 8 миллионов лет в таких местах, как Олдувайское ущелье, Танзания, режущие метки на перекрыты на следами зубов хищников, которые, по их расположению, должны были образоваться после вырезанных следов. Это показывает, что в некоторых случаях гоминины имели первый доступ (Potts 1988).

Окаменелости, найденные на ранних археологических раскопках, также показывают изменения в типах пищевых гомининов и расстояниях, на которые они были перемещены. Ранние гоминины, такие как H. habilis , вероятно, часто проигрывали плотоядным животным, редко покупали мясо, а когда они это делали, вероятно, потребляли его на небольшом расстоянии от места убийства (Faith et al.2009 г.). Но 50 000 лет назад и, вероятно, намного раньше, гоминины приобретали разнообразных животных и доставляли отобранные куски с наибольшей мясной или пищевой ценностью на свои дома (Assefa 2006). Все более разнообразная дикая дичь и тщательный отбор элементов, богатых питательными веществами, могут свидетельствовать об улучшении охоты и иметь по крайней мере еще два важных последствия. Во-первых, более высокие охотничьи навыки в сочетании с увеличением численности человеческой популяции привели к значительному стрессу для местных видов животных, многие из которых подверглись истощению или исчезновению местной популяции, после чего люди-охотники переключились на другие виды, часто с аналогичными катастрофическими последствиями для них. другие популяции животных (Kuhn, Stiner 2001).Этот пример свидетельствует о том, что воздействие человека на окружающую среду – очень древняя история. Вторая важная особенность выбора пищи (особенно крупной дичи) и ее транспортировки на домашнюю базу или в лагерь заключается в том, что транспортировка пищи и ее отложенное потребление создают условия для обмена между большей группой и, таким образом, формирования комплекса. социальные обязательства. Это также может способствовать разделению труда по половому признаку и изменениям в образцах жизненного цикла, которые включают длительные периоды обучения и отцовского обеспечения молодых, которые являются одними из основ человеческого общества (Bird and O’Connell 2006; Hawkes et al.1991, 1998; Исаак 1978).

Археологи, изучающие диеты гомининов, часто сосредотачиваются на костях, мясе и охоте не потому, что это точное отражение того, что гоминины ели или как они проводили свое время, как, возможно, увековечил Ардей (1976), а скорее потому, что кости хорошо сохраняются по сравнению с другими. элементы диеты. Это предвзятость к сохранению важно осознавать, поскольку растения, например, составляют от 20 до 70 процентов рациона недавних групп людей, собирающих пищу, за исключением тех, которые живут в арктических или субарктических условиях (Kelly 1995; Marlowe 2005).Наше понимание немясных компонентов рациона во многом зависит от недавно разработанных методов их восстановления и случайного открытия участков с условиями исключительной сохранности. Один захватывающий новый метод фокусируется на зубном камне (что стоматологи называют зубным налетом) на ископаемых зубах, постепенное накопление которых служит твердым защитным покрытием для крахмальных зерен и других микроскопических компонентов растений, которые могут быть восстановлены с помощью тщательного отбора проб (Генри и Пиперно, 2008 г.) ). Органические материалы также сохраняются в условиях сжигания или захоронения артефактов в условиях заболачивания.Например, семена и плоды были извлечены из неандертальцев в пещере Кебара, Израиль (Лев и др., 2005) около 55 000 лет назад. На открытой площадке Гешер Бенот Яаков, также в Израиле, фрагменты скорлупы орехов, а также наковальни и молотки, использованные для их раскола, были обнаружены из прибрежных отложений, возраст которых превышает 780 000 лет (Goren-Inbar et al. 2002).

Использование каменных орудий для колки орехов в Гешер Бенот Яаков является важным напоминанием не только о важности инструментов, используемых гомининами, но и об их разнообразии по форме, функциям и материалам.Что касается костей, то внимание исследователей археологии эволюции человека к камням во многом связано с их сохранностью. В истории каменных орудий за последние 2,5 миллиона лет можно выделить несколько важных общих закономерностей (Таблица 1). Во-первых, в целом сложность каменных орудий со временем увеличивается. Даже самые ранние изделия, признанные каменными инструментами, демонстрируют владение необходимыми сложными отношениями между зрительно-моторной координацией, моторикой и пониманием свойств сырья, участвующих в производстве осколков с острыми краями или хлопьев, которые использовались с небольшими последующими изменениями. .Более поздние формы инструментов, такие как наконечники копий Хлодвига, использовавшиеся охотниками около 13000 лет назад на территории нынешних Соединенных Штатов, демонстрируют многочисленные технически сложные операции по удалению чешуек, которые, по сути, «лепят» детали тщательно продуманной формы (рис. 3а). Эти точки, в свою очередь, были изготовлены с помощью не менее сложного процесса нанесения смолы или связки для соединения с острием камня и деревянным шестом или стержнем тщательно сформированной формы (Frison 2004).

Рис. 3

Каменные инструменты. a Clovis point, Dent Site, Colorado, возраст приблизительно 13 000 лет (по Уиттекеру [1994]). b Вид спереди и сбоку ручной ашельский топор, перевал Рефуф, Египет, возраст примерно 350 000 лет (по Коулзу и Хиггсу [1969]). Оба артефакта перерисованы Кристофером Коулманом

.

Необходимость – мать всех изобретений. Как и свидетельства изменений в диете, все более сложные каменные орудия предполагают, что гоминины должны приобретать различные виды пищи, или получать пищу чаще или в большем количестве, возможно, в результате эффектов возросшего давления населения.Эта сложность в конструкции инструментов также может свидетельствовать об увеличении навыков или интеллекта, но более вероятно, что это сигнал о большей зависимости людей от технологий для выживания. Поскольку сегодня мы зависим от способности контролировать наши продовольственные ресурсы и сдерживать риск нехватки продовольствия за счет крупномасштабного производства, сбора, хранения и распределения продуктов питания, наряду с использованием холодильных установок и химических консервантов, то это тоже самое, хотя и в определенной степени. Иным образом, наши предки-гоминины начали приобретать все больший контроль над своими пищевыми ресурсами.

Изобретательность гомининов проявляется в схожих схемах технологического развития на большей части земного шара, с сопоставимыми решениями, независимо разработанными для решения, вероятно, общих проблем выживания или выживания. Например, примерно 1,5 миллиона лет назад гоминины разработали ашельские топоры (таблица 1), тонкие орудия в форме капли, которые, вероятно, служили инструментом для резки и рубки, а также источником других остроконечных чешуек: швейцарского армейского ножа. палеолит (рис.3б). Подобные инструменты использовались повсюду в Африке и Евразии на протяжении более миллиона лет, и имеющиеся данные предполагают возможность того, что эта форма инструмента была независимо заново изобретена несколькими видами гомининов (Clark and Riel-Salvatore 2006). И, по крайней мере, 100000 лет назад, аналогичные методы производства чешуек и использование чешуйчатых орудий в качестве наконечников копий характерны для различных популяций гомининов в период среднего палеолита и среднего каменного века (таблица 1), включая неандертальцев в Евразии и в начале г.sapiens в Африке (Shea 2006).

Важно отметить, что многие предметы материальной культуры, вероятно, были изобретены параллельно не только географически разными популяциями, но, вероятно, также разными видами. Археологические раскопки во многих случаях выявляют поразительно похожие модели поведения среди физически различных групп гомининов. Продолжая сравнение между неандертальцами и H. sapiens , начатое выше, нет никаких измеримых различий в охотничьих способностях или добыче животных этими двумя типами гомининов среди хорошо сохранившихся пищевых остатков, найденных в пещерах по всей Евразии, из Рок-де-Комб. во Франции (Grayson and Delpech, 2008) до Ортвале-Клде в Республике Грузия (Adler et al.2006 г.).

Это приводит к очевидному вопросу о том, что привело к эволюционному успеху нашего вида. В отличие от случая, существовавшего на протяжении большей части последних нескольких миллионов лет, H. sapiens является единственным сохранившимся видом гомининов и оставался таковым, по крайней мере, последние 10 000 лет. Частично ответ на наш эволюционный успех может быть биологическим, например, высокая рождаемость или адаптация к климатическим условиям (Finlayson 2004; Zubrow 1989). Однако, как археологи, нас особенно интересуют социальные факторы, которые могли привести к нашему эволюционному успеху, такие как различия в разделении труда (Kuhn and Stiner 2006) или коммуникации, особенно в обмене информацией между людьми, между группами, и из поколения в поколение.

Хотя язык не окаменелость и самые ранние письменности датируются «всего» около 5500 лет назад (и за пределами этого обзора), есть хорошие археологические доказательства, позволяющие предположить, что по крайней мере 40 000 лет назад некоторые популяции из H. sapiens начал использовать материальную культуру для передачи важной информации способами, которые ранее не видели и не использовали другие виды гомининов. Бисер – широкий термин, используемый здесь для описания неутилитарной группы предметов личного украшения, – является одним из важных примеров.Небольшие морские ракушки, некоторые с естественными отверстиями, другие с преднамеренной перфорацией, а многие со следами износа, предполагающими подвешивание на веревке, встречаются на стоянках верхнего палеолита и позднего каменного века (таблица 1) в Средиземном море и в Южной Африке. Они датируются, возможно, 80 000 лет назад, а к 30 000 лет назад их в изобилии (Bouzouggar et al. 2007; White 2003). Артефакты из областей дальше от побережья, таких как части Восточной Африки, выставочные бусы были сделаны из фрагментов раковин наземных улиток (Assefa et al.2008 г.). Скорлупа страусиных яиц также использовалась для изготовления бус. Приблизительно 40 000 лет назад ее фрагменты были аккуратно разбиты и измельчены в дискообразные бусины (Ambrose 1998; рис. 4).

Рис. 4

Модифицированные зубы из французских ориньякских участков (не в масштабе): ( a ) клык волка, ( b ) рудиментарный клык оленя и ( c ) коренной зуб человека. Изображения любезно предоставлены Randall White

Возможно, одни из самых ярких примеров происходят из ориньякских поселений верхнего палеолита в Европе (Таблица 1).Ориньякские стоянки характеризуются отдельным набором артефактов (таких как длинные чешуйки, называемые лезвиями и остриями рогов), и, возможно, 35000 лет назад они связаны с самыми ранними популяциями H. sapiens в Европе (Bailey et al. 2009). ). Ориньякцы использовали зубы с тщательно просверленными отверстиями или с бороздками, чтобы облегчить их подвешивание, в качестве частей ожерелий или, возможно, нашиваемых на одежду. Важно отметить, что хотя эти зубы принадлежат множеству животных, они принадлежат совершенно другим видам животных, чем те, на которых охотятся.Например, бусины из Кастаньет и Брассемпуи во Франции состояли из просверленных зубов лисы, благородного оленя, волка и даже в редких случаях человека, тогда как олени, лошади и различные быки преобладают в пищевых отходах на этих ориньякских поселениях (White 2007 ). Эти зубы явно имели важное значение для тех, кто их носил, и наличие подобных проколотых зубов на многочисленных ориньякских сайтах предполагает, что знание об их значении, вероятно, было распространено среди довольно широкой аудитории друзей, родственников и других представителей расширенного населения.

Точное значение бус и других предметов древней материальной культуры для тех, кто их делал и использовал, сегодня археологам неясно. Конечно, нам не хватает никого, кто бы сообщил нам о культурном контексте, необходимом для интерпретации этих артефактов. Обручальные кольца – хороший тому пример. Те из нас, кто живет в Соединенных Штатах, Канаде и Великобритании (например), признают, что человек, носящий кольцо на безымянном пальце левой руки, вероятно, женат. Кольца не всегда обмениваются при браке, и когда это происходит, выбор руки или пальца может меняться в зависимости от культуры.Хотя эта традиция может происходить из ранних представлений о наличии вены на четвертом пальце, ведущей к сердцу, выбор является произвольным. С точки зрения археолога, в физических характеристиках (большинства) обручальных колец нет ничего, что могло бы связать их с браком, скорее, понимание их значения, разделяемое членами культуры или сообщества, придает им значение. Ранние бусы, найденные в археологических записях, могли быть важными объектами, которые, как обручальные кольца, вероятно, несли существенную культурную информацию и могли быть ключевым элементом социализации и значить для других людей внутри или за пределами непосредственных групп.Сложность интерпретации смысла вещей в отсутствие социального контекста весело исследуется в классике Дэвида Маколея (1979) для всех возрастов, Motel of the Mysteries , который является важным поучительным рассказом для всех, кто интересуется глубоким прошлым.

Каким бы ни было их конкретное значение, появление и обилие бус и другие виды использования других форм символизма примерно после 40 000 лет назад демонстрируют растущее использование материальных объектов в качестве выражения групповой и / или индивидуальной идентичности.Поскольку, по крайней мере, на одном участке в России, Костенках, перфорированные раковины (предположительно сделанные для изготовления ювелирных изделий) поступают не менее чем на 500 км (Аникович и др., 2007), вполне вероятно, что к этому времени торговля внутри и между группами стала более распространенной. . Поддержание этих социальных сетей потребовало бы увеличения частых и сложных форм общения – возможно, предшественников сегодняшних сотовых телефонов и культур, зависящих от Blackberry.

Археологи определили пошаговый путь, пройденный первыми людьми для заселения Карибских островов

Для миллионов людей во всем мире, которые сегодня живут на островах, самолет или лодка могут легко доставить их на материк или другие острова.

Но как люди в древнем прошлом впервые попадали на далекие острова, которых они даже не могли видеть из дома? На многие острова по всему миру можно попасть, только преодолев сотни или даже тысячи миль по открытой воде, однако почти все острова, на которых живут люди, были заселены от 800 до 1000 лет назад.

Археологи, подобные нам, хотят понять, почему люди рискуют своей жизнью, чтобы добраться до этих далеких мест, какие виды лодок и методы навигации они использовали, а также какие другие технологии они изобрели для этого.Острова – важные места для изучения, потому что они содержат подсказки о выносливости и выживании человека в различных средах.

Одним из наиболее интересных мест для изучения этих процессов является Карибский бассейн, единственный регион Северной и Южной Америки, где люди заселили архипелаг с некоторыми островами, не видимыми из окружающих областей. Несмотря на более чем столетние исследования, все еще остается много вопросов о происхождении первых народов Карибского бассейна, о том, когда они мигрировали и по каким маршрутам они пошли.Я и мои коллеги недавно повторно проанализировали археологические данные, собранные за 60 лет, чтобы ответить на эти фундаментальные вопросы

Заселение островов один за другим

Основываясь на обнаружении уникальных каменных орудий и остатков пищи, таких как ракушки и кости, археологи пришли к общему мнению, что люди впервые распространились по Карибскому региону в результате серии миграций, которые, вероятно, начались не менее 7000 лет назад и, вероятно, произошли из северной части Южной Америки.

Американские индейцы гребли между островами на байдарках и были замечательно искусны в путешествиях по открытой воде.Археологи не знают, что вдохновило людей на первую колонизацию Карибских островов, но мы знаем, что они принесли с материка растения и животных, такие как маниок и оппоссум, чтобы обеспечить свое выживание.

Есть две основные идеи о том, что произошло. На протяжении десятилетий преобладало мнение, что люди мигрировали из Южной Америки на Антильские острова по схеме «ступенька» с юга на север. Поскольку острова тянутся по пологой дуге от Гренады до Кубы на северо-западе – многие из них в значительной степени видны от одного до другого – это, казалось бы, обеспечивает удобный путь для первых поселенцев.

Однако эта гипотеза была опровергнута свидетельствами того, что некоторые из самых ранних поселений находятся на северных островах. Анализ ветра и океанских течений показывает, что на самом деле было легче путешествовать напрямую между Южной Америкой и северной частью Карибского моря, прежде чем двигаться в южном направлении. Исследователи называют это предложение миграции с севера на юг гипотезой «южного маршрута».

На протяжении десятилетий археологи раскапывали артефакты на этих островах. (Предоставлено: Скотт Фитцпатрик / CC BY-ND)

Возвращение к предыдущим датам ученых

Определение того, какая модель заселения Карибского моря лучше всего соответствует доказательствам, зависит от возможности установить точные даты человеческой деятельности, сохранившиеся в археологических записях.Для этого исследователям нужно много надежных дат с разных мест на островах, чтобы установить, как, когда и откуда люди приземлялись.

Археологи обычно используют метод, называемый радиоуглеродным датированием, чтобы определить возраст артефакта. Когда организм умирает, он перестает производить углерод, а оставшийся углерод распадается с фиксированной скоростью – археологи говорят, что «смерть запускает часы». Измеряя количество углерода, оставшегося в организме, а затем выполняя несколько дополнительных вычислений, ученые остаются с вероятным возрастным диапазоном, когда этот организм умер.

Археологи часто датируют такие вещи, как остатки пищи, древесный уголь из очагов для приготовления пищи или дрова в здании, где они были найдены. Если археологи датируют раковины, найденные в куче мусора, они могут сказать, обычно в пределах от 25 до 50 лет или около того, когда этих моллюсков собирали для еды.

Мы недавно переоценили около 2500 радиоуглеродных датировок из сотен археологических памятников на более чем 50 островах Карибского моря.

Археологи занимаются радиоуглеродным датированием в Карибском бассейне с 1950-х годов, когда впервые был открыт радиоуглеродный метод.Но с тех пор методы датирования и стандарты, которым следуют ученые, значительно улучшились. Часть нашей работы заключалась в том, чтобы проверить, соответствует ли каждая из 2500 доступных радиоуглеродных дат сегодняшним стандартам. Даты, которые не соответствовали этим стандартам, были выброшены, в результате чего у нас осталась меньшая база данных, в которой указаны только самые надежные времена для человеческой деятельности.

Определение места проживания людей

Статистическим анализом оставшихся дат мы подтвердили, что Тринидад был первым островом Карибского моря, заселенным людьми, по крайней мере, 7000 лет назад.Однако Тринидад настолько близок к Южной Америке, что для того, чтобы добраться туда, потребовались только простые – или даже совсем не лодки.

После Тринидада самые старые поселения возникли между 6000 и 5000 лет назад в северной части Карибского моря на крупных островах Больших Антильских островов: Куба, Пуэрто-Рико и Эспаньола. Чтобы добраться до них, потребовалось бы пересечь водные пути, где невооруженным глазом не было видно островов, хотя навигаторы полагаются на другие методы поиска пути – например, течение, узоры облаков, наблюдение за птицами, летящими в определенном направлении – чтобы знать, есть ли там земля.Примерно 2500 лет назад люди расселились и заселили другие острова северных Малых Антильских островов, включая Антигуа и Барбуду.

Спустя тысячи лет после заселения Тринидада, Кубы, Пуэрто-Рико и Эспаньолы колонисты достигли островов на северных Антильских островах, минуя острова на юге Малых Антильских островов, изображенных зелеными стрелками СРЗ для «гипотезы южного маршрута». , изображенный стрелкой SS, опровергается новым анализом. (Источник: «Переоценка человеческой колонизации Карибского моря с использованием хронометрической гигиены и байесовского моделирования», М.F. Napolitano et al., Science Advances, 18 декабря 2019 г., CC BY-NC)

Исходя из этих данных, модели первоначального заселения Карибского моря наиболее соответствуют гипотезе о южном маршруте.

Около 1800 лет назад новая волна людей также перебралась из Южной Америки на Малые Антильские острова, колонизировав многие из оставшихся необитаемых островов. Примерно 1000 лет спустя их потомки переселились на более мелкие острова Больших Антильских островов и Багамского архипелага. Тогда впервые были заселены Ямайка и Багамы.

Результаты нашего исследования также подтверждают широко распространенное мнение о том, что окружающая среда сыграла значительную роль в том, как и когда были заселены острова.

Археологи знают, что когда люди заселяли острова, они часто перемещались между ними. Не все острова одинаковы, и некоторые из них предлагали больше или лучше ресурсов, чем другие. Например, на Багамах и Гренадинах основным способом доступа к пресной воде является рытье колодцев; нет ручьев и родников. На некоторых островах не хватало глины для изготовления гончарных изделий, которые были важны для приготовления и хранения пищи.Люди также могли путешествовать по разным островам, чтобы добраться до предпочитаемых мест для рыбалки или охоты или найти партнеров по браку.

Сильные сезонные ветры и течения облегчили перемещение между островами. Это также, вероятно, одна из причин, почему жители Карибского бассейна никогда не разрабатывали паруса или другие технологии мореплавания, которые использовались в Тихом океане, Средиземном море и Северной Атлантике примерно в то же время. Байдарки-землянки прекрасно пересекали Южную Америку и острова.

Интерпретации прошлого человеческого поведения на археологических раскопках основаны на радиоуглеродных датах для изучения изменений во времени.Для археологов важно периодически еще раз анализировать данные, чтобы убедиться, что повествования, построенные на этих данных, являются достоверными. Наш обзор радиоуглеродных данных для Карибского бассейна позволил нам показать – с повышенной точностью – способы, которыми этот регион был впервые колонизирован людьми, как они взаимодействовали и перемещались между островами и как развивались их общества после первоначальной колонизации.


Мэтью Ф. Наполитано – доктор философии. Кандидат археологии в Университете Орегона.Джессика Стоун – аффилированный научный сотрудник отдела антропологии Университета Орегона. Роберт ДиНаполи – научный сотрудник докторантуры по археологии в Бингемтонском университете, Государственный университет Нью-Йорка. Скотт Фицпатрик – профессор антропологии и заместитель директора Музея естественной и культурной истории Университета Орегона.

Эта статья изначально была опубликована в The Conversation под лицензией Creative Commons. Оригинал читайте здесь.

Археология: факты (Научный путь: Общественное телевидение Айдахо)

Что такое археология?

Археология изучает древние народы – как они жили, как выглядели, какие инструменты использовали и какова была их культура.Слово «археология» происходит от греческого слова arkhaiologia , что означает «древняя история», и это довольно увлекательный материал! Археологи – это ученые, изучающие останки прошлых цивилизаций и групп людей.

Прошлое как загадка

Археология немного похожа на сборку головоломки, в которой отсутствует множество частей. И хотя быть археологом иногда похоже на охоту за сокровищами, это больше похоже на детектив.

Археологи смотрят на вещи, которые люди давно оставили позади – их дома, одежду, кости, инструменты, посуду и даже их мусор! На самом деле мусорная свалка – одно из лучших мест для поиска артефактов из прошлого. Эти артефакты – подсказки, которые археологи используют, чтобы «разгадать загадку» о том, как люди в определенных местах жили своей повседневной жизнью.

В жизни археологов не так много волнений и опасностей, как в фильмах об Индиане Джонсе, но все же может быть очень интересно, когда они собирают пазл и открывают для себя что-то новое!

Как археолог знает, где копать?

Со временем вещи и места закрываются и закапываются.Когда что-то лежит на земле день за днем, год за годом, на это падают листья, разносится пыль, и мало-помалу это постепенно укрывается. Прежде чем археолог проведет раскопки, они проводят много исследований, чтобы определить, с чего начать.

Во-первых, археологи знают, что людям нужны определенные вещи, чтобы они могли выжить. К ним относятся легкий доступ к воде, торговые и миграционные пути, а также источники пищи. Обладая этими знаниями и некоторыми исследованиями, археологи могут найти наиболее вероятные места, где, возможно, жили люди.

Иногда фермеры и строители обнаруживают артефакты, работая вокруг своей собственности, и археолог приходит посмотреть, не являются ли артефакты признаками более крупного человеческого поселения, захороненного на этом месте. Археологи также изучают здания, руины, необычные курганы или затонувшие места на земле. Иногда археологи могут сказать, где когда-то стояли старые дороги или стены, глядя на аэрофотоснимки. В других случаях они могут получить подсказки из старых книг, документов и карт. Все это является потенциальной отправной точкой для археологов для исследования и определения того, будут ли они проводить раскопки.

Знаете ли вы?

Археологи всегда роют квадратные ямы. Это правда! Они выкапывают аккуратные, организованные квадратные ямы на сетке. Суперорганизация помогает им вести учет того, где они делают каждую находку. Таким образом, когда они вернутся в лабораторию с сотнями деталей, они смогут начать составлять карту всех находок. Это помогает им составить более четкое представление о том, какой должна была быть жизнь в тот период времени, который они изучают.

Что ищут археологи, когда копают?

Как только археолог обнаруживает место, проводит первоначальное исследование и получает разрешение на раскопки, тогда работа действительно начинается! Начиная раскопки, археологи ищут много разных вещей:

  • Когда люди думают о раскопках, чаще всего приходят в голову артефакты.Артефакты – это такие предметы, как инструменты или глиняная посуда, вещи, которые люди могли перемещать или носить с собой. Это то, что некоторые люди считают «кладом в землю».
  • Археологи также ищут подсказки об окружающей среде прошлого в таких вещах, как семена, кости животных и типы почвы. Такие находки иногда называют «эко-фактами».
  • Они также ищут особенности или вещи, которые люди создали или сделали, которые нельзя переместить. Такие вещи, как стены, пол или камин. Такие вещи называются «особенностями».”

Раскопки

Хотя раскопки или раскопки являются одним из наиболее важных и широко известных методов археологии, при их использовании следует проявлять осторожность. Археологи знают, что раскопки разрушают участок, поэтому они могут отобрать образцы или раскопать только часть участка, оставив остальное для будущих исследователей, у которых могут быть лучшие инструменты и методы.

Есть две основные причины, по которым археологи ищут потенциальные места или решают провести раскопки:

  1. У них может быть исследовательский вопрос о прошлом, на который, по их мнению, можно ответить, только раскопав определенную территорию.
  2. Человеческое развитие, такое как строительство дорог или домов, или естественные причины, такие как эрозия, могут поставить под угрозу место, поэтому археологи призываются спасти артефакты до того, как это место будет разрушено.

Одно из лучших мест для археолога, чтобы узнать о прошлой цивилизации, – это «кучка». Мусор – это термин, который археологи используют для обозначения свалки из прошлого. Ага, помойка! Почему мусор, спросите вы? Что ж, мусор может многое рассказать нам о том, как жили люди.В древних кучах мусора археологи могут найти кости животных, раковины, человеческие экскременты, остатки фруктов, овощей и других растений, а также фрагменты стекла и глиняной посуды. Все это дает важные подсказки о повседневной жизни.

Подумайте о своем мусорном баке. Что он расскажет людям о вашей жизни? Подумайте только, вы можете стать воплощением мечты археолога через несколько тысяч лет!

Почему археологи выкапывают всякую ерунду?

Мы привыкли думать о прошлом как об истории.А история – это то, что мы узнаем из старых документов, записей, писем, книг и других письменных материалов. Но подождите, написанному слову всего около 5000 лет, а по большому счету это не так уж и долго! Мы знаем, что есть много историй, которые произошли до того, как было изобретено письмо. Кроме того, в письменных документах многое упущено. Например, книги обычно рассказывают об известных людях, а мы не слышим о том, как жил средний человек. И иногда то, что люди говорят, и то, что они делают, – это две совершенно разные вещи.

Итак, мы надеемся, что археологи расскажут нам о вещах, о которых нет в книгах. Археологи могут провести детективную работу с незаписанными артефактами и дать нам более полную картину прошлого.

археологов нашли возможные свидетельства древнейшего земледелия человека | Археология

Израильские археологи обнаружили убедительные доказательства того, что, по их мнению, является самой ранней известной попыткой земледелия, за 11 000 лет до общепризнанного появления организованного земледелия.

В ходе исследования было изучено более 150 000 примеров растительных остатков, обнаруженных в необычно хорошо сохранившемся поселении охотников-собирателей на берегу Галилейского моря на севере Израиля.

Ранее ученые полагали, что организованное сельское хозяйство на Ближнем Востоке, включая животноводство и выращивание сельскохозяйственных культур, началось около 12000 г. до н.э., а затем распространилось на запад по Европе.

Новое исследование основано на раскопках на участке, известном как Охало II, который был обнаружен в 1989 году, когда уровень воды в Галилейском море упал из-за засухи и чрезмерного забора воды.

Возможно, это было пробное культивирование, из которого мы можем понять, как люди всегда пытались раздвинуть границы. свидетельства шести хижин с очагами, а также каменных орудий труда, останков животных и растений.

Ряд случайных совпадений позволили сохранить это место. Хижины были построены на неглубоких чашах, вырытых оккупантами и позже сожженных.Вдобавок к этому накопился слой песчаного ила до того, как поднимающееся озеро оставило его на глубине 4 метров.

Исследование искало доказательства ранних типов инвазивных сорняков – или «протосорняков», которые процветали в условиях, созданных человеком.

По словам исследователей, община в Охало II уже эксплуатировала предшественники одомашненных растений, которые стали основным продуктом раннего земледелия, в том числе пшеницу, ячмень, горох, чечевицу, миндаль, инжир, виноград и оливки.

Примечательно, однако, что они обнаружили присутствие двух типов сорняков на полях с текущими посевами: кукурузоуборочные и черноплодные.

Микроскопическое исследование краев каменных лезвий на этом участке также обнаружило материал, который мог быть перенесен во время срезки и уборки зерновых растений.

Профессор Эхуд Вайс, руководитель лаборатории археологической ботаники Департамента исследований Земли Израиля, сказал Guardian: «Мы знаем, что произошло с экологической точки зрения: эти дикорастущие растения когда-то в истории превратились в сорняки.Почему? Простой ответ заключается в том, что, поскольку люди изменили окружающую среду и создали новые экологические ниши, это сделало ее более комфортной для видов, которые станут сорняками, а это означает, что им придется конкурировать только с одним видом ».

Согласно Вайсу, смесь «проторосников» и злаков, которые станут одомашненными, отражает находки растений из более поздних сельскохозяйственных сообществ.

На этом участке также были обнаружены свидетельства рудиментарного производства хлеба из гранул крахмала, найденных на выжженных камнях, и что сообщество могло в значительной степени вести оседлый образ жизни, с свидетельствами потребления птиц в течение года, включая мигрирующие виды.

«Эта ботаническая находка действительно открывает новые окна в прошлое», – сказал Вайс. «Вы должны помнить, что Охало – уникальный заповедник. Между Охало и началом неолита у нас есть пробел. И когда наступает ранний неолит, люди начинают [сельское хозяйство снова] с нуля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.