Полиция у женщин: «Нам тут пацаны, мужики нужны». Сексизм, домогательства, отказы в продвижении по службе — с чем сталкиваются сотрудницы СК и МВД

Содержание

«Нам тут пацаны, мужики нужны». Сексизм, домогательства, отказы в продвижении по службе — с чем сталкиваются сотрудницы СК и МВД

Завышенные требования. «Я работала за весь отдел»

В 25 лет жительница Подмосковья Татьяна Красотина пошла работать в правоохранительные органы — хотела защититься от бывшего мужа-милиционера, который преследовал ее после развода, объясняет она.

«Избивал. Когда мама, царствие ей небесное, вызывала наряд милиции, он просто удостоверение показывал, говорил: “Я сам разберусь, все нормально”. Мама говорила: “Смотрите, на ней живого места нет”. А они просто разворачивались и уезжали. Так было неоднократно, — вспоминает Татьяна. — Ну, и я решила, что тоже стану сотрудником, дабы противостоять».

В 2005 году Красотина устроилась в тот же батальон вневедомственной охраны на Поклонной горе, в котором служил ее супруг, и проработала там три года. «В итоге его уволили, а я осталась служить. Но я недолго там еще дослужила и сама уволилась. Я добилась своего», — с гордостью говорит она. Спустя некоторое время полицейская восстановилась на службе в районном управлении МВД в подмосковном Наро-Фоминске, где проработала еще 11 лет. В мае 2020 года она окончательно ушла со службы — из-за большой нагрузки, невозможности карьерного роста и подорванного здоровья.

«Я работала водителем и [неофициально] выполняла работу инспектора отдела тылового обеспечения в полном объеме», — рассказывает Красотина. Она признается, что хотела получить должность инспектора и повышение в звании, но на это место каждый раз назначали мужчин, иногда менее квалифицированных, чем она. По словам Красотиной, ей часто приходилось исправлять ошибки коллег.

«У нас [однажды] инспектор сказал: “Я девять классов с трудом закончил и то, потому что у меня тетушка жила с директором школы”. Вот так человек получил образование средне-специальное, потом очно-заочно высшее юридическое и сразу прыгнул на инспектора», — сетует сотрудница МВД. Она неоднократно просила начальство продвинуть ее по службе, но получала отказы.

«Я говорю, ну давайте вы меня с водителей тогда на старшину, а там уже потом выше. Нет. Говорили: “В тылу нужны пацаны, мужики нужны”. А работу значит всю бумажную выполняю я. Несколько лет так просидев, я решила, что нет, хватит, — объясняет она. — Я в принципе работала за весь отдел, а мужчины у нас на территории были по хозяйственным делам — куда-то там на рынок съездить, что-то купить, куда-то отвезти».

Не хотели брать на работу в московское управление Следственного комитета и Анастасию Гарину, сейчас сотрудницу правозащитной ЛГБТ-группы «Стимул». В 2011 году после окончания юридического вуза она полгода стажировалась в следственном отделе, но не могла получить место следовательницы — руководство не хотело брать на работу женщин. При этом, отмечает правозащитница, отдел, где она стажировалась, «зашивался» из-за нехватки следователей.

После нескольких месяцев безуспешных попыток устроиться Гариной предложили съездить на прием к главе округа. При этом референт рассказал стажерке, что в округе долгое время пустует одно место, которое уже «отчаялись заполнить» из-за «завышенных требований» к соискателю со стороны руководителя межрайонного следственного отдела. Референт посоветовал Гариной перед беседой с главой округа попробовать устроиться на это место, так как ей «терять нечего».

«Еду я туда [к главе округа], по пути захожу к руководителю, который никого не берет. Он мне задает несколько элементарных вопросов по УПК и по уголовному процессу, я на них отвечаю, он говорит, все, зашибись, вы приняты. Я говорю, слушайте, мне сказали, что к вам вообще нельзя устроиться. Он такой: слушайте, мне пока никто на эти вопросы ни разу не ответил, а я, говорит, совсем дураков брать не хотел».

Гарина рассказывает, что сразу же после собеседования она со свежераспечатанным рапортом о назначении зашла к руководителю округа, который должен был его подписать.

«Я к нему прихожу с этим рапортом и понимаю по его лицу, что последнее, что здесь ждали — это меня трудоустроенную. Он был очень зол. Соответственно, этот рапорт он подписывает, отчитывает меня. За все. Суть его матерной тирады состояла в том, чтобы я не смела к нему приходить, если во время месячных мне нужно будет отпроситься», — рассказывает экс-следовательница, отмечая, что никто никогда не отпрашивался с работы у руководителя округа.

Гарина говорит, что еще одним ярким проявлением сексизма на работе было поведение старших коллег. Однажды, вспоминает она, в отделе появился следователь, которого правозащитница называет «наследием девяностых». «У него даже куртка была, которую сложно было купить за пределами девяностых где-то. Он ходил с кобурой все время, в кобуре у него было оружие», — вспоминает она. Когда следователя поставили перед фактом, что он будет работать в одном кабинете с молодой коллегой, он стал «устраивать скандалы». Несмотря на протесты их все же посадили работать рядом.

«А в итоге, когда у меня был скандал с руководством, он думал, что сейчас я после этого скандала уеду и рапорт напишу на увольнение, а я вернулась, говорю: “Вот приехала тут в ночь работать, исправлять свои косяки”. Он меня почему-то после этого очень зауважал и в качестве проявления уважения начал мне руку жать. После этого мне все начали руку жать», — смеется Гарина.

Однако вскоре она покинула Следственный комитет — после того, как невзлюбивший ее глава округа предупредил, что она пройдет аттестацию только «через его труп».

Точное число женщин в российских правоохранительных органах неизвестно — ни одно из ведомств не ведет открытой статистики. В МВД при этом отмечают, что число женщин в полиции растет. В 2016 году замглавы министерства Игорь Зубов во время пресс-конференции, посвященной итогам премии «Щит и Роза», сказал, что в некоторых подразделениях численность сотрудниц доходит до 30-50%. «На январь 2016 года в подразделениях МВД России проходили службу 167,3 тысячи женщин», — рассказал замминистра. В 2019 году на заседании Госдумы Зубов сообщил, что женщины составляют 30 процентов от общего числа служащих ведомства. Замминистра добавил, что «по числу женщин российское МВД — одна из ведущих полицейских организаций в мире».

По данным ФБР на 2019 год, в США из более чем миллиона полицейских общее число женщин составляет 27%. При этом из всего числа служащих носят звание 697 тысяч полицейских, из них только 13% — женщины. За девять лет ситуация с гендерным балансом в полиции США не изменилась: в 2010 году число женщин составляло те же 27%. По данным Евростата, в среднем в 2018 году женщин в полиции было 19% из более чем миллиона сотрудников. При этом максимальная их доля была в странах Прибалтики: Литве (39%), Латвии (38%) и Эстонии (35%).

Директор по исследованиям Института проблем правоприменения (ИПП) Кирилл Титаев считает, что за последние 30 лет в органах следствия, дознания и прокуратуры «произошла довольно сильная феминизация». По разным оценкам, число женщин, например, в следствии МВД может достигать 50%. «Традиционно женскими службами» МВД Титаев называет подразделение по делам несовершеннолетних, инспекцию по исполнению административного законодательства, управление по вопросам миграции МВД. Также, по его словам, встречаются женщины-участковые. В СК же профильных подразделений на низовом уровне не существует, но, по данным ученого, женщинам-следовательницам чаще доверяют дела о сексуальном насилии и дела, связанные с покушением на жизнь и безопасность несовершеннолетних.

Титаев объясняет, что сотрудники МВД делятся на аттестованных и неаттестованных. К последним — не имеющим звания и ограниченным в самостоятельном производстве следственных действий — относятся, например, сотрудники тылового обеспечения, часть сотрудников бухгалтерии, кадровая служба. «Там женщины работают достаточно часто», — говорит исследователь. С аттестованными сотрудницами иная ситуация, отмечает Титаев, и «по службам они представлены неравномерно».

В разговоре с «Медиазоной» некоторые сотрудницы СК и МВД отметили, что женщин часто с неохотой берут на работу из-за опасений, что они уйдут в декрет, а после рождения ребенка не смогут уделять работе достаточно времени. Титаев говорит, что его информантки, которые устраивались на службу в начале 2010-х годов, с такой проблемой не сталкивались — желающих работать в органах в то время было немного.

«Если речь идет про район, где у руководителя стоит очередь потенциальных кандидатов, то, конечно, у юноши больше шансов. Хотя есть такой нарратив, что женщина более стабильный работник. Она с меньшей вероятностью будет искать более теплые места, не будет пытаться перевестись в прокуратуру или пойти в адвокатуру», — отмечает исследователь, уточняя, что оценить распространенность такого убеждения ученые не могут.

«Женщине очень тяжело работать, — говорит Татьяна, руководительница следственного отдела в ОМВД Калининградской области. — Не дай бог, чтобы у женщины была семья. Мужья не понимают, особенно если сами не работают в полиции, почему жена должна после 19 часов находиться на работе или почему нужно приходить на работу в субботу, если это выходной день. Мужчина пришел домой — у него все готово: он сытый посюсюкался с детьми и лег спать». Сама она редко видит свою маленькую дочь — ребенка воспитывает ее сестра. Когда Татьяна возвращается домой с работы, обычно дочь уже спит.

«У нас есть женщины с детьми — они вообще не работники. Вот у нас есть женщина с тремя детьми, так она за год работала от силы один месяц, потому что она постоянно была на больничном со всеми этими детьми. И работают в итоге те, у кого нет детей», — объясняет руководительница отдела.

Глава московского межрегионального профсоюза полицейских и Нацгвардии Михаил Пашкин полагает, что у женщины в правоохранительных органах есть шанс «нормально работать», если она сама не будет «придавать себе особый статус» и возьмет за правило отстаивать свои права. По его словам, за год профсоюз принимает в среднем до 600 жалоб и только примерно 30% из них — от женщин. В основном жалуются матери-одиночки, которых ставят работать в ночные смены, хотя трудовым законодательством это запрещено без письменного согласия самой работницы, или назначают дежурство в один и тот же день, что и ее супругу, работающему в другом подразделении, поэтому семье не с кем оставить ребенка.

Кирилл Титаев говорит, что ситуация, когда от женщины требуют быть одновременно матерью, домохозяйкой и полноценным сотрудником — фундаментальная проблема российского общества: «Иногда это решается через специфичную довольно редкую ситуацию, когда муж берет на себя обязанности домохозяина или основного родителя. Или в ситуациях, когда нет ни детей, ни семьи. До тех пор пока у нас в семье такое гендерное распределение обязанностей это будет оставаться так».

Домогательства. «Все должны были под него стелиться»

В 2018 году крупнейший британский профсоюз госслужащих Unison провел опрос, в котором приняли участие почти 1800 сотрудниц полиции из Англии, Шотландии и Уэльса. Половина из них признались, что за время работы слышали шутки с сексуальным подтекстом, а каждая пятая получала от коллег смс или письма по электронной почте с откровенным содержанием.

Кроме того, треть опрошенных сообщили, что сталкивались с навязчивыми вопросами об их личной жизни. Каждая десятая отмечала, что коллеги продолжали оказывать знаки внимания и звать на свидания даже после того, как женщина дала понять, что ей это неинтересно. Примерно каждую 25-ю сотрудницу принуждали к сексу, а каждая 12-я получала намеки на особое отношение по работе в обмен на сексуальную близость.

В России нет аналогичных исследований, поэтому о случаях домогательств или сексуальном насилии над сотрудницами правоохранительных органов со стороны коллег-мужчин становится известно лишь когда пострадавшие предают их огласке.

Бывшая дознавательница МВД Ирина рассказывает, что столкнулась с сексуальными домогательствами, когда в ее отделе сменился начальник. «Все должны были быть его любовницами, все должны были под него стелиться и слушаться только его, — объясняет она. — У меня на тот момент уже был внушительный срок службы, я привыкла работать с другим руководителем и не готова была совсем уж… Поэтому он мне сказал: “Я не дам тебе служить в полиции”. Я спросила: “Что случилось? Я могу перевестись в другой отдел?”. А он мне сказал: “Почему я должен тебе помогать? Ты мне что, любовница или сестра?”».

По словам бывшей сотрудницы полиции, начальник предлагал ей вступить с ним в сексуальные отношения, а когда она отказалась, начал выживать ее со службы: «Он не дал мне возможности уйти в другой отдел. Да, я жертва харассмента. Я обращалась в суд, хотела оспорить дисциплинарные взыскания, но везде проиграла. Я в итоге его просто простила и начала другую жизнь, которая мне понравилась больше».

Ирина говорит, что она не первая и не последняя жертва домогательств со стороны ее бывшего начальника: «Просто, может, кто-то как-то шел на попятную, соглашался с его условиями или правилами. Я не готова была. Мне уже было 30 лет, и я уже не в том возрасте, чтобы мне давали указания о том, что мне делать, с кем, когда и сколько раз».

Исследовать, как часто руководители правоохранительных ведомств предлагают сотрудницам вступить в романтические или сексуальные отношения в обмен на продвижение по карьерной лестнице — невозможно, считает Кирилл Титаев из ИПП: «Все, что мы будем видеть — это яркие конфликтные кейсы. Про такие вещи рассказывают, иногда. Насколько они распространены, насколько это обоснованные рассказы? Может быть, на самом деле, это очень редкие случаи, а может быть — это массовая практика».

Правозащитница Алена Попова говорит, что к ней регулярно обращаются сотрудницы правоохранительных органов, которые рассказывают о домогательствах на службе. «У нас много таких. Там такие истории есть, о которых нужно рассказывать — девчонок запирают в кабинетах и черт-те что там делают», — возмущается она. Однако, по словам Поповой, женщины боятся рассказывать о домогательствах публично — из-за истории бывшей сотрудницы управления МВД по Челябинску Любови Герасимовой.

Осенью 2018 года «Лента.ру» опубликовала текст под заголовком «Ты чего, ему не дала? Что он такой дерганый?». В нем Герасимова, мать четверых детей, рассказала, что ей пришлось уволиться из патрульно-постовой службы из-за домогательств со стороны заместителя командира полка, майора Константина Медведева. Рассказ экс-полицейской также опубликовали «31 канал», «Комсомольская правда», Ura.ru. По словам Герасимовой, начальник постоянно оказывал ей знаки внимания:

«Он сначала меня просто звал к себе в кабинет попить чай, угощал конфетами. А вы же понимаете, что для человека в погонах то, что говорит начальник, — это приказ, его не обсуждают. Затем он как-то застегнул мне пуговицу на форме и сказал, что я могу ему расстегивать пуговицы не в его кабинете, а другом месте. Я дала ему отпор», — рассказывала бывшая полицейская.

По словам Герасимовой, после отказа майор начал ей мстить: ее отправляли в наряд одну, постоянно придирались, заставляли после операции патрулировать в тяжелой экипировке, перевели в отдаленный райотдел. Условия службы стали настолько невыносимыми, объясняла бывшая сотрудница, что она сама написала рапорт об увольнении. В своих интервью Герасимова утверждала, что женщин в полиции постоянно принуждают к сексу, особенно ради продвижения по службе.

После того, как Любовь Герасимова дала несколько интервью, ее бывший начальник Медведев и управление МВД по Челябинской области подали к ней иски о защите чести и достоинства. В ведомстве сообщили, что провели проверку, в результате которой «факты, изложенные женщиной, не подтвердились». Летом 2019 года Тракторозаводский районный суд Челябинска признал информацию, изложенную в статье Lenta.ru порочащей честь и достоинство полицейского и обязал издание удалить статью. Тогда же Центральный районный суд Челябинска частично удовлетворил иск МВД к Герасимовой, а также «Комсомольской правде» и Ura.ru.

Еще до вынесения решений Герасимова выступила в эфире радио «Комсомольская правда» с извинениями перед МВД, управлением ведомства по области и городу, а также лично бывшим начальником. Экс-полицейская уверяла: она не знала, что общается с журналистами и ее слова опубликуют.

«Более того, часть моих высказываний и рассуждений в статье существенно искажена — а другая часть выдернута из контекста — и им придана вопреки моему волеизъявлению безоговорочно негативная окраска», — говорится в заявлении.

В решении суда указывается, что после этих извинений Медведев заключил с Герасимовой мировое соглашение, и решение вынесли только в части требований к «Ленте.ру». Сама бывшая полицейская отказалась разговаривать с «Медиазоной», сообщив, что она уже «натерпелась» и два года судебных тяжб ее сильно вымотали.

Поначалу же Герасимова объясняла, что рассказать о домогательствах ее побудила история о групповом изнасиловании в уфимском отделе МВД дознавательницы Гульназ Фатхисламовой — дочери командира ОМОН в Башкирии. Тогда задержали начальника ОМВД по Кармаскалинскому району Салавата Галиева, начальника ОМВД по Уфимскому району Эдуарда Матвеева и главу отдела по вопросам миграции Уфимского района Павла Яромчука. Всех троих обвинили в изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера группой лиц. В 2019 году бывших полицейских начальников приговорили к срокам от шести до семи лет, но апелляционная инстанция оправдала Галиева и Матвеева, а Яромчуку снизила срок до четырех лет колонии.

«Не забывайте о том, что это военизированный коллектив численностью миллион человек, — говорит Титаев. — Тупо по статистике у них должны быть десятки изнасилований в год внутри. Условно говоря, когда коллектив становится достаточно большим, там с неизбежностью будут происходить какие-то события. У вас будут полицейские-самоубийцы, потому что людям вообще свойственно самоубиваться временами. И среди полицейских такие тоже будут. Да, там будут изнасилования на рабочем месте, потому что у нас это такой встречающийся тип сексуального насилия».

Сообщения о харассменте от сотрудниц правоохранительных органов в межрегиональный профсоюз полиции поступают не часто — один-два раза в год, утверждает Пашкин: «Вот одна хотела перевестись — ей командир роты ППС говорит: “пошли на койку”, но она пошла не на койку, а в профсоюз, и мы ее перевели [в другой отдел]. Но народ в полиции и Росгвардии настолько запуган, что даже боятся признаться, что до них домогаются».

Стеклянный потолок. «Слишком мягкие, слишком женственные, слишком слезливые»

Женщины в правоохранительных органах могут оказывать положительное влияние на профессиональное сообщество и общую эффективность работы ведомств — они реже применяют чрезмерную физическую силу к задержанным, чаще проявляют сочувствие и эмпатию, считает американская журналистка и профессор права Роза Брукс. В статье на Washington Post она приводит несколько исследований, подтверждающих это.

Так, опрос американского исследовательского центра Pew показал, что женщины-полицейские реже, чем их коллеги-мужчины, считают агрессию более полезной в работе, чем вежливость, реже соглашаются с тем, что некоторых людей можно убедить лишь с помощью физического воздействия, и реже говорят, что работа сделала их бессердечными.

В другом исследовании отмечается, что женщины-офицеры на 27 процентов реже, чем мужчины, «демонстрируют экстремальное контролирующее поведение — угрозы, физическое сдерживание, обыски и задержания» при взаимодействии с гражданами.

При этом, отмечает Брукс, государство не мотивируют женщин устраиваться на работу в правоохранительные органы. «Полицейские академии созданы по образцу военных учебных лагерей и переоценивают физическую силу, недооценивая коммуникативные навыки и эмоциональный интеллект», — считает она.

В России оперативная работа в полиции часто рассматривается как исключительно мужская, считает Титаев. «За этим есть некоторое рацио, потому что криминальная среда преимущественно мужская — мужчины совершают гораздо больше преступлений и гораздо сильнее вовлечены в повседневную криминальную активность, — объясняет эксперт. — Представить себе женщину, которая устанавливает стабильные агентурные связи с представителями преступной среды, достаточно сложно. Значительная часть полицейских сил открыто маркируют себя как скорее мужские. Если вы скажете любому полицейскому начальнику, вот вы не взяли женщину опером, вы ее дискриминировали, он рассмеется вам в лицо».

Жительнице Калининградской области Ольге тоже сначала объявили, что в уголовный розыск берут только мужчин, хотя она всегда мечтала быть оперативником. «В итоге мне пришлось на практике проявить себя со всех сторон — ловить и задерживать наравне с мужчинами. Работать до 11-12 вечера, как и они. Я прямо этого очень-очень хотела, поэтому мне несложно было. Я не маленькая, у меня физической силы хватало», — рассказывает полицейская.

Она вспоминает, что изначально ее хотели направить на кабинетную работу, но она запротестовала. «Я сказала: “Я сюда пришла работать, а не бумажки писать”. Там коллектив хороший был очень, просто сначала скептически ко мне отнеслись. Я и сама сейчас так отношусь, когда девочек в угрозыск берут, — признается она. — Таких чтобы прям хотели всю жизнь именно в розыске работать, я только одну еще встречала. А остальные понимают, что уйдут в декрет, что их ждет именно кабинетная работа — ловить преступников они особо не рвутся».

Ольга говорит, что в своем отделе она никогда не сталкивалась с дискриминацией. Наоборот, ее всегда ставили в пример коллегам. «Руководство, если какие-то у меня были проблемы, всегда за меня билось до последнего», — рассказывает она.

«Если бы я в свое время не ушла в декрет, то я на сто процентов уверена, что сейчас занимала бы руководящую должность, — уверяет Ольга. — Потому что даже сейчас, имея ребенка, который болеет и которого надо из садика забирать, мне предлагали не раз такие должности, просто мне этого не надо. Поначалу у меня работа была на первом месте — я и не думала, что замуж выйду. А потом в итоге встречаешь человека, рожаешь ребенка, и все меняется».

В правоохранительных органах «чем выше уровень, тем меньше женщин можно встретить на руководящих должностях», замечает Титаев: «Там есть вполне себе стеклянный потолок, хотя в рамках МВД мы знаем руководителей-женщин в региональных следственных управлениях». Их продвижению в карьере мешает «определенная последовательность фильтров», из-за которых женщин становится меньше с каждым уровнем.

При этом на низовых должностях женщин обычно чуть больше половины, говорит он. В следствии МВД и в СК женщины могут руководить межмуниципальными, городскими или районными отделами, но на уровне глав региональных управлений они встречаются очень редко. «Если на низовом уровне пропорция где-то условно 50 на 50, то на уровне региональных руководителей — это что-то в районе 10 процентов», — говорит ученый.

Несколько сотрудниц органов внутренних дел, с которыми побеседовала «Медиазона», отметили, что в последнее время все чаще в полицию на «исконно мужские должности» — такие, как участковые или оперативники — стали принимать женщин. Это собеседницы объяснили острым кадровым дефицитом.

Михаил Пашкин отмечает, что в профсоюзе такой тенденции не заметили — по его словам, женщины по-прежнему не очень востребованы в органах в качестве штатных работников, тем более если речь идет о руководящих должностях.

«Вот есть у нас сотрудница ППС в Северном округе — начальники ее боятся, потому что она так себя поставила, — рассказывает глава профсоюза. — Но несмотря на то, что у нее два высших образования, ей не дают офицерское звание, а тех мужчин, кто ни черта не знает вообще, ставят офицерами. Это потому что она боевая: может настроить всех и не боится правду в глаза сказать. К сожалению, у нас такая ситуация, что если ты одно место начальнику лижешь, то тогда ты на повышение идешь. Я, например, даже знаю в Москве начальников, которые не любят брать на работу москвичей, потому что у них тут есть квартиры, родственники — они независимы — и такие тоже не нужны в органах. Да и начальники, если честно, вообще женщин не любят — любят только красивых и только в других целях».

Глава следственного отдела в ОМВД Татьяна вспоминает, что в 22 года, когда она устраивалась в полицию после юридического факультета, ей сразу сообщили, что ее кандидатура им неинтересна. «Мне прямо так и сказали: “Во-первых, у вас нет опыта. Во-вторых, у вас нет детей. Вы сейчас выйдете замуж, нарожаете детей и будете сидеть в декрете”».

Несмотря на это, она смогла дослужиться до руководящей должности. По ее мнению, женщинам легче работать в следствии, потому что они более усидчивы, трудолюбивы и эмоционально устойчивы, а мужчины «сразу раскисают».

Следовательница отмечает, что на службе ей пришлось привыкнуть к специфической форме общения с коллегами. Она рассказывает, что нередко полицейские требуют от следователей просить суд арестовать человека без достаточных доказательств. «Приходится доказывать, что ты прав. Тебе говорят: “Да пошла ты туда-то растуда-то! Я тебе сказал, значит делай так”. И приходится объяснять, что я не пойду туда-то… Я многим словечкам научилась. И могу сказать, что следователи понимают только этот язык. Как только сказал на “русском языке”, так все побежали и все сделали», — говорит Татьяна.

Бывшая следовательница Анастасия Гарина считает, что сотрудницы правоохранительных органов, чтобы заслужить уважение на работе, зачастую вынуждены вести себя жестче, чем их коллеги-мужчины, «ведь их постоянно подозревают в том, что они слишком мягкие, слишком женственные, слишком слезливые». Обращаясь уже к своему правозащитному опыту, Гарина отмечает, что «хамство, грубость, бессердечие» она наблюдала именно у следовательниц: «Самые такие хамские следователи, с которыми мы сталкивались, из четырех четыре были женщинами. Я не вижу здесь стечения обстоятельств».

«Меня молодую, бывало, так старшие товарищи доводили до слез, — вспоминает Татьяна. — Я и сейчас могу расплакаться, когда меня незаслуженно обижают и унижают. А этого, поверьте, очень много. Стоит неимоверных усилий никогда ни при ком не плакать, но у меня такое правило. Зайдешь в кабинет, закроешься, поплачешь — отойдешь и пойдешь работать дальше. Моих слез никто не видел».

Татьяна говорит, что в отделе, где она руководит, нет дискриминации по гендерному признаку — руководители-мужчины общаются с ней на равных, «даже не считают за женщину» и не делают ей поблажек на службе. Она же в отличие от мужчин делает своим подчиненным-девушкам «послабления».

«Там, например, она говорит: “У меня не было другого времени на маникюр записаться — можно уйти?”. Прикрываю. Или там в больницу, детей куда-то отвести. Или девочка подбежит: “Там распродажа, а я вот работаю. Можно быстренько сбегаю? Тут недалеко, на часочек”. Я не деспот какой-то. Мужчина хрен бы ее отпустил. А мне-то все это понятно. Когда они пойдут? Ночью-то магазины и салоны не работают. Они же тоже должны быть красивые — они же девочки».

Редактор: Мария Климова

Женщины в полиции – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

В правоохранительных структурах, в отличие от других сфер, женщины не чувствуют дискриминации. Одни реализуют в работе лидерские качества и успешно конкурируют с коллегами-мужчинами. Другие называют профессиональным преимуществом женственность, мягкость и умение найти контакт с людьми. В любом случае, женщины в полиции находят подходящую нишу, которая позволяет им проявить самые разные способности. Об этом говорится в докладе Ольги Исуповой, представленном в программе XIX Апрельской международной научной конференции НИУ ВШЭ.

Сообщество без дискриминации

Полиция давно не считается исключительно мужской сферой деятельности. В аналитических отделах, дознании и следствии, инспекциях по делам несовершеннолетних (ПДН) трудится множество женщин. Их доля в полиции, как показывают исследования, заметно превысила 15% — тот порог, за которым работа уже не считается гендерно-маркированной.

Фокус-группы и интервью с полицейскими в 2017 году в городах Вологодской области выявили, что женщины в правоохранении не ощущают дискриминации. Должность позволяет проявить и маскулинность, и феминность. Дома к занятости респонденток обычно относятся серьезно, особенно если муж тоже работает в полиции. Супруги поддерживают друг друга и в карьере, и в домашних делах, — они часто делят их поровну, показал проект «Мужчины, женщины и профессия: семья и работа в жизни сотрудников полиции Вологодской области».

В интервью участвовали представительницы участковых, патрульных служб полиции, инспекторы ПДН, начальницы изоляторов и пр. В 2015-2016 годах доля женщин в правоохранительных органах варьировалась по разным городам области от почти одной пятой (18-19%) до более чем четверти (28%).  Это значение важно для восприятия работы. Считается, что если женщин в коллективе меньше 15%, у них ниже удовлетворенность работой, а часто — и выше шансы дискриминации.

Гендер и должность

В полиции сложилось гендерное разделение труда. Женщин, по данным исследования, больше всего на позициях, связанных с дознанием и следствием, аналитической и «бумажной» работой, в инспекции по делам несовершеннолетних.

Такой расклад согласуется с данными других исследований и с историей профессии. Мужчин-полицейских не всегда интересовала аналитика и те сферы, где нужно, в том числе, эмоциональное участие. Работа с жертвами правонарушений, с подростками предполагала особую чуткость — и в итоге стала «женской» сферой. А вот руководство и опасная «уличная» деятельность (в патруле и пр.) — преимущественно «мужские» сферы. Такое же разделение труда показало и исследование Ольги Исуповой.

Гендерное единство профессии размывалось по разным причинам. Одной из них была нехватка мужчин. Так, в Великобритании женщин позвали в полицию во время Первой мировой войны: мужчины ушли на фронт. К тому же возникла идея, что полиции нужна моральная реформа, «нежное прикосновение» женщин. Впрочем, полноправными офицерами полиции женщины в Великобритании стали лишь в 1944 году. А во Франции – десятилетием ранее, в 1935 году.

Пионером же «феминизации» полиции считаются США: женщины пришли в эту сферу на вспомогательные работы в конце XIX века. В России — в 1916 году.

Как бы то ни было, уделом женщин в правоохранении долго оставались «сопровождающие» виды работ. В Восточной Европе это наблюдалось даже в 1990-е годы. Женское присутствие в профессии воспринималось, скорее, как декоративное. Но ситуация изменилась. Женщины пошли на самую опасную полицейскую работу, например, в патруле. Исследователи объясняют это кризисом тех времен, обилием преступлений и, соответственно, необходимостью мобилизовывать все новых защитников закона. А иногда — и слишком невысокой для мужчин реальной зарплатой в полиции.

Отчасти похожая ситуация наблюдалась и в Вологодской области. До 1990-х годов женщин редко брали в полицию, но затем их доля росла. Кто-то шел в полицию в силу семейных традиций (в ней работали родственники), кого-то привлекло неплохое рабочее место (с высокой по местным меркам зарплатой). К тому же, «не всегда легко найти достаточное количество мужчин, годных для работы в полиции, то есть без истории правонарушений», добавляет Ольга Исупова.

Так или иначе, приход женщин в полицию, как ни странно, сделал стиль работы в ней более «мужским».

Гендерная монополия остается?

Мужественность, брутальность труда полицейских связана с силой, выносливостью, боевым духом. Маскулинный этос профессии вольно или невольно поддерживают и женщины.

Казалось бы, процессы конца XX — начала XXI века — технологическая революция в полиции, принцип подотчетности и прозрачности, специализация – создали больше возможностей для женщин. Они часто выигрывают за счет ставки на высокий образовательный уровень и получают должности, связанные с аналитикой.

Однако мужчины, увидев новые конкурентные преимущества женщин в профессии, тоже поспешили подстроиться под новый стиль работы. А это предполагало профессиональное развитие.

Стала складываться корпоративная культура «умного мачо».

 Такие мужчины-полицейские не пренебрегают аналитической работой.
 Они стараются приобрести как можно больше навыков и умений.
 В отличие от женщин, мужчины могут себе позволить дольше задерживаться на работе. Это исключает женщин из совместных неформальных практик, делает мужское сообщество более закрытым. 

В целом «в присутствии женщин у мужчин-полицейских происходит усиление мужских черт в стремлении от них отличиться», резюмирует эксперт.

Женская мужественность

В то же время, и у женщин возникает потребность доказать мужчинам свою маскулинность, которая связана, в том числе, с применением физической силы. Это позволяет «легитимировать» свою работу в правоохранении.

Мужчины-полицейские нередко все еще убеждены в том, что женщины «несостоятельны» в действительно опасных ситуациях. А такие ситуации – и есть основа полицейской работы. Но женщины дают свой ответ на этот вызов: сознательно идут на «передний край», на самую тяжелую и рискованную работу.

 Они выходят на наиболее маскулинные позиции и, по сути, во многом заняты «деланием гендера» — в данном случае, мужского.
 Женщины этой группы добиваются признания коллег-мужчин как профессионалы, но часто перестают быть женщинами в их глазах.
 Повышение самооценки у этой группы может сочетаться с ощущением изоляции. Их могут не принимать не только на работе, но даже дома.

В исследовании в Вологде были похожие, хотя и не идентичные примеры. Судя по ответам респонденток, полиция все еще порой воспринимается как «символически мужская область деятельности». Для ее представителей характерно ощущение определенной власти и уверенности в себе. Такое восприятие профессии отчасти служило мотивацией для женщин-полицейских.

Важен и другой нюанс. Профессия предполагает ношение оружия, а оно тоже трактовалось респондентами как символ власти. Но нужно уметь правильно и обоснованно им владеть. «В конце концов, мы тут все вооруженные люди!» — подчеркнула майор полиции. Эта фраза, по мнению исследователя, «рифмуется» с явлениями женской маскулинности.

Сценарии карьеры

Однако женщины далеко не всегда выстраивают карьеру в полиции в мужском стиле. Помимо «маскулинной» стратегии, по данным исследований, возможны еще три:

 Ставка на образование, позволяющая почти сразу занять неплохие позиции в иерархии.
 Работа на типично «женских» должностях в полиции, без особых карьерных амбиций. Так легче сочетать работу с материнством и семьей.
 Ниша «незаменимого специалиста»: нужно оказаться в чем-то уникальным, что повысит уважение со стороны коллег-мужчин. 

Любой из этих путей в принципе может привести к тому, что женщина-полицейский займет уважаемую должность. Тогда авторитет в глазах окружающих прилагается почти априори. Исследование в Вологде во многом подтверждает существование таких стратегий. Показательна, например, ставка на образование. Многие респонденты благодаря ей занимались аналитической работой, ведением дел. «Маскулинная» стратегия встречается, но не так часто. В самых брутальных сферах — среди патрульных и в ГИБДД — меньше всего женщин. Кстати, у сотрудников таких служб ниже уровень образования.

Любопытно и самоощущение женщин в мужском коллективе. Некоторые респондентки подчеркивали возможность проявлять женственность на работе и наслаждаться повышенным вниманием коллег. Но были и те, кто «просто работает». Их большинство.

В одной команде

У многих женщин-полицейских тот же распорядок дня, что и у представительниц других профессий. Многое зависит от семейного статуса, возраста детей и пр. Рабочий день респонденток — часто ненормированный.

«Я встаю в пять утра и готовлю завтрак, привожу себя в порядок, – рассказывает участница исследования. — К восьми утра отвожу детей в садик, сама иду на работу. В шесть я их забираю, и мы идем на развивалки. В восемь мы дома, я готовлю ужин, делаем задания с развивалок. Потом я укладываю их спать и делаю свои уроки, я же тоже сейчас учусь». Сотрудница инспекции ПДН вторит: «Пока я иду по коридору [на работе], принимаю сообщения о том, что за это время случилось. Работа начинается в 11 утра и не заканчивается никогда. Детей забираю из сада в семь, последними, и опять иду на работу».

Мужья либо не принимают этот режим дня (супруги расходятся), либо включаются в домашние дела на равных. Особенно если муж тоже работает в полиции и хорошо представляет себе все сложности профессии. «Пока я на работе, муж занимается сыновьями, кормит их ужином, готовит, стирает и еще кормит моих глупых куриц», – замечает сотрудница инспекции по делам несовершеннолетних. «Когда я езжу на несколько месяцев в служебные командировки, сыновья остаются с папой, — поясняет начальница изолятора. <…> – В эти периоды они делают все сами. Он тоже работает в полиции… и все понимает».

Браки между сотрудниками полиции довольно часты. В итоге «создается сообщество, внутри устроенное довольно справедливо и эгалитарно», заключает исследователь.
IQ


Автор исследования:

Ольга Исупова, старший научный сотрудник Центра демографических исследований Института демографии НИУ ВШЭ.
Подпишись на IQ.HSE

Женщины-полицейские уже составляют 40 процентов «голубых беретов» ООН

Александр Зуев подчеркнул, что увеличение числа женщин в рядах полицейских ООН позволяет работать со всеми группами населения. Женщины в полицейской форме могут послужить примером для девушек, которые сами могут пойти в полицию, помочь уязвимым женщинам и детям добиться правосудия, «навести мосты» между ООН и местным населением, что, например, облегчит сбор информации.

Помощник главы ООН сообщил, что сегодня женщины составляют уже 40 процентов полицейского контингента, однако немногие из них занимают руководящие должности. С этой целью в ООН организовали командирские курсы, которые позволили выявить 140 женщин, готовых занять высшие посты.

Борьба с организованной преступностью всегда была делом полицейских, а военных, как правило, задействовали в случае вооруженных конфликтов

По словам Зуева, правительства все чаще обращаются к «голубым беретам» за помощью в расследований серьезных преступлений и в борьбе сорганизованной преступностью. Он заметил, что организованная преступность процветает в странах, переживших конфликт или находящихся в состоянии конфликта, которые характеризуют непростая социально-экономическая ситуация, слабая государственная власть, коррупция и плохо защищенные границы.

«Борьба с организованной преступностью всегда была делом полицейских, а военных, как правило, задействовали в случае вооруженных конфликтов, – напомнил помощник Генсека, – Сегодня, когда нам приходится иметь дело с ассиметричными угрозами и деятельностью негосударственных формирований, грань между полицией и армией размывается».

Фото ООН/М.Гартен

Заместитель Генерального секретаря по вопросам правосудия и верховенства права Александр Зуев выступает в Совете безопасности ООН

Например, в Западной Африке и Сахеле маршруты нелегальной торговли людьми, оружием и наркотиками проходят по территориям, находящимся под контролем террористов, и контрабандистам приходится платить за право воспользоваться ими. В Нигерии террористическая группировка «Боко харам» занимается контрабандой людей, наркотиков и природных ресурсов.

«Наши полицейские в Центральноафриканской Республике, в Демократической Республике Конго и в Мали, среди прочих, помогают местным коллегам создать систему оперативно-розыскной деятельности и осваивать новые технологии с целью предотвращения и расследования серьезных преступлений и действий организованных преступных групп», – отметил Александр Зуев.

Он также подчеркнул, что полицейские ООН могут сыграть важную роль в укреплении верховенства закона в странах, переживших конфликт: «Переход от гражданской войны к гражданскому обществу невозможен без участия гражданской полиции, которая призвана обеспечивать верховенство закона и поддерживать правопорядок при минимальном применении силы».

Переход от гражданской войны к гражданскому обществу невозможен без участия гражданской полиции…

В качестве положительных примеров Александр Зуев привел деятельность полиции ООН в Боснии, Сальвадоре, Руанде и Сьерра-Леоне. Он добавил, что год назад миротворческая операция в Гаити была преобразована в миссию по поддержанию правопорядка. «Голубые береты», а их контингент там насчитывает 1300 человек –  помогли создать и обучить новые полицейские силы Гаити. Они играют важнейшую роль в укреплении верховенства закона и продвижении прав человека.

Командующий полицейским контингентом ООН в Гаити, наряду с коллегами из Южного Судана и Демократической Республики Конго, также принял участие в сегодняшнем заседании Совета Безопасности.  Сейчас в ООН проходит Неделя полиции ООН, на которую съехались командиры полицейских компонентов ООН из всех миротворческих миссий, чтобы обменяться опытом и наметить пути укрепления роли полиции не только в поддержании мира в той или иной стране, но и в налаживании политического диалога и предупреждении конфликтов. 

Полиция объяснила задержание женщины в МФЦ в Москве :: Общество :: РБК

Video

«В отношении нее были составлены административные протоколы по статьям 3. 18.1 Кодекса г. Москвы об административных правонарушениях «Нарушение требований нормативных правовых актов города Москвы, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности на территории города Москвы» и 19.3 КоАП РФ «Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции», — рассказали в МВД.

Читайте на РБК Pro

Материалы по применению насилия в отношении сотрудников передали в органы следствия для принятия процессуального решения, добавили в ведомстве.

Накануне радиостанции «Говорит Москва» опубликовала видеозапись произошедшего. При задержании женщина кричала, что в машине ее ждет дочь. Однако сотрудники полиции продолжили заламывать ей руки, пытаясь надеть наручники. Далее женщину в наручниках потащили на улицу, волокли по земле, а затем оставили лежать на асфальте рядом с автомобилем.

«25 июня в одном из центров госуслуг посетительница отказывалась использовать средства индивидуальной защиты. Женщина неоднократно нарушала общественный порядок, а также режим пребывания на территории центра госуслуг, вследствие чего сотрудники были вынуждены обратиться к сотрудникам полиции. За действия сотрудников полиции центры госуслуг ответственности не несут», — прокомментировали РБК в пресс-службе МФЦ.

Сын задержанной Александр Муженский пояснил, что она сняла маску из-за плохого самочувствия в результате жары, сообщает «Эхо Москвы». По его словам, семья собирается требовать возбуждения уголовного дела о превышении полномочий в отношении полицейских, а также подаст жалобу на сотрудников МФЦ, которые не вызвали скорую помощь.

Джонсон раскритиковал полицию за игнорирование преступлений против женщин – Международная панорама

ЛОНДОН, 2 октября. /ТАСС/. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон подверг критике полицию страны за недостаточно серьезное отношение к преступлениям против женщин. В опубликованном в субботу интервью газете Times глава правительства признал, что текущее положение вещей “вызывает гнев”, и заявил о необходимости менять работу системы, которая слишком часто не может помочь жертвам.

Тема интервью Джонсона связана с идущей в Великобритании широкой общественной дискуссией о преступлениях в отношении женщин и доверии к полицейским. Она с новой силой разгорелась на этой неделе после того, как к пожизненному заключению был приговорен бывший сотрудник Скотленд-Ярда, который в марте этого года похитил, изнасиловал и убил 33-летнюю британку Сару Эверард. В ходе слушаний по резонансному делу выяснилось, что, возвращаясь со службы, он заставил женщину сесть к нему в машину, выдумав предлог для ареста. Ранее также стало известно, что в полиции вовремя не обратили внимания на ряд правонарушений, которые он совершил до того, как похитил Эверард, и за которые мог быть уволен.

“Твердо ли я верю в то, что полиция на нашей стороне? Да, безусловно. Можете ли вы доверять полицейским? Да, можете. Однако есть проблема с отношением к теме сексуального насилия, домашнего насилия, с тем, насколько внимательно к этому подходят, с тем, сколько на это уходит времени, с проволочками, с путаницей вокруг мобильных телефонов [изымаемых у потенциальных жертв и свидетелей насилия для сбора улик]. И эту проблему нам нужно исправить”, – сказал Джонсон.

По словам главы правительства, британская общественность права, считая, что полиция не относится к проблеме домашнего насилия и преступлений против женщин достаточно серьезно. По его словам, число обрабатываемых правоохранителями жалоб от женщин снижается, как и число обвинительных вердиктов по делам об изнасилованиях. Правительство намерено работать над повышением последнего показателя и стремиться к тому, чтобы до суда доходило больше подобных дел.

“Слишком, слишком часто работа системы, по сути, стоит жизни женщинам, которые ждут, пока к их жалобе отнесутся серьезно, ждут, пока их дело рассмотрят, но ничего не происходит. Мы видим, как жертвы отступают, сдаются из-за того, насколько это для них унизительно. И это возмущает”, – добавил глава правительства. При этом он подчеркнул, что не намерен требовать отставки главы Скотленд-Ярда Крессиды Дик и по-прежнему полностью ей доверяет.

Полицейские приоритеты

В связи с делом Эверард и рядом других нашумевших случаев в Великобритании стали упрекать правоохранителей в том, что преступления против женщин не являются для них приоритетом, и даже обвинять полицию в институциональной мизогинии. Как сообщает Times, в настоящий момент ведется расследование в отношении пяти полицейских, с которыми убийца Эверард несколько лет назад обменивался текстовыми сообщениями “расистского и женоненавистнического характера”.

По словам Джонсона, полиции следует крайне жестко реагировать на неправомерные действия ее сотрудников. Глава МВД королевства Прити Пател в свою очередь, заявила, что правоохранительные органы также должны со всем вниманием и серьезностью относиться к сообщениям о сексуальном и домашнем насилии, включая случаи домогательств и психологического насилия.

“Произошедшее [с Эверард] – ужасный позор, и полиции придется добиться определенных изменений, для чего понадобятся реформы, подотчетность и непростые дискуссии”, – заявила министр в беседе с сотрудниками газеты Evening Standard.

Женщины в полиции

Женщины в погонах.


Сегодня деятельность МВД России без представительниц прекрасного пола немыслима. Опыт уже показал, что, какую бы должность не занимали наши прекрасные дамы, они везде высокие профессионалы своего дела: умные, организованные, дисциплинированные, ответственные, трудолюбивые. В наше время женщины в полиции далеко не редкость. И глядя на красивых, приветливых женщин трудно поверить, что они полицейские. Но, за внешним хрупким и романтичным обликом скрываются сильные и волевые личности.
В отделе МВД России по Чистопольскому району женщины трудятся во многих подразделениях органов внутренних дел: в следствии, дознании, дежурной части, штабе, кадрах, участковых уполномоченных полиции, они несут службу и в уголовном розыске. Эти женщины, жертвуя личной жизнью и общением с родными и близкими, выполняют тяжелую работу, связанную с огромными эмоциональными и физическими перегрузками, с определенной степенью риска. И как все это вынести знают только женщины в форме полицейского, которые несут нелегкую ношу службы в органах внутренних дел. И все же они при этом всегда остаются ЖЕНЩИНАМИ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Полиция Дели наймет женщин для борьбы с изнасилованиями

Подпись к фото,

На каждом из 166 полицейских участков в Дели будут ежечасно дежурить женщины-полицейские

Индийское правительство планирует нанять больше женщин-полицейских в столице Дели после массовых волнений из-за группового изнасилования студентки-медика.

Министр внутренних дел Индии Сушил Кумар Шинде накануне объявил о том, что на каждом из 166 полицейских участков в Дели будут круглосуточно дежурить сотрудницы полиции.

“Я подписал документ, назначающий на каждый полицейский участок в Дели по две женщины-младших инспектора и по семь женщин-констеблей”, – заявил он журналистам.

В настоящий момент во многих отделениях не работает ни одной женщины, и, как признают полицейские чиновники, полицейским-мужчинам подчас “трудно” оказать помощь ставшим жертвами насилия жительницам города.

В пятницу Шинде проведет встречу официальных лиц из всех индийских штатов, на котором он намерен обсудить меры по предотвращению преступлений в отношении женщин.

Месть за замечание?

Накануне были предъявлены обвинения пятерым мужчинам, подозреваемым в похищении, групповом изнасиловании и убийстве студентки-медика.

Судить их планируется в кратчайшие сроки в специально организованном для этого суде. Процесс начнется в субботу, 5 января. В случае вынесения обвинительного приговора подозреваемым грозит смертная казнь.

Шестому арестованному по этому делу обвинение будет предъявлено только после медицинского обследования, по итогам которого будет установлено, является ли он совершеннолетним.

Коллегия адвокатов Индии заявила, что ни один из ее членов не хочет защищать подозреваемых, поэтому суд, как ожидается, сам назначит обвиняемым защитника.

Объем дела уже превышает тысячу страниц и содержат показания девушки, взятые у нее при жизни. В прошлые выходные она умерла от полученных травм в больнице в Сингапуре.

Молодая женщина, чье имя не раскрывается, и ее спутник 16 декабря сходили в кино и возвращались домой в автобусе в районе Мунирка индийской столицы, чтобы направиться в район Дварка на юго-западе.

Согласно сообщениям, на них набросились после того, как молодой человек сделал замечание компании мужчин, которые стали насмехаться над его подругой.

Подпись к фото,

Протесты в Индии продолжаются с 16 декабря после случая группового изнасилования в Дели

По данным полиции, девушку насиловали почти целый час. Ее, как и ее молодого человека, избили железными прутьями, после чего на ходу вышвырнули из автобуса на дорогу.

Безопасный для женщин город

Индийское правительство подверглось суровой критике за бездействие перед лицом проблемы насилия в отношении женщин.

По официальным данным, каждые 14 часов в Дели случается изнасилование. Женщины по всей стране признаются, что часто подвергаются сексуальному насилию и домогательствам.

После гибели девушки в результате изнасилования чиновники в Дели объявили о введении ряда мер, призванных сделать город безопаснее для женщин. Среди прочего предлагается организовать ночное патрулирование улиц, проверку водителей автобусов и их помощников, запрет на автобусы с затемненными стеклами или шторками.

Индийское правительство также создало специальный комитет, который возглавил бывший судья Верховного суда страны. Он займется разработкой поправок в закон о борьбе с сексуальным насилием.

В городе также появилась телефонная линия помощи для женщин, попавших в беду, которая может связать их с полицейскими участками по всему городу.

Однако многие протестующие не удовлетворены предложенными мерами и полагают, что женщины в Индии до сих пор рассматриваются как люди второго сорта и для того, чтобы их защитить, требуются глубокие перемены в культуре и общественных отношениях, подкрепленные законодательно.

Почему нам нужно больше женщин, работающих в правоохранительных органах

Женщины составляют небольшой, но растущий процент полицейских (11,6% по стране по сравнению с 3% в 1970-х годах). Однако необходимости набирать, обучать и продвигать по службе больше женщин-офицеров уделяется гораздо больше внимания, чем когда-либо прежде.

Обнадеживающий импульс к созданию более сбалансированных сил общественной безопасности частично подпитывается растущим признанием некоторых уникальных и ценных профессиональных качеств, которые женщины часто привносят в правоохранительные органы. Считается, что такие качества (три наиболее важных описаны ниже) повышают способность правоохранительных органов оказывать положительное влияние на сообщества, которым они служат.

[СВЯЗАННО] Как степень магистра в области лидерства в правоохранительных органах помогает женщинам получить конкурентное преимущество [Бесплатная электронная книга] >>

Основные преимущества привлечения большего числа женщин в правоохранительные органы

В то время как большинство департаментов и правоохранительных органов осознают необходимость найма разнообразной рабочей силы, инициативы по разнообразию часто больше фокусируются на этнической принадлежности, чем на поле.Это проблема, потому что, поскольку женщины составляют такое незначительное меньшинство в правоохранительных органах, почти половина населения исключена из карьеры, в которой они могли бы повлиять на значительные и позитивные изменения.

Это несмотря на значительные доказательства того, что женщины оказывают «глубокое влияние на культуру полицейской деятельности», по словам Чака Векслера, исполнительного директора Исследовательского форума руководителей полиции, который сказал Associated Press, что «они привносят свои собственные навыки в жизнь общества». традиционно в культуре доминируют мужчины, и это очень помогает.”

Ссылаясь на исследование, показывающее, что женщины умеют использовать общение для предотвращения потенциально нестабильных ситуаций, практика, которая все чаще подчеркивается во многих департаментах полиции и шерифа, сказал Векслер, «департаменты, которые имеют большой опыт найма женщин, признают, насколько они бесценны. в разрешении спорных ситуаций ».

Вот три способа, которыми женщины могут положительно влиять на правоохранительную практику.

1. Женщины-офицеры реже применяют чрезмерную силу.

Одним из двух наиболее широко признанных преимуществ привлечения большего числа женщин для карьеры в сфере уголовного правосудия является тот факт, что, согласно статье в The Atlantic, «женщины-офицеры с меньшей вероятностью будут применять чрезмерную силу или вытаскивать оружие. Они являются фигурантами судебных процессов гораздо реже, чем мужчины, что позволяет муниципалитетам сэкономить миллионы на судебных издержках ».

Это особенно важно в период, когда применение силы полицией находится под усиленным контролем, часто вызывая повышенную напряженность между полицией и общинами, которым они служат.

2. Женщины-офицеры обладают навыками борьбы с насилием в отношении женщин и преступлениями на сексуальной почве.

Одна из наиболее важных областей, где женщины в правоохранительных органах могут иметь значение, – это борьба с насилием в отношении женщин и сексуальными преступлениями.

«Крайне важно, чтобы женщины работали в системе уголовного правосудия», – сказала Дженнифер Монтойя, следователь по уголовным делам Министерства обороны, которая сейчас работает над своим M.S. в области лидерства в правоохранительных органах Университета Сан-Диего.«Например, в случаях сексуального насилия жертва может захотеть поговорить с женщиной. Но так бывает не всегда, потому что в отделе не хватает женщин, и это в конечном итоге сказывается на выполнении миссии. Это люди, с которыми мы имеем дело. Сексуальное насилие – чрезвычайно деликатный вопрос, и мы должны действовать гуманно ».

3. Женщины-офицеры могут помочь улучшить отношения между полицией и общественностью.

The Washington Post поделилась выводами о склонности женщин к общению и сдержанности в применении силы, сообщив, что «за последние 40 лет исследования показали, что женщины-офицеры менее авторитарны в своем подходе к полицейской деятельности, меньше полагаются на физическую силу и более эффективны. коммуникаторы.Самое главное, что женщины-офицеры лучше справляются с разрядкой потенциально ожесточенных столкновений с до , эти столкновения становятся смертельными ».

«Приверженность этичному поведению и милосердное служение – вот чем являются или должны быть правоохранительные органы», – сказала Тиффани Таунсенд, детектив шерифа Сан-Диего, получившая степень магистра в области лидерства в правоохранительных органах Университета Сан-Диего. «Я считаю, что оказываю общественные услуги каждый раз, когда хожу на работу».

Поощрение большего числа женщин к карьере в правоохранительных органах

Если женщины оказывают такое положительное влияние на профессию, почему сегодня в правоохранительных органах не работает больше женщин? Причины различны: от стереотипов до кампаний по набору персонала, нацеленных на мужчин, до тестов физических способностей, которые подтверждают укрепление мужской силы верхней части тела.

Наряду с растущим осознанием своего потенциала по оказанию положительного воздействия, необходимо сделать больше для поощрения женщин к участию в правоохранительных органах. Одним из примеров рекрутинга, нацеленного на женщин, является Пограничный патруль США, который направлен исключительно на женщин. По словам Кэтрин Спиллар, соучредителя Национального центра по делам женщин и полиции, «агентство осознало, что наличие в его рядах лишь пяти процентов женщин ограничивает его способность работать с десятками тысяч женщин-мигрантов, пересекающих США.Каждый год на границе Южной и Мексики многие из них подвергаются сексуальному насилию во время путешествия ».

По словам Монтойя, помимо кампаний по набору женщин, поощрение молодых девушек и наставничество – это еще один способ привлечь больше женщин в поле. «Я начал участвовать в программе Police Explorers, когда мне было 15 лет, и оставался в ней, пока мне не исполнился 21 год… Программа Explorer полностью изменила мою жизнь – это был мой первый опыт работы с правоохранительными органами. Если бы не программа Explorer, мне было бы намного труднее добраться туда, где я нахожусь сегодня.”

Консультации для женщин, желающих продвинуться по службе в правоохранительных органах

Национальный центр по делам женщин и полиции предлагает подробные советы женщинам, которые заинтересованы в работе в правоохранительных органах.

На вопрос, какой совет она дала бы девушкам и женщинам, рассматривающим возможность карьеры в сфере уголовного правосудия, Монтойя ответила: «Не бойтесь – вы можете делать все, что хотите. Не позволяйте никому говорить, что вы не можете этого сделать из-за вашего пола – это совершенно неважно ».

Есть также новое поколение женщин, которые продвигаются на руководящие и командные должности в правоохранительных органах, при этом женщины занимают все большее количество должностей начальников полиции по всей стране.

«Мы можем выиграть в присутствии. Но я думаю, что нам предстоит пройти долгий путь в воспитании будущих лидеров », – сказала Дженнифер Техада, ветеран правоохранительных органов, в настоящее время возглавляющая должность начальника полиции в Эмеривилле, штат Калифорния, одновременно с получением степени магистра в области управления правоохранительными органами и общественной безопасностью в Университет Сан-Диего.

«Что мне больше всего нравится (в программе получения степени в долларах США), так это то, что она чрезвычайно актуальна для моей должности, а также текущих проблем в правоохранительных органах сегодня», – сказал Техада, который считает, что высшее образование «очень важно» для руководителей полиции любого пола. .«Я бы действительно посоветовала людям сделать это, – сказала она, – потому что это действительно дает вам основу, необходимую для того, чтобы быть лучшими в правоохранительных органах».

[СВЯЗАННО] Женщина-начальник полиции говорит, что степень магистра в области руководства правоохранительными органами помогла ей стать «лучшим лидером» >>

Программа магистратуры в долларах США отличается от традиционной степени в области уголовного правосудия тем, что предлагает более обширную учебную программу, которая выходит за рамки основ и учит современным навыкам, которые востребованы как в федеральных, так и в местных учреждениях.

Монтойя, следователь Министерства обороны и студентка магистратуры USD, также твердо верит в ценность высшего образования для своей работы. «Правоприменительная сфера постоянно меняется и развивается ежедневно. Преступники становятся умнее, а технологии постоянно развиваются », – сказал Монтойя. «Эта магистерская программа многому научила меня – не только профессора, но и других студентов программы».

Уникальный онлайн-формат программы в долларах США, который стимулирует взаимодействие с коллегами-профессионалами из правоохранительных органов со всей страны, разработан таким образом, чтобы студенты могли получить степень менее чем за два года, продолжая работать полный рабочий день и выполнять семейные обязанности.

[СВЯЗАННЫЕ] Следует ли вам получить степень в области уголовного правосудия или руководителя правоохранительных органов? >>

«Программы, подобные этой, укрепляют эмоциональную, академическую и этическую практику того, что считается« хорошей полицейской службой », обучая важности профессионализма, непредубежденности и основ этической деятельности полиции в сообществе», – говорит Джаззма Рейни, сотрудник службы таможенного и пограничного контроля. агент, недавно окончивший программу. «Изучение культурных и социальных проблем, которые создают потребность в таких организациях, как Black Lives Matter, с академической точки зрения, позволяет сотрудникам правоохранительных органов взаимодействовать с культурными и политическими движениями с эмоциональным интеллектом и хорошими моральными качествами даже в самых сложных ситуациях.”

Подготовьтесь к продвижению по службе и усовершенствуйте свои лидерские навыки

Получите степень магистра в области лидерства в правоохранительной деятельности и общественной безопасности

100% Онлайн – программа на 20 месяцев

Учить больше

«Женщины в синем» в полиции отличаются от полицейских-мужчин? : NPR

Сержант. Элис Уайт работает в полицейском управлении Миннеаполиса с 2004 года.Она одна из четырех офицеров, представленных в документальном фильме « Женщины в синем», «» в сериале PBS Independent Lens. Эрика Трикнор / PBS скрыть подпись

заголовок переключения Эрика Трикнор / PBS

Sgt.Алиса Уайт работает в полицейском управлении Миннеаполиса с 2004 года. Она – одна из четырех офицеров, представленных в документальном фильме « Женщины в синем», «» в сериале PBS Independent Lens.

Эрика Трикнор / PBS

В 2014 году Эрик Гарнер, невооруженный темнокожий мужчина, был убит на тротуаре в Стейтен-Айленде, штат Нью-Йорк, когда полицейский-мужчина поместил его в удушающий захват во время ареста за мисдиминор.

Режиссер Дейрдре Фишель, которая работала всего в нескольких кварталах от дома, вспоминает, как спрашивала женщину-полицейского, могло ли то, что случилось с Гарнером, произойти в ее часы.Офицер сказал, что нет – что женщина-офицер с большей вероятностью деэскалирует ситуацию.

«И я только начал думать: разве женщины полицейские иначе?» – говорит Фишел. «Я действительно хотела изучить вопрос о том, что женщины потенциально могут принести в полицейские участки».

Новый документальный фильм Фишеля для канала PBS « Женщины в синем», из серии «Независимые объективы» , посвящен четырем женщинам, работавшим в Департаменте полиции Миннеаполиса. Элис Уайт, одна из представленных женщин, присоединилась к отделу в 2004 году.В 2018 году она стала одной из шести чернокожих женщин, имеющих звание сержанта. Уайт согласен с тем, что женщины склонны к полиции иначе, чем мужчины.

«Я не говорю, что все мужчины ведут полицию агрессивно или непрофессионально и плохо», – говорит Уайт. «Но я собираюсь сказать, что женщины обычно не осуществляют полицейский контроль таким образом, который заставляет их использовать … свои физические мышцы. Они следят за тем, чтобы они использовали свои мозговые мышцы, потому что большую часть времени мы» снова встретить кого-то, кто может перевесить нас [или] победить нас.

Через три года после того, как Фишел начал снимать документальный фильм, Джордж Флойд погиб от рук полиции, в результате чего полицейское управление Миннеаполиса оказалось в центре протестов во всем мире. Она говорит, что убийство Флойда заставило ее осознать, насколько серьезно нужно изменить правоохранительную деятельность.

«Я все еще действительно верю, что женщины могут иметь значение, но не без некоторых других серьезных системных изменений, – говорит Фишел. – Я думаю, что существует системный расизм, и я думаю, что есть также системный сексизм.И я думаю, нам нужно подумать, чего мы хотим, чтобы полицейские делали? И кто те люди, которые на самом деле могут это сделать? »

Основные моменты интервью

О том, как сержант Уайт отреагировал после просмотра видеозаписи смерти Джорджа Флойда

Уайт: Я бесконтрольно плакал и никогда не делал это на работе через 17 лет, и я думал, что веду себя осторожно, но один из моих коллег, который [был] в соседнем офисе, подошел и сказал: «Ты смотришь видео?» И я не мог даже сказать слово. Я просто кивнул. И, как вы могли подумать, офицеры, как правило, не обидчивые, нежные, обнимающиеся люди, и он просто подошел, обнял меня и потер мне спину, пока я бесконтрольно плакал, смотря видео.

Не было никаких оправданий. Он был там у всех на виду. Этого нельзя было избежать. Огромное количество печали, наполнявшей меня, неописуемо.Я никогда не чувствовал себя так. Были ситуации, с которыми я не соглашался или с которыми мне было неудобно, но в этой вопиющей, на мой взгляд, ситуации, это было сложно. На самом деле это была одна из самых сложных вещей, с которыми мне приходилось сталкиваться в правоохранительных органах, и я сразу почувствовал, почему я делаю это, как я могу быть частью этого? … Почему я работаю в этом отделе? Я чувствовал себя предателем. Я чувствовал, что предаю своих людей, потому что я часть этого агентства. Вот как я себя чувствовал в тот день.

О том, почему Уайт решил остаться на работе

Белый: Я остался, потому что у меня очень сильная система семейной поддержки, и моя семья поддерживала меня. И после разговора с моей семьей, и они успокоили меня, что я здесь в этом отделе по какой-то причине, и все причины, по которым я стал офицером полиции, все еще в силе, и, несмотря ни на что, они поддерживают меня, и этот инцидент не представляй меня. И если я уйду, кто заменит меня в соответствии с целями, которые я поставил перед всеми своими основами работы в полиции? А потом я поговорил с сообществом, и они так крепко меня обняли.Было так много любви.

Об обучении сотрудников «процессуальной юстиции»

Fishel: Итак, основа процессуальной справедливости – это голос, нейтралитет, уважение, надежность. Итак, голос: Обучайте офицеров тому, что даже если этот звонок повторяется, и вы сегодня вечером побывали на 10 звонках о домашнем насилии, найдите минутку и позвольте этому человеку поговорить с вами и объяснить вам свою ситуацию. Дайте им голос. Отвечайте нейтрально: Итак, даже если вы побывали сегодня на 10 домашних звонках, будьте нейтральны в принятии решений на основе этого инцидента, с которым вы сейчас участвуете.Уважение: вы можете не уважать этого жестокого человека, с которым сталкиваетесь прямо сейчас, но я всегда говорил, относитесь ко всем профессионально, и это будет выглядеть так, как если бы вы уважали этого человека. В правоохранительных органах сложно проявить уважение к тому, кто, как вы знаете, является жестоким человеком, который только что избил свою жену и, знаете ли, пытался ее убить, но вы можете быть профессионалом.

О важности гуманного отношения ко всем

Если вам нужно применить силу к кому-то, вы применяете силу, необходимую для ситуации, и затем останавливаетесь.

Sgt. Элис Уайт, Департамент полиции Миннеаполиса

Белый: Я арестовывал людей в своей жизни, когда попал в тюрьму, они благодарили меня, и они не благодарили меня за то, что я надевал на них наручники и отправлял в тюрьму. Они благодарили меня за то, что я обращался с ними гуманно. И как люди, я думаю, все мы знаем, что это значит. Если вам нужно применить силу к кому-то, вы применяете силу, необходимую для ситуации, и затем останавливаетесь. Необязательно разговаривать с кем-то неуважительно.Иногда их [человечность] – это последнее, что есть у этого человека, и если вы заберете это у него, вы загоните его в угол и не дадите ему возможности выполнить то, что вам нужно, чтобы он соблюдал. … Значит, вы не принимаете это на свой счет. Вы не отвечаете эмоционально. Гнев и агрессивность, на мой взгляд, проистекают из эмоций, и нет необходимости так обращаться с кем-то, когда вы просто делаете работу.

О том, почему трудно нанимать женщин-полицейских

Fishel: Требования к поступающим… [являются] по-прежнему очень дискриминационными по отношению к женщинам. Таким образом, они действительно подчеркивают силу или скорость верхней части тела. Я собирался следить за женщиной, молодой чернокожей женщиной из Северного Миннеаполиса в начале съемок, и она не смогла пройти эти полторы мили [тест]. Она могла пробежать полторы мили, но не могла сделать это достаточно быстро. И в итоге она не попала в полицию. Итак, здесь была полиция, которая отчаянно нуждалась в большем количестве чернокожих женщин, а она была из местного сообщества, а ее отец был офицером полиции в MPD и не мог провести этот тест…. Что мы хотим, чтобы полицейские делали? Сосредоточены ли мы на проверке коммуникативных навыков? На сочувствие? …

Если мы действительно хотим женщин – а число [женщин-офицеров] не менялось за 30 лет, это 12% – я думаю, мы должны подумать о том, каковы требования? А когда вы попадете туда, как вы защитите женщин? Как сделать так, чтобы им было комфортно?

Белый: Я участвовал в нескольких инициативах по вербовке, и я был в группе по найму с самого первого дня в департаменте полиции Миннеаполиса, и я согласен с Дейдре, в полицейском управлении должно быть больше женщин. Было непросто заинтересовать женщин, особенно чернокожих, правоохранительными органами или любую женщину из меньшинств. В большинстве случаев это не боязнь пройти тестирование или требования стать сотрудником правоохранительных органов, а отсутствие поддержки со стороны их семьи, друзей и их сообщества, потому что эта карьера является удачной. очень сильно клеймят. .. Женщины, как правило, держат семьи вместе, и многие семьи сталкиваются с проблемой перехода женщин в правоохранительные органы.Заинтересовать женщин в правоохранительных органах всегда было непросто.

Лорен Кренцель и Теа Чалонер подготовили и отредактировали это интервью для трансляции. Бриджит Бенц, Сет Келли и Бет Нови адаптировали его для Интернета.

Органов полиции подписали национальное обязательство набрать 30% женщин к 2030 году

Сьюзи Зиглер

Десятки агентств подписывают обещание диверсифицировать свои полицейские силы. Инициатива 30×30 ставит перед департаментами задачу набрать к 2030 году как минимум 30% женщин.

Но цель инициативы заключается не только в увеличении числа женщин, работающих в полиции. Обязательство также направлено на «обеспечение того, чтобы политика и культура полиции преднамеренно поддерживали успех квалифицированных женщин-офицеров на протяжении всей их карьеры».

С тех пор залог подписали более 40 правоохранительных органов.Они варьируются от крупных городских департаментов, таких как NYPD и Houston PD, до полиции штата и сельских агентств.

По данным организаторов, женщины составляют 12% присяжных офицеров и 3% руководителей полиции в США.

руководителей агентств, заинтересованных в подписании залога, могут отправить электронное письмо по адресу 30×30 @ policingproject.org, чтобы начать. Подписывая это обязательство, агентства соглашаются отчитываться о своих усилиях по выявлению и устранению препятствий, с которыми женщины-офицеры сталкиваются при приеме на работу и на протяжении всей своей карьеры, по словам организаторов. Первый отчет о ходе работ ожидается позже в 2021 году.

Согласно полицейскому проекту, Инициатива 30×30 представляет собой коалицию руководителей полиции, исследователей и профессиональных организаций, включая партнеров-учредителей Policing Project и NAWLEE (Национальная ассоциация женщин-руководителей правоохранительных органов), Исследовательский форум руководителей полиции (PERF), Партнерство правоохранительных органов (LEAP), Фонд национальной полиции и Международная ассоциация женщин-полицейских.

👮‍♀️ @ Lincoln_Police недавно подписала Обязательство 30×30 по улучшению представительства и опыта женщин в правоохранительных органах.Эти мероприятия помогут выявить факторы, которые создают неравенство, и разработать стратегии по устранению препятствий и продвижению женщин в полиции. #LNK pic.twitter.com/CFWR1xO87d

– Город Линкольн, Небраска (@CityOfLincoln), 26 марта 2021 г.

женщин-полицейских: расовые и гендерные различия в полицейских остановках, обысках и применении силы

Мы анализируем гендерные и расовые различия в дорожном движении и уличных остановках, включая аресты, обыски и применение силы во время остановок.

от Prison Policy Initiative, 14 мая, 2019

Тюрьмы описываются как «входная дверь» системы уголовного правосудия, но тюремное заключение обычно начинается с полицейского ареста. Перед слушанием дела об освобождении под залог, предварительным заключением под стражу, судебным преследованием или вынесением приговора необходимо связаться с полицией. Но, несмотря на их решающую роль в этом процессе, мы знаем об этих столкновениях с полицией меньше, чем о других этапах системы уголовного правосудия.

В частности, опыт женщин и девочек 1 – особенно чернокожих женщин и других цветных женщин – теряется в общенациональном разговоре о полицейской практике.Они также практически не видны в данных. Но, как подробно описывает Андреа Ричи в книге Invisible No More: полицейское насилие в отношении чернокожих и цветных женщин , женщины тоже подвергаются расовому профилированию, чрезмерному применению силы и любому количеству нарушений их прав и достоинства со стороны полиции. Фактически, женщины составляют все большую долю арестованных и сообщают о гораздо большем применении силы, чем двадцать лет назад. Тем не менее, в то время как растущее признание женщин как растущей доли заключенных и заключенных побудило учреждения проводить политику и практику с учетом гендерных аспектов, растущая доля женщин, подвергающихся арестам и другим контактам с полицией, получает меньше внимания и меньше политического реагирования.

Текущее исследование

Чтобы пролить больше света на то, чем опыт женщин на переднем крае системы уголовного правосудия отличается от опыта мужчин, мы смотрим как на данные об арестах, так и на данные о других контактах женщин с полицией. Сначала мы рассмотрим тенденции в данных об арестах из Программы единого сообщения о преступлениях (UCR) ФБР. Чтобы дополнить эти данные, мы также изучаем различия в других встречах с полицией, о которых сообщается в отчетах Бюро статистики юстиции (BJS) Контакты между полицией и общественностью (CPP), которые основаны на ответах на опрос полиции и общественности (PPCS). ).

Критически важно, что программа UCR не требует, чтобы полиция сообщала об арестах по признаку пола и расы / этнической принадлежности, поэтому этот набор данных не дает возможности сравнивать тенденции арестов белых, черных и латинских женщин друг с другом или с их коллегами-мужчинами. PPCS частично заполняет этот пробел, включая пол и расу / этническую принадлежность респондентов обследования; однако отчеты BJS, основанные на этом опросе, не используют эти ценные перекрестные данные. 2 Второй раздел этого брифинга включает в себя наш анализ последнего опроса PPCS (проведенного в 2015 году), чтобы, наконец, предложить точку зрения – на основе репрезентативных на национальном уровне данных – того, как женщины разных рас и национальностей по-разному переживают столкновения, инициированные полицией, чем друг друга и мужчин.

Часть 1: Гендерные различия во взаимодействии с полицией

Аресты: женщины составляют все большую долю арестованных

За последние два десятилетия общее количество арестов в США снизилось более чем на 30 процентов, с 15,3 миллиона в 1997 году до 10,6 миллиона в 2017 году. Однако это падение произошло в основном из-за уменьшения количества арестов мужчин на человек : количество арестованных мужчин уменьшилось на 30,4 процента за это время, а количество арестованных женщин уменьшилось лишь на 6 человек.4 процента. Поскольку количество арестованных мужчин снизилось, процент арестованных женщин остался практически неизменным. В результате женщины составляют все более значительную долю всех арестованных; по состоянию на 2017 год на женщин приходилось 27 процентов всех арестованных по сравнению с 21 процентом в 1997 году и всего лишь 16 процентами в 1980 году. 3

Увеличение числа арестов женщин за преступления, связанные с наркотиками, помогает объяснить, почему количество арестов женщин остается стабильным, даже несмотря на то, что уровень преступности достиг исторического минимума, а количество арестов мужчин резко упало.Из более чем 2 миллионов арестов женщин в 2017 году 13,9 процента были связаны с злоупотреблением наркотиками, уступая только имущественным преступлениям (15,8 процента) и намного чаще, чем аресты за насильственные преступления (3,8 процента). За последние пять лет, когда страна переживала муки опиоидной эпидемии, аресты за наркотики увеличились на 6 процентов среди мужчин и почти на 25 процентов среди женщин. 4

.
Таблица 1. Общее количество арестов UCR сократилось более резко среди мужчин, чем среди женщин в период с 2013 по 2017 год, отчасти из-за гораздо большего увеличения числа арестов женщин за нарушение правил наркотиков.Источник: Преступность в США, 2017 г., таблица 35
Изменение в процентах за 5 лет (2013-2017)
Мужской Женский
Все аресты -8,7% -6,4%
Индекс насильственных преступлений + 1,8% + 4,4%
Указатель преступлений против собственности -18,8% -24,9%
Нарушения наркомании +6.1% + 24,7%

Другой контакт, инициированный полицией: женщины взаимодействуют с полицией больше, чем показывают статистические данные об арестах

Ключевым выводом из серии «Контакты между полицией и общественностью» является истинный масштаб взаимодействия женщин с полицией, который намного превосходит то, что можно предположить по количеству арестованных. Хотя аресты иногда используются как мера «первого этапа» взаимодействия с системой уголовного правосудия, многие встречи между общественностью и полицией не приводят к аресту.Это особенно верно для женщин, на которые приходится гораздо большая доля взаимодействий между общественностью и полицией, чем при фактических арестах.

В 2015 году было арестовано около 2,1 миллиона человек, но около 12 миллионов человек было инициировано полицией 5 – с женщинами в возрасте 16 лет и старше. 6 Это означает, что на каждую арестованную женщину приходится еще пять женщин, к которым полиция обращалась либо на остановке движения, либо на уличной остановке, либо при исполнении ордера на арест. Все контакты, инициированные полицией, представляют собой недобровольных встреч, контактов, что более вероятно, чем контакты, инициированные местными жителями (например,грамм. вызов полиции за помощью), чтобы привести к аресту, дальнейшему привлечению к ответственности и другим негативным последствиям. Опрос 2015 года показывает, что женщины составляли почти половину (44 процента) всех инициированных полицией контактов, 41 процент остановок движения (на которых они были водителями) и 36 процентов уличных остановок по сравнению с 27 процентами всех арестов. Это критический момент при оценке необходимости политики и практики полицейской деятельности с учетом гендерных аспектов: анализ, основанный исключительно на арестах, сильно недооценивает недобровольное взаимодействие женщин с полицией. 7

Применение силы: почти удвоилось среди мужчин с 1999 года, но более чем в четыре раза среди женщин

Как и в случае с долей арестованных женщин, с 1999 года доля женщин, столкнувшихся с полицией, связанных с применением силы или угрозой силы, значительно увеличилась. встреча с полицией. Этот процент почти удвоился к 2015 году, когда на долю женщин приходилось 25 процентов всех людей, столкнувшихся с применением силы полицией.Более того, общее число людей, подвергшихся применению силы полицией, за это время увеличилось более чем вдвое и составило 985 300 человек в 2015 году. Однако рост применения силы был особенно резким среди женщин: число женщин, подвергшихся применению силы полицией в 2015 году, составило 4,5. раз (353%) число переживших силу в 1999 году, увеличившись с 55 181 до 250 200. Между тем, число мужчин, подвергшихся применению силы полицией, удвоилось с 366 533 в 1999 году до 735 100 в 2015 году.

Остановки для движения: количество остановок сократилось больше для мужчин, и женщины составляют большую долю тех, которые искали во время остановок.

Опрос 2015 года показывает еще одно примечательное изменение числа мужчин и женщин, остановленных полицией во время вождения.В то время как процент мужчин и женщин, столкнувшихся с остановками движения, снизился с 1999 г., число остановок у женщин сократилось меньше, чем у мужчин. В 2015 году были остановлены 10 процентов водителей-мужчин (по сравнению с 12,5 процента в 1999 году) по сравнению с 7 процентами водителей-женщин (по сравнению с 8,2 процента). Эти изменения могут показаться незначительными в процентном отношении, но снижение показателя среди женщин фактически маскирует рост на 378 000 90 219 общего числа остановок движения для женщин с 1999 года на 90 220, в то время как мужчины были остановлены на 451 000 раз меньше, чем в 1999 году. 9

Женщины также составляют больший процент всех людей, которых искали во время остановок движения. В 1999 году вероятность обысков мужчин, которых остановили во время вождения, была примерно в четыре раза выше, чем у женщин; к 2015 году вероятность обысков у мужчин была вдвое выше. Сокращение этого разрыва отражает снижение поисков мужчин; для женщин доля остановок, завершившихся поиском, осталась прежней – 2,3%. В 1999 году полиция обыскивала водителя или автомобиль на 9,4 процентах остановок мужчин, что составляет более миллиона остановок с обыском.Однако в 2015 году процент остановок с участием водителей-мужчин, которые привели к обыску или аресту, снизился вдвое, до 4,7 процента – или более 500 000 остановок. Однако женщины-водители не заметили изменений в вероятности обысков или ареста во время остановки движения.

Часть 2: Раса, этническая принадлежность и пол в полицейских остановках

Данные исследования контактов между полицией и общественностью (PPCS) позволяют нам получить более комплексный взгляд на контакты женщин с полицией, выйдя за рамки гендерных различий и также включив расовые и этнические различия между мужчинами и женщинами.Опять же, это единственные известные нам национальные данные, которые позволяют провести какой-либо перекрестный анализ гражданского опыта взаимодействия с полицией, и Статистическое управление юстиции (BJS) не пытается проводить такой анализ в своем отчете о результатах исследования. Эти данные об арестах указывают на то, что расовые различия хорошо задокументированы, но мало что известно – за исключением отдельных историй – о том, как черные, латиноамериканские и белые женщины по-разному сталкиваются с контактами с полицией друг с другом и со своими коллегами-мужчинами.

Наш анализ исследует, как раса и пол вместе влияют на остановки, инициированные полицией, включая аресты и применение силы во время остановок.Стоит отметить, что остановки полиции и аресты во время этих остановок – относительно редкое явление, и что наши выводы основаны на данных опроса более

респондентов, а не всего населения США. Тем не менее, мы обнаружили, что раса, этническая принадлежность и пол влияют на результаты полицейской деятельности по-разному в зависимости от контекста:

  • Раса и пол влияют на вероятность остановки движения.
  • Раса, кажется, имеет большее значение для мужчин, когда дело касается уличных остановок, и больше для женщин, когда речь идет об арестах во время остановок.
  • Расовые различия наиболее очевидны при применении силы во время остановки, инициированной полицией: черные и латиноамериканские мужчины сталкиваются с применением силы чаще, чем другие группы, а черные женщины сообщают о том же уровне применения силы, что и белые мужчины.

Остановки движения: темнокожих женщин чаще останавливают, чем белых или латиноамериканок

Как раса, так и пол влияют на шансы человека быть остановленным полицией во время вождения (исключая аварии или когда они были пассажирами).В целом, данные PPCS показывают, что женщины были менее подвержены остановке, чем мужчины, а водители чернокожих были остановлены с большей вероятностью, чем водители белых и латиноамериканцев. 10 Если говорить более конкретно, вероятность того, что темнокожие женщины остановят движение по инициативе полиции, примерно на 17 процентов выше, чем у белых женщин, и на 34 процента больше шансов быть остановленными, чем у латинских женщин. Среди мужчин вероятность остановки чернокожих водителей на 12 процентов выше, чем у белых, и на 17 процентов выше, чем у латиноамериканских водителей.

Таблица 2. Таблицы, показывающие статистическую значимость различий между чернокожими и латиноамериканскими женщинами по сравнению с белыми женщинами и всеми группами по сравнению с белыми мужчинами, см. В приложении.
Женщины Белый 7,1%
Черный 8,3%
латина 5,5%
Мужчины Белый 9.9%
Черный 11,1%
латиноамериканец 9,2%

Эти оценки не скорректированы с учетом поведения при вождении, и, учитывая сообщенные различия в моделях вождения между демографическими группами, вполне вероятно, что количество остановок движения для чернокожих и латинских женщин на милю может быть даже выше по сравнению с другими группами, чем данные опроса предполагают. 11

Уличные остановки: значительные расовые различия среди мужчин, но не среди женщин

В отличие от остановок движения, данные обследования уличных остановок, инициированных полицией, показали значительные расовые различия только среди мужчин, но не среди женщин.Менее одного процента опрошенных белых, чернокожих и латиноамериканских женщин столкнулись с уличной остановкой по инициативе полиции в 2015 году. Однако процент чернокожих мужчин, столкнувшихся с уличной остановкой (2,2 процента), был вдвое больше, чем белых мужчин (1 процент). Немного большая часть латиноамериканских мужчин (1,2 процента) сообщили о уличных остановках, чем белые мужчины, но эта разница не была статистически значимой.

Таблица 3. См. В Приложении таблицы, которые показывают статистическую значимость различий между чернокожими и латинскими женщинами по сравнению с белыми женщинами и всеми группами по сравнению с белыми мужчинами.
Женщины Белый 0,7%
Черный 0,7%
латина 0,5%
Мужчины Белый 1,0%
Черный 2,2%
латиноамериканец 1,2%

Аресты во время остановок: значительные расовые различия между женщинами, но не мужчинами

Направленное полицией движение и остановки на улицах иногда приводят к аресту, и данные опроса показывают, что темнокожие женщины с вероятностью , по крайней мере, так же , как и белые мужчины, были арестованы во время остановки.Между тем, вероятность ареста белых женщин во время остановки была примерно вдвое ниже, чем у белых мужчин. Чернокожих женщин арестовывали в 4,4 процента случаев остановок, инициированных полицией, что примерно в три раза чаще, чем белых женщин (1,5 процента), и в два раза чаще, чем латиноамериканцев (2,2 процента).

Среди мужчин расовые различия в количестве задержанных во время остановок, по-видимому, больше связаны с частотой остановок, чем с вероятностью ареста в случае остановки. С другой стороны, для женщин расовые различия, по-видимому, больше связаны с тем, что происходит во время остановки, чем с тем, останавливаются ли они вообще.

Таблица 4. См. В Приложении таблицы, которые показывают статистическую значимость различий между чернокожими и латиноамериканскими женщинами по сравнению с белыми женщинами и всеми группами по сравнению с белыми мужчинами.
Женщины Белый 1,5%
Черный 4,4%
латина 2,2%
Мужчины Белый 2.7%
Черный 3,5%
латиноамериканец 4,2%

Применение силы во время остановок: Показатели чернокожих женщин сравнимы с белыми мужчинами; Чернокожие и латиноамериканцы, скорее всего, испытают силу

Около одного процента опрошенных людей указали, что они подвергались насилию или угрозе применения силы 12 во время остановки по инициативе полиции, но показатели применения силы были выше у чернокожих женщин, чем у белых или латинских женщин, 13 и были самыми высокими среди Черные и латиноамериканские мужчины.Темнокожие женщины фактически сталкивались с применением силы во время остановки примерно так же часто, как и белые мужчины, в то время как белые женщины значительно реже подвергались применению силы, чем белые мужчины. Заметное гендерное неравенство в сообщениях о применении силы, включенное в отчет BJS Контакты между полицией и общественностью, 2015 (2,7 процента для мужчин против 0,9 процента для женщин), скрывает реальность того, что эти проценты являются средними для расовых и этнических групп. которые испытывают силу с заметно разной скоростью.

Таблица 5. См. В Приложении таблицы, которые показывают статистическую значимость различий между чернокожими и латиноамериканками по сравнению с белыми женщинами и всеми группами по сравнению с белыми мужчинами.
Женщины Белый 0,3%
Черный 0,9%
латина 0,32%
Мужчины Белый 0.8%
Черный 3,6%
латиноамериканец 2,5%

Заключение

По мере того, как женщины становятся все более заметными в нашей системе уголовного правосудия, становится все более актуальной необходимость понимания их опыта в рамках этой системы, как для лучшего удовлетворения их потребностей, так и для улучшения нашего анализа того, как работает (и не работает) правосудие в стране. США Охране полиции над женщинами, особенно с цветными женщинами, уделялось меньше внимания, чем над мужчинами; ему даже уделялось меньше внимания, чем тюремному заключению женщин.Точно так же, хотя исправительные учреждения все чаще принимают политику и программы, учитывающие гендерные аспекты, практически не предпринимались согласованные усилия по созданию или внедрению методов охраны правопорядка, учитывающих травмы или гендерные аспекты.

Эта оплошность имеет серьезные последствия. Уровень сексуального и физического насилия высок среди вовлеченных в правосудие женщин – оценки колеблются от половины до более 90 процентов – и намного выше, чем сообщается для мужчин. Почти треть (31 процент) женщин-заключенных имеют в настоящее время серьезное психическое заболевание, что более чем в два раза превышает показатель среди заключенных-мужчин (14.5 процентов) и более чем в шесть раз выше этого показателя среди женщин в целом (4,9 процента). Поскольку 12 миллионов женщин в год сталкиваются с инициированными полицией контактами, многие из которых связаны с обысками, применением силы и другими травмирующими событиями, очень важно, чтобы правоохранительные органы серьезно отнеслись к необходимости большего количества женщин-полицейских, протоколов 14 и тренингов которые могут улучшить взаимодействие полиции и общественности и уменьшить вред, наносимый женщинам.

Наконец, невидимость чернокожих женщин и других цветных женщин в национальном дискурсе о полицейской деятельности – даже после громких трагедий, таких как арест и смерть Сандры Блэнд в тюрьме, – означает, что расовая дискриминация в полицейской деятельности полностью ограничена. неизвестно и, конечно, занижено.Сделать полицейскую деятельность более прозрачной, подотчетной, эффективной и справедливой будет означать раскрытие опыта этих женщин.

Источники данных и методология

Данные об арестах поступают из Единой программы отчетности ФБР о преступлениях (ежегодно сообщается в серии Преступлений в США, серия ). Другие данные о контактах с полицией взяты из обследования контактов между полицией и общественностью (PPCS) Бюро статистики юстиции, которое было проведено в последний раз в 2015 году и опубликовано в 2018 году. Контактные данные полиции в Части 1 взяты из отчетов BJS, основанных на результатах этого опроса. , в серии Контакты между полицией и общественностью .Анализ в Части 2 использовал необработанные данные PPCS, доступные из Национального архива данных уголовного правосудия (NACJD) здесь.

Используя данные PPCS для анализа в Части 2, респонденты были отнесены к одной из восьми взаимоисключающих категорий половой расы: черная женщина, черный мужчина, латиноамериканка (женщина), латиноамериканец (мужчина), белая женщина, белый мужчина, не Испаноязычные женщины другой расы и неиспаноязычные мужчины другой расы (последние две категории включают мультирасовых респондентов, и результаты не были включены в этот отчет из-за небольшого размера выборки и несопоставимых расовых и этнических категорий, которые они включили.)

Наш анализ фокусируется на недобровольных остановках по инициативе полиции. Таким образом, два типа полицейских, включенных в анализ, были «остановлены полицией в общественном месте (не в транспортном средстве)» и «остановлены полицией во время вождения». Типы контактов с полицией исключены из анализа : «респондент в автомобиле, остановленном полицией» (т. Е. Не управляющим автомобилем), «в дорожно-транспортном происшествии», «другая полиция останавливается или приближается», «криминальные / не связанные с преступлением чрезвычайные ситуации» и «Ищу другую помощь в полиции.”

«Аресты» в нашем анализе PPCS (в Части 2) относятся только к тем арестам, которые произошли во время остановок, не связанных с транспортными средствами (на улице), остановок транспортных средств (транспортных средств) или любого другого типа остановки. Применение силы относится к тому, совершил ли во время столкновения полицейский какое-либо из следующих действий с респондентом: толкнул, схватил, пнул, ударил, распылил химический или перцовый баллончик, применил электрошокер (электрошокер) или направил пистолет на них.

Мы использовали тесты Вальда, чтобы определить, существуют ли статистически значимые различия в средней (средней) частоте остановок, арестов и применения силы между каждой половой расой по сравнению с двумя контрольными категориями: белыми женщинами и белыми мужчинами.Мы использовали весовые коэффициенты, предоставленные Статистическим управлением юстиции, чтобы приблизиться к национально репрезентативной выборке.

Благодарности: Этот брифинг был совместным усилием, но Венди Сойер выполняла функции редактора и создавала графику. Мы благодарим Фонд общественного благосостояния за поддержку нашего исследования опыта женщин, вступающих в контакт с системой уголовного правосудия.

Сноски

Приложение

В таблице 1 приложения приведены данные за графиком под названием «Число женщин, столкнувшихся с применением силы полицией, резко возросло в период с 1999 по 2015 год.”

Применение силы в целом увеличилось, но наиболее резко среди женщин
Приложение, таблица 1.
1999 1999 2015 2015 с 1999 по 2015 год
Процент всех людей, столкнувшихся с применением силы во время столкновения с полицией Расчетное количество людей, подвергшихся применению силы во время столкновения с полицией Процент всех людей, которые столкнулись с применением силы во время столкновения с полицией Расчетное количество людей, подвергшихся применению силы во время столкновения с полицией Увеличение в процентах числа людей, ставших жертвами применения силы полицией
Мужчины 87% 366,533 75% 735,100 100%
Женщины 13% 55,181 25% 250 200 90 263 353%
Итого 100% 421 714 100% 985 300 90 263 137%

Расширенные таблицы из части 2

Чтение этих таблиц : Есть две контрольные группы для проверки того, являются ли различия статистически значимыми.Во-первых, мы посмотрим, являются ли различия в контакте чернокожих и латиноамериканок по сравнению с белыми женщинами статистически значимыми. Затем мы смотрим на всех групп по половому признаку в сравнении с белыми мужчинами. Уровень статистической значимости указан для каждого различия, например, «p <0,1%» указывает, что разница является статистически значимой при уровне достоверности 90%. Если сравнение не проводится (например, белые женщины не сравниваются с самими собой), ячейка помечается знаком «-», а когда нет статистически значимой разницы между группами, это обозначается просто «Нет».”

Доля водителей, столкнувшихся с остановкой транспортного средства в 2015 году
Приложение, таблица 2.
Процент тех, кто столкнулся с остановкой транспортного средства Является ли отличие от белых женщин статистически значимым? Является ли отличие от белых статистически значимым?
Женщины Белый 7,1% Да (p <0,01)
Черный 8.3% Да (p <0,05) Да (p <0,01)
латина 5,5% Да (p <0,01) Да (p <0,01)
Мужчины Белый 9,9%
Черный 11,1% Да (p <.1)
латиноамериканец 9,2%
Процент людей, которые останавливались на улице в 2015 году
Приложение Таблица 3.
Процент тех, кто сталкивался с уличной остановкой Является ли отличие от белых женщин статистически значимым? Является ли отличие от белых статистически значимым?
Женщины Белый 0,7% НЕТ Да (p <0,01)
Черный 0,7% Да (p <.1)
латина 0.5% Да (p <0,01)
Мужчины Белый 1,0%
Черный 2,2% Да (p <0,01)
латиноамериканец 1,2%
Процент арестованных во время остановки в 2015 году
Приложение, таблица 4.
Процент задержанных во время остановки Является ли отличие от белых женщин статистически значимым? Является ли отличие от белых статистически значимым?
Женщины Белый 1.5% Да (p <0,01)
Черный 4,4% Да (p <0,05)
латина 2,2%
Мужчины Белый 2,7%
Черный 3,5%
латиноамериканец 4.2%
Процент лиц, подвергшихся насилию во время остановки по инициативе полиции в 2015 году
Приложение, таблица 5.
Процент тех, кто испытал силу во время остановки Является ли отличие от белых женщин статистически значимым? Является ли отличие от белых статистически значимым?
Женщины Белый 0,3% Да (p <.05)
Черный 0,9%
латина 0,32%
Мужчины Белый 0,8%
Черный 3,6% Да (p <0,01)
латиноамериканец 2,5% Да (p <.05)

Взгляд The ​​Guardian на полицию и женщин: лицом к лицу с проблемами | От редакции

Исчезновение Сары Эверард в Лондоне в марте вызвало волну возмущения насилием, с которым сталкиваются женщины. После того, как ее убийца Уэйн Кузенс был приговорен к пожизненному заключению, ярость и недоверие сосредоточились на полиции. Никто не сомневается, что столичная полиция «возмущена, возмущена и опустошена». Многие неустанно работали, чтобы привлечь Кузенса к ответственности. Но полные пугающие подробности преднамеренного похищения, изнасилования и убийства, в частности тот факт, что Кузенс инсценировал ложный арест, используя свой ордер на арест и наручники, углубили аргументы в пользу реального и безотлагательного расчета со стороны учреждения.

Нет никаких признаков того, что Метрополитен понимает глубокий кризис веры, с которым оно сталкивается – столь же серьезный, как кризисы, вызванные его неспособностью расследовать убийство Стивена Лоуренса должным образом или расстрел Жана Шарля де Менезеса. Настойчивые кампании родителей г-на Лоуренса в конечном итоге привели к признанию институционального расизма. Несмотря на несомненные успехи, достигнутые в борьбе с сексуальным насилием и домашним насилием, пришло время столкнуться с институциональным женоненавистничеством.

Комиссар Метрополитена, Крессида Дик, по крайней мере, признала, что «драгоценная связь доверия была повреждена» – ранее он пытался дистанцировать службу от Кузенса, заявляя, что он предал своих коллег, и бойко ссылаясь на случайные «плохие». ООН”.Она не сказала, что она могла бы сделать, чтобы решить эту проблему.

Полиция теперь признала, что у них могло быть достаточно информации, чтобы идентифицировать Кузенс как сексуальную угрозу для женщин за несколько дней до убийства. Независимое управление по вопросам поведения полиции расследует рассмотрение трех отдельных жалоб на непристойное разоблачение: две были поданы в Лондоне незадолго до убийства, а третья – в Кенте в 2015 году. Однако необходимо также обратить внимание на поведение других полицейских.

Центр правосудия в отношении женщин подал «суперпретензию» с участием 15 силовиков, касающуюся рассмотрения ими обвинений в домашнем насилии, изнасиловании и преследовании в отношении действующих офицеров.

Более широкий контекст охватывает наблюдение за мисс Эверард; расследование убийства сестер Николь Смоллмен и Бибаа Генри в лондонском парке прошлым летом; и вовлечение женщин в сексуальные отношения с «полицейскими-шпионами» (одна жертва выиграла знаменательный трибунал против Метрополитена в четверг). Всего несколько недель назад Инспекция Ее Величества полиции и пожарно-спасательных служб (HMICFRS) обнаружила серьезные недостатки в борьбе с «эпидемией» насилия в отношении женщин и девочек.Когда значительная часть общества приходит к выводу, что полиция не может защитить ее, но защищает свою собственную, это само по себе является признаком серьезной неудачи. Это также мешает полиции выполнять свою работу.

Депутат от лейбористов Харриет Харман внесла разумные предложения, которые должны быть реализованы, включая принятие всех рекомендаций HMICFRS; немедленное отстранение от должности любого сотрудника, против которого выдвигается обвинение в насилии в отношении женщин, и немедленное увольнение при признании или осуждении за такое преступление; и увольнение тех, кто не сообщил коллеге о насилии в отношении женщин.

Она также потребовала отставки г-жи Дик. Комиссар оказался в центре многих самых серьезных провалов министерства внутренних дел и не проявил никакого интереса к его реформированию, но пользуется поддержкой министра внутренних дел. Неразумное продление срока ее полномочий до 2024 года дает ей шанс принять меры. Она должна это понять. Правительство должно ей сказать об этом. У публики уже есть.

Женская группа консерваторов призывает провести расследование женоненавистничества полиции | Полиция

Группа молодых женщин консерваторов призвала к расследованию «явной культуры женоненавистничества в полиции», оказывая давление на Бориса Джонсона после того, как он отверг призывы к серьезному независимому расследованию.

Консервативные молодые женщины высказались после убийства Сары Эверард и после того, как сотрудники полиции Метрополитена были обвинены в фотографиях, сделанных на месте убийства Бибаа Генри и Николь Смоллман, которые затем якобы были опубликованы в группе WhatsApp.

Они назвали реакцию полиции «плачевной… от чрезмерного усердия полиции во время бдения Сары Эверард до публичных заявлений, в которых фактически обвиняются жертвы».

«Многие из нас не чувствуют себя в безопасности, и все мы грустны и сердиты из-за того, что эпидемия насилия в отношении женщин и девочек так долго оставалась без внимания», – заявила группа, добавив: «Каждый из нас думал про себя: «Это мог быть я.’”

Группа, представляющая женщин в партии моложе 35 лет, заявила, что политическим лидерам необходимо дать неотложные рекомендации полиции, включая более жесткие и быстрые меры против полицейских, находящихся под следствием по обвинению в женоненавистничестве или насилии в отношении женщин.

В ответ на мероприятии, организованном группой, генеральный солиситор Алекс Чок предупредил, что действия комиссара полиции метрополитена Крессиды Дик будут изучены.

«Министр внутренних дел будет очень внимательно следить за тем, чтобы вопрос проверки был должным образом рассмотрен и тщательно изучен, потому что у многих людей будет реальная обеспокоенность по поводу того, как Уэйн Кузенс проскользнул через сеть, и они захотят быть абсолютно удовлетворены этим ситуация скоро улучшится », – сказал он.

На мероприятии CYW Нимко Али, близкий друг жены премьер-министра Кэрри Джонсон, сказал, что необходимо «общественное изменение» в отношении женоненавистничества, что означает «бороться с возбужденными лесами так же, как мы сделали с дядей-расистом». … Мы должны сделать эти разговоры социально неприемлемыми ».

Председатель группы, Элла Робертсон Маккей, сказала, что политические лидеры «чувствуют жар» по этому вопросу и что группа будет продолжать агитацию на протяжении всей конференции.

«Это системное, структурное женоненавистничество в худшем случае», – сказала она Guardian.Она сказала, что полицейские силы должны придерживаться более жесткой линии в отношении женоненавистничества среди офицеров.

«Когда вы можете увидеть группы в социальных сетях, в которых указано, кто в них участвует, какие комментарии и кто что сказал, – в любом другом частном бизнесе вы бы вышли за дверь в тот же день».

CYW заявил, что необходимо изучить «очевидную культуру женоненавистничества в полиции, обмен изображениями жертв, и почему действующий полицейский [якобы], которого сослуживцы прозвали« насильником », не был привлечен к уголовной ответственности за ненадлежащие действия. поведение”.

Заявление группы было поддержано тори, председателем комитета общин общин по делам женщин и равенству, Кэролайн Ноукс, которая также раскритиковала председателя тори Оливера Даудена после того, как он сказал, что было «глупо» ссылаться на мужские привилегии.

Ноукс сказал, что в заявлении CYW содержатся «активные предложения, которые помогут восстановить доверие к полиции и решить некоторые основные проблемы, связанные с насилием мужчин в отношении женщин».

«Нам нужно не просто сосредоточиться на повторных правонарушениях, но и проанализировать нарушения, связанные со шлюзом, и принять меры против них», – сказала она.«Если правительство настроено серьезно, оно должно действовать сейчас, а не использовать первый день конференции, чтобы отрицать существование мужских привилегий».

Министр иностранных дел Лиз Трасс, министр по делам женщин и равноправия, отказалась на мероприятии Telegraph сказать, что Метрополитен был институционально женоненавистником. «Но я действительно думаю, что нам нужно изменить культуру полиции, где были ужасные ошибки», – сказала она.

Выступая ранее, Борис Джонсон отклонил призывы к публичному расследованию недостатков полиции в отношении сексуального насилия и в деле Эверарда, заявив, что сначала должны быть разрешены расследования, проводимые Метрополитеном и Независимым отделом по вопросам поведения полиции.

Черные женщины-полицейские описывают графические домогательства, жестокое обращение, ответные меры в полицейском управлении округа Колумбия

10 Чернокожих женщин-полицейских возбуждают судебный процесс, описывают обращение в полицейском управлении округа Колумбия

Десять чернокожих женщин-полицейских округа Колумбия в среду объявили, что они возбуждают судебный процесс против отделение полиции.

ВАШИНГТОН – Десять чернокожих женщин-полицейских описали мерзкие, графические сексуальные домогательства и жестокое обращение в среду, когда они объявили о судебном иске, который они подали против Д.C. отдел полиции.

Адвокаты истцов считают, что иск может стать «знаковым делом в борьбе за реформу уголовного правосудия».

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: полицейский округ Колумбия умер из-за осложнений, вызванных COVID-19

«Это знаменательный случай, потому что эти отдельные женщины, которые сидят рядом со мной и позади меня, имеют смелость и дерзость, чтобы больше не заикаться, терпеть “, – сказал Дональд Темпл из юридического бюро Дональда Темпла.

10 чернокожих полицейских округа Колумбия подали в суд на департамент из-за предполагаемых мести и жестокого обращения

Десять женщин-чернокожих полицейских округа Колумбия подали иск на 100 миллионов долларов, утверждая, что с ними плохо обращались и подвергались ненадлежащему поведению – и когда они заявили об этом, они стали мишенью для возмездия.

Главный поверенный по делу, Пэм Кейт, сказала, что есть «четыре характеристики MPD, которые работают вместе, чтобы превратить жизнь чернокожих женщин-офицеров в ад, которые попирают власть имущих.«

Кейт охарактеризовал« характеристики »как« шутливую »культуру запугивания, практику, позволяющую непосредственным руководителям злоупотреблять своей властью,« крайне дисфункциональный отдел EEO »и склонность« выгонять »офицеров, которые не подчиняются

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Полиция округа Колумбия расследует нападение на азиатского мужчину и родителей возле Национального собора как преступление по предвзятости

Офис EEO является центральной целью судебного процесса, сказал Темпл. кадровая практика офицера и создание фонда в размере 100 миллионов долларов для компенсации офицерам, пострадавшим от предполагаемых «незаконных действий».”

Офицеры, стоящие за иском, включают помощника начальника Шанель Дикерсон и Офицер года 2019 года Тиару Браун, которые подали в отставку.

В иске полиции округа Колумбия
утверждается, что дискриминация и месть против чернокожих офицеров женского пола.

Десять чернокожих женщин-офицеров подали иск против

Офицеры Синобия Бринкли, Киа Митчелл, Регенна Гриер и Табата Найт заявили, что их выгнали из полицейского управления округа Колумбия.

Другие истцы, включая офицера Карен Карр, офицера Лесли Кларк, сержанта Тамику Хэмптон и лейтенанта ЛаШаун Локерман остается активным членом силы.

Загрузите приложение FOX 5 DC News для местных последних новостей и погоды

Офицеры описали неприличное и неприличное поведение мужчин-офицеров.

Офицер Табата Найт рассказала анекдот, в котором офицер мочился в бутылку, в то время как женщина-офицер говорила в машине вместе с ним. Она также сказала, что другой офицер-мужчина подошел к женщине-офицеру и засунул язык ей в рот. Еще в одном случае мужчина-офицер схватил женщину-офицера за спину и усмехнулся ей.

Найт говорит, что жалобы офицеров были проигнорированы, но их также «заклеймили как нарушителей спокойствия, злых черных женщин».

Офис EEO находится в центре иска. Кейт и Темпл говорят, что судебный процесс «начался как обычная жалоба офиса MPD EEO», но он быстро расширился, поскольку все больше женщин-офицеров выступили вперед.

Другие “вопиющие” жалобы включают:

– штаб полиции округа Колумбия записан на видео с известными членами Гордых парней

– Сотрудник показал офицеру Кларку фотографию пистолета, который, по его словам, он собирался использовать для убийства бывшего первого леди Мишель Обама.Когда офицер Кларк сообщил об этом, она сказала, что департамент отомстил ей. По словам Кларка, возмездие было настолько суровым, что она попросила мужа быть ей подстраховкой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *