Музаев анзор – Анзор Музаев назначен заместителем главы Рособрнадзора. Он реально уникум, В 1996 году окончил Чеченский Пед. институт,

С ЕГЭ чудес не бывает

Анзор Ахмедович, расскажите, пожалуйста, о себе: где вы учились, кем хотели стать и могли ли предполагать, что ваша деятельность будет так тесно связана со сферой образования?

Когда я учился в школе, то предполагал, что пойду по стопам отца и буду работать в милиции следователем. Конечно, мое будущее мы активно обсуждали с родителями, но все же до старших классов определенности никакой не было. Но все решил случай: мы узнали, что при Чечено-Ингушском государственном педагогическом институте (так этот вуз назывался раньше) работают курсы юного педагога для выпускных классов. 

Два года я ездил на эти курсы, занимался русским языком, математикой, физикой. Лекции нам читали вузовские преподаватели, и это было очень интересно. Выпускные экзамены я сдал отлично, и мне сказали, что после получения аттестата меня готовы автоматически зачислить в этот институт. 

Вы сразу приняли решение?

Практически сразу, хотя, не скрою, раньше рассматривал и другие варианты. Но этот институт был самый молодой вуз в Грозном, с новыми корпусами, с интересными преподавателями – в этом я уже успел убедиться, занимаясь на курсах. Собственно так и началось мое погружение в профессию. 

Одна из неотъемлемых составляющих жизни будущего педагога – практика в школе…

Мы проходили практику в двух школах, и в каждой была своя специфика. В лицее при Грозненском нефтяном институте у нас была работа, связанная не с преподаванием, а с воспитательной работой. В другой школе я и мои однокурсники уже вели уроки: труд и общетехнические дисциплины. 

Люди не сдавались, и ни один из вузов не закрылся – честь и хвала нашим студентам и их родителям, всему профессорско-преподавательскому составу

Планировали ли вы оставаться в школе?

Нет, с самого начала я знал, что буду учиться дальше, а затем если и займусь преподаванием – то только в вузе. 

Так и получилось. В середине девяностых в Чечне была ситуация сложная: институт я уже заканчивал в 1996 году после первой военной кампании. В Грозном продолжать обучение в аспирантуре было уже невозможно. 

Я уехал учиться в Махачкалу, в Политехнический университет, выбрал специальность «Технология машиностроения». Работы было много, я собирал материалы для диссертации, проводил эксперименты, ездил на консультации к научному руководителю в Астрахань, участвовал в конференциях и готовился к защите. 

В 2003 году я вышел на защиту в Санкт-Петербургском государственном техническом университете. И все это время преподавал в Чеченском государственном педагогическом институте и Грозненском государственном техническом университете. 

Чем вам запомнилась преподавательская деятельность в вузе?

Она совпала с очень сложными временами в истории нашей республики и всей страны: бушевал кризис, обесценивались деньги. Грозный был разрушен после первой военной кампании. 

Но люди не сдавались, и ни один из вузов не закрылся – честь и хвала нашим студентам и их родителям, всему профессорско-преподавательскому составу. Несмотря на отсутствие зарплаты, обстрелы и блокпосты они выходили на учебу и на работу. 

Сидели у печек-буржуек, в помещениях с заклеенными пленкой окнами. Посещаемость была стопроцентная! Люди верили, что все изменится в лучшую сторону, что переходный период – это временно. Так все и произошло. 

И они победили, победила наука и желание сохранить нашу высшую школу. 

Многих из этих ребят я встречаю и сейчас: они стали инженерами, учителями, работают в администрации и в правительственных структурах. И я горжусь, что тоже приложил руку к их воспитанию, к тому, что они стали законопослушными гражданами России, патриотами своей родины – и республики, и страны. 

www.edu.ru

Выпускник ЧГПУ Музаев Анзор Ахмедович

За свою многолетнюю историю Чеченский государственный педагогический университет выпустил не одно поколение специалистов, которые сегодня успешно работают в разных учреждениях республики и далеко за ее пределами. Музаев Анзор Ахмедович является одним из известных и выдающихся выпускников нашего вуза. 

Анзор Ахмедович родился 8 октября 1974 года в г.Гудермесе. Сразу после окончания школы поступил в Чеченский государственный педагогический институт. С первых дней учебы в вузе он подавал большие надежды, находился в постоянном поиске знаний, усердно занимался саморазвитием и активно участвовал в жизни родного института. Окончив вуз в 1996 году, сразу же он стал аспирантом Дагестанского государственного технического университета. И вскоре защитил кандидатскую диссертацию по специальности "Технология машиностроения" в Санкт-Петербургском государственном морском техническом университете, получив степень кандидата технических наук. 

Трудовая биография Анзора Ахмедовича обширна и интересна: в начале своего профессионального пути он преподавал в Грозненском государственном нефтяном институте (ГГНТУ), после несколько лет занимал должность начальника отдела патриотического воспитания молодежи Комитета Правительства Чеченской Республики по делам молодежи, с 2004 по 2006 год был назначен заместителем председателя комитета Правительства Чеченской Республики по делам молодежи, затем был ректором Чеченского государственного университета и с января 2008 года по сентябрь 2013 года возглавлял Министерство образования и науки Чеченской Республики. В настоящее время он занимает должность заместителя руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки. 

Анзор Ахмедович посвятил жизнь своему народу, своей стране, внося огромный вклад в развитие отечественного образования, создавая условия для развития и реализации потенциала молодежи. Сегодня Анзора Музаева знают во всем мире, уважают за его профессионализм, патриотизм, высокие личностные и деловые качества. Несомненно, он является достойным примером для молодежи, которой завтра предстоит трудиться на благо своего народа и стать гарантом успешного развития своей страны.

chspu.ru

Анзор Музаев: Всплыл ряд проблемных моментов, и мы много чего в едином госэкзамене поменяли | Программы | ОТР

Анзор Музаев

заместитель руководителя федеральной службы по надзору в сфере образования и науки

Состояние сферы образования в современном мире сложно и противоречиво. В наше время в России происходят процессы радикальных преобразований в этом сегменте и формирование новой образовательной системы. Рособрнадзор – это федеральный орган, который отвечает за качество образования на всех уровнях, в том числе за проведение ЕГЭ, ГИА, всероссийских проверочных работ, а также осуществляет контроль за профессиональной подготовкой учителей. Несмотря на то, что еще не подошло время сдачи экзаменов, изменения, которые планируют внести в ЕГЭ на 2017 год, уже сегодня волнуют будущих выпускников: ведь только от тщательной подготовки к экзаменам зависят итоговые результаты и будущее поступление в престижный вуз.

Анзор Музаев: Это экзамен. К нему надо готовиться. К нему надо готовиться правильно. Но экзамен – это не какой-то конец жизни. На экзамене только все начинается. Здесь он должен показать те знания, которые он нарабатывал вместе с учителями, с родителями в течение 11 лет, подтвердить их и сделать правильный выбор профессии, которая будет. Может быть, посоветоваться с семьей, но все-таки слушать свое сердце.

Экзамен – это не какой-то конец жизни. На экзамене только все начинается. Здесь ученик должен показать те знания, которые он нарабатывал вместе с учителями, с родителями в течение 11 лет, подтвердить их и сделать правильный выбор профессии.

К сожалению, у нас есть много случаев, когда родители совершенно неправильно мотивируют ребят и создают такую нервозность и для себя, и для своего ребенка, а потом начинают искать виноватых. Надо четко понимать, что мы любим своих детей не за результат, не за средний балл или не за балл по какому-то предмету. Это осознание каждый родитель должен передать своему ребенку. Выпускник должен знать, что эта любовь не связана с оценкой по тому или иному предмету.

Анзор Ахмедович Музаев, заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки, кандидат технических наук. Его трудовая деятельность началась с должности преподавателя Грозненского государственного нефтяного института. Затем пост заместителя председателя комитета правительства Чеченской республики по делам молодежи. С 2006 года – ректор Чеченского государственного университета. С 2008 года – министр образования и науки Чеченской республики. В сентябре 2013 года приказом министра образования и науки Российской Федерации назначен заместителем руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки.

Анзор Музаев: Начиная с 1990-х годов, все учителя, директора школ, вообще работники образования все время говорят о реформах, где-то чувствуется усталость от этих реформ. Хотелось от некой стабильности выйти в такое ровное русло. Все-таки система образования – это достаточно огромный корабль, маневрировать которым очень тяжело. Поэтому хотелось какой-то стабильности, чтобы получить и посмотреть результаты тех реформ, к чему мы идем вообще и какие есть результаты. В первую очередь, чтобы понять, какие есть результаты, надо проводить какие-то оценочные процедуры, собственно говоря, чем мы и в службе занимаемся и на что мы делаем ставку последние 3 года.

Что является элементами этой системы? В первую очередь всем известен единый государственный экзамен, который был введен в штатный режим, когда все регионы и все выпускники сдавали его в обязательном порядке в 2009 году.

За 7 лет всплыл ряд проблемных моментов. Это и тестовая часть (во всех предметах она была), отсутствие возможности сдавать устно, были вопросы, связанные с объективностью проведения экзамена, у нас было много скандальных историй, мы это все помним. Пик всего этого безобразия был в 2013 году, после чего были приняты кардинальные меры. До этого мы собрали всю информацию, пожелания всех экспертов. И в течение 3 лет мы много чего в экзамене поменяли. В первую очередь мы постепенно отказывались и к 2017 году приходим к тому, что у нас не остается практически предметов с тестовой частью с выбором одного ответа. Мы ввели устную часть по иностранным языкам.

У нас была также серьезная озабоченность не подготовкой учащихся, а позволяет ли существующий парк оборудования в пунктах проведения экзамена проводить качественно, без сбоев, без создания в пунктах проведения какой-то нервной, напряженной обстановки этот экзамен. Да, в первый год были определенные трудности. В ряде пунктов у нас возникли очереди там, где ребятам приходилось ждать по несколько часов.

Когда мы разбирались с этим моментом, время, когда они должны были прийти, было условно в час. Но мы же все любопытные. Поэтому многие пришли заранее. В этом ожидании они утомились. Вот такие жалобы у нас возникли. В этом году мы все эти моменты учли, увеличили количество пунктов проведения, и по городу Москве очередей у нас не наблюдалось.

Были вопросы о многократной сдаче. У нас есть сейчас волна сдачи ЕГЭ в апреле для ребят, у которых есть соревнования (спортсмены), для тех ребят, у которых есть проблемы со здоровьем, и для выпускников прошлых лет.

В сентябре мы сделали волну и сдаем уже второй год подряд русский язык и математику, для тех ребят, которые провалили экзамен, не получили аттестат. В планах введение устной части по русскому языку. Здесь вопрос даже не в технологии, не в разработке контрольно-измерительных материалов, а вопрос, как и в иностранных языках – это оборудование в регионах.

Следующая составляющая общероссийской системы оценки качества образования – государственная итоговая аттестация в 9 классах (ОГЭ), сейчас называется экзамен. Здесь напряжения у нас поменьше, так как экзамен в 9-х классах – это ответственность региональная. Мы здесь просто даем рекомендации, разрабатываем контрольно-измерительные материалы на федеральном уровне. Но экзамен полностью на совести регионов. И объективность проведения напоминает единый государственный экзамен, потому что и у нас, и у регионов есть уже статистика и есть, с чем сравнивать.

Кроме того, мы в течение 3 лет провели в штатный режим еще ряд оценочных процедур, которые являются новшеством, в первую очередь национальные исследования качества образования, когда мы берем по тому или иному предмету, начиная с 4-х классов, выборку 500 школ. Нам важно выявить не оценку конкретного учащегося, а нам важно понять температуру в том или ином предмете. Первое исследование у нас было по математике, 5-7 класс. Продуктивность этих исследований говорит о том, что мы многие проблемы начали выявлять.

К моменту Государственной итоговой аттестации в 9-х классах появляется мотивация на сдачу экзамена, есть какой-то рост, но этот рост незначительный, потому что момент тех базовых знаний, которые им пригодятся в 9 и 11 классе, он упущен, и вот это была серьезная проблема.

Если брать математику, то уровень математического образования до 4 класса по всей стране у ребят растет. Но от 5 по 7 класс уровень начинает снижаться, вместо того чтобы этот уровень рос. К моменту Государственной итоговой аттестации в 9-х классах появляется мотивация на сдачу экзамена, есть какой-то рост, но этот рост незначительный, потому что момент тех базовых знаний, которые им пригодятся в 9 и 11 классе, он упущен, и вот это была серьезная проблема.

И наконец всероссийские проверочные работы. Это контрольная работа. По русскому языку это был диктант. То есть никаких контрольно-измерительных материалов, которые готовят для выпускников на ЕГЭ или ГИА-9, данные работы не предусматривали. Да, где-то были похожие бланки ответов, но это была обычная контрольная работа, которая проходит фактически в течение года много раз в школах. Единственное отличие заключалось в том, что контрольная работа разрабатывалась на федеральном уровне. Результаты работ проверялись учителями, загружались в общее хранилище, что нам позволяло впервые в истории российского образования делать анализ, например, по тому или иному предмету в 4 классах. А раньше это были только выборки, которые были похожи на национальные исследования качества образования.

Конечно, были у нас вопросы к объективности. Конечно, у нас были школы, которые пытались, думая, что все-таки будет какое-то наказание за слабые оценки, понаставить пятерок и так далее. Некоторое искажение по ряду муниципалитетов и по ряду школ по стране у нас было. Но эта контрольная работа позволяла выявить и эти приписки.

В этом году в ноябре месяце мы уже будем писать проверочные работы во вторых классах, проверочные работы будут в пятых классах. Мы сделаем тоже добровольное участие. И планируется апробация проверочных работ в 11 классе по необязательным предметам. Делаем выводы и смотрим со стороны потенциального нарушителя, а где бы можно было еще что-то придумать. Посвящаем этому следующее полугодие перед новым экзаменом. И все эти лазейки, слабые места пытаемся усовершенствовать, их практически уже сейчас нет. Есть какие-то технические моменты. Для нас самое главное, чтобы наши выпускники надеялись не на мобильные телефоны, не на шпаргалки, не на помощь взрослого, а шли и сдавали экзамен.

В Южной Корее есть случаи, когда ребята подавали заявление в суд на то, что им учитель пытался помочь. Мы не настаиваем на том, что у нас должен быть такой ученик. Я сейчас привожу пример о самосознании. Объективность проведения должна быть самосознание всех участников процесса: родителя, учителя и ученика. Ученика в первую очередь, потому что эти объективные знания нужны ему по жизни. 

otr-online.ru

Кавказский Узел | Ректором Чеченского госуниверситета избран Анзор Музаев

Накануне, 22 июня, в Чеченском государственном университете состоялись выборы ректора. Руководителем одного из ведущих вузов республики стал 32-летний кандидат технических наук Анзор Мусаев, назначенный на эту должность еще в 2006 году по представлению бывшего тогда еще премьер-министром Чечни Рамзана Кадырова.

Об этом корреспонденту "Кавказского узла" стало известно от одного из сотрудников вуза. По словам собеседника, два других кандидата на эту должность - доктор филологических наук, профессор Муса Овхадов и декан географического факультета, доцент Умар Гайрбеков значительно уступили первому по количеству голосов.

В тот же день в подарок от президента республики новоизбранный ректор получил ключи от автомобиля "Тойота".

Анзор Ахмедович Музаев родился 8 октября 1974 года в г. Гудермесе. В 1991 году с серебряной медалью окончил городскую среднюю школу № 116. В 1996-м - индустриальный факультет Чеченского государственного педагогического института. В этом же году стал аспирантом Дагестанского государственного технического университета, а в 2001-м году в Санкт-Петербургском государственном морском техническом университете защитил кандидатскую диссертацию по специальности "Технология машиностроения".

Преподавал в Грозненском государственном нефтяном институте. С 2002 по 2005 гг. - заместитель председателя Комитета Правительства ЧР по делам молодежи, с июня 2006 года - ректор Чеченского государственного университета.

Весной прошлого года по представлению бывшего тогда председателем Правительства ЧР Рамзана Кадырова Музаев был назначен Федеральным агентством по образованию ректором ЧГУ.

По некоторым данным, его предшественник на этом посту - Аднан Хамзаев, который длительное время возглавлял этот вуз, отстранен от должности в связи с фактами хищений во вверенном ему учебном заведении.

Следует отметить, что на сегодняшний день в Чеченской Республике действует всего три государственных высших учебных заведения: госуниверситет, педагогический и нефтяной институты. Самым крупным из них является ЧГУ. В этом учебном заведении сегодня функционируют 12 факультетов, 70 кафедр, выпускаются специалисты по 40 специальностям, есть даже очная и заочная аспирантуры.

Автор: Тамара Мадаева, корреспондент "Кавказского узла";

www.kavkaz-uzel.eu

Анзор Музаев

Анзор Музаев С ЕГЭ чудес не бывает Интервью с заместителем руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Анзором Музаевым. Анзор Ахмедович, расскажите, пожалуйста, о себе: где вы учились, кем хотели стать и могли ли предполагать, что ваша деятельность будет так тесно связана со сферой образования? Когда я учился в школе, то предполагал, что пойду по стопам отца и буду работать в милиции следователем. Конечно, мое будущее мы активно обсуждали с родителями, но все же до старших классов определенности никакой не было. Но все решил случай: мы узнали, что при Чечено-Ингушском государственном педагогическом институте (так этот вуз назывался раньше) работают курсы юного педагога для выпускных классов. Два года я ездил на эти курсы, занимался русским языком, математикой, физикой. Лекции нам читали вузовские преподаватели, и это было очень интересно. Выпускные экзамены я сдал отлично, и мне сказали, что после получения аттестата меня готовы автоматически зачислить в этот институт. Вы сразу приняли решение? Практически сразу, хотя, не скрою, раньше рассматривал и другие варианты. Но этот институт был самый молодой вуз в Грозном, с новыми корпусами, с интересными преподавателями – в этом я уже успел убедиться, занимаясь на курсах. Собственно так и началось мое погружение в профессию. Одна из неотъемлемых составляющих жизни будущего педагога – практика в школе… Мы проходили практику в двух школах, и в каждой была своя специфика. В лицее при Грозненском нефтяном институте у нас была работа, связанная не с преподаванием, а с воспитательной работой. В другой школе я и мои однокурсники уже вели уроки: труд и общетехнические дисциплины. Люди не сдавались, и ни один из вузов не закрылся – честь и хвала нашим студентам и их родителям, всему профессорско-преподавательскому составу Планировали ли вы оставаться в школе? Нет, с самого начала я знал, что буду учиться дальше, а затем если и займусь преподаванием – то только в вузе. Так и получилось. В середине девяностых в Чечне была ситуация сложная: институт я уже заканчивал в 1996 году после первой военной кампании. В Грозном продолжать обучение в аспирантуре было уже невозможно. Я уехал учиться в Махачкалу, в Политехнический университет, выбрал специальность «Технология машиностроения». Работы было много, я собирал материалы для диссертации, проводил эксперименты, ездил на консультации к научному руководителю в Астрахань, участвовал в конференциях и готовился к защите. В 2003 году я вышел на защиту в Санкт-Петербургском государственном техническом университете. И все это время преподавал в Чеченском государственном педагогическом институте и Грозненском государственном техническом университете. Чем вам запомнилась преподавательская деятельность в вузе? Она совпала с очень сложными временами в истории нашей республики и всей страны: бушевал кризис, обесценивались деньги. Грозный был разрушен после первой военной кампании. Но люди не сдавались, и ни один из вузов не закрылся – честь и хвала нашим студентам и их родителям, всему профессорско-преподавательскому составу. Несмотря на отсутствие зарплаты, обстрелы и блокпосты они выходили на учебу и на работу. Сидели у печек-буржуек, в помещениях с заклеенными пленкой окнами. Посещаемость была стопроцентная! Люди верили, что все изменится в лучшую сторону, что переходный период – это временно. Так все и произошло. И они победили, победила наука и желание сохранить нашу высшую школу. Многих из этих ребят я встречаю и сейчас: они стали инженерами, учителями, работают в администрации и в правительственных структурах. И я горжусь, что тоже приложил руку к их воспитанию, к тому, что они стали законопослушными гражданами России, патриотами своей родины – и республики, и страны. Источник: edu.ru

ok.ru

Музаев Анзор Ахмедович

Меню Участники Мероприятия Read Вызовы Трансляции О проекте Точки кипения Помощь Регистрация Вход с паролем

Загрузка ...

Бот в Telegram Бот во Вконтакте Бот в Facebook

Вход в Leader-ID

Эл. почта пользователя Пароль Запомнить меня Восстановить пароль Войти Зарегистрироваться Войти через соцсети

Восстановить пароль

Email Отправить ссылку

leader-id.ru

С ЕГЭ чудес не бывает

Помимо обязательных дисциплин, каждый выпускник может выбрать экзамен по выбору. Какие предметы предпочли бы сдавать вы, если бы сейчас готовились к ЕГЭ? 

Помимо обязательных русского языка и математики – историю, которая всегда была одним из моих любимых предметов, и физику. 

Считается, что экзамены – это огромный стресс для школьников. Согласны ли вы с этим утверждением? Или считаете, что экзамены – это штатная рабочая и учебная ситуация?

За время работы в Рособрнадзоре я посетил много пунктов сдачи экзаменов: начиная от «продвинутых ЕГЭ-регионов» – Москвы и Санкт-Петербурга – до юга России. И нигде я не видел дрожащих и бледных выпускников. Сосредоточенных – да, озадаченных – да, но никакого ужаса, о котором так много говорили родители этих школьников, не было. 

Я считаю, что стрессовая ситуация часто создается, как это ни парадоксально, в семье. Родители начинают требовать от детей 100 баллов, предъявлять претензии, обвинять в том, что они «не оправдали надежды»… И это абсолютно неправильно. 

Не каждому дано быть «стобалльником», не каждому дано быть гением: все люди совершенно разные, и требования к детям должны быть разумными, трезвыми

Семья должна поддерживать, помогать. Родители должны рассказывать ребенку, что любят его не за ту оценку, которую он получит, а за то, что это их ребенок. 

Не каждому дано быть «стобалльником», не каждому дано быть гением: все люди совершенно разные, и требования к детям должны быть разумными, трезвыми. 

И важно помнить, что на экзаменах жизнь не заканчивается – все только начинается. Экзамены сдавали, сдают и будут сдавать все, причем не только в школе. 

Откуда же взялась эта ЕГЭ-паника?

Сначала – от того, что люди не были готовы к объективной оценке. Если результат плохой – то сразу принимались репрессивные меры: наказывали педагогов, увольняли директоров, не допускали школьников, которые могут показать плохие результаты, к аттестации… На самом же деле это не решало проблему, а только усугубляло ее. 

С ЕГЭ чудес не бывает: ни один новый директор, ни один педагог не может за год обеспечить стопроцентную успеваемость там, где ее не было раньше. Пример Чеченской республики, который я приводил, очень показательный: за пять лет вышли с 36% не преодолевших минимальный порог до 12%. И это было, повторю, пять лет, а не год или не несколько месяцев. 

Сейчас уже приходит понимание того, что работать надо системно. 

И тем не менее успешно сданный ЕГЭ – это пропуск в высшую школу, причем на перспективные специальности и на бюджетные места…

А вы уверены, что это правильно – всем стремиться в вузы? Почему-то считается, что высшее образование – это некий «социальный лифт», при этом большая часть выпускников вузов не идет работать по специальности. 

В Советском Союзе, кстати, в вузы шли примерно 30% выпускников школ, и далеко не все становились дипломированными специалистами. Для остальных тоже находилась сфера применения, и это вполне логично. 

Еще одна обсуждаемая сегодня тема – нагрузка на школьников. Увеличилась ли она? 

Могу сказать по своим детям и по своему опыту – мне кажется, что они заняты больше, чем мы в свое время. Хотя я тоже посещал кружки, секции, но для меня это была разгрузка, удовольствие. Сегодня же многие дополнительные занятия (особенно в старшей школе) связаны с обучением, с предметной подготовкой. Так что расценивать их как «разгрузку» можно с очень большой натяжкой. 

Анзор Ахмедович, вы воспитываете пятерых детей. Чему, по вашему мнению, важнее всего научить их?

Меня в детстве учили – и я передаю это своим детям – что если ты не полезен своей семье, то ты не будешь полезен своему городу, а значит и региону, и целой стране. 

Нельзя быть эгоистом, надо всегда поддерживать своих близких, подставлять им плечо, помогать друг другу. 

Нужно с уважением относиться к тому обществу, в котором мы живем, объединять людей, уметь погасить конфликт. И если ты с уважением относишься к людям, то и тебе такое же уважение возвращается. 

Что бы вы хотели пожелать читателям портала «Российское образование»?

Всем, кто учится, я желаю получать удовольствие от учебы, впитывать знания, совершенствовать их. И пусть сейчас вам может быть сложно, но в будущем вы получите дивиденды от своей учебы, надо просто набраться терпения. 

И, конечно, желаю всем счастья и удачи. 

www.edu.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о