Молодые инженера или инженеры – «Инженеры» или «инженера» как пишется правильно?

Молодые инженеры или #тазы2012 - AL-31F — ЖЖ


Если бы я не знал, что тут должно происходить, подумал бы, что попал в ад. Но я поехал туда осознанно, давно хотел на это взглянуть и убедиться, что люди не врут.
В пятницу вечером я съездил к общежитиям МГТУ им. Баумана, где молодые инженеры праздновали защиту дипломов. То, что там происходило - действительно полный трэш и ад, не хватало только Джигурды, но на самом деле это всё-таки весёлый праздник.

Инженеры на тазах, привязанных к машинам катаются по Москве.
01.

У некоторых водителей сотрудники ДПС даже документы пытались спрашивать.
02.

В этот день было вылито море пива.
03.

Это, наверное, одна человеконорма.
04.

05.

06.

07.

08.

09.

10.

Изготовление транспортного средства. Чтобы привязать таз к машине, нужно в нем проделать дырку или, как говорят инженеры, отверстие.
11.

В течение всего вечера из окон общаг летит макулатура - курсовые, дипломные, лекции, конспекты - всё что нажито за 6 лет учебы.
12.

13.

Враг не дремлет.
14.

Молодые люди, дальше дороги нет - едьте во двор.
15.

Ооокееей! 🙂 Разворот на 90 градусов.
16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

Чтобы не сломать важную часть тела во время катания на тазах, инженеры подкладывают под него подушку. Иногда таз протирается так, что рвется подушка.
24.

На старте.
25.

На финише.
26.

Новенькие эмалированные тазы ждут своих героев.
27.

А герои катаются в ванне.
28.

Перед употреблением взбалтывать.
29.

Главный редактор Русского блоггера тоже огреб немножко и поехал постить репортаж на РБ. Я же после всего увиденного решил уехать из России на пару дней. В итоге публикую это только сейчас.
30.

Пробки. Приходится объезжать в упряжке.
31.

Праздник продолжался еще долго. Некоторые прохожие в ужасе убегали, а некоторые любовались со стороны и грустили о том, что в свое время не пошли учиться в Бауманку...
32.


al-31f.livejournal.com

Екатеринбург | Как правильно: инженеры или инженера, токари или токаря? - БезФормата

Авторы проекта «Екатеринбург говорит правильно», стартовавшего в сентябре текущего года по инициативе Администрации город Екатеринбурга, получают множество откликов и комментариев как со стороны интеллигенции, так и от рабочего класса.

Сегодня по просьбам трудящихся Верх-Исетского завода рубрика будет посвящена вопросам образования форм множественного числа существительных, обозначающих профессии. Заводчане, в частности, интересуются, как правильно: инженеры или инженера, конструкторы или конструктора, токари или токаря, слесари или слесаря?

В современном литературном языке варианты, колеблющиеся в форме именительного падежа множественного числа, насчитывают свыше 300 слов, отмечает справочно-информационный портал «Русский язык». Очагом распространения словоизменения в окончаниях -а, -я, -и, -ы являются сферы просторечия и профессионального языка. В связи с этим формы на -а, -я имеют обычно разговорную или профессиональную окраску: слесаря, токаря, договора. Формы же на -и, -ы более нейтральны и для большинства слов отвечают традиционным нормам литературного языка. Однако в некоторых случаях формы на -а, -я уже вытеснили формы на -и, -ы. Например, сейчас предпочтительно говорить директора, вариант директоры устаревает.

Что касается рабочих и технических специальностей, то общего правила образования форм множественного числа для них не существует, поэтому в каждом конкретном случае нужно руководствоваться рекомендациями словарей.

Орфографический словарь под редакцией В.В. Лопатина и Большой толковый словарь под редакцией С.А. Кузнецова приводят формы тОкари и токарЯ, слЕсари и слесарЯ как равнозначные. Между тем словарь «Русское словесное ударение» М.В. Зарвы настаивает на единственно возможном варианте: тОкари (тОкарей) и слЕсари (слЕсарей).

Относительно формы множественного числа слова инженер справочные пособия сходятся в едином мнении: литературная норма - инженЕры, инженЕров. При этом вариант инженерА приводит только словарь Кузнецова с пометой «разговорное» (но не допустимое).

Что касается слова конструктор, то словари указывают единственно верную форму множественно числа: констрУкторы, констрУкторов.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что существительные, обозначающие рабочие профессии, проявляют большую вариативность, и составители словарей склонны фиксировать изначально разговорные окончания -а, -я в качестве литературной нормы. В то же время нормы произношения слов, обозначающих технические специальности, отличаются большим консерватизмом и имеют тенденцию сохранять академические окончания и-, -ы в форме множественного числа.

Таким образом, правильно: инженЕры, констрУкторы. Предпочтительно: слЕсари, тОкари, но и вариант слесарЯ, токарЯ не будет ошибкой.

Фото пресс-службы ВИЗ-Стали

Последние новости Свердловской области по теме:
Как правильно: инженеры или инженера, токари или токаря?

Как правильно: инженеры или инженера, токари или токаря? - Екатеринбург

Авторы проекта «Екатеринбург говорит правильно», стартовавшего в сентябре текущего года по инициативе Администрации город Екатеринбурга, получают множество откликов и комментариев как со стороны интеллигенции,

19:03 22.11.2013 Администрация г. Екатеринбург

Как правильно: инженеры или инженера, токари или токаря? - Екатеринбург

Авторы проекта «Екатеринбург говорит правильно», стартовавшего в сентябре текущего года по инициативе Администрации город Екатеринбурга, получают множество откликов и комментариев как со стороны интеллигенции,
18:58 22.11.2013 Ekburg.Ru

ekaterinburg.bezformata.com

Кто он, современный инженер? — Новости Проектории

Кто он, современный инженер?

Какие образы возникают у вас в голове при словах «инженер XXI века»? Небритый мужчина среднего возраста в очках и с отверткой в руке? Молодой человек в каске, нажимающий на кнопки пульта управления суперсложного роботизированного станка? Или это вообще девушка? «Чердак» анализирует, какими будут инженеры будущего.

Гений-одиночка или командный игрок?

Социологический опрос, проведенный в 2014 году Аналитическим центром Юрия Левады, показал, что большинство респондентов не представляют себе инженера как замкнутого, необщительного человека. Видимо, это сказывается наследие советской инженерно-технической культуры. Вспомним повесть братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу», которая передает тот самый идеализированный заговорщицкий дух коллективного технического творчества. Инженер решает важные для общества задачи в команде, советуясь с «коллегами по цеху». К слову, эта книга действительно влияет на выбор профессии инженера. «Когда я проводил интервью в рамках исследования культуры инженеров, эту повесть упоминали практически все, даже молодые. Они говорили, что фантастика в целом играла значимую роль в момент их профессиональной социализации», – рассказывает Роман Абрамов, доцент департамента социологии факультета социальных наук НИУ ВШЭ. Исследование Абрамова показало, что инженеры ориентированы на обмен идеями и мнениями. Внутри их профессиональных сообществ, несмотря на то что во многих современных компаниях введена индивидуальная оценка достижений, есть стремление к взаимопомощи, обмену знаниями, коллективности.

Конечно, развитие технологий в инженерной индустрии усиливает автоматизацию и дифференциацию труда, но вряд ли это приведет к тотальной индивидуализации. Продукты инженерной мысли часто требуют коллективных усилий, а значит — коммуникации.

Коммуникации и креативность

Большинство людей, высказывавшихся в рамках упомянутого уже социологического опроса, не согласились с утверждением о том, что «инженеры часто являются слегка чудаковатыми людьми».

Современные инженеры начинают понимать, что важно не только произвести товар, но еще и представить его, а значит, необходимо налаживать коммуникации не только внутри профессионального сообщества. Многие инженеры принимают участие в профессиональных выставках, профильно-отраслевых конференциях. Они начинают ощущать себя полноценными участниками большой рыночной игры. «Я в поезде брал интервью у инженеров, которые занимались сложным радиоэлектронным оборудованием, они как раз ехали в другой город для того, чтобы представить заказчику свою продукцию и наладить необходимые связи», — рассказывает Роман Абрамов.

Конечно, стоит учитывать специфику отрасли. Например, инженеры закрытых конструкторских бюро и предприятий не очень-то общаются с внешним миром. Да и целиком взять на себя функции маркетолога или пиарщика инженеры не могут, однако налаженная коммуникация инженера одной компании с представителем другой сегодня крайне важна. Более того, умение продавать произведенный товар и общаться с заказчиками дает инженеру возможность заниматься выполнением частных заказов и даже пробовать себя в предпринимательстве.

Инженерная культура

Во время семинара по техно-инновациям в Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ социологи представили итоги исследования инженеров, занявшихся инновационным предпринимательством. Опрос проводился в четырех странах: Тайване, Южной Корее, России и Финляндии. Выяснилось, что для российских инженеров моменты, связанные с творчеством, креативностью, созданием чего-то нового, важнее чем просто заработок. Для инженеров из других стран мир творчества второстепенен. «Заработок для наших технарей, безусловно, важен, но еще значимее, чтобы получаемые деньги были связаны с производством чего-то нового. И в этом смысле они — наследники мира вдохновения, преемники советской научно-технической культуры», — уверен Абрамов. Советская инженерная культура многое взяла от советского идеализма, который особенно стал проявляться в начале 60-х годов. Характерная черта — это, например, постоянные переработки. Не работа от звонка до звонка для того, чтобы решить какую-нибудь узкую проблему, а творческий процесс, направленный на создание чего-то масштабного, у которого нет временных рамок. Советская инженерная смекалка — феномен, который появился благодаря симбиозу фундаментального широкого советского технического образования и плохого менеджмента конструкторских бюро. Достаточно часто инженерам приходилось работать без необходимых материалов и ресурсов, так что им надо было выкручиваться и придумывать нестандартные решения.

Важная особенность инженерной культуры в России — стремление изобретать сложные, нестандартные, творческие подходы, а не просто решать стандартные проблемы в рамках своей узкой области.

Минус такого подхода — отсутствие по-настоящему глубоких знаний в той узкой области, которой человек занимается. Плюс — в универсальности: такие специалисты-«эрудиты» успешнее создают что-то новое. «В будущем у нас, скорее всего, будет движение в сторону узкого специалиста по западной модели, — считает Роман Абрамов. — Я брал интервью в одной инновационной компании, которая поставляет техническое оборудование для нефтегазовой отрасли. Все взрослые инженеры говорят, что те молодые специалисты, которые приходят к ним на работу, — хорошие, но другие. Они заточены на решение более узких, конкретных проблем».

«Переосмысление инженерного образования»

Так называется книга, написанная авторским коллективом во главе с Эдвардом Кроули, президентом Сколковского института науки и технологий. В ней описывается подход CDIO (Conceive, Design, Implement and Operate — осмысляй, создавай, претворяй в жизнь и управляй) — один из путей реформирования современного инженерного образования.

Возрастающая роль технологий в жизни общества, новые научные открытия, стирание границ между странами и академическая мобильность, изменение гендерных стереотипов и, наконец, государственная политика — все эти факторы формируют запрос на изменения в инженерном образовании.

Эксперты полагают, что сегодняшний выпускник технического вуза должен уметь планировать, проектировать, производить и применять комплексные инженерные объекты, процессы и системы с добавленной стоимостью в современных условиях командной работы. Более того, у него должны быть компетенции, которые позволят управлять всеми этими процессами.

Современный инженер должен понимать, как именно научный и технический прогресс будет воздействовать на общество. Для этого его знания не должны ограничиваться естественно-научными и техническими дисциплинами — он должен разбираться в истории, экономике, социологии, психологии, литературе и искусстве. Только так, полагают эксперты, можно создавать оптимальные инженерные решения.

«Современные студенты должны уметь совмещать естественные и информационные науки на нано-, микро- и макроуровнях, владеть профессиональной этикой и ощущать социальную ответственность, быть творческими личностями и новаторами, иметь развитые навыки устного и письменного общения. Студенты должны быть готовы стать гражданами мира и понимать, какой вклад могут внести инженеры в развитие общества», — подытоживает запросы современного общества к этой важнейшей профессии президент Национальной инженерной академии США Чарльз Вест.

Так что инженер XXI века — это по-настоящему инновационная профессия, истинная профессия будущего.

Поделиться новостью:

proektoria.online

«Современные инженеры должны обладать надпрофессиональными компетенциями»

Владимир Филиппов,

ректор Российского университета дружбы народов (РУДН)

Минобрнауки не раз заявляло, что в России слишком мало выпускников-инженеров. Какие специальности сейчас особенно актуальны?

Проблема состоит не в объеме подготовки кадров с высшим образованием, а в ее качестве. РУДН — это широкопрофильный вуз, ориентированный на подготовку не только специалистов, способных успешно работать в определенных отраслях промышленности, но и инженеров широкого профиля. Исторически сложилось так, что этот вуз всегда выпускал профессионалов мирового уровня. Этим и обусловлено особое внимание к качеству обучения молодых инженеров и к выбору программ инженерного факультета.

Мы исходим из двух постулатов. Первый — это так называемый контур стабильности, то есть традиционно высокий спрос на инженерные кадры на мировом рынке труда. Это специалисты в области разведки, добычи и обработки полезных ископаемых (нефтегазовое дело, прикладная геология, горное дело) и в области архитектуры, дизайна архитектурной среды и строительства. Второй постулат — это контур развития, связанный с внедрением высоких технологий в сфере управления в технических системах, наноинженирии, энергетического машиностроения и др. Сотрудники инженерного факультета постоянно изучают рынок труда, разрабатывают прогнозы развития на ближайшие четыре года и ежегодно обновляют перечень профилей.

Каково состояние инженерного образования в стране в целом? Дают ли российские вузы конкурентоспособное образование?

В России инженерная промышленность и инженерные специальности находятся практически в критическом состоянии. В частности, это связано с тем, что во многих учебных заведениях существует проблема устаревшего оборудования, а также отсутствия специалистов, способных разрабатывать современные отечественные устройства. Чтобы выпускать инженеров с актуальными знаниями и навыками, подтвержденными на практике, РУДН регулярно проводит обновление своих лабораторий и сотрудничает с ведущими предприятиями и научными центрами в рамках программы по работе с центрами коллективного пользования.

Изменили ли кризис и импортозамещение то, насколько востребованы сегодня те или иные инженеры?

В сложившейся экономической ситуации в России перед отраслями промышленности и впрямь встала задача проведения импортозамещения для обеспечения стабильности. Многие предприятия сейчас разрабатывают методику перехода на товары, комплектующие и оборудование, произведенные в России. При этом стоит отметить, что быстрый переход на отечественную промышленную продукцию невозможен из-за отсутствия аналогичного импортному оборудования собственного производства. Именно поэтому сейчас отрасли чрезвычайно нуждаются в высококвалифицированных кадрах, способных участвовать в планировании, подготовке и организации производства и выпуска качественных товаров и оборудования. Хотя стоит отметить, что все произошедшие перемены, в основном, повлияли на объемы спроса на инженерные кадры, а не на структуру этого спроса.

Как инновации могут изменить спрос на представителей инженерных профессий на рынке труда? Может, какие-то профессии исчезнут из-за автоматизации производства?

Рынок труда постоянно меняется, возникают новые технологии и специальности — например, связанные с наноиндустрией и созданием искусственного интеллекта. Кстати, эти направления есть на инженерном факультете РУДН.

Развитие инновационных технологий и автоматизация производства требуют от инженеров гибкости и мобильности, а перед вузами ставят задачи в подготовке современных специалистов, которые будут владеть иностранными языками и обладать новыми надпрофессиональными компетенциями: организаторскими навыками, высокой обучаемостью и способностью оперативно и своевременно менять вектор собственного развития. Мы в РУДН уже много лет предоставляем студентам возможность получить эти компетенции, как в рамках основных образовательных программ, так и в рамках программ дополнительной подготовки.

Как программа обучения на инженерном факультете РУДН подстраивается под изменения, связанные с развитием технологий?

Перемены, которые происходят в различных отраслях промышленности и сферах деятельности благодаря развитию технологического обеспечения, безусловно, являются фундаментом для формирования востребованных и актуальных программ обучения. Они влияют как на итоговый набор знаний, навыков и умений, которые получает будущий специалист, так и на общее устройство системы, способы и методы подготовки студентов. На инженерном факультете РУДН, к примеру, сейчас работает современный лабораторный комплекс и конструкторские бюро проектного обучения. Студенты подходят к работе креативно: например, их силами была создана команда «Формула студент РУДН», в рамках которой учащиеся с использованием передового оборудования создают и на практике изучают новые разработки.

Где студенты факультета проходят учебную практику?

Практика — одна из самых эффективных форм получения профессиональных компетенций. Студенты инженерного факультета РУДН проходят ее, создавая собственные научно-практические проекты, такие как «Формула студент РУДН» или разработка нанороботов. Кроме того, они сотрудничают с наноцентрами РУДН, МИФИ, НИЦ «Курчатовский институт» и институтами РАН.

РУДН — партнер ежегодного Всероссийского чемпионата по решению топливно-энергетических кейсов. Этот образовательный проект направлен на поиск и поддержку наиболее перспективных студентов геологоразведочного, энергетического и горного профиля, их профессиональную ориентацию и практическое обучение, а также формирование кадрового резерва ТЭК. Студенты проходят практику на таких предприятиях, как «Лукойл», «Роснефть», «Газпром», «Мосэнерго», Московский вертолетный завод им. М. Л. Миля, в компаниях NTMDT, «Ангстрем», «Остек», которые специализируются на проектировании высокотехнологичных устройств и систем на базе нанотехнологий. И этот список можно продолжить — мы постоянно работаем над тем, чтобы увеличить число площадок для прохождения практики и форм получения практических компетенций.

Чем отличается российское инженерное образование от западного?

Инженерное образование на Западе ориентировано на получение узконаправленных практических навыков, что позволяет выпускнику быстро адаптироваться на целевом предприятии. Для этого также проводятся инженерные соревнования, например, Worldskills, Formula SAE, в которых теперь принимают участие и студенты российских вузов. Однако такое образование обычно ориентировано на решение конкретных производственных проблем в отдельной отрасли, что снижает степень гибкости выпускников при поиске работы.

Российское инженерное образование направлено на развитие у выпускников широких инженерных компетенций, которые помогают им научиться понимать происходящие процессы, а не только освоить алгоритмы решения практических задач. Такой подход позволяет инженеру в случае необходимости достаточно быстро поменять вектор своей карьеры и учит его создавать креативные алгоритмы для решения рутинных задач. Именно благодаря таким навыкам российские выпускники инженерных направлений ценятся во всем мире.

Студент инженерного факультета РУДН может пройти стажировку за рубежом?

Наш университет изначально ориентирован на мировой рынок труда, так что система международных стажировок здесь развита хорошо. Студенты инженерного факультета могут пройти учебную практику и стажировку за границей: в вузах и на предприятиях при поддержке IAESTE (International Association for the Exchange of Students for Technical Experience), по программе стипендиального обмена UniCredit между Россией и Сербией «Study Abroad Exchange Programme», на летних вузовских курсах немецкого языка для иностранных студентов в Германии, в компании Microsoft в сфере разработки программного обеспечения в Редмонде, (штат Вашингтон, США) и во Франции (стипендия французского правительства).

Какие возможности для трудоустройства есть у студентов? Факультет сотрудничает с какими-нибудь предприятиями?

Благодаря хорошему знанию иностранного языка наши выпускники могут найти работу не только в российских, но и в иностранных компаниях. Все предприятия, с которыми мы сотрудничаем в рамках организации студенческой практики, охотно берут наших специалистов на работу, причем часто трудовой договор заключаются сразу после окончания практики. В частности, РУДН сотрудничает с аэропортом «Домодедово» в рамках целевой программы «Приток»: ее студенты после выпуска устраиваются работать на это предприятие.

www.ucheba.ru

Инженеры будущего

Объясню на примере из своего опыта. У меня есть степень по физике (специализация – ядерная инженерия). Но всю свою карьеру я потратил на разработку очень широкого спектра технологий, их доведение до реальных продуктов и приложений, их коммерциализацию. Я работал с командой, разрабатывающей сверхпроводящие магниты для магнитно-резонансного изображения, – тогда сверхпроводимость была новой технологией, нашедшей своё применение в медицине. Моя карьера продолжала развиваться, и у меня оказалось достаточно гибкости, чтобы с успехом перемещаться в совершенно другие сферы: силовая электроника,  стеклодувное дело, полупроводники. Инженеры будущего должны быть готовы двигаться тем же путём – они должны стать пожизненными учениками, непрерывно совершенствовать себя, расширять свои знания, желать учиться и не бояться делать это. Если вы делаете свою работу, и вдруг возникает необходимость освоить что-то новое, вы должны действовать с уверенностью: изучить это новое и продолжать делать это всю жизнь. И это один из вызовов, с которым сталкивается инженер будущего, который отличается от того, что делал я, и что делал мой отец, потому что технологии меняются очень быстро, и мы легко можем отстать от них. 

Но, главное, инженер во все времена – это решатель проблем. Если посмотреть на всех инженеров: электрических, механических, атомных – все они люди, решающие проблемы. Они делают это разными способами, используя разные инструменты, и их компетентность в той или иной дисциплине может быть разной. Но общая нить всех инженеров, сердце их профессии – это решение проблем.

– Мышление, направленное на решение проблем… Оно «включается» только на работе или сопровождает инженера повсюду?

Я считаю, что инженер – он и на работе инженер, и дома, и в отпуске…  24 часа в сутки. Потому что на решение проблем его голова «заточена», даже «запрограммирована». Когда инженер приходит домой, он думает тем же способом, что и на работе. Решение проблем – это образ жизни, и это не то, что можно выключить, нажав на кнопку. Если ваш супруг/супруга – инженер, вы просто должны признать это и принять как должное.

– Помогает ли человеку в обычной жизни наличие у него инженерного мышления или, наоборот,  мешает?

Конечно, помогает. Подход инженера к проблеме – это организованный способ искать решения. Не имеет значения, с какого типа проблемой ты столкнулся – технического, организационного или социального плана. Мы просто анализируем проблему и ищем решение.

Но вот в отношениях с женщиной… Ваш вопрос заставил меня вспомнить  книгу «Мужчины с Марса, женщины с Венеры». В ней говорится, что одна из причин конфликта между мужчиной и женщиной заключена в том, что мужчины всегда пытаются решать проблемы своих жён, в то время как женщины просто хотят, чтобы их кто-то выслушал, пока они не разберутся в своих проблемах сами. Вы можете представить эту неприятность, в которую попадает муж-инженер, просто делая своё дело – решая проблему. Так что даже если вы самый лучший инженер в мире, это ещё не гарантирует того, что вы сможете привнести мир и спокойствие в ваш собственный дом (смеётся).

– В таком случае, как Вы считаете, может ли женщина сама быть хорошим инженером?

Естественно. У нас в США инженеров-женщин недостаточно – у вас в России их раза в три больше. Я обнаружил, что женщины очень ценны при работе в команде. Они часто имеют другую точку зрения, и она сильно освежает. Поэтому когда в команде есть и мужчины, и женщины, такая группа становится намного динамичнее. 

Доктор Сангер со студентом-инженером Брэндтом Прайсом из Западно-Каролинского университета трудятся над разработкой устройства, помогающего пожилым людям в реабилитации после операций по замене коленного сустава. На переднем плане: хирург-ортопед Клиф Фоул и одна из его пациенток.

– Чему Вы учите своих студентов?

Я стараюсь обучать их на собственном опыте и личным примером. Я стараюсь передать им всю прелесть того, как хорошо быть инженером. Мои студенты – инженеры будущего. Я стремлюсь научить их быть пожизненными учениками, быть открытыми для новых знаний и энергично принимать вызовы времени.

– Как Вы их мотивируете на непрерывное обучение в течение всей жизни? Некоторым ведь в тягость и пять лет отучиться.

Это, действительно, проблема. Современные дети нетерпеливо относятся к жизни. Они, кажется, хотят, чтобы всегда происходили разнообразные события, всё время куда-то спешат и не могут остановиться и задуматься хотя бы на минутку. А ещё у них очень серьёзные проблемы с коммуникацией. Допустим, чтобы изучить новую технологию, сначала нужно суметь исследовать этот вопрос самостоятельно, и это требует времени. Затем, когда уже есть какая-то основа, можно позвонить в компанию, использующую эту технологию, и там Вам с удовольствием о ней расскажут. Интересно то, что сегодняшнее поколение находит трудность в том, чтобы позвонить кому-то и попросить помочь. Если они не могут достать информацию электронным способом через Интернет, они просто разводят руками и говорят, что не нашли её.

Мотивировать их возможно. Часто это означает, что их нужно осторожно подтолкнуть за рамки самовозведённых ограничений. Для этого нам нужно создавать ситуации, оказавшись в которых, студенты должны выйти из своей зоны комфорта. Во многих американских инжиниринговых программах студенты принимают участие в реальных проектах, которые поддерживаются промышленностью. Каждый такой проект – это реальная проблема предприятия, и поскольку её решение является ценным для компании, она даже готова заплатить университету. В Purdue в начале года мы даём студентам каталог промышленных проектов, с помощью которого они могут определить свои предпочтения. Из предпочтений и навыков, необходимых для проекта, мы формируем команды. Отличительная черта наших проектов в том, что решение неизвестно в самом начале, и студенты должны собрать информацию и выбрать самое лучшее решение. Это то, что мы называем «проблемы, открытые до конца» (open ended problems). Студенты должны работать с большим объёмом информации и сортировать факты. Это и есть то, о чём я говорил в самом начале – самообучение. Не зная, какой ответ будет правильным, студенты могут опасаться, что не справятся с заданием. Но в конце проекта они оказываются довольны тем, что сделали хорошую работу и решили реальную задачу. Это не простое домашнее задание, которое ты никак не сможешь применить на практике. Это реальное инженерное решение, которое должно работать.

Взаимодействие с промышленностью важно для факультета и с точки зрения понимания самых современных технологий. Промышленность должна работать на краю технологий, чтобы оставаться конкурентоспособной. Поэтому даже профессор неизбежно учится, пока работает над проектом для промышленности. Так вы поднимаете себя на новый уровень, потому что решения, которые требуются промышленности, должны основываться на лучших технологиях, которые только доступны. И это замечательный механизм, который сохраняет обновлённые знания инженерных преподавателей и заставляет их оставаться в курсе того, что происходит вокруг.

Чтобы вы лучше поняли, расскажу вам об одной проблеме, над которой сейчас борется одна из моих студенческих команд. В Индиане есть огромный завод, выпускающий грузовики. На этом заводе сборка грузовика начинается в перевёрнутом положении, затем его «ставят на ноги»,  прикручивают оставшиеся детали, и сборка завершается. Не часто, но достаточно, чтобы это причиняло неудобства, операция по перевороту проходит не совсем успешно – грузовик приземляется в неправильном положении. Группа моих студентов разрабатывает высокоточную зрительную систему, которая даст системе автоматического контроля способность всегда осуществлять переворот в нужную позицию и избегать падения продукции. Это пример решения реальной мировой проблемы из опыта моих студентов.

Устройства, позволяющие фельдшерской службе ВВС США быстро взбираться на горы, разработаны  студенческой группой доктора Сангера: аппарат для скалолазания и реактивная гарпунная пушка.

– А кто Ваши студенты?

Большая половина из них приходят из штата Индиана, который находится в центральной части Соединённых Штатов и является сельскохозяйственным районом. Много студентов из огромных городских центров, таких как Чикаго. Наконец, есть и иностранные студенты со всего мира, но в основном из Китая и Азии.

– Кого проще учить: тех, кто вырос на ферме, или тех, кто жил в городе?

На этот вопрос ответить нелегко. Люди, растущие на ферме, знают, как делать какие-то вещи, как пользоваться инструментами, как решать проблемы. Они понимают, что если сломался трактор, то они просто должны его починить. Городские студенты часто таких навыков не имеют, но они могут лучше проявить себя в компьютерной графике или других аспектах, которые им мог предоставить город. И те, и другие навыки важны и ценны в диверсификации рабочей силы, в которой нуждается сегодняшний мир.

– А Вы знаете, почему дети с ферм идут учиться на инженеров, а не продолжают дело своих отцов?

Фермерские технологии сильно продвинулись вперёд. Просто посмотрите на огромный трактор на современной ферме – 15 метров в ширину – он пашет землю и постоянно подключен к Интернету и GPS. Современный автоматизированный комплекс на колёсах.

Поэтому сегодня, чтобы управлять фермой, много людей не требуется. Достаточно и одного человека, поэтому, если вы имеете троих детей, кто-то из них точно окажется не у дел. К тому же, некоторым фермерским детям фермерство просто не нравится. Это лишние для фермы люди и по этим причинам им приходится искать что-то другое.

– Из Ваших студентов вырастают хорошие инженеры?

Да. У нас есть выпускники, которые работают в крупных международных корпорациях или являются предпринимателями, владеющими собственным бизнесом. Мы стараемся оставаться в контакте с выпускниками и знаем, что многие стали очень успешными. Одно из преимуществ тех, кто вырос на ферме – это менталитет хорошей трудовой этики, которая диктует им, что усердно трудиться, трудиться не покладая рук – это то, что они должны делать. Фермерство – это тяжёлая работа, и фермер видит плоды своего труда не сразу – урожай он получает только осенью.

Но неважно, выросли вы в городе или на ферме, сильная мотивация и желание трудиться – то, что нужно, чтобы стать хорошим и успешным инженером.

– Сколько времени требуется выпускнику, чтобы полноценно включиться в работу компании?

По-разному. Это может занять год или два. Многие компании в Америке инвестируют в молодых сотрудников много времени, чтобы помогать им развиваться. В первый год они перемещают их из одной части компании в другую, чтобы те могли познакомиться с разными типами работ и понять, где им больше нравится, где они лучше смогут применить свои знания. На адаптацию нашим студентам требуется намного меньше времени, чем обычному выпускнику-инженеру, потому что ещё в процессе обучения они начинают работать с реальными вещами.

Студенты под руководством доктора Сангера проводят реинжиниринг покрытия турбинного двигателя для Береговой охраны США.

– В России есть такая точка зрения: чтобы стать хорошим инженером, этому нужно учиться уже с 5-6 класса школы. А как думаете Вы?

Это верно. Потому что дети начинают принимать решения относительно того, кем они хотят стать, именно в этом возрасте. Они смотрят на профессии, которые им нравятся, и хотят им следовать. В Соединённых Штатах представления о профессиях начинают формироваться в голове детей в 5-6 лет. Но если вы спросите ребёнка «Что делает инженер?» – скорее всего, он вам ответит, что это тот, кто управляет поездом, потому что ребёнок не имеет ни малейшего понятия о профессии инженера. Дело в том, что в английском языке машинист поезда имеет то же название, что и технический инженер. Ребёнок видит, что делает доктор или няня, но не инженер. Понимание того, чем занимается инженер, неотъемлемо важно для того, чтобы ребёнок сделал хороший выбор. Это один из самых больших вызовов, который встаёт перед инженерной профессией, – создание для детей видения того, кто мы и чем замечательна наша жизнь. Для детей в США возраст средней школы, а это примерно 11 лет, – критический момент, поскольку если ребёнок в этом возрасте делает выбор не в пользу изучения математики, физики и химии, то он не будет иметь твёрдой базы, которую затем сможет развить в колледже и, в конце концов, стать инженером.

– Со студентами – понятно. А каковы проблемы в части тех, кто их учит?

Для того чтобы из студентов сделать инженеров будущего, учителя сами хотя бы чуть-чуть должны быть инженерами будущего. Но для начала они должны быть инженерами настоящего. Многие инженерные профессора из университетов никогда не работали инженерами в промышленности. Это очень трудно – научить студента стать практическим инженером, если вы сами никогда им не были. Многие мои инженерные коллеги в американских вузах – блестящие и талантливые исследователи, учёные, но они имеют ограниченный опыт работы в промышленности и практической инженерии. Я сам проработал 25 лет в промышленности прежде чем прийти в академическую жизнь и понимаю важность этого. Я подозреваю, что подобная ситуация ощущается и в других университетах по всему миру. Но даже если вы инженер с практическим опытом, есть большая проблема с тем, чтобы оставаться в курсе новейших технологий.

– Почему разница между учёным-исследователем и инженером столь сильна? Ведь учёный тоже решает проблемы…

Я считаю, что ответственность учёного – создавать новое знание, делать новые открытия. Да, чтобы сделать эти открытия, должны быть решены определённые проблемы, и для этого в исследовательской команде часто имеется инженер, который ими и занимается. Инженеры, с другой стороны, обычно не сфокусированы на новых открытиях.  Они придумывают технологию или новое понимание, но это не то же самое, что исследовать то, как устроен мир. Инженер обычно применяет знание для решения проблемы, и слово «применяет» здесь ключевое.


Женская студенческая команда университета Purdue – победитель конкурса Stryker Robotics.

– Над чем Вы сейчас работаете?

Сейчас моя страсть – учить. И я работаю над созданием новой модели для дипломного проекта. Дело в том, что большинство моих студентов никогда не выезжало за пределы штата Индиана, и лишь очень малая часть была за пределами США. Но инженер будущего не сможет избежать вызова быть глобальным человеком – и это ещё одно важное его отличие от инженера настоящего. Чтобы выполнять проекты, в будущем потребуется работать с людьми со всего мира. Мои студенты не имеют такого опыта. У них нет достаточных средств для того, чтобы провести год или хотя бы семестр за границей. Поэтому я разрабатываю механизм, который позволит создавать команды в университете Purdue, университетах Казани и многих других иностранных университетах для сотрудничества в проектах с поддержкой компаний. Большая часть проекта будет выполняться через Интернет – используя многие из инструментов, которые студенты уже применяют в повседневной жизни. Вдобавок мне бы хотелось организовать две недельные поездки друг к другу на определённых этапах проекта; возможно, одна из поездок будет в самом начале проекта и поможет соорганизоваться, выработать концепцию. Эти поездки позволят студентам встретиться лично и поближе узнать культуры друг друга. Я не думаю, что подобная модель когда-либо запускалась раньше, и я хочу увидеть эту программу до своего ухода на пенсию, довести её до такого уровня, на котором она была бы самоподдерживающейся.

Быть или не быть глобальным инженером – во многом зависит от навыков межличностного общения. Я в шутку говорю, что для того, чтобы стать глобальным инженером, нужно уметь хорошо играть в песочнице – так, как мы делали это, будучи детьми. Мы можем наблюдать, как дети трёх лет играют в песочнице, строят вместе замки, но иногда кидают песком друг в друга или дерутся из-за игрушки. Может быть, это и нормально, если вам 3-5 лет, но если вам 25, вы не можете себе позволить играть по этим правилам, вы должны уметь слушать ваших товарищей и коллег, и вы должны уметь работать в команде. Глобальный инженер всегда обменивается идеями, в противном случае он может наделать много ошибок. И если он смотрит в ваши глаза и не видит понимания вами того, о чём он говорит, он должен донести информацию другим путём. Я надеюсь, что этот международный дипломный проект даст моим студентам возможность начать расти в культурном самосознании.

– Сложность в коммуникациях – это одна из проблем, которая тормозит развитие инженерии?

Да, коммуникация, вероятно, наиболее критическая часть инжиниринга. Для американцев серьёзное коммуникативное ограничение состоит в том, что мы владеем только одним языком. Да, сегодня весь мир говорит на английском, но через пятьдесят лет (а может быть, и раньше) этим языком может стать китайский. Это может быть настоящей проблемой. В этом плане студенты из других стран находятся в лучшем положении: они знают свой родной язык, английский и часто несколько других иностранных языков. Россия переживает подобную проблему в коммуникации. Поколениям советского периода, профессорам и исследователям нужно было знать только русский. Сейчас эти же самые профессора, которым за 40 или 50 лет, столкнулись с миром, который требует от них знания английского. Я пытаюсь учить русский и знаю, что мозги в нашем возрасте не так легко поддаются тренировке новому языку.

– И в заключение: что бы Вы могли посоветовать тем, кто ещё не сделал выбора в пользу той или иной профессии, и тем, кто уже учится на инженерной специальности?

Для детей, которые ещё не сделали своего выбора, могу сказать: будьте смелыми и не бойтесь – вы всё сможете преодолеть, мир инженерии замечателен. Решая проблемы людей и помогая им жить лучше, вы получите удовлетворение. Если вам что-то не нравится, вы можете попробовать что-то другое. Худший вариант – ничего не делать и не пытаться – так вы ничего не сможете достичь. А тех людей, которые уже выбрали профессию, прошу оставаться открытыми для новых и смелых идей и отдавать все силы, чтобы сделать этот мир лучшим местом для жизни.

Понравился текст? Зайдите на eRazvitie.org – там много других интересных материалов. Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить ничего нового.

erazvitie.org

Инженер – история происхождения слова - Слова и выражения - Русский язык - Каталог статей

Инженер – история происхождения слова

Слово инженер является заимствованием из немецкого языка и пришло к нам через польское посредство в первой половине XVII века. В свою очередь, польское inzynier и немецкое Ingenieur заимствованы из французского языка. В старофранцузском языке слово engeigneur восходит к латинскому ingenium «изобретательность, остроумная выдумка». Поэтому первичное значение слова инженер — это «искусный изобретатель, остроумный выдумщик».

Слово инженер (с вариантами инжйнер и ингенидр) в особом значении «специалист по военной технике, по осаде крепостей или их защите» встречается в переводных «Курантах» под 1631 годом, в специальном труде «Учение о хитрости ратного строения пехотных людей» 1647 года, а также в «Актах Московского государства» под 1655 годом. Особенно же широко слово инженер (с производными инженерный, инженерия и др.) стало употребляться в Петровскую эпоху, в связи с развитием техники, науки, строительства, и тогда же было окончательно освоено русским языком в его нынешней форме.

В первой половине XIX века слово инженер сохраняло еще связь с исходным значением и обозначало не всякого технического специалиста, но прежде всего — военного. Именно так употребляется оно в повести А. С. Пушкина «Пиковая дама». Например: «—А каков Германн! —сказал один из гостей, указывая на молодого инженера...». О том, что Германн был именно военным инженером, сви детельствует разговор Лизаветы Ивановны с Томским в начале повести: «— Кого это вы хотите представить? — тихо спросила Лизавета Ивановна.— Нарумова. Вы его знаете? — Нет! Он военный или статский? — Военный.— Инженер? — Нет, кавалерист. А почему вы думали, что он инженер? Барышня засмеялась и не отвечала ни слова...»

 

К 80-м годам прошлого века слово инженер закрепилось в специальном значении «ученый строитель». Во втором издании Словаря В. И. Даля (т. 2, Спб., 1881 г.) читаем: «Инженер — ученый строитель, но не жилых домов (это архитектор, зодчий), а других сооружений различного рода». Среди примеров В. И. Даль приводит такие наименования: военный инженер, гражданский инженер, инженер путей сообщения, горный инженер, корабельный инженер, инженер-механик.

В современном русском литературном языке инженером называют специалиста в какой-либо области техники с высшим образованием. Наряду с наименованиями типа инженер-строитель, инженер-электрик, инженер по технике безопасности, инженер-конструктор или инженер-технолог появились и широко распространились новые названия инженерных профессий. Образованы они, как правило, путем сложения слов или основ. Например: инженер-электронщик, инженер-программист, бортинженер (в космической технике, в космонавтике), а также инженер-геолог, инженер-педагог, инженер-психолог, инженер-эколог и многие другие.

В условиях ускорения социально-экономического развития нашей страны роль инженеров, их творческого труда неуклонно возрастает. О задачах повышения престижности инженерного труда в условиях научно-технической революции и ее воздействия на интенсификацию производства специально говорится в материалах XXVII съезда КПСС, в документах, посвященных перестройке высшего и специального среднего образования. Фигура инженера — специалиста своего дела — становится одной из главных, ключевых в решении задач ускорения, которые ставит партия перед советским народом, перед всем социалистическим обществом. И слову инженер, и стоящему за ним понятию предстоит вернуть высокий творческий смысл, связанный с фундаментальными техническими знаниями и опытом, новаторством и изобретательством, с живой конструкторской деятельностью.

 

www.winstein.org

Ученый или инженер – кто выше?

Рейтинг:   / 0
Подробности
Просмотров: 1314

Каждая страна имеет свои мифы, не только Древняя Греция. Однако в современном мире не враз поймешь, где миф, а где реальность. Иногда даже в самых проверенных временем убеждениях есть примесь легенды. И хотя легенды могут порой быть прекрасными и вдохновляющими, необходимо отделять их от реального положения дел, как плевелы от зерен.

В СССР бытовало убеждение, что ученый выше инженера. Что познание вечных законов природы важнее, чем конструирование на их основе трубопровода или телевизора. Что тот, кто построил новую модель в теории поля, должен быть ценим куда выше, чем тот, кто спроектировал мост. И что теоретик, предсказывающий будущее, выше экспериментатора, который получает те же результаты с помощью приборов и собственных рук. Я сам по образованию теоретический физик, то есть в прошлой жизни в почившем в бозе СССР был самой что ни на есть белой костью. Но давайте задумаемся: что здесь миф, а что – твердое основание?

Как сказал профессор Стони Брук, «главное – это случайно не начать работать». Правда состоит в том, что эксперимент, конечно же, важнее теории. За исключением великих концепций наподобие теории относительности или квантовой механики. В подавляющем большинстве случаев экспериментатор прекрасно может трактовать свои результаты сам. Но каким образом в СССР могла возникнуть странная мысль, что теоретик важнее экспериментатора? Профессор Марк Азбель высказал гипотезу, что, поскольку большевики бесконечно уважали теорию марксизма-ленинизма, а материя была для них как бы всего лишь воплощением идеологии в явь и не более, они стали вообще ценить любую теорию выше, чем окружающую реальность, частью которой является эксперимент.

Возможно, все было проще: теория дешевле эксперимента. Дешевле нанять десять теоретиков, чем купить одну приличную установку. Легенды о том, что ученые выше инженеров, чрезвычайно вредны и разрушительны – не для науки, конечно, а для государства и экономики. Перенося эту логику на другие области, надо было бы считать, что Страдивари выше Паганини, потому он создал скрипку, на которой даже самые великие скрипачи всего лишь играют, а братья Люмьер выше Феллини и Чаплина по сходной причине.

Советские люди пребывали в иллюзии, что Академия наук может все. Если наши ученые атомную бомбу создали и человека в космос запустили, то стоит им засучить рукава и получить задание – и телевизоры конкурентоспособные с «Сони» сделаем, и автомобили более сверхпроходимистые, чем «Джип». Ни о дизайне, ни о маркетинге, ни о стоимости никто серьезно не думал. Запустить корабль на Луну – совсем не то же самое, что сделать миллион магнитофонов или кастрюль, которые бы покупали в Англии и США.

Над новой моделью кофеварки работает команда специалистов. Высокотехнологичные продукты создают огромные коллективы, в которых ученые не являются даже первыми среди равных. В фирмах США и Европы в отделе «research and development»* первому, как правило, выделяется в несколько раз меньше средств, чем второму. Но у нас было не просто обратное соотношение, а катастрофически обратное! Наука мирового уровня в СССР была, а технологий, создающих конкурентоспособные на мировом рынке продукты, не было вовсе. Пока границы были на замке, отсутствие технологической базы мирового уровня в России было не очень заметно. Но теперь, когда двери открыты, оказывается, что российских товаров в западных магазинах практически нет.

* Дословно research and development – исследовать и разрабатывать; отдел научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (Прим. ред.).

Неужели большевики были такими идиотами, что не понимали необходимости создания хороших товаров? Я на всю жизнь запомнил разговор с заведующим кафедрой, которому я представил мой первый проект, рассчитанный на получение финансирования: «Вы все хорошо написали. Я хотел бы сделать только одну поправку. Замените слова «будет сделано» на «исследование возможности». Проекты должны писаться так, чтобы отчитаться об их успешном завершении можно было в любой момент». Прелесть какая! Вместо «Полета на Марс» надо писать «Исследование возможности полета на Марс». Первое нереально, вторым можно заниматься вечно и отчитаться в любую микросекунду. И так работала вся страна.

Создавая отраслевые институты, министерства пытались сделать их производящими реальные технологии. Через какое-то время к названию каждого из Храмов технологий добавлялось слово «исследовательский». Превращение в исследовательское учреждение из технологического было веянием века и объясняет многие проблемы нынешней России.

К счастью, ситуация совсем не безнадежна. И главная возможность – в высоком уровне образования в России. Каждый год страну покидают десятки тысяч молодых людей, которые едут учиться на Запад. В Московском и Петербургском университетах на ряде факультетов эта цифра достигает 25% выпускников. Только в Нью-Йоркском университете около 4000 русскоговорящих студентов. Среди десяти лучших проектов Массачусетского технологического института за прошлый год более половины связано с русскими именами. Успешность в ведущих технологических центрах мира наших ученых и инженеров говорит о том, что наше образование, будучи дополненным американскими Masters или Ph.D. программами, может принести замечательные плоды.

Традиционно процесс отъезда с родины вызывает в России гнев, и его называют утечкой мозгов. И все наперебой предлагают методы борьбы с этим «негативным явлением». Но ведь что получается: сотни тысяч людей русской культуры получают образование в лучших университетах мира – и России это не стоит ни цента, ни рублика. Да это же колоссальный стратегический резерв! Китай на подобные программы тратит сотни миллионов долларов. А тут – даром! Дело за малым: собрать драгоценные капли. Мероприятие требует целенаправленных многолетних усилий правительства, привлечения частных инвесторов. Это несравненно дешевле и эффективнее, чем создавать кафедры технологий XXI века за счет внутренних ресурсов.

Как же привлекать русскоязычных интеллектуалов, находящихся за рубежом, в Россию? Это должно стать предметом самого серьезного обсуждения на всех уровнях. Необходимо создать систему, при которой студенты могут приезжать в Россию по приемлемым ценам на летний семестр (как это происходит в Германии, Франции, США). Надо, чтобы у молодых людей, обучающихся на Западе, связи с Россией не ослаблялись. Почему вдруг в США появилась целая лига «Клуба веселых и находчивых?» Потому что тяга к русской культуре, переданная родителями, не угасла. Надо организовывать туристические поездки в Россию для молодежи (такая система действует в Европе). Надо, чтобы приумножались дружеские и деловые контакты. В Китае подобная система обеспечила бурный подъем экономики.

Будем надеяться, что в XXI веке технологии в России не будут казаться чем-то второстепенным по сравнению с наукой. И что инженер в России будет цениться не ниже, чем ученый, хотя и те, и другие в шкале престижа сегодня в России стоят не слишком высоко. Но это уже другая проблема.

palkins.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *