Школа горького карачев: МБОУ СОШ им. А.М.Горького – Главная страница

МБОУ СОШ им. А.М.Горького – Главная страница

Добро пожаловать в МБОУ СОШ им. А.М.Горького
Наш адрес:
242500, город Карачев, Брянская область, улица Дзержинского, дом 28
Наша почта:
[email protected]
Наши телефоны:
8(48335)24721 Директор
8(48335)24711 Учительская

Режим работы администрации:
с 8.00 до 16.00
Прием граждан осуществляется ежедневно, кроме выходных и праздничных дней:
понедельник — пятница с 9.00 до 15.30
суббота с 9.00 до 14.00

Уполномоченный по правам ребенка в Брянской области
8 (4832) 67-50-75
Сектор по опеке и попечительству администрации Карачевского района
8 (48335) 2-38-66
Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав при администрации Карачевского района
8 (48335) 2-41-59

 

 

 

Уважаемые жители!

Администрация Карачевского района информирует о том, что в муниципальном образовании будут оказаны все необходимые меры поддержки семей с детьми, один из родителей которых призван на военную службу по мобилизации в Вооружённые силы Российской Федерации в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 2022 года №647 «Об объявлении частичной мобилизации в Российской Федерации». В школах Карачевского района дети мобилизованных будут обеспечены бесплатным одноразовым горячим питанием. Семьи мобилизованных будут освобождены от оплаты за детский сад и нахождение детей в группах продленного дня.
Дети мобилизованных могут без взимания платы посещать кружки, секции и иные занятия по дополнительным общеобразовательным программам, получать физкультурно-оздоровительные услуги в муниципальных учреждениях Карачевского района, посещать муниципальные учреждения культуры.
Администрация Карачевского района всегда готова помочь семьям мобилизованных в решении проблем, поддержать их.
По всем возникающим вопросам можно обратиться по телефону: 8-48335-2-33-91 E-mail: [email protected]

 

 

Профилактика вандализма со стороны молодежи

 

 

 

 

Сведения об образовательной организации

 

Публичный отчёт 2020-2021 директора Ивановой С. А.

Методические рекомендации по обеспечению права на получение общего образования детей, прибывающих с территорий Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики

О закреплении за муниципальными бюджетными организациями Карачевского района территорий, на которых проживают граждане, имеющие право на получение образовании

Профессиональный стандарт

Памятные даты

 

ОТЧЕТ ПО САМООБСЛЕДОВАНИЮ 2021

 

   

МБОУ СОШ им. А.М.Горького – Основные сведения

МБОУ СОШ имени А.М. Горького г. Карачева – одно из старейших образовательных учреждений города, основано в 1936 году.
 

Учредителем МБОУ СОШ имени А.М. Горького является муниципальное образование “Карачевский район”
 

–  Глава администрации Карачевского района: Филин Леонид Васильевич
– юридический адрес учредителя: 242500, Брянская обл., г. Карачев, ул. Советская д. 64;
– контактные телефоны учредителя: 8(48335) 2-11-41;
– адрес сайта учредителя в сети Интернет: http://karadmin.ru/
– адрес электронной почты учредителя: [email protected]
 

Функции и полномочия учредителя ОУ в соответствии с федеральными законами, законами Брянской области, нормативными правовыми актами Карачевской городской администрации осуществляет РУО администрации Карачевского района

 

– начальник РУО администрации Карачевского р-на: Егорова Светлана Геннадьевна
– юридический адрес: 242500 Брянская обл., г. Карачев, ул. Советская д. 64;
– контактные телефоны: 8(48335) 2-48-52, факс 8(48335) 2-48-68;
– адрес сайта в сети Интернет: ruokarachev.ucoz.ru
– адрес электронной почты: [email protected]

Полное наименование: муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение “Средняя общеобразовательная школа имени А.М. Горького” города Карачева
Тип и вид образовательного учреждения: средняя общеобразовательная школа
Организационно-правовая форма: МБОУ СОШ им.

А.М.Горького г. Карачева является юридическим лицом  и имеет право на ведение уставной финансово-хозяйственной деятельности
Директор: Иванова Светлана Александровна
Адрес:

242500, город Карачев, Брянская область, улица Дзержинского, дом 28
Почта: [email protected]
Телефоны:
8(48335)24721 Директор
8(48335)24711 Учительская

Режим работы: Занятия проходят в одну смену. Начало занятий в 8-30, окончание в 15-10

Расписание звонков

  Понедельник Вторник -Суббота
  Разговоры о важном  
1 урок 8.30-9.15 8.30-9.15
2 урок
9.20-10.05
9. 25-10.10
3 урок 10.20-11.05 10.30-11.15
4 урок 11.20-12.05 11.35-12.20
5 урок 12.15-13.00 12.30-13.15
6 урок 13.10-13.55 13.25-14.10
7 урок 14.00-14.55 14.20-15.05


Комфортные условия обучения, уровень образования, соответствующий федеральному государственному образовательному стандарту, эмоционально привлекательная воспитывающая среда, яркие школьные традиции – все это сделало школу востребованной учащимися и их родителями. Школа на практике реализует важнейшее положение Концепции модернизации российского образования – обеспечение его доступности.

За 85 лет своей работы МБОУ СОШ имени А.М. Горького г. Карачева зарекомендовала себя как общеобразовательное учреждение с хорошим уровнем фундаментальных знаний, достаточно высоким процентом поступления выпускников в высшие и средние учебные заведения.

МБОУ СОШ имени А.М. Горького является региональной и федеральной инновационной площадкой и реализует проект по воспитанию учащихся “Школа имени А.М. Горького территория возможностей”

МБОУ СОШ имени А.М. Горького пилотная площадка БИПКРО по внедрению и реализации Целевой модели наставничества региональной стажировочной площадкой ГАУ ДПО “Брянский институт повышение квалификации работников образования” 

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение “Средняя общеобразовательная школа имени А. М. Горького” г. Карачева принимает участие в реализации программы «Доступная среда».

Программа «Доступная среда» в МБОУ СОШ имени А. М. Горького  направлена на создание системы комплексной помощи детям с ограниченными возможностями здоровья, эффективность их реабилитации за счёт доступности образовательной среды, преодоление самоизоляции детей с ограниченными возможностями здоровья и негативного отношения к ним и является составной частью программы развития нашей школы.
В целях обеспечения условий для беспрепятственного доступа в помещение школы, инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья, в нашей школе смонтированы широкие входные двери,  имеется пандус, так же им оказывается ситуационная помощь (все работники школы прошли инструктаж по правилам сопровождения учащихся с ОВЗ по территории школы):
1) при входе и выходе из здания;
2) при перемещении внутри здания, при подъеме и спуске с лестниц;
3) помощь при раздевании и одевании.
Учащиеся нашей школы не нуждаются в организации специального питания. Медицинское сопровождение осуществляется  специалистами и врачами в рамках сетевого взаимодействия.
Информационное обеспечение включает необходимую информационно-методическую базу образования детей с ОВЗ: информационно-образовательные ресурсы в виде печатной продукции; информационно-образовательные ресурсы Интернета; вычислительная и информационно-телекоммуникационная инфраструктура.
В рамках реализации государственной программы «Доступная среда», в декабре 2014 году за счет федерального бюджета осуществлена поставка оборудования, которое используется в процессе обучения детьми-инвалидами: аппаратно-программные комплексы для обучающихся с нарушениями опорно-двигательного аппарата (включая ДЦП), слабовидящих и слабослышащих.
Специальная клавиатура предназначена для содействия в использовании компьютера учащимся с ограниченными моторными и зрительными функциями. Различные типы клавиатур адаптированы к определенным разновидностям ограничения.
В школе оборудована сенсорная комната. Сенсорная комната – это среда, состоящая из множества различного рода стимуляторов, которые воздествуют на органы зрения, слуха и вестибулярные рецепторы. Она создаёт ощущение безопасности и защищенности, положительный эмоциональный фон, снижает беспокойство и агрессивность, снимает нервное возбуждение и тревожность, активизирует мозговую деятельность. Это комфортная обстановка, сохраняющая и укрепляющая здоровье детей.
Психолого – педагогическое сопровождение детей с ОВЗ осуществляют психолог, классный руководитель, учитель-предметник. В рамках должностных обязанностей каждый из участников образовательного процесса имеет план работы по сопровождению обучающихся. Организация сопровождения включает в себя  работу психолого-медико-педагогического консилиума;  выполнение рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии; оказание психологической, логопедической помощи детям с ограниченными возможностями здоровья; организация индивидуальных педагогических маршрутов;  организация педагогического взаимодействия.

 

Продукты смены режимов · Городское воображение

Это изображение российского писателя и политического деятеля Максима Горького.

Это фотография главного здания этого института, здания, которое было местом сбора многих писателей до основания этого института.

В то время как другие университеты в этом туре, как правило, имеют большие амбиции и огромный спектр образования, Литературный институт имени Максима Горького совсем другой; это своеобразное высшее учебное заведение в Москве, которое было основано в 1933 по инициативе Максима Горького, русского писателя и политического деятеля, причисленного к лику святых покровителей советской письменности (1,2). Первоначально он был основан как Вечерний рабочий университет, но в настоящее время является государственным высшим учебным заведением, пользующимся особым уважением в области литературы в России, с его учебной программой, включающей семинары по различным жанрам художественной литературы, таким как проза и драма. Максим Горький из-за своего бедного детства «часто считается величайшим «пролетарием» в русской литературе», и эта репутация может быть интерпретирована как весьма значительная во время основания учреждения в советское время (2). Подобно другим вузам Москвы, этот институт, хотя и основан по инициативе Горького, который не является политиком, не оторван от государства, так как на протяжении всей своей истории контролировался различными министерствами, от Министерства Образование в Министерстве культуры (3).

Кроме того, в связи с относительно короткой историей, он с момента своего основания находится на одном и том же месте у Пушкинской площади, располагаясь в комплексе исторических зданий 18-19 веков. Что поразительно в архитектуре, так это то, что главное здание этого учреждения было родиной Александра Герцена и было местом встречи многих выдающихся писателей XIX века, в том числе литературных корифеев, таких как Николай Гоголь, Алексей Хомяков и Евгений Баратынский (3 ). Более того, в 19В 20-е годы это здание продолжало служить литературному сообществу, являясь домом для нескольких писательских организаций и даже литературного музея (3). Что еще более интересно, это здание также оказало прямое влияние на литературу, потому что оно фигурирует в романе «Мастер и Маргарита» как «дом Грибоедова».

Таким образом, в то время как для многих университетов учебные корпуса были построены в соответствии с потребностями студентов, главный корпус Литературного института им. учреждение, предназначенное для обучения литературе. Более того, характер этого института весьма динамичен, поскольку он продолжает развиваться и в настоящее время, превращаясь из чисто академического института в институт русской культуры, в хранилище важных русских литературных документов и воспоминаний, в «живой мемориал» богатой русской литературной истории (3).

(1) «Литературный институт имени Максима Горького». ЮНЕСКО. н.п., н.д. Веб.

(2) «Максим Горький | Русский писатель | Britannica.com». н.п., н.д. Веб.

(3) «История Литературного института им. Максима Горького». н.п., н.д. Веб.

 

1, Воспоминания о Чехове, М.

Горький, А. Куприн, И. А. Бунин
Перевод С. С. Котелянского и Леонарда Вульфа
Б. В. Хюбш: Нью-Йорк: 1921
 

Максим Горький

 

Однажды он пригласил меня в село Кучук-Кой. где у него была крохотная полоска земли и белая, двухэтажный дом. Там, показывая мне его “поместье”, он заговорил оживленно: “Если я было много денег, я должен построить санаторий здесь для учителей-инвалидов деревни. Ты знаешь я построил бы большое светлое здание – очень светлая, с большими окнами и высокими комнатами. я была бы прекрасная библиотека, разные музыкальные инструменты, пчелы, огород, фруктовый сад. … Были бы лекции по сельскому хозяйству, мифология. … Учителя должны знать все, все, мой милый друг».

Он вдруг замолчал, закашлялся, посмотрел на меня из уголками глаз и улыбнулся, что нежная, очаровательная его улыбка, привлекавшая так неотразимо к нему и заставлял слушать так внимательно относиться к его словам.

«Тебе не скучно слушать мои фантазии? люблю говорить об этом. … Если бы вы знали, как очень нужна русской деревне милая, толковая, образованный учитель! Мы должны в России дать учитель особенно хорошие условия, и это должно сделать как можно быстрее. Мы должны понимать, что без широкого образования люди, Россия рухнет, как построенный дом из плохо обожженного кирпича. Учитель должен быть художник, влюбленный в свое призвание; а у нас он подмастерье, плохо образованный, который идет в деревню учить детей, как если бы он собирался в изгнание. Он голоден, раздавлен, терроризирован страх потерять хлеб насущный. Но он должен быть первым мужчиной в деревне; крестьяне должны признать его силой, достойной внимание и уважение; никто не смеет кричать на него или унизить его лично, как у нас так делают все: сельский урядник, богатые лавочник, священник, сельская полиция комиссар, школьный опекун, советник, и тот чиновник, который имеет звание школьный инспектор, но кому нет дела до улучшение образования и только видит, что выполняются циркуляры его начальников. … Смешно платить фартингами тому, кто должен воспитывать людей. Это невыносимо, что он должен ходить в лохмотьях, дрожать от холода в сырости и сквозняки, простудиться, и о тридцатилетнего возраста заболеть ларингитом, ревматизмом или туберкулёз. Нам должно быть стыдно за это. Наш учитель, в течение восьми или девяти месяцев в году, живет как отшельник: ему некому сказать ни слова к; без компании, книг и развлечений он глупеет, и, если он пригласит своих коллег посетить его, то он становится политически подозревать – глупое слово, которым лукавые люди пугают дураки. Все это отвратительно; это издевательство человека, который делает большое и чрезвычайно важная работа. … Знаешь, всякий раз, когда я видеть учителя, мне стыдно за него, за его робость, и потому что плохо одет… мне кажется, что для учителей убогость я сам виноват – я серьезно.

Он молчал, размышляя; а потом, помахав руку, он мягко сказал: “Эта наша Россия такая нелепая, неуклюжая страна».

Тень печали скользнула по его красивым глазам; лучики морщинок окружали их и делали они выглядят еще более медитативными. Затем, глядя кругом, он шутливо сказал: “Видишь, я выстрелил готов предоставить вам полную передовую статью из радикальная бумага. Приходи, я угощу тебя чаем в награду. ваше терпение.”

Это было характерно для него, если так можно выразиться. искренне, с такой теплотой и искренностью, и потом вдруг посмеяться над собой и своей речью. В этой грустной и нежной улыбке чувствовалась тонкая скептицизм человека, знающего цену словам и мечты; и там тоже мелькнуло в улыбке милая скромность и тонкая чувствительность. …

Мы медленно и молча пошли обратно к дому. Это был ясный жаркий день; волны искрились под яркие лучи солнца; внизу один слышал собаку радостно лает. Чехов взял меня за руку, кашлянул, и сказал медленно: “Стыдно и грустно, но правда: есть много людей, которые завидуют собакам».

И тут же со смехом прибавил: «Сегодня я может произносить только слабые речи. … Это означает что я старею».

Я часто слышал, как он говорил: «Вы знаете, у учителя только приезжайте – он болен, женат. .. не могли бы вы сделать что-нибудь для него? я сделал приготовления для него на данный момент». Или опять: “Слушай, Горький, здесь учитель кто хотел бы встретиться с вами. Он не может выйти, он больной. Ты не придешь и не увидишь его? Делай.” Или: «Послушайте, женщины-учительницы хотят, чтобы книги послан к ним».

Иногда я заставал этого «учителя» в его дом; обычно он сидел на краю своем стуле, краснея от сознания своего собственной неловкости, в поте лица ковыряя лоб и подбирая слова, стараясь говорить ровно и «образованно»; или, с легкостью человек болезненно застенчивый, он сосредоточится себя, стараясь не показаться глупым в глазами автора, и он просто Антон Чехов с градом вопросов, никогда не приходило ему в голову до этого момента.

Антон Чехов внимательно слушал тоскливая, бессвязная речь; время от времени улыбка в его грустных глазах появилась небольшая морщинка на лбу, а затем в мягком, матовом голосом, он стал говорить простым, ясным, домашним слова, слова, которые так или иначе сразу задал простой вопрос: учитель остановился пытается умничать, а потому сразу стал умнее и интереснее.

Помню одного учителя, высокого худощавого мужчину с желтое, голодное лицо и длинный крючковатый нос, мрачно склонился к подбородку. Он сел напротив Антона Чехова и, пристально глядя в лицо Чехова с его черными глазами, сказал в меланхоличный бас:

«От таких впечатлений существования внутри пространство учебной сессии наступает психический конгломерат, который сокрушает все возможность объективного отношения к окружающая вселенная. Конечно же, Вселенная ничего, кроме одной презентации этого. … ”

И он с головой бросился в философию, и он двигался по его поверхности, как пьяный на коньках лед.

— Скажите, — тихо и ласково вставил Чехов, — кто это тот учитель в вашем районе, который бьет дети?”

Учитель вскочил со стула и махнул рукой. руки возмущенно: «Кого ты имеешь в виду? Меня? Никогда! Избиение?»

Он негодующе фыркнул.

— Не горячись, — продолжал Антон Чехов, — улыбаясь ободряюще: «Я не о вас говорю. Но я помню — я читал в газетах — там кто-то в вашем районе, кто бьет дети.

Учитель сел, вытер вспотевшее лицо, и, вздохнув с облегчением, сказал своим глубоким басом:

“Правда… был такой случай… это был Макаров. Знаете, это не удивительно. Это жестоко, но объяснимо. Он женат … четверо детей… жена больна… сам чахоточный…зарплата у него 20 рублей, школа как подвал, а учительница имеет только одну комнату – при таких обстоятельствах ты дашь взбучку ангелу божьему за не виноват… а дети – они далеко от ангелов, поверь мне».

И человек, которого только что безжалостно утомляя Чехова запасом умных слов, вдруг, зловеще виляя крючковатым носом, начал говорить простыми, весомыми, четкими словами, которые осветил, как огонь, страшный, проклятый правда о жизни русской деревни.

Когда он попрощался со своим хозяином, учитель взял тонкую, сухую руку Чехова. пальцы в свои и, потрясая ими, сказал:

«Я пришел к вам, как будто я собирался властей, в страхе и трепете… Я надулся, как индюк… я хотел показать вам, что я не простой смертный. … А теперь я ухожу от тебя милой, близкой друг, который все понимает. … Его великое дело – все понимать! Благодарить ты! Уношу с собой приятную мысль: большие мужчины проще и понятнее… и ближе душой к нам, ближним, чем все те негодяи, среди которых мы живем. … До свидания; Я никогда не забуду тебя.”

Его нос дрожал, губы скривились в добродушно улыбнулась и вдруг прибавила:

— По правде говоря, и подлецы несчастны — черт их возьми».

Когда он вышел, Чехов последовал за ним с посмотрел, улыбнулся и сказал:

“Он славный парень… Он не будет учителем длинная.”

“Почему?”

“Они будут гнать его вниз – хлыстом его прочь.”

Он немного подумал и тихо добавил:

«В России честный человек скорее похож на трубочист, которым няни пугают детей».

 

Я думаю, что в присутствии Антона Чехова каждый невольно почувствовал в себе желание быть проще, правдивее, больше самого себя; и я часто видел, как люди сбрасывали с себя пестрые наряды книжные фразы, умные словечки и все прочее дешевые приемы, с помощью которых русский, желающий фигура как европеец, украшает себя, как дикарь с ракушками и рыбьими зубами. Антон Чехов не любил рыбьи зубы и петушиные перья; что-нибудь «блестящее» или иностранное, предполагаемое мужчиной чтобы казаться больше, мешало ему; я заметил, что всякий раз, когда он видел кого-либо, одетого в таким образом, у него было желание освободить его от всех эту гнетущую, бесполезную мишуру и найти под неподдельным лицом и живой душой человек. Всю жизнь Чехов жил один. душа; он всегда был самим собой, внутренне свободным, и он никогда не беспокоится о том, что некоторые люди ожидали, а другие — более грубые люди — требовали Антона Чехова. Он не любил разговоров с чем наши дорогие россияне так усердно утешать себя, забывая, что это смешно спорить о бархатных костюмах в будущем, когда в настоящем нет даже достойная пара брюк.

Красиво простой сам, он любил все простой, искренний, искренний, и у него было своеобразное способ сделать других людей простыми.

Однажды, помню, три роскошно одетые дамы пришел к нему; они заполнили его комнату шелест шелковых юбок и запах крепких запах; они вежливо сели напротив своего хозяина, делали вид, что очень заинтересованы политику, и начал «задавать вопросы»:

— Антон Павлович, как вы думаете? конец войны?»

Антон Павлович кашлянул, подумал и затем нежно, серьезным и добрым голосом, ответил:

«Наверное, с миром».

“Ну да… конечно! Но кто же победит? Греки или турки?»

«Мне кажется, что победят те, кто сильнее.”

— А кто, по-вашему, сильнее? все дамы спросили вместе.

«Те, кто лучше накормлен и лучше образованный».

“Ах, как умно!” — воскликнул один из них.

— А кто тебе нравится больше всего? — спросил другой.

Антон Павлович ласково взглянул на нее и ответил с кроткой улыбкой:

“Я люблю цукаты… а ты?”

— Очень, — весело воскликнула дама.

— Особенно Абрикосова, — согласился второй. солидно. А третья, полузакрыв глаза, добавил с удовольствием:

«Он так хорошо пахнет».

И все трое заговорили живо, показательный, на тему цукатов, отличный эрудиция и тонкое знание. это было очевидно что они были счастливы, что им не нужно было напрягать свои умы и делать вид, что серьезно заинтересованы в турки и греки, которым до этого момента они не подумал.

Уходя, они весело пообещали Антону Павлович:

«Мы пришлем вам немного цукатов».

— Вы прекрасно умудрились, — заметил я, когда они ушел.

Антон Павлович тихо засмеялся и сказал:

«Каждый должен говорить на своем языке».

В другой раз я застал у него дома молодого и хорошенький коронный прокурор. он стоял перед Чеховым, качая курчавой головой, и говоря бодро:

«В своем рассказе «Заговорщик» вы, Антон Павлович, представьте мне очень сложный случай. Если Я признаю в Денисе Григорьеве преступника и сознательного намерения, то я должен без всякого бронь, загнать его в тюрьму, в интересы в обществе. Но он дикарь; он не осознавал преступность своего деяния. … Мне жаль его. Но предположим, я рассматриваю его как человека, действовавшего без понимания, и допустим, я поддаюсь своему чувству жалости, как я могу гарантировать сообществу, что Денис больше не будет открутить гайку в шпалах и разбить поезд? Вот в чем вопрос. Что делать?”

Он остановился, откинулся назад и зафиксировал вопросительное выражение лица Антона Павловича. Его мундир был совсем новый, и пуговицы блестели, как самоуверенно и тупо на груди, как и маленькие глазки на хорошеньком, чистом, личике юный энтузиаст справедливости.

— Будь я судьей, — серьезно Антон Павлович, — я бы оправдал Дениса».

— На каком основании?

«Я бы сказал ему: ты, Денис, еще не созрел в тип умышленного преступника; иди – и созревай “.

Адвокат начал смеяться, но тотчас же снова стал напыщенно серьезным и сказал:

«Нет, сэр, на заданный вами вопрос нужно ответить только в интересах общества, жизнь которого и собственность, которую я призван защищать. Денис дикарь, но он и преступник – это правда.”

— Тебе нравятся граммофоны? вдруг спросил Антон Павлович своим тихим голосом.

“О да, очень. Удивительное изобретение!” в – весело ответил юноша.

— А я патефонов терпеть не могу, — Антон Павлович. грустно признался.

“Почему?”

«Они говорят и поют, ничего не чувствуя. Все кажется карикатурным. .. мертвым. Тебе нравится фотографировать?»

Оказалось, что адвокат был страстным любовником фотографии; он сразу начал говорить об этом с энтузиазмом, совершенно незаинтересованно, как Чехов тонко и верно подметил в граммофон, несмотря на его восхищение этим «удивительное изобретение». И снова я наблюдал, как из-под этого мундира выглядывал живой и довольно забавный человечек, чьи чувства к жизнь все еще была охотой молодого щенка.

Когда Антон Павлович проводил его, он сказал: строго:

«Они подобны прыщам на месте справедливость — распоряжаться судьбами людей».

И после недолгого молчания: “Коронные прокуроры наверное очень люблю рыбалку…особенно для маленькой рыбки».

 

У него было искусство везде раскрываться и водить прочь банальность, искусство, которое возможно только человек, который многого требует от жизни и который приходит от острого желания видеть мужчин простых, красивых, гармоничный. Банальность всегда находила в нем проницательный и беспощадный судья.

Кто-то рассказал в его присутствии, как редактор популярный журнал, который всегда говорил о необходимость любви и жалости, без всякой причины все, оскорбил железнодорожного сторожа, и как он обычно проявлял крайнюю грубость по отношению к подчиненным.

— Ну, — сказал Антон Павлович с мрачной улыбкой, — “но разве он не аристократ, образованный джентльмен? Учился в семинарии. Его отец носил лапти, а он носит лакированные кожаные ботинки?”

И в тоне его было что-то такое, что сразу сделал «аристократа» тривиальным и смешным.

«Он очень одаренный человек, — сказал он о некоем журналистка. «Он всегда пишет так благородно, гуманно, …лимонадный. Называет свою жену дурой общественный… в комнатах прислуги сыро и горничные постоянно болеют ревматизмом».

— Н. Н. вам не нравится, Антон Павлович?

“Да, я знаю – очень. Он приятный малый,” Антон Павлович соглашается, кашляя. “Он знает все… много читает… не вернул три мои книги. .. он рассеянный. Сегодня он скажет вам, что ты славный малый, а завтра он скажи кому-нибудь другому, что ты обманываешь своих слуг, и что ты украл у своей любовницы муж его шелковые носки … черные с синим полосы».

Кто-то в его присутствии жаловался на тяжесть и занудство “серьезного” разделы в толстых ежемесячных журналах.

— Но ты не должен читать эти статьи, — сказал Антон. Павлович. “Это литература друзей, написанная для друзей. Они написаны гг. Краснов (красный), Белов (белый) и Чернов (черный) [к этому переводу добавлены русские названия цветов –mlp]. Один пишет статью; другие ответы к нему; а третья примиряет противоречия из двух других. Это как играть в вист с дурачок. Но никто из них не спрашивает себя, что хорошего в этом является читателю.

Когда-то пухлая, здоровая, красивая, хорошо одетая дама подошел к нему и начал говорить а-ля Чехов:

— Жизнь такая скучная, Антон Павлович. такой серый: люди, море, даже цветы кажутся мне серыми. … И у меня нет желаний … моя душа болит … это как болезнь.”

— Это болезнь, — сказал Антон Павлович с убеждение, “это болезнь; на латыни это называется morbus imitatis.

К счастью, дама, похоже, не знала латыни. или, может быть, она делала вид, что не знает этого.

«Критики подобны слепням, которые мешают лошадь с пахоты, — сказал он, улыбаясь своей мудрой улыбка. «Лошадь работает, все ее мускулы напряжены тугие, как струны контрабаса; и муха оседает на боках и щекочет и жужжит… ему приходится дергать кожу и махать хвостом. А о чем жужжит муха? Едва ли знает себя; просто потому, что он беспокойный и хочет провозгласить: «Смотрите, я тоже живу на земной шар. Видишь, я тоже могу жужжать, жужжать что-либо.’ Двадцать пять лет я читал критики моих рассказов, и я не помню одно ценное замечание или одно ценное слово совет. Только однажды Скабитчевский что-то написал что произвело на меня впечатление… он сказал, что я умрет в канаве, пьяный».

Почти всегда в его глазах играла ироническая улыбка. серые глаза, но временами они становились холодными, острыми, жесткий; в такие моменты в его мягкий, искренний голос, а потом оказалось, что этот скромный, мягкий человек, когда находил нужным, мог решительно восстать против враждебного силой и не уступит.

Но иногда, думал я, в его отношение к людям чувство безысходности, почти холодным, безропотным отчаянием.

 

«Русский — странное существо», — сказал он однажды. «Он подобен решету, в нем ничего не остается. в молодости он жадно наполняет себя чем угодно на которые он натыкается, и через тридцать лет ничего не осталось, кроме серого хлама. … Чтобы жить хорошо и по-человечески надо работать — работать с любовью и верой. Но мы, мы не можем сделай это. Архитектор, построивший пару приличные постройки, садится играть в карты, играет всю свою жизнь, или еще где-то можно найти за кулисами какого-то театра. Врач, если у него появляется практика, перестает интересоваться науки и не читает ничего, кроме Медицинский Журнал , а в сорок всерьез считает, что все болезни имеют своим источником катар. У меня есть никогда не встречал ни одного государственного служащего, который имел бы какое-либо представление смысла его работы: обычно он сидит в мегаполис или главный город провинции, пишет бумаги и отправляет Змиеву или Смаргонь за внимание. Но что эти бумаги будут лишить кого-нибудь в Змиеве или Смаргони свободы движение, о котором государственный служащий думает как о почти как атеист адских мук. А адвокат, сделавший себе имя успешной защитой перестает заботиться о справедливости и защищает только права собственности, азартные игры на газоне, ест устриц фигурирует как знаток всех искусств. Актер, сыгравший две или три роли сносно, больше не утруждает себя разучиванием своих партий, надевает шелковую шляпу и считает себя гением. Россия как страна ненасытных и ленивых людей: они едят много вкусняшек, пьют, любят днем спят, а во сне храпят. Они женятся, чтобы их дом выглядел после и содержать любовниц для того, чтобы думать хорошо в обществе. Их психология похожа на собака: когда их бьют, они пронзительно скулят и бегите в их конуры; когда их гладят, они лежат на их спины с их лапами в воздухе и вилять свои хвосты».

В этих словах звучали и боль, и холод, и презрение. Но, хоть и презрительно, ему было жаль, и, если в его присутствием вы кого-нибудь оскорбили, Антон Павлович немедленно защитил бы его.

«Почему вы так говорите? Он старик… ему семьдесят». Или: «Но он еще так молод … это всего лишь глупость».

И когда он так говорил, я никогда не видел знака отвращения на его лице.

 

Когда человек молод, банальность кажется только забавной и неважно, но мало-помалу обладает человек; он пропитывает его мозг и кровь, как яд или удушающие пары; он становится как старый, ржавая вывеска: на ней что-то нарисовано, но что? – Вы не можете разобрать.

Антон Павлович в своих ранних рассказах был уже способный раскрыть в мутном море пошлости свою трагический юмор; стоит только прочитать его “юмористический” истории с вниманием, чтобы увидеть, что много жестокого и гадости, за юмористическими словами и ситуации, которые наблюдал автор со скорбью и были сокрыты им.

Он был наивно застенчив; он не сказал бы вслух и открыто людям: «Теперь будь порядочнее»; он напрасно надеялись, что сами увидят, как необходимо было, чтобы они были более приличными. Он ненавидел все банальное и грязное, и он описал мерзости дворянской жизни языком поэта, с нежной юмористической улыбкой, а за красивой формой его рассказов люди едва замечали внутренний смысл, полный горьких упреков.

Уважаемая публика, когда читает его «Дочь Альбион», смеется и с трудом понимает, насколько отвратительно это насмешка сытого дворянина над человеком, который одинок и чужд всем и каждому. В каждом его юмористическом рассказе я слышу тишину, глубокий вздох чистого и человеческого сердца, безнадежного вид сочувствия к мужчинам, которые не умеют уважать человеческое достоинство, которые подчиняются без каких-либо сопротивление простой силе, живи как рыба, верь ни в чем, кроме необходимости проглатывать каждый день как можно больше густого супа, и чувствовать ничего, кроме страха, что кто-то, сильный и наглец, даст им укрытие.

Никто не понимал так ясно и тонко, как Антон Чехов, трагедия житейских мелочей, нет один до него показывал людей с такой беспощадной правда жуткая и позорная картина их жизнь в сумрачном хаосе буржуазных будней существование.

Его врагом была банальность; он боролся с этим всю свою жизнь длинная; он высмеивал его, рисуя остроконечным и бесстрастное перо, находя затхлость банальность даже там, где на первый взгляд все казалось, устроено очень красиво, удобно, и даже блестяще — и банальность мстила сама на него скверной шалостью, ибо увидела, что его труп, труп поэта, положили в железнодорожная тележка «Для перевозки устриц».

Этот грязно-зеленый вагон мне кажется именно великий торжествующий смех пошлости над усталым врагом; и все “Воспоминания” в канаве прессы лицемерная скорбь, за которым я чувствую холодное и вонючее дыхание пошлость, втайне радуясь смерти своего враг.

Читая рассказы Антона Чехова, чувствуешь себя в грустный день поздней осени, когда воздух прозрачны и очертания голых деревьев, узкие дома, сероватые люди, резко. Все странно, одиноко, неподвижно, беспомощный. Горизонт, синий и пустой, тает в бледное небо и его дыхание ужасно холодит земля, покрытая мерзлой грязью. разум автора, как осеннее солнце, проявляется в четкие очертания однообразных дорог, кривых улицы, маленькие убогие домики, в которых крошечные, несчастные люди задыхаются от скуки и лень и наполнить дома неразборчивая, сонная возня. Здесь с тревогой, как серая мышь, суетится “Любимый”, милая, кроткая женщина, которая так рабски любит и которая может так любить. Вы можете шлепнуть ее по щеке, и она даже вздохнуть вслух не осмелится кроткий раб . … А рядом с ней Ольга из “The Три сестры”: она тоже очень любит и подчиняется со смирением перед капризами беспутных, банальная жена своего непутевого братца; в жизнь ее сестер рушится на глазах, она плачет и помочь никому ни в чем не может, а она не имеет в себе ни одного живого крепкого слова протест против банальности.

А вот слезливая Раневская и другие владельцы “Вишневого сада”, эгоистичные, как дети, с дряблостью старость. Они упустили подходящий момент для смерти; они ноют, ничего не видя, что происходит вокруг них, ничего не понимающие, паразиты без силы снова пустить корни в жизнь. Бедный студент Трофимов говорит красноречиво говорит о необходимости работать – и делает только развлекаться от скуки, с глупым издевательством над Варей, которая работает не покладая рук на благо бездельников.

Вершинин мечтает о том, как приятно будет жить в триста лет, и живет, не замечая что все вокруг него рушится перед его глазами; Соленый, от скуки и глупость, готов убить жалкого барона Тузенбах.

Перед ним проходит длинная вереница мужчин и женщины, рабыни своей любви, своей глупости и праздность, их жадность к хорошим вещам жизни; там ходят рабы темного страха перед жизнь; они бредут беспокойно, наполняя жизнь бессвязными словами о будущем, чувствуя что в настоящем для них нет места.

В мгновенье из серой массы их слышно звук выстрела: у Иванова или у Триплиева догадался, что ему следует делать, и умер.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *