Выдающийся педагог макаренко – ВЕЛИКИЙ ПЕДАГОГ МАКАРЕНКО! — Артюшенко Олег Григорьевич

Содержание

ВЕЛИКИЙ ПЕДАГОГ МАКАРЕНКО! — Артюшенко Олег Григорьевич


Педагогическая система Антона Семеновича Макаренко

Воспитательный процесс – процесс постоянно длящийся, и отдельные детали его разрешаются в общем тоне семьи, а общий тон нельзя придумать и искусственно поддерживать. Общий тон, дорогие родители, создается вашей собственной жизнью и вашим собственным поведением.

Макаренко Антон Семенович!



Родился 1 марта 1888 году в городе Белополье в Харьковской губернии в семье рабочего-маляра. В 1904 окончил 4-классное училище в городе Кременчуге, затем учительские курсы. В 1905–1914 годах преподавал в железнодорожных училищах. В 1916–1917 годах служил ратником в действующей армии, затем был демобилизован в связи с близорукостью. В 1917 году с золотой медалью окончил Полтавский педагогический институт.



В то время считалось, что человек либо от рождения склонен к порокам, или же от рождения порядочен. Несмотря на это, Макаренко считал, что правильное воспитание является главным условием для формирования достойного человека.

Когда он заведовал различными учреждениями для малолетних правонарушителей, то добивался там беспрецедентных успехов. В основе его успехов лежало то, что Макаренко использовал огромную воспитательную силу работы в коллективе. Школьное обучение сочеталось с производительным трудом в команде, где объединялись требовательность, доверие и дух игры.

Заведовал колонией на Украине, которая имела славу притона самых неисправимых воров и беспризорников. Там Макаренко добился феноменальных успехов – трудные подростки не только перевоспитывались, но и работали с очень хорошими результатами.Колония давала прибыль государству и окупала сама себя.

Тогда же Макаренко разработал проект управления детскими колониями Харьковской губернии. Но после того, как его система воспитания была объявлена «несоветской», он подал заявление об уходе с работы.

Макаренко написал «Педагогическую поэму» – уникальную книгу, в которой он показал путь воспитания личности. Он основан на уважении к личности и её активной деятельности в коллективе.Это труд принес ему всемирную известность и стал новой страницей в истории педагогики.






В 1935 году Макаренко был переведен в Киев помощником начальника отдела трудовых колоний НКВД Украины.

В 1936 году А. С. Макаренко переехал в Москву. В 1937 году он завершил работу над «Книгой для родителей».

В начале 1939 году Макаренко был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Активная деятельность Макаренко в Москве была прервана скоропостижной смертью в вагоне пригородного поезда 1 апреля 1939.



Основные идеи и уникальный практический опыт Макаренко в воспитании подростков, особенно трудных, находят отклик у многих педагогов разных стран вплоть до наших дней.

Всемирная слава Макаренко связана с эффективностью его педагогической деятельности, прежде всего — в деле ликвидации детской беспризорности. Благодаря этому замечательному педагогу тысячи детей, которые были обречены на жалкое существование, состоялись в жизни.

Своей практикой он подтвердил свои слова:

«Я исповедую бесконечную … уверенность в неограниченном могуществе воспитательной работы… Я не знаю ни одного случая, когда бы полноценный характер возник без здоровой воспитательной обстановки, или, наоборот, когда характер исковерканный получился бы, несмотря на правильную воспитательную работу».

Решением ЮНЕСКО Макаренко признан одним из четырёх педагогов, определивших способ педагогического мышления в ХХ веке.




Основные положения

Макаренко нашел самый мощный рычаг воспитания — он действовал через создание коллектива, перед которым ставились ответственные задачи.

Система эта основана на трех взаимосвязанных принципах:

  1. Труд, от которого зависит реальное благосостояние ребят (качество питания, одежды, развлечения, экскурсии и т.д.). При этом у воспитанников должна быть возможность выбора, чтобы каждый мог найти дело по душе. Принципиально важно, чтобы плодами своего труда дети распоряжались сами.
  2.  Самоуправление.
  3. Коллективная ответственность. За проступок одного отвечает вся группа.

Макаренко отмечал: необычайно быстро, за считанные месяцы перевоспитываются трудные подростки. У них появляется осознание границ своих полномочий и ответственности.

В то же время он писал, что воспитание — это длительный процесс как в целом, так и в его отдельных частях.

Военизированный характер воспитания в колонии был продиктован тем, что подобный антураж был привлекательным для подростков того времени. Дисциплина выражалась в ее неукоснительном соблюдении, поскольку сами ребята были в ней заинтересованы. Ни одно из наказаний, применяемых в колонии, не было унизительным. Самое суровое – бойкот – применялось крайне редко.




Макаренко о воспитании

  • «Наши дети всегда граждане. И чем больше гражданский долг связывается с их ростом и воспитанием, тем более полноценные воспитываются из них люди».

  • «Я не верю в то, чтобы были морально дефективные люди. Стоит только поставить в нормальные условия жизни, предъявить ему определённые требования, дать возможность выполнить эти требования, и он станет обычным человеком, полноценным человеком, человеком нормы».

  • «Я повторяю, что если из человека выходит хулиган, то в этом виноват не он, а виноваты педагогические методы».

  • «Я имею право утверждать, что работа по воспитанию — очень легкая работа. Легкая не в том смысле, что можно поработать, потом пойти погулять, потом почитать, отдохнуть и т. д. Нет, времени она берет много, но она легкая по типу напряжения.

    Последние годы у меня было 600 коммунаров… и мне было легко работать, настолько легко, что с 1930 г. я работал без обычной в интернатах должности воспитателя. Были учителя в школе, были инженеры на заводе, но детский коллектив в 600 человек жил, в известном смысле, самостоятельно. И утром, когда я слышал сигнал «вставать» и знал, что в моем коллективе нет ни одного взрослого человека, я не беспокоился. (…) Я сначала поражался, зная, как трудно встать вовремя, натереть полы, когда за тобой никто не следит, а потом перестал удивляться и увидел, что это нормальное коллективное действие, нормальный человеческий поступок, а нормальный человеческий поступок и есть самый простой и самый легкий поступок».

  • «Наша методика воспитания должна основываться на общей организованности жизни, на повышении культурного уровня, на организации тона и стиля всей работы, на организации здоровой перспективы, ясности, особенно же на внимании к отдельному человеку, к его удачам и неудачам, к его затруднениям, особенностям, стремлениям».

  • «Хорошее в человеке приходится проектировать, и педагог это обязан делать».

  • «Чтобы, решая сегодняшние дела, все воспитанники никогда не забывали о задачах завтрашнего дня, о перспективах учреждения, о планах…»

  • «Мы имеем дело только с отрядом. Мы с личностью не имеем дела. Такова официальная формулировка. В сущности, это есть форма воздей­ствия именно на личность, но формулировка идет параллельно сущно­сти. На самом деле мы имеем дело с личностью, но утверждаем, что до личности нам нет никакого дела».

Каким образом это получается? Мы не хотели, чтобы каждая отдель­ная личность чувствовала себя объектом воспитания. Я исходил из тех соображений, что человек 12–15 лет живет, он живет, наслаждается жизнью, получает какую-то радость жизни, у него есть какие-то жизнен­ные впечатления.

Для нас он объект воспитания, а для себя он живой человек, и убеж­дать его в том, что ты не человек, а только будущий человек, что ты яв­ление педагогическое, а не жизненное, было бы мне невыгодно. Я старал­ся убедить, что я не столько педагог, сколько я тебя учу, чтобы ты был грамотным, чтобы ты работал на производстве, что ты участник произ­водственного процесса, ты гражданин, а я старший, который руководит жизнью при твоей же помощи, при твоем же участии. Меньше всего я старался убедить его, что он только воспитанник, т. е. явление только педагогическое, а не общественное».


Макаренко о коллективе

  • «При нормальной организации детского коллектива он всегда будет похож на чудо. У нас в советской школе часто хулиганят в 5-6- классе, в 10 классе учатся, а потом делаются студентами и лётчиками. Сколько хулиганов? Ни одного! А сколько кричали, что в школе хулиганы!»

  • «Коллектив является воспитателем личности».

  • «Я пришел к глубокому убеждению… что непосредственного перехода от целого коллектива к личности нет, а есть только переход через посредство первичного коллектива, специально организованного в педагогических целях».

  • «Всякая, даже небольшая, радость, стоящая перед коллективом впереди, делает его более крепким, дружным, бодрым».

  • «Чтобы сохранить коллектив, сохраняйте его живое ядро, следите, чтобы всегда поколение сменялось при наличии подготовленного поколения, … сберегайте правила, традиции».

  • «Там, где воспитатели не соединены в коллектив и коллектив не имеет единого плана работы, единого тона, единого точного подхода, там не может быть никакого воспитательного процесса».

  • «Ни в коем случае режим не должен скрепляться строевой муштровкой. Шеренги, команда, военная субординация, маршировка по зданию – все это наименее полезные формы в трудовом детском и юношеском коллективе, и они не столько укрепляют коллектив, сколько утомляют ребят физически и психически».


Макаренко о наказаниях

  • «Наказание – это не только право, но и обязанность в тех случаях, когда наказание необходимо».

  • «Наказание должно назначаться только в том случае, если действительно нарушаются интересы коллектива и если нарушитель открыто и сознательно идет на это нарушение, пренебрегая требованиями коллектива».

  • «Разве удар – метод? Это только отчаяние».

  • «Такие наказания, которые выражают одновременно и уважение к человеку и требование к нему, я считаю возможными, когда они применяются умело, а вообще наказаний в большом масштабе мне не приходилось применять».


Макаренко о семье

«Воспитательный процесс – процесс постоянно длящийся, и отдельные детали его разрешаются в общем тоне семьи, а общий тон нельзя придумать и искусственно поддерживать. Общий тон, дорогие родители, создается вашей собственной жизнью и вашим собственным поведением».


Макаренко о труде

«Труд без идущего рядом образования, без идущего рядом политического и общественного воспитания не приносит воспитательной пользы, оказывается нейтральным процессом. Вы можете заставить человека трудиться сколько угодно, но если одновременно с этим вы не будете его воспитывать политически и нравственно, если он не будет участвовать в общественной и политической жизни, то этот труд будет просто нейтральным процессом, не дающим положительного результата».Источник-1 Источник-2








По теме: 




















 

(Visited 4 505 times, 1 visits today)

artyushenkooleg.ru

Выдающийся советский педагог а.С.Макаренко

Н.А.Константинов, Е.Н.Медынский, М.Ф.Шабаева, "История педагогики" "Просвещение", Москва, 1982 г. OCR Detskiysad.Ru  вернуться в оглавление книги...  Жизнь и педагогическая деятельность А. С. Макаренко. Антон Семенович Макаренко (1888—1939) родился в г. Белополье, бывш. Харьковской губернии, в семье мастера малярного цеха железнодорожных мастерских. По окончании городского училища в г. Кременчуге и педагогических курсов он в 1905 году начал работать народным учителем двухклассного железнодорожного училища в посаде Крюково (близ Кременчуга). В революционные 1905—1907 годы стало складываться марксистское мировоззрение Макаренко. В одной из своих работ он упоминает, что его понимание истории шло «по путям большевистской пропаганды и революционных событий». В школе, где работал Макаренко, учились дети рабочих, и он был тесно связан с революционной пролетарской средой. Большое влияние на Макаренко оказали произведения А. М. Горького. В 1914 году Макаренко, имея уже 10-летний стаж народного учителя, поступил для продолжения образования в Полтавский учительский институт, который окончил в 1917 году с золотой медалью. В 1917/18 учебном году он был назначен инспектором (заведующим) высшего начального училища в Крюково и с увлечением отдался педагогической деятельности. Великую Октябрьскую социалистическую революцию Макаренко встретил с восторгом, как он сам писал об этом позже. В 1920 году Полтавский губернский отдел народного образования поручил А. С. Макаренко организовать вблизи Полтавы колонию для несовершеннолетних правонарушителей и руководить ею. Работу пришлось начинать в очень трудных условиях. Воспитанники, с которыми Антону Семеновичу пришлось иметь дело, были подростками и юношами с уголовным прошлым, недисциплинированными, не привыкшими к труду. Макаренко сумел воспитать из этой молодежи горячо преданных социалистической Родине, дисциплинированных, любящих труд и умеющих работать настоящих советских граждан. В течение 3—4 лет он создал образцовое воспитательное учреждение — «Трудовую колонию имени А. М. Горького»; число ее воспитанников в 1926 году дошло до 120. В этом же году колония переселилась в Куряж, вблизи Харькова, где жили 280 крайне запущенных детей. Антон Семенович решил с помощью «горьковцев» превратить куряжан в образцовый трудовой коллектив, воспитать их силами самих колонистов. А. М. Горький, посетив в 1928 году колонию, писал в очерках «По Союзу Советов»: «Кто мог столь неузнаваемо изменить, перевоспитать сотни детей, так жестоко и оскорбительно помятых жизнью? Организатором и заведующим колонией являлся А. С. Макаренко. Это бесспорно талантливый педагог. Колонисты действительно любят и говорят о нем тоном такой гордости, как будто они сами создали его». И далее А. М. Горький указывает, что А. С. Макаренко «все видит, знает каждого колониста, характеризует его пятью словами и так, как будто делает моментальный фотографический снимок с его характера». С июня 1927 года Макаренко участвовал в организации детской трудовой коммуны имени Ф. Э. Дзержинского в поселке Новый Харьков (пригород Харькова), совмещая эту работу с деятельностью в колонии имени Горького. С конца 1928 года Макаренко ушел из колонии и в дальнейшем в течение нескольких лет отдавал все свои силы руководству трудовой коммуной имени Ф. Э. Дзержинского. В коммуне имени Дзержинского использовались новые методы трудового воспитания. Раньше, в колонии имени Горького, применялся сельскохозяйственный труд и работа в мастерских (столярной, слесарной, сапожной и др.). В коммуне имени Дзержинского было организовано промышленное производство — здесь впервые в СССР начали изготовлять фотоаппараты марки «ФЭД» (Феликс Эдмундович Дзержинский) и электросверла. Кроме большого экономического значения, это производство важно было и в педагогическом отношении, требуя от воспитанников большой аккуратности и точности в работе (до тысячных долей миллиметра). Воспитанники коммуны работали на предприятиях по 4 часа в день и учились в средней школе, существовавшей в коммуне, соединяя образование с производительным трудом. По окончании средней школы они успешно выдерживали экзамены в вузы. В 1935 году А. С. Макаренко оставил работу в коммуне имени Дзержинского. Он был назначен заведующим учебно-воспитательной частью трудовых колоний Украины и переехал в Киев, а затем, поселившись в Москве, целиком занялся по совету А. М. Горького литературной деятельностью — обобщением педагогической деятельности в колонии имени А. М. Горького и коммуне имени Ф. Э. Дзержинского. В 1933—1935 годах была напечатана «Педагогическая поэма», в 1937 году появилась в печати «Книга для родителей» — художественно-педагогическое произведение, освещающее вопросы семейного воспитания. В 1938 году было напечатано еще одно художественно-педагогическое произведение Макаренко, изображающее жизнь коммуны имени Дзержинского, — «Флаги на башнях». Одновременно, в 1933—1939 годах, Макаренко написал ряд рассказов для детей и юношества, помещенных в различных журналах, и много педагогических, литературоведческих и публицистических статей, которые печатались в газетах «Правда», «Известия», «Литературная газета». К Макаренко обращались за консультацией сотни родителей и учителей. Он часто выступал с докладами и лекциями на педагогические темы, горячо пропагандировал достижения молодой советской педагогики. Основные положения системы педагогических взглядов А. С. Макаренко. Макаренко подверг острой критике буржуазную и мелкобуржуазную педагогику. Он писал, что буржуазная и мелкобуржуазная педагогика металась от муштры детей и подавления их личности к абсолютной свободе детей от обязанностей, от авторитарной педагогики слепого повиновения детей к анархической теории «свободного воспитания». В те годы, когда Макаренко начинал свою работу в колонии имени Горького, многие педагоги не освободились еще от идеалистического, слащавого отношения к детям в духе «свободного воспитания», Макаренко предостерегал от сентиментального любования детьми. «Дети — цветы жизни»,— любили повторять педагоги и многие родители, однако многие из них не дали себе труда задуматься над этими прекрасными словами, из которых вовсе не следует, что «нужно цветами любоваться, ахать, носиться, нюхать, вздыхать». Надо подумать, какие плоды могут развиваться из этих цветов. Следование мелкобуржуазной теории «свободного воспитания» развивает у детей эгоизм, лень, барство, избалованность и расхлябанность. В обращении с детьми не нужно сентиментального заласкивания, поцелуев, объятий и т. п., но необходимо «чувство меры в любви и строгости, в ласке и суровости». В отношении к детям нужна «требовательная любовь»: чем больше уважения к человеку, тем больше требований к нему. Социалистический гуманизм, выраженный в этих словах и красной нитью проходящий через всю педагогическую систему Макаренко, является одним из ее основных принципов. Макаренко глубоко верит в творческие силы человека, в большие его возможности. С социалистическим гуманизмом у Макаренко тесно сочетается оптимизм — умение видеть в каждом воспитаннике положительные силы, «проектировать» в человеке лучшее, более сильное, более интересное. Он глубоко верил в творческие силы человека, был убежден, что правильно поставленным воспитанием можно пробудить и развить эти силы. Макаренко требовал, чтобы педагогическая теория строилась на обобщении практического опыта воспитания (такова и была вся педагогическая теория самого А. С. Макаренко). Он критиковал метафизические педагогические теории, построенные умозрительным путем. В школах колонии имени А. М. Горького и коммуны имени Ф. Э. Дзержинского не применялась комплексная система расположения программного материала. Макаренко был сторонником систематического преподавания учебных предметов, он резко отрицательно относился ко всякого рода прожектерству в методике обучения — к «Дальтон-плану», «методу проектов» и т. п. Горячо выступал он против извращений в вопросе о трудовом воспитании. Придавая огромное значение воспитанию в труде, Макаренко протестовал против непроизводительной затраты мускульной энергии учащихся без связи с воспитательной работой. Макаренко возражал против заимствованного некоторыми педагогами того времени из американской прагматической педагогики неправильного лозунга «труд как центр всей школьной работы», когда в школьной жизни главное внимание уделялось трудовым навыкам в ущерб приобретению систематических общеобразовательных знаний. Макаренко высоко ценил педагогику, считал ее самой диалектической и сложной наукой. Он с уважением относился к педагогическим идеям виднейших прогрессивных педагогов прошлого и боролся за подлинную марксистско-ленинскую педагогическую науку, остро выступая против антимарксистских извращений в педагогике. Марксистско-ленинская педагогика определяет цель коммунистического воспитания как подготовку всесторонне развитых людей, строителей коммунистического общества. Макаренко конкретизировал эту цель, перечисляя те качества, которые должно развивать в подрастающем поколении коммунистическое воспитание. Мы должны воспитать преданных социалистической Родине патриотов, образованных людей, квалифицированных работников; людей, обладающих чувством долга и чести, сознающих свое достоинство, имеющих организационные навыки, дисциплинированных, стойких, бодрых и жизнерадостных. Умея видеть в каждом человеке его особенности, индивидуальность, Макаренко вместе с тем считал, что личность человека нельзя мыслить вне общества, отдельно от общества. Он рассматривал личность и общество в их диалектическом единстве. Только в нашем, социалистическом обществе, писал Макаренко, созданы все условия для расцвета творческих сил личности. Исходя из этого положения, Макаренко исключительно большое место в своей педагогической системе уделил проблеме воспитания в коллективе и через коллектив. Воспитание в коллективе и в труде. Вопрос о воспитании молодого поколения в духе коллективизма был ведущим, коренным вопросом советской педагогики с первых же дней ее существования. Большая заслуга А. С. Макаренко заключается в том, что он продвинул этот вопрос дальше, указав ряд глубоко обоснованных и успешно проверенных на практике методов воспитания. Воспитание в коллективе и через коллектив — это центральная идея его педагогической системы, красной нитью проходящая через всю педагогическую деятельность и все его педагогические высказывания. «Задача нашего воспитания сводится к тому, чтобы воспитать коллективиста»,— говорит Макаренко в статье «Некоторые выводы из моего педагогического опыта». Воспитание в коллективе и через коллектив он подробно освещает в художественно-педагогических и теоретических произведениях. «Марксизм учит нас,— писал он,— что нельзя рассматривать личность вне общества, вне коллектива».  Под коллективом Макаренко понимал не случайное скопление людей, а объединение их для достижения общих целей в общем труде — объединение, отличающееся определенной системой полномочий и ответственности, определенным соотношением и взаимозависимостью отдельных своих частей. Он подчеркивал, что коллектив — часть советского общества: «через коллектив каждый его член входит в общество». «Только создав единый школьный коллектив, можно разбудить в детском сознании могущественную силу общественного мнения как регулирующего и дисциплинирующего воспитательного фактора»,— писал Макаренко в статье «Проблемы воспитания в советской школе». Макаренко считал, что воздействовать на отдельную личность можно, действуя на коллектив, членом которого является эта личность. Это положение он называл «принципом параллельного действия». В этом принципе реализуется требование коллектива — «все за одного, один за всех». «Принцип параллельного действия» не исключает, однако, применения «принципа индивидуального действия» — прямого, непосредственного воздействия педагога на отдельного воспитанника. Одним из важнейших законов коллектива Макаренко считал «закон движения коллектива». Если коллектив достиг поставленной цели, а новых перспектив перед собой не поставил, наступает самоуспокоение, нет больше стремлений, воодушевляющих участников коллектива, нет у него будущего. Развитие коллектива останавливается. Коллектив всегда должен жить напряженной жизнью, стремлением к определенной цели. В соответствии с этим Макаренко впервые в педагогике выдвинул и разработал важный принцип, который он назвал «системой перспективных линий». «Человек не может жить на свете, если у него нет впереди ничего радостного. Истинным стимулом человеческой жизни является завтрашняя радость... Самое важное, что мы привыкли ценить в человеке,— это сила и красота. И то и другое определяется в человеке исключительно по типу его отношения к перспективе... Воспитать человека — значит воспитать у него перспективные пути, по которым располагается его завтрашняя радость. Можно написать целую методику этой важной работы. Она заключается в организации новых перспектив, в использовании уже имеющихся, в постепенной постановке более ценных»,— писал Макаренко в «Педагогической поэме». Развитие детского коллектива, по Макаренко, должно происходить постоянно; оно должно направляться педагогическим коллективом, который творчески ищет наиболее эффективные пути для его движения вперед. Педагог должен уметь увлечь весь коллектив воспитанников и каждого из его участников определенной целью, достижение которой, требующее усилий, труда, борьбы, дает глубокое удовлетворение. Добившись этой цели, надо не останавливаться на достигнутом, а ставить дальнейшую задачу, более широкую, более общественно значимую, делать больше и лучше, чем раньше. Искусство педагога заключается в том, чтобы сочетать свое руководство, свои педагогические требования с большими реальными правами коллектива. Такова в кратких словах сущность «системы перспективных линий» А. С. Макаренко, являющейся одной из частей его учения о воспитании и коллективе. Правильно осуществляемая в педагогической практике, она будит у воспитанников уверенность в их силах, поднимает их чувство собственного достоинства, развивает волю и настойчивость, поддерживает бодрость и жизнерадостность и побуждает коллектив стремиться к новым достижениям. Макаренко отводил важную роль в жизни коллектива игре. В детском возрасте игра имеет большое значение, и ребенок, писал Макаренко, должен играть, «надо не только дать ему время поиграть, но надо пропитать этой игрой всю его жизнь». Эта сторона жизни коллектива нашла свое яркое выражение в эстетике и символике (сигналы, рапорты, отличительные знаки и т. п.) и во всей структуре и деятельности коллективов колонии имели Горького и коммуны имени Дзержинского. Необходимым фактором воспитания в педагогической системе Макаренко является труд. В «Лекциях о воспитании детей» он говорил: «Правильное советское воспитание невозможно себе представить как воспитание нетрудовое... В воспитательной работе труд должен быть одним из самых основных элементов». Макаренко правильно считал, что трудолюбие и способность к труду не даны ребенку от природы, а воспитываются в нем. В Советской стране труд должен быть творческим, радостным, сознательным, основной формой проявления личности и заложенных в ней возможностей. Трудовая деятельность воспитанников занимала большое место в руководимых Макаренко учреждениях; она непрестанно развивалась и совершенствовалась. Начав в колонии имени Горького с простейших видов сельскохозяйственного труда, в основном для нужд своего коллектива, Макаренко затем перешел к организации производительного труда воспитанников в кустарных мастерских. Своей высшей формы эта трудовая деятельность достигла в коммуне имени Дзержинского, где воспитанники (старшего возраста) обучались в средней школе и работали на производстве со сложной техникой, требующей высококвалифицированного труда. В процессе трудовой деятельности детей, говорит Макаренко, надо развивать их умение ориентироваться, планировать работу, бережно относиться ко времени, к орудиям производства и к материалам, добиваться высокого качества работы. Во избежание ранней и узкой специализации следует переключать детей с одного вида труда на другой, дать им возможность получить среднее образование и в то же время овладеть рабочими профессиями, а также навыками по организации и управлению производством. Большого внимания заслуживают указания Макаренко о трудовом воспитании детей в семье. Он советует давать детям даже младшего возраста не разовые поручения, а постоянные задания, рассчитанные на месяцы и даже годы, с тем чтобы дети длительное время несли ответственность за порученную им работу. Дети могут поливать цветы в комнате или во всей квартире, накрывать на стол перед обедом, следить за письменным столом отца, производить уборку в комнате, обрабатывать определенный участок семейного огорода или цветника и ухаживать за ним и т. п. Воспитание чувства долга и чести, воспитание воли, характера и дисциплины. В «Лекциях о воспитании детей» Макаренко говорил: «Мы требуем от нашего гражданина, чтобы он в каждую минуту своей жизни был готов выполнить свой долг, не ожидая распоряжения или приказания, чтобы он обладал инициативой и творческой волей». Каждый член коллектива обязан сознавать и чувствовать свой долг перед коллективом, начиная с первичного коллектива и кончая социалистической Родиной. Он должен обладать чувством чести, гордиться своим коллективом, своей великой Родиной, быть дисциплинированным, так как без дисциплины не может быть крепкого коллектива. Воспитание чувства долга, чести и дисциплины подчинено задачам социалистического строительства. Макаренко умел развивать у своих вспитанников эти чувства и сочетал это развитие с воспитанием дисциплины. В статье, озаглавленной «Воля, мужество, целеустремленность», Макаренко писал: «Коммунистическую волю, коммунистическое мужество, коммунистическую целеустремленность нельзя воспитать без специальных упражнений в коллективе». Он упражнял своих воспитанников в выносливости и выдержке. В колонии имени Горького воспитанники приучались легко переносить неудобства и трудности. У них возник и получил всеобщее признание лозунг «Не хныкать, не пищать», всегда быть бодрым и мужественным. В буржуазной педагогике под влиянием Гербарта установилось ограниченное понимание дисциплины — только как дисциплины послушания. Она обычно ограничивалась отрицательными требованиями: «не шали», «не ленись», «не опаздывай» и т. д. Подобному пониманию дисциплины Макаренко противопоставляет свое требование активной дисциплины, или, как он выражается, «дисциплины борьбы и преодоления». «В советском обществе, — говорил он, — дисциплинированным человеком мы имеем право называть только такого, который всегда, при всяких условиях сумеет выбрать правильное поведение, наиболее полезное для общества, и найдет в себе твердость продолжать такое поведение до конца, несмотря на какие бы то ни было трудности и неприятности». Таким образом, дисциплина в понимании Макаренко — это не только дисциплина торможения, но и дисциплина стремлений, активности. Она не только сдерживает, но и окрыляет, вдохновляет к новым победам и достижениям. Макаренко тесно связывает вопрос о дисциплине с воспитанием воли, мужества, твердого характера. «У наших школьников иногда бывает еще дисциплина порядка, но не бывает дисциплины борьбы и преодоления»,— писал Антон Семенович. Он указывал, что школа умеет, пожалуй, бороться с дезорганизаторами, но «такие типы характеров, как «тихони», «иисусики», накопители, приспособленцы, шляпы, разини, кокеты, приживалы, мизантропы, мечтатели, зубрилы, проходят мимо нашей педагогической заботы... А на самом деле именно эти характеры вырастают в людей вредоносных...» Дисциплина особенно развивается и крепнет в организованном коллективе. Макаренко говорил: «Дисциплина — это лицо коллектива, его голос, его красота, его подвижность, его мимика, его убежденность». «Все, что есть в коллективе, в конечном счете принимает форму дисциплины. Дисциплина — это глубоко политическое явление, это то, что можно назвать самочувствием гражданина Советского Союза». Рассматривая дисциплину как результат воспитания, Макаренко различает понятия «дисциплина» и «режим», указывая, что режим является важным средством воспитания. В лекции «Дисциплина, режим, наказания и поощрения» он указывает, что у детей часто наблюдается крикливость, егозливость, «истеричность» и т. п. Педагоги часто говорят: «Ребенок должен кричать, в этом проявляется его натура». Макаренко возражает против этого и требует: дети должны научиться сдерживать себя, режим должен быть глубоко продуманным, устойчивым, должен всеми строго соблюдаться. Отвергая неправильное утверждение педагогов, находившихся под влиянием теории «свободного воспитания», будто «наказание воспитывает раба», Макаренко указывал, что, применяя наказания, можно воспитать и раба или запуганного, дряблого человека и свободную, полную человеческого достоинства сильную личность. Все дело в том, какие наказания и как применять. Телесные наказания, конечно, недопустимы. В отношении прочих наказаний Макаренко требовал, чтобы они были продуманными, не назначались сгоряча и бессистемно, чтобы они имели индивидуализированный характер, соответствовали бы проступку, не были частыми, пробуждали бы в наказанном сознание справедливости наказания и переживание собственной вины, чтобы коллектив признавал справедливость этих наказаний. Такие же подробные указания дает он и относительно поощрений. Воспитание детей в семье. А. С. Макаренко внес много нового, оригинального в освещение проблемы семейного воспитания. Он был одним из первых советских педагогов, занявшихся разработкой этой важной проблемы. Главнейшим условием семейного воспитания Макаренко считал наличие полной семьи, крепкого коллектива, где отец и мать живут дружно между собой и с детьми, где царствуют любовь и взаимное уважение, где имеет место четкий режим и трудовая деятельность. Макаренко дал интересный психолого-педагогический анализ ложных видов родительского авторитета. Им он противопоставлял истинный авторитет, главным основанием которого является жизнь и работа родителей, их гражданское лицо и поведение, требовал, чтобы родители честно и разумно руководили своими детьми, сознавали свою ответственность перед обществом за их воспитание. Каждая семья, говорил Макаренко, ведет свое хозяйство, ребенок — член семьи и, следовательно, участник всего семейного хозяйства. С ранних лет в семейных условиях он приучается к будущей своей хозяйственной деятельности в более широких масштабах. Именно здесь, в условиях семейной хозяйственной деятельности, у детей воспитываются коллективизм, честность, заботливость, бережливость, ответственность, способность ориентировки и оперативность. Подробно осветил Макаренко такие вопросы, как значение сказки для детей раннего возраста, руководство детским чтением, посещение детьми театра, кино и т. п. Большое место в жизни детей он отводил эстетическому воспитанию. А. С. Макаренко — педагог-новатор, обогативший советскую педагогику ценными педагогическими идеями, методами и приемами (система перспективных линий, принцип параллельного действия, стиль и тон педагога и т. д.). Он дал новоетолкование ряду педагогических вопросов и детально разработал выдвинутые ранее, но недостаточно разработанные до него советской педагогикой проблемы (воспитание в коллективе, семейное воспитание и др.). Макаренко был педагогом, успешно применявшим в теории и на практике воспитания диалектико-материалистические принципы. Руководящим принципом всей его педагогической деятельности была преданность социалистической Родине и Коммунистической партии.

studfiles.net

труды и вклад в современную педагогику

На заре становления советской власти человек терялся и не всегда грамотно осознавал, каким должно быть его поведение и роль в обществе. Антон Семенович Макаренко подробно описывал в своих работах принцип воспитания личности в молодом советском гражданине. Макаренко труды свои подкреплял практическими методами при работе с максимально сложными подростками. На сегодня его имя знакомо не только учителям, воспитателям и специалистам системы образования, но и рядовому человеку, который не стесняется лишний раз включить свой мозг. Наши читатели знают великого учителя и готовы разделить мысли о значимости его фигуры для современного общества.

Кто такой Макаренко?

Антон Макаренко известен тем, что первым обратил внимание на застой в сфере педагогики страны на старте двадцатого века. На практике смог воспитать несколько тысяч несовершеннолетних членов колонии, превратив мир хаоса в упорядоченную организацию.

Антон Семенович известен, как автор и методист, но отчасти его можно считать организатором и управленцем. Рядовой учитель волею амбиций, таланта, аналитического склада ума, стремления и смелости стал символом воспитания детей. Воспитатель смог отстоять позиции свободного гражданина внутри авторитарного режима власти, что внесло неоценимый вклад в развитие общества.

 

Над чем работал Антон Семенович?

Макаренко труды издавал на первом этапе довольно смело, читал интересные лекции преподавателям. За свою работу «Кризис современной педагогики» получил при выпуске из института золотую медаль. Я вижу в том Макаренко амбициозного парня, который мечтал о великом. Но смог стать рядовым воспитателем после назначения на должность директора исправительной колонии.

Стать заведующим воспитательного центра с детьми, которых после революции не смог образумить бы даже самый опытный педагог в мире, и сотворить сенсацию, сделав из них достойных людей. Об этом автор Макаренко основные свои труды и писал. Он радовался отчаянным успехам на практике и формулировал методики воспитательного процесса. «Педагоги пожимают плечами» так назывался один из первых критических трудов Антона Семеновича. Без теории не стать отличным практиком, а те, кому удается экспериментами достигать успеха, обязаны двигать развитие общественной сферы жизни.

Педагогические труды Макаренко

Большинство студентов педагогического университета смогут наизусть зачитывать цитаты из «Педагогической поэмы» знаменитого мастера обучения жизни молодых людей. Суть он видел в процессе воспитания необразованных, обозленных и далеких от идеальных норм и принципов социального строя. Учитель лепил из пластилина себя, как мастера педагогики, а также из остатков морали людей человека – настоящего, искреннего, свободного и трудолюбивого.

Педагогические труды Макаренко тех шестнадцати лет его работы в колонии по сей день являются нормативной базой для разработки методик по организации воспитательного процесса. Я отмечаю его желание придать работе движения, то есть развития, а не топтания на месте. Подобные личности толкают мир вперед, а не мастера выжимать все соки из имеющихся ресурсов и перспектив, которые тебе не принадлежали изначально.

Вклад Макаренко в педагогику

На первых порах труды Антона Семеновича воспринимались властью и серьезными людьми той эпохи в штыки, не было доверия. Слова «демократия» боялись как огня, а дать человеку свободу – означало обучить его жизни вне идеологических принципов. Постепенно работы писателя были отредактированы цензурой, а зерно его методик стали применять на практике. Только после успешных и одобренных властью экспериментов с организацией детских домов были комплексно внедрены основные методики Макаренко.

«Книга для родителей» позволит без лишнего пафоса воспитать здорового и крепкого духом человека, который сможет развиваться и прогрессировать в плане реализации полезных обществу деяний. Педагогические аспекты великого прозаика двадцатого века подвластны всем родителям по сей день. Я верю, что в ближайшие годы идеология и воспитание человека станет приоритетным направлением в развитии общества нашей страны, что позволит ее сберечь и сохранить.

Если кратко объяснять методику великого Макаренко. Он говорит о воспитании в человеке желания двигать общество, действовать совместно ради решения общих полезных социуму деяний. Только благими поступками можно выстроить счастливое будущее для себя и своего окружения. Уважение пожилых и поддержка молодых – основа здорового общества.

Похожие личности

В мировую элиту Макаренко попал не случайно, его методы больше подходили демократическим странам, но его роль для советского строя сложно недооценить. В мире он стоит в одном ряду с Джоном Дьюи, Георгом Кершенштейнером, Марией Монтессори.

У нас его можно сравнивать со Станиславом Теофиловичем Шацким, Антоном Павловичем Чеховым, Василием Жуковским, Константином Ушинским и Львом Толстым.

[Всего голосов: 1    Средний: 5/5]

silamira.ru

Выдающийся советский педагог А.С.Макаренко

Н.А.Константинов, Е.Н.Медынский, М.Ф.Шабаева

Жизнь и педагогическая деятельность А. С. Макаренко.

Антон Семенович Макаренко (1888—1939) родился в г. Белополье, бывш. Харьковской губернии, в семье мастера малярного цеха железнодорожных мастерских.

По окончании городского училища в г. Кременчуге и педагогических курсов он в 1905 году начал работать народным учителем двухклассного железнодорожного училища в посаде Крюково (близ Кременчуга). В революционные 1905—1907 годы стало складываться марксистское мировоззрение Макаренко. В одной из своих работ он упоминает, что его понимание истории шло «по путям большевистской пропаганды и революционных событий». В школе, где работал Макаренко, учились дети рабочих, и он был тесно связан с революционной пролетарской средой. Большое влияние на Макаренко оказали произведения А. М. Горького.

В 1914 году Макаренко, имея уже 10-летний стаж народного учителя, поступил для продолжения образования в Полтавский учительский институт, который окончил в 1917 году с золотой медалью. В 1917/18 учебном году он был назначен инспектором (заведующим) высшего начального училища в Крюково и с увлечением отдался педагогической деятельности. Великую Октябрьскую социалистическую революцию Макаренко встретил с восторгом, как он сам писал об этом позже.

В 1920 году Полтавский губернский отдел народного образования поручил А. С. Макаренко организовать вблизи Полтавы колонию для несовершеннолетних правонарушителей и руководить ею. Работу пришлось начинать в очень трудных условиях. Воспитанники, с которыми Антону Семеновичу пришлось иметь дело, были подростками и юношами с уголовным прошлым, недисциплинированными, не привыкшими к труду.

Макаренко сумел воспитать из этой молодежи горячо преданных социалистической Родине, дисциплинированных, любящих труд и умеющих работать настоящих советских граждан.

В течение 3—4 лет он создал образцовое воспитательное учреждение — «Трудовую колонию имени А. М. Горького»; число ее воспитанников в 1926 году дошло до 120. В этом же году колония переселилась в Куряж, вблизи Харькова, где жили 280 крайне запущенных детей. Антон Семенович решил с помощью «горьковцев» превратить куряжан в образцовый трудовой коллектив, воспитать их силами самих колонистов.

А. М. Горький, посетив в 1928 году колонию, писал в очерках «По Союзу Советов»: «Кто мог столь неузнаваемо изменить, перевоспитать сотни детей, так жестоко и оскорбительно помятых жизнью? Организатором и заведующим колонией являлся А. С. Макаренко. Это бесспорно талантливый педагог. Колонисты действительно любят и говорят о нем тоном такой гордости, как будто они сами создали его». И далее А. М. Горький указывает, что А. С. Макаренко «все видит, знает каждого колониста, характеризует его пятью словами и так, как будто делает моментальный фотографический снимок с его характера».

С июня 1927 года Макаренко участвовал в организации детской трудовой коммуны имени Ф. Э. Дзержинского в поселке Новый Харьков (пригород Харькова), совмещая эту работу с деятельностью в колонии имени Горького. С конца 1928 года Макаренко ушел из колонии и в дальнейшем в течение нескольких лет отдавал все свои силы руководству трудовой коммуной имени Ф. Э. Дзержинского.

В коммуне имени Дзержинского использовались новые методы трудового воспитания. Раньше, в колонии имени Горького, применялся сельскохозяйственный труд и работа в мастерских (столярной, слесарной, сапожной и др.). В коммуне имени Дзержинского было организовано промышленное производство — здесь впервые в СССР начали изготовлять фотоаппараты марки «ФЭД» (Феликс Эдмундович Дзержинский) и электросверла.

Кроме большого экономического значения, это производство важно было и в педагогическом отношении, требуя от воспитанников большой аккуратности и точности в работе (до тысячных долей миллиметра). Воспитанники коммуны работали на предприятиях по 4 часа в день и учились в средней школе, существовавшей в коммуне, соединяя образование с производительным трудом. По окончании средней школы они успешно выдерживали экзамены в вузы.

В 1935 году А. С. Макаренко оставил работу в коммуне имени Дзержинского. Он был назначен заведующим учебно-воспитательной частью трудовых колоний Украины и переехал в Киев, а затем, поселившись в Москве, целиком занялся по совету А. М. Горького литературной деятельностью — обобщением педагогической деятельности в колонии имени А. М. Горького и коммуне имени Ф. Э. Дзержинского.

В 1933—1935 годах была напечатана «Педагогическая поэма», в 1937 году появилась в печати «Книга для родителей» — художественно-педагогическое произведение, освещающее вопросы семейного воспитания. В 1938 году было напечатано еще одно художественно-педагогическое произведение Макаренко, изображающее жизнь коммуны имени Дзержинского, — «Флаги на башнях».

Одновременно, в 1933—1939 годах, Макаренко написал ряд рассказов для детей и юношества, помещенных в различных журналах, и много педагогических, литературоведческих и публицистических статей, которые печатались в газетах «Правда», «Известия», «Литературная газета». К Макаренко обращались за консультацией сотни родителей и учителей. Он часто выступал с докладами и лекциями на педагогические темы, горячо пропагандировал достижения молодой советской педагогики.

Основные положения системы педагогических взглядов А. С. Макаренко.

Макаренко подверг острой критике буржуазную и мелкобуржуазную педагогику. Он писал, что буржуазная и мелкобуржуазная педагогика металась от муштры детей и подавления их личности к абсолютной свободе детей от обязанностей, от авторитарной педагогики слепого повиновения детей к анархической теории «свободного воспитания».

В те годы, когда Макаренко начинал свою работу в колонии имени Горького, многие педагоги не освободились еще от идеалистического, слащавого отношения к детям в духе «свободного воспитания», Макаренко предостерегал от сентиментального любования детьми. «Дети — цветы жизни»,— любили повторять педагоги и многие родители, однако многие из них не дали себе труда задуматься над этими прекрасными словами, из которых вовсе не следует, что «нужно цветами любоваться, ахать, носиться, нюхать, вздыхать». Надо подумать, какие плоды могут развиваться из этих цветов. Следование мелкобуржуазной теории «свободного воспитания» развивает у детей эгоизм, лень, барство, избалованность и расхлябанность. В обращении с детьми не нужно сентиментального заласкивания, поцелуев, объятий и т. п., но необходимо «чувство меры в любви и строгости, в ласке и суровости». В отношении к детям нужна «требовательная любовь»: чем больше уважения к человеку, тем больше требований к нему.

Социалистический гуманизм, выраженный в этих словах и красной нитью проходящий через всю педагогическую систему Макаренко, является одним из ее основных принципов. Макаренко глубоко верит в творческие силы человека, в большие его возможности.

С социалистическим гуманизмом у Макаренко тесно сочетается оптимизм — умение видеть в каждом воспитаннике положительные силы, «проектировать» в человеке лучшее, более сильное, более интересное. Он глубоко верил в творческие силы человека, был убежден, что правильно поставленным воспитанием можно пробудить и развить эти силы.

Макаренко требовал, чтобы педагогическая теория строилась на обобщении практического опыта воспитания (такова и была вся педагогическая теория самого А. С. Макаренко). Он критиковал метафизические педагогические теории, построенные умозрительным путем.

В школах колонии имени А. М. Горького и коммуны имени Ф. Э. Дзержинского не применялась комплексная система расположения программного материала. Макаренко был сторонником систематического преподавания учебных предметов, он резко отрицательно относился ко всякого рода прожектерству в методике обучения — к «Дальтон-плану», «методу проектов» и т. п.

Горячо выступал он против извращений в вопросе о трудовом воспитании. Придавая огромное значение воспитанию в труде, Макаренко протестовал против непроизводительной затраты мускульной энергии учащихся без связи с воспитательной работой. Макаренко возражал против заимствованного некоторыми педагогами того времени из американской прагматической педагогики неправильного лозунга «труд как центр всей школьной работы», когда в школьной жизни главное внимание уделялось трудовым навыкам в ущерб приобретению систематических общеобразовательных знаний.

Макаренко высоко ценил педагогику, считал ее самой диалектической и сложной наукой. Он с уважением относился к педагогическим идеям виднейших прогрессивных педагогов прошлого и боролся за подлинную марксистско-ленинскую педагогическую науку, остро выступая против антимарксистских извращений в педагогике.

Марксистско-ленинская педагогика определяет цель коммунистического воспитания как подготовку всесторонне развитых людей, строителей коммунистического общества. Макаренко конкретизировал эту цель, перечисляя те качества, которые должно развивать в подрастающем поколении коммунистическое воспитание.

Мы должны воспитать преданных социалистической Родине патриотов, образованных людей, квалифицированных работников; людей, обладающих чувством долга и чести, сознающих свое достоинство, имеющих организационные навыки, дисциплинированных, стойких, бодрых и жизнерадостных.

Умея видеть в каждом человеке его особенности, индивидуальность, Макаренко вместе с тем считал, что личность человека нельзя мыслить вне общества, отдельно от общества. Он рассматривал личность и общество в их диалектическом единстве. Только в нашем, социалистическом обществе, писал Макаренко, созданы все условия для расцвета творческих сил личности. Исходя из этого положения, Макаренко исключительно большое место в своей педагогической системе уделил проблеме воспитания в коллективе и через коллектив.

mirznanii.com

Педагог А.С. Макаренко | Социальная сеть работников образования

Содержание

Введение…………………………………………………………………….3

1. Творческий путь А.С. Макаренко………………………………………4

2. Основные концепции педагогической теории А.С. Макаренко……...9

3. Педагогическое мастерство в понимании А.С. Макаренко…………18

Заключение………………………………………………………………..20

Список литературы……………………………………………………….21


ВВЕДЕНИЕ

Сейчас одной из важнейших задач педагогической науки является объективная оценка нашего прошлого педагогического опыта, одним из самых значительных явлений которого является педагогическая система Антона Семеновича Макаренко. Идеи Макаренко долгое время не признавались официальной педагогикой. Понадобились долгие годы борьбы за их утверждение в науке. Сегодня мы должны констатировать, что концепции Макаренко были приняты на вооружение в одностороннем виде, со значительным смещением акцентов вплоть до их искажения. Теперь, благодаря проведенным в последние годы исследованиям, мы можем довольно определенно судить, как и почему это произошло.

В 1936 г. было принято постановление ЦК ВКП (б) «О педологических извращениях в системе Наркомпросов». К этому моменту педология сложилась как одна из педагогических наук, сделавшая предметом своего изучения возрастное развитие детей. Постановлением, в котором, отмечались недостатки и ошибки в практической работе педологов, педология была объявлена лженаукой, запрещено ее преподавание в педагогических учебных заведениях, а педологические учебники были изъяты. Теперь можно смело утверждать: так произошла величайшая трагедия в истории педагогических наук в нашей стране. Педагогика с этого момента стала «бездетной», за что потом ее часто упрекали. Но факт остается фактом: проблемы развития детей, становления личности ребенка на долгие годы остались за пределами педагогической науки. Именно это во многом определило односторонний подход к наследию Макаренко многих исследователей, и во многом — повлияло на «избирательное» отношение к системе Макаренко, когда те или иные ее части замалчивались, а другие подавались в искаженном виде.


1. ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ А. С. МАКАРЕНКО

В каждой мысли, в каждом движении, в каждом дыхании нашей жизни звучит слава нового гражданина мира. Разве можно не услышать этого звучания, разве можно не знать, как мы должны воспитывать наших детей?

А. С. Макаренко

Родился Антон 1 марта 1888 г. в городе Белополье Харьковской губернии. Отец его, Семен Григорьевич, был высококвалифицированным маляром, работал в железнодорожном депо. Антон учился в железнодорожном училище и, когда семья переехала в Крюков, он продолжил обучение в таком же училище. Учился старательно и успешно. Очевидно, поэтому, когда закончил учебу, Семен Григорьевич сказал сыну: «Будешь учителем!» Стало слово отца делом всей жизни Антона Макаренко. После окончания педагогических курсов начал он в 17 лет работать в родном училище.

Огромное влияние на юношу оказало творчество А.М. Горького. Под его влиянием вершил он свои первые литературные опыты. «Более того, Горький, по словам самого Макаренко, стал организатором его мироощущения реального гуманизма. «Моя жизнь прошла под знаком Горького», – напишет Антон Семенович в скорбные дни прощания с великим писателем».

Работая учителем, Антон Семенович Макаренко изучает педагогическую и философскую литературу. Его внимание привлекают груды А. И. Пирогова, В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского, но особенно глубоко изучает он работы К. Д. Ушинского. После 9 лет педагогической деятельности Макаренко поступает в Полтавский учительский институт, который заканчивает, как и училище, только с отличными оценками по всем предметам.

За выпускную работу «Кризис современной педагогики» А. С. Макаренко получил золотую медаль.

Глубоко заблуждались те, кто утверждал, что Антон Семенович плохо разбирается в педагогической теории.

После окончания института он снова возвращается в Крюковское начальное железнодорожное училище, где работает сначала учителем, а потом директором до сентября 1920 г., когда принимает предложение Полтавского отдела народного образования стать заведующим детским домом для несовершеннолетних правонарушителей под Полтавой – впоследствии Детской трудовой колонией имени А. М. Горького.

В 30-е годы XX в. некоторые педагоги и деятели народного образования говорили: «Макаренко хороший практик, но в теории…».

Одну из лучших своих статей, написанную для юбилейного сборника по поводу пятилетия коммуны имени Ф. Э. Дзержинского, Антон Семенович так и назвал «Педагоги пожимают плечами». Эти люди не понимали, что уже давно наступил момент, когда без теории нельзя стать хорошим практиком, и, главное, не понимали существа педагогического новаторства А. С. Макаренко.

История педагогики учит, что все великие педагогические учения вырастают из осмысления нового опыта, прежде всего своего собственного, той самой практики. Так складывались педагогические взгляды И. Г. Песталоцци, которого К. Д. Ушинский называл отцом современной педагогики, самого Константина Дмитриевича, заложившего фундамент педагогики как науки, и гениального Л. Н. Толстого, и искренне преданного детям С.Т. Шацкого, и великого педагога-гуманиста XX века Антона Семеновича Макаренко.

Педагогический опыт – неиссякаемый животворный источник и одновременно способ приращения научного знания, критерий его истинности. Для Антона Семеновича Макаренко таким источником стала его работа в колонии имени А.М. Горького и коммуне имени Ф.Э. Дзержинского. К этой работе, продолжавшейся около 16 лет, он приступил в 1920 г., будучи опытным и зрелым педагогом. Ему было тогда 32 года.

Не случайно Макаренко отстаивал такое название руководимого им учебно-воспитательного учреждения. Дело в том, что в официальных документах Полтавскою губернского отдела народного образования оно именовалось «Колония морально-дефективных детей».

Педагог потратил немало усилий, доказывая, что малолетние преступники, из числа которых, особенно на первых порах, формировался коллектив воспитанников, не дефективные, а обыкновенные дети, только несчастные, с изломанной судьбой, и главную цель свою он видел в том, чтобы сделать их счастливыми.

В практической реализации этой цели ему помогал жизненный пример Алексея Максимовича, прошедшего путь от беспризорного босяка до великого русского писателя. Рассказывать о жизни горьковской колонии, о мучительных поисках самого Макаренко – неблагодарное занятие. Проще перечитать «Педагогическую поэму». Но о главном стоит сказать несколько слов.

Прежде всего, именно в эти годы сформировалось педагогическое кредо педагога. Макаренко потом вспоминал, что никогда еще не чувствовал себя таким беспомощным, как в начале работы в колонии. Но переживать и размышлять было некогда: появились первые воспитанники. Все они сполна испили горькую чашу беспризорщины. Многие приходили озлобленными, голодными и оборванными. У части был значительный опыт уголовных преступлений. Всех надо было мыть, одевать, обувать и кормить, надо было наладить нормальную жизнь, учебу, труд, разумный досуг.

И именно тогда, сначала интуитивно, затем все более осмысленно Антон Семенович приходит к пониманию, что налаживание нормальной жизни детей составляет самую суть воспитательной работы. Все более глубоко осознает он основной закон педагогики: жизнь воспитывает. Причем не абстрактная жизнь вообще, а реальная жизнь каждого конкретного ребенка и есть его воспитание.

Любопытно отметить, что примерно в то же время к такому же выводу приходит другой замечательный педагог – Станислав Теофилович Шацкий. Выступая 17 декабря 1919 г. на собрании сотрудников Первой опытной станции, которую он возглавлял, Шацкий сказал: «Представление о школе, которое вырисовывается у нас, – это представление о правильно обдуманной и систематически проведенной организации детской жизни. К такой формуле приближается наше представление».

Но вспомним – первый основной закон воспитания открыл Песталоцци. В своей главной книге «Лебединая песня» он сформулировал великий и основной принцип – жизнь образовывает. И, поясняя это положение, говорил о том, что главный путь развития естественных сил ребенка – их упражнение и применение на практике.

Несколько отвлечемся и задумаемся: почему именно Песталоцци, Шацкий и Макаренко независимо друг от друга пришли к открытию и осмыслению основного закона воспитания?

Это объясняется тем, что хотя творили педагоги в разное время и в разных условиях, педагогический опыт каждого из них сходен в главных чертах: это был опыт разумной организации детской жизни, включающей в себя заботу о судьбе каждого ребенка.

И все же Макаренко продвинулся дальше: он не только пошел по пути педагогически целесообразной организации жизни детей, но и открыл основную форму такой организации – воспитательный коллектив. Значительно позже, в 1932 г., в одном из своих художественных произведений он так сформулирует этот вывод: «…Наш путь единственный – упражнение в поведении, и наш коллектив – гимнастический зал для такой гимнастики».

А тогда, в 20-е годы прошлого века, Антон Семенович со своими товарищами педагогами и лучшими воспитанниками не покладая рук, самоотверженно и упорно трудился над созданием такого коллектива. И результат не замедлил сказаться. Ребята работали в поле, начали учиться, старшие потянулись на рабфак, создали великолепный театр, куда по субботам съезжались жители окрестных сел… Но главное, в этой дружной работе, коллективных делах и увлечениях рос новый человек, все более сплачивался дружный коллектив горьковцев, представлявший собой могучую воспитательную силу.

Так прошло 5 лет. И однажды, анализируя жизнь колонии, Макаренко сделал для себя еще одно открытие: кризисные явления в коллективе объясняются тем, что «допущена остановка в жизни коллектива». «Я обрадовался по-детски: какая прелесть! Какая чудесная, захватывающая диалектика! Свободный рабочий коллектив не способен стоять на месте. Всемирный закон всеобщего развития только теперь начинает показывать свои настоящие силы. Формы бытия свободного человеческого коллектива – движение вперед, форма смерти – остановка».

Антон Семенович принимает предложение о переводе горьковской колонии под Харьков в Куряж. Это был очень рискованный шаг. Куряжская колония, в которой находилось 280 воспитанников, к тому моменту была в ужасном состоянии. Сказать, что она была развалена, значило сказать неправду. Это была беспризорщина и уголовщина под крышей колонии. Кроме небольшой группы девочек, ребята воровали и пьянствовали, в поножовщине сводили счеты, обижали и эксплуатировали малышей. Воспитатели по ночам забирались в свои каморки, запираясь на всевозможные запоры. Короче говоря, это, с позволения сказать, куряжское «сообщество» являло собой антипод слаженному и организованному коллективу горьковцев, которых, кстати, было всего-навсего 120 человек.

«Куряжская операция» вошла в историю педагогики как разительный пример полного превосходства макаренковской воспитательной концепции. Буквально через несколько дней началось, говоря словами Антона Семеновича, «преображение». И скоро от «куряжской малины» не осталось и воспоминаний. Просто колония имени Горького зажила на новом месте. Теперь в ней было 400 воспитанников. Нельзя без слез и душевного волнения читать страницы «Педагогической поэмы», посвященные куряжской эпопее горьковцев! Начался новый подъем в жизни макаренковского коллектива.

Сейчас просто удивительно узнавать о том, что у Макаренко было немало противников среди деятелей «соцвоса» (социального воспитания) Украины, – но они были, ставили палки в колеса и ждали часа, чтобы нанести ему удар.

Работал он не жалея сил. Непомерные нагрузки, незаслуженная травля сделали свое дело. 1 апреля 1939 г. Макаренко скоропостижно скончался в вагоне пригородного поезда на станции Голицино Белорусской железной дороги. Он прожил всего 51 год.


2. Основные концепции педагогической теории А.С. Макаренко

На первом месте – проблема воспитания и развития личности. Из истории педагогики хорошо известно, что от того, как понималось воспитание тем или иным педагогом, во многом зависели его успехи в педагогической практике и теории. Так, исходя из понимания воспитания как упражнения естественных сил ребенка в процессе его жизни, Песталоцци создал прогрессивную для своего времени теорию элементарного образования.

Понимая воспитание в широком смысле как многостороннее влияние среды на становление человека, К. Д. Ушинский предпринял опыт создания педагогической антропологии и заложил основы теории развития личности – основного фундамента педагогического знания. И все же, несмотря на эти достижения, до А. С. Макаренко воспитание традиционно понималось как воздействие на личность ребенка, как деятельность воспитателя.

К. Н. Вентцель, а вслед за ним П. П. Блонский подвергали критике такой взгляд на воспитание. Но только Макаренко с определенностью не противопоставляет воспитание и развитие детей, рассматривает их в единстве, а главной задачей педагога считает не воздействие на ребенка, а содействие его развитию, стимулирование верного направления этого развития с целью раскрытия сил и способностей каждой личности.

Это тонко подметил один из исследователей педагогического опыта Антона Семеновича И. Ф. Козлов. В одном из первых исследований педагогического творчества Антона Семеновича он пишет: «В своей практической работе и теоретических обобщениях А. С. Макаренко исходил из того непреложного закона, что только в процессе деятельности детей, и обязательно всякой деятельности – учебной, трудовой, бытовой, игровой и т.п., в результате упражнения вовлеченных в нее естественных сил детей происходит развитие этих сил, а вместе с тем и образование соответствующих содержанию и характеру деятельности знаний, умений, навыков, привычек, взглядов, формирование личности в целом».

Развитие личности, по Макаренко, составляет содержательную основу воспитания. Не поняв этого, мы не поймем главного в системе выдающегося педагога. Продолжая лучшую традицию гуманистической педагогики Макаренко утверждает: жизнь – главный воспитатель ребенка, и задача воспитателя состоит, прежде всего, в организации этой жизни, в насыщении ее всем богатством человеческой культуры и подлинно гуманных отношений людей. В этом Макаренко видит стратегию организации воспитательного процесса.

Но формула «жизнь воспитывает» у Макаренко имеет еще одно значение. Он поясняет его так: бессмысленна всякая попытка отгородить ребенка от могучего влияния жизни общества, народа и подменить этот естественный процесс домашней дрессировкой. Воспитатель, если он хочет счастья ребенку, если он хочет воспитать полноценного человека, не имеет права создавать ему тепличные условия, пряча его от реальной действительности.

Подлинный гуманизм не в этом. Сверхзадача каждого воспитателя – родителя, педагога и взрослых людей вообще – заключается в том, чтобы разумно вести детей по дороге жизни, ставя их в позицию борцов за лучшую жизнь на земле. И так во всем, в большом и в малом, никогда не забывая истины: «в воспитательной работе нет пустяков». Такова макаренковская философия воспитания. Осмыслить ее – значит понять главное в педагогическом новаторстве Антона Семеновича.

Далее. Ни современники Макаренко, ни более поздние его последователи не сумели понять и в должной мере оценить того, что составляло саму душу его воспитательной системы – педагогическую логику, точнее – технологическую логику новою педагогического мышления.

С начала 30-х годов в художественных произведениях и других работах Антона Семеновича все чаще появляется непривычная для педагогики лексика: «педагогическое производство», «материал», «проектирование», «продукт», «педагогическое мастерство», «педагогическая техника». Проще всего предположить: работая в те годы в коммуне имени Ф. Э. Дзержинского, Макаренко лично возглавлял завод по производству электроинструментов и фотоаппаратов, где трудились его воспитанники, и поэтому использовал техническую терминологию в своих трудах в качестве своеобразных синонимов и художественной символики.

Сама идея педагогической технологии выдвигалась в те годы и другими педагогами. В 1927 г. в Москве была издана под весьма характерным названием «На путях к индустриализации школы» небольшая книжечка талантливого директора Шатурской школы, входившей в состав 2-й опытной станции Наркомпроса, М.Камшилова, который уже тогда писал, что школа должна «…перейти в своей работе на принципы рационализированной фабрики, рационализированного завода». Макаренко шел по этому пути.

В развитии всех наук легко проследить тенденцию перехода от длительного периода сбора эмпирических данных к построению философии науки, ее методологических основ, а затем и к построению теории. Исподволь готовится переход к новому, высшему этапу развития научного знания – этапу технологическому. Возникновение и совершенствование различных технологий знаменует начало научно-технической революции. Быстрее этот процесс происходит в сфере материального производства. На наших глазах он охватывает медицину и педагогику. И непреходящее значение педагогического творчества А. С. Макаренко в том, что оно па деле знаменует переход педагогической науки в это новое состояние.

Величайшая заслуга Антона Семеновича в том, что он одним из первых сумел разглядеть рождение педагогических технологий и сформулировал основные постулаты технологической педагогической логики.

Вот эти принципиальные положения:

- ни одно действие педагога не должно стоять в стороне от поставленных целей;

- никакое педагогическое средство не может быть объявлено раз и навсегда полезным либо вредным; отдельное средство может быть и положительным, и отрицательным; решающим является действие всей системы средств;

- никакая система воспитательных средств не может быть установлена раз и навсегда: она изменяется и совершенствуется в точном соответствии с развитием ребенка и поступательным движением общества;

- всякое средство должно быть педагогически целесообразным, что проверяется опытным путем.

Надо сказать, что мы еще только приступили к осмыслению этих постулатов и пока не научились использовать их при анализе конкретных педагогических фактов. Нам предстоит еще учиться мыслить по-макаренковски.

Антон Семенович ввел в педагогику целый ряд принципиально новых терминов. Среди них – «педагогическая техника», «мастерство», «проектировка или программа личности», «воспитательный коллектив», «тон и стиль жизни коллектива», «педагогический коллектив», «длительность педагогического коллектива» «педагогический центр», «ближняя, средняя и дальняя перспективы» и ряд других. Часть этих понятий уже прочно вошли в педагогику. Другие находятся в стадии осмысления. Но заметим – эти понятия не просто новые наименования для старых вещей. Они – отражение новых педагогических явлений, фактов новых действий педагогов, направлений воспитательной работы.

Макаренко углубил значение, а во многих случаях дал новую трактовку большей части традиционных понятий теории воспитания, прежде всего таких, как «требование» «наказание» «поощрение», «дисциплина», «режим» и др. За этим переосмыслением также стоят принципиально новые педагогические решения, новые подходы к воспитанию.

Переосмысление и переработка понятийного аппарата педагогической науки, несомненно, составляет основу педагогической логики Макаренко.

Главный признак любой технологии можно определить достаточно просто: что задумал в начале работы, то и получил после ее окончания. И весь опыт А. С. Макаренко является прекрасным примером того, как поставленные им воспитательные цели замыслы материализовывались в результате воспитательной работы в живые судьбы его воспитанников.

Использование новейших достижений педагогических наук, высокий профессионализм педагогов, что составляет самую суть педагогической технологии, обеспечивают наиболее благоприятные условия для развития личности каждого ребенка, его способностей и задатков, создают оптимальный психологический климат во взаимоотношениях воспитателей и воспитанников и на деле реализуют подлинную заботу о подрастающем поколении, подлинный гуманизм педагогики.

Сейчас, когда мы наблюдаем настоящий бум в процессе творчества и пропаганды «новых» и «новейших» педагогических технологий обучения и воспитания (хотя под таким названием протаскивается часто нечто, никакого отношения к технологиям не имеющее), особенно важно вооружить молодых учителей и воспитателей технологической логикой педагогического мышления. Вода чиста у истока – говорит народ. И знакомство с трудами А. С. Макаренко поможет решить эту задачу. Но дело не только в этом. Знакомство с макаренковской педагогической логикой совершенно необходимо еще и для того, чтобы понять и принять систему идей выдающегося педагога именно как систему.

Не усвоив концепцию технологической педагогической логики, трудно правильно оценить и другие идеи Макаренко. Так произошло с его концепцией педагогического проектирования.

Справедливости ради следует отметить, что впервые идею программы воспитания выдвинул в отечественной педагогике еще К. Д. Ушинский. В предисловии к главному труду своей жизни «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» он писал: «Что сказали бы вы об архитекторе, который, закладывая новое здание, не сумел бы ответить вам на вопрос, что он хочет строить – храм ли, посвященный богу истины, любви и правды, просто ли дом, в котором жилось бы уютно, красивые ли, но бесполезные торжественные ворота, на которые заглядывались бы проезжающие, раззолоченную гостиницу для обирания нерасчетливых путешественников, кухню ли для переварки съестных припасов, музеем ли для хранения редкостей или, наконец, сарай для складки туда всякого, никому уже в жизни не нужного хлама? То же самое должны вы сказать и о воспитателе, который не сумеет ясно и точно определить вам цели своей воспитательной деятельности».

Развивая эту идею, Макаренко разрабатывает стройную концепцию «проектировки» личности. Педагогика, утверждал Антон Семенович, наука целесообразная. Педагог должен ясно себе представлять, каким он видит своего воспитанника на выходе. Он должен проектировать личность. При этом должны быть две воспитательные программы. Одна общая, рассчитанная на всех детей. Все они, к примеру, должны быть трудолюбивыми, честными, образованными людьми. Но кроме этого нужна еще и программа, рассчитанная на конкретного ребенка, предусматривающая полное раскрытие его личных способностей и интересов. Последователи Макаренко о второй программе попросту забыли. Не повезло и первой. Антон Семенович предупреждал, что она должна быть предельно конкретна и точна. Он сформулировал ее в начале 30-х годов предельно просто и ясно: мы желаем воспитать культурного рабочего, дать ему образование, желательно среднее, дать квалификацию... И заканчивал эту характеристику словами: «Он должен быть веселым, бодрым, подтянутым... способным жить и любить жизнь, он должен быть счастлив. И таким он должен быть не только в будущем, но и в каждый свой нынешний день». Обратим внимание: «счастлив»! Может ли быть поставлена более гуманная задача, нежели воспитать счастливого человека?

Кроме того, Макаренко принадлежит удивительно лаконичная, но очень важная формула: «Человек не воспитывается по частям».

Вот так просто сформулировал Антон Семенович основной закон развития личности, исходя из которого, он подошел к построению общей программы. Она представляет собой предельно лаконичную и в то же время конкретную характеристику личности воспитанника, причем личности в ее цельности. Однако последователи педагога-новатора этого не учли. Педагоги старшего поколения помнят, как родилась толстая книга «Примерное содержание воспитания школьников», в которой по полочкам раскладывались идейно-политическое, нравственное, физическое, правовое, экологическое и другие «воспитания». Давались абстрактные характеристики и рядом с ними конкретные формы работы, «мероприятия». И чем больше от издания к изданию «толстела» книга, тем меньше она работала в школе. Пропал проект личности, вместо него разворачивалась абстрактная модель «всесторонне развитой личности», против чего прямо предостерегал А. С. Макаренко.

Сейчас, когда наше общество и, соответственно, школа находятся на перепутье, особенно остро ощущается дефицит воспитательной программы. Ясно, что те конкретные рекомендации, которые конструировал Макаренко в 30-е годы, просто не соответствуют социально-экономическим условиям страны. Нельзя забывать сформулированного Антоном Семеновичем требования: «Проектировка личности как продукта воспитания должна производиться на основании заказа общества».

Настала пора вернуться к первоисточнику, перечитать, что понимал Антон Семенович под программой личности, и серьезно задуматься над тем, кого мы хотим, и будем воспитывать сегодня. Педагог не может, не имеет права работать вслепую.

Следующая концепция замечательного педагога – воспитательный коллектив. Казалось бы, здесь повезло. Сколько книг написано, сколько методик организации коллективов сочинено! А между тем и тут мы имели дело со значительным искажением идей Антона Семеновича. В этом стоит разобраться.

Еще на заре зарождения макаренковедения была изобретена и пущена в ход звонкая формула – воспитание в коллективе, для коллектива и через коллектив. Можно согласиться лишь с первой частью – воспитание в коллективе, да и то с большой натяжкой.

Макаренко утверждал, что сплоченный коллектив детей и педагогов (воспитательный коллектив) по мере своего развития становится активным и могущественным воспитателем личности. Конечно, человек воспитывается и для людей, для своего народа и человечества. Но, прежде всего, он воспитывается для себя, для своего счастья. Не надо забывать эту деталь воспитательной программы, может быть, самую важную в ней.

И все же самое опасное в этой формуле – «воспитание через коллектив». Во многих наших теориях и методиках она приобрела впоследствии такой вид: педагог создает коллектив, который становится в его руках средством, орудием воспитания личности. Педагог, таким образом, является творцом педагогического процесса, личность – целью, коллектив – средством. Здесь уже все поставлено с ног на голову.

Во-первых, у Макаренко педагог не стоит над коллективом и личностью. Он равноправный член коллектива, связанный узами товарищества со всеми его членами. В этом деловом содружестве воспитатель, если и выделяется, то только своей педагогической квалификацией, мастерством.

Во-вторых, творцом воспитательного процесса вместе с педагогами являются и дети, сам коллектив учебно-воспитательного учреждения.

Наконец, коллектив – также цель воспитания. Об этом прямо говорит Антон Семенович.

Личность и коллектив – одна из важнейших проблем философии. Споры идут до сих пор. Совсем недавно, с началом социально-экономических преобразований в нашей стране, мы неоднократно слышали заявления о том, что личность – высшая ценность и в этом, дескать, и состоит гуманизм. А ведь никто из истинных гуманистов ничего подобного не говорил.

Формула гуманизма: «Человек – высшая ценность». Но ведь человек – это не только личность. Человек – это и личность, и семья, и народ, и человечество, и, конечно, коллектив. «Человека вообще», вне сообщества людей, нет и не может быть. И все это те человеческие ценности, которые нельзя противопоставлять друг другу. Это было бы все равно, что противопоставлять часть целому и наоборот. И когда некоторые авторы начинают утверждать, что Макаренко был апологетом «коллективистского» воспитания, хочется сказать им: «Полноте, откройте книги великого педагога.

Для Макаренко нет дилеммы – личность или коллектив. Его идеал – гармония личности и коллектива. Коллектив не безликая серая масса, а живое развивающееся содружество товарищей, объединенных общим делом, живой организм, живущий по своим законам».

Наш современник, философ, социолог и психолог Эрик Фромм задается вопросом: человек – волк или овца? Но вопрос так не стоит: либо стая, либо стадо… Человек – личность, но становится он ею только в семье, в коллективе, в своем народе. К пониманию этого Макаренко шел педагогическим путем, но он вернее и правильнее, чем кто-либо до него, разрешил для себя и для нас эту философскую, а правильнее сказать, общечеловеческую проблему.

Выхватывают у Макаренко его высказывание о том, что в случае конфликта интересы коллектива выше, чем интерес отдельной личности. Обратите внимание: в случае конфликта. А как же иначе? Ведь коллектив – это много личностей. Вообще же противопоставление коллектива и личности бессмысленно. И этому нам предстоит еще учиться у Антона Семеновича.

3. Педагогическое мастерство в понимании А.С. Макаренко

Создание сплоченного и работоспособного воспитательного коллектива как содружества педагогов и воспитанников, руководство его развитием составляет в логике технологии основной педагогический процесс, в котором реализуются цели воспитания, та самая программа личности, о которой речь шла выше. Начать этот процесс, направлять его развитие – вот главная задача любого педагога, воспитателя, директора школы, руководителя кружка и любого трудового и творческого объединения детей. А для этого нужно педагогическое мастерство.

А. С. Макаренко первым поставил в полном объеме вопрос о мастерстве в педагогике. Если бы он сделал одно только это, он навсегда остался бы в науке о воспитании значительной фигурой. Это особенно ясно в наши дни, когда в ряде педагогических вузов появились кафедры педагогического мастерства, а одноименные спецкурсы читаются во многих педагогических учебных заведениях.

Выступая однажды перед учителями, Антон Семенович сказал, что стал настоящим воспитателем, когда научился простенькую фразу «иди сюда» произносить с 15-20 оттенками в голосе. Однако владение такой, с позволения сказать, актерской техникой не исчерпывает мастерства педагога, хотя и является одним из его элементов. Как мастерское владение напильником еще не делает слесаря, гак и выразительная демонстрация своих чувств еще не делает педагога мастером.

Мастерство педагога в понимании Макаренко – это сложнейший комплекс знаний и умений. На первом месте в нем стоит мастерство организатора. Макаренко не раз подчеркивал, что воспитательная работа есть, прежде всего, работа организатора. И этот его вывод вытекает из верного понимания воспитания и развития личности, из концепции воспитательного коллектива. Воспитатель, если он действительно хочет воспитывать, призван организовывать педагогически целесообразную жизнь детей, организовывать коллектив, руководить им. Для этого он должен быть хорошим организатором. Такова первая составная часть педагогического мастерства. Но этого мало.

Воспитатель – всегда учитель и наставник. Работая с детьми, он тоже вооружает их мастерством в том или ином конкретном деле, передает им свое мастерство, а это очень непросто. Причем одно дело — хорошо, мастерски выполнять какую-либо работу, и другое – уметь передать свое мастерство и сноровку другому человеку. Для этого нужно особое мастерство – мастерство наставника. Антон Семенович хорошо это понимал. Однажды, готовясь к педсовету, на котором обсуждался вопрос об организации клубной работы в коммуне имени Ф. Э. Дзержинского, он на машинке напечатал свои советы товарищам по работе, озаглавив их «Вроде методического плана клубной работы».

Но и этого мало. Любопытно, что свои советы, о которых только что шла речь, Антон Семенович заканчивает очень актуальным пожеланием: «Языком болтать надо умеренно и не больше примерно одной пятой всего времени занятий кружка». Какой хороший совет для не в меру говорливых педагогов! Макаренко всегда резко выступал против сведения воспитательной работы к воздействию на сознание учеников путем разного рода разъяснений и поучений, «моральных проповедей». Но это совсем не значит, что он не понимал великого значения слова учителя.

И, наконец, «педагогическая техника», или, как сейчас мы говорим, «мастерство педагогического стимулирования». Воспитатель должен уметь влиять на детей непосредственно. А для этого многое надо знать и уметь: надо верно оценивать ситуацию, принимать верное решение, владеть методами стимулирования, уметь потребовать, поощрить, а когда надо, и наказать, уметь увлечь перспективой и многое-многое другое, вплоть до подлинного артистизма в демонстрации своих чувств.

Заключение

Педагогика XXI века... Какой она будет? Прежде всего, это будет наука о ребенке, его воспитании и развитии. Не какая-то особая наука «педология», а именно педагогика, опираясь на данные всех наук о человеке и обществе, о развитии живого в природе, будет изучать воспитание и развитие личности в единстве, станет, как о том мечтал великий Ушинский, педагогической антропологией.

К этому выводу ведет нас понимание воспитания – предмета педагогики, которое высветил для нас А. С. Макаренко. Теория развития личности, возрастного созревания детей непременно станет фундаментом педагогического знания, а познание объективных законов воспитания и развития личности составит истинное могущество педагогического знания. На этом пути педагогика из собрания субъективно выведенных принципов и правил воспитательной деятельности превратится в подлинную науку, изучающую и описывающую объективно-закономерные явления и факты, дающую им математически точные оценки.

Педагогика – наука опытная. Именно педагогический опыт является основным животворным источником и главным методом добывания знаний о воспитании детей и его законах, а также точным критерием истинности этих знаний. Педагогика Макаренко рождалась не «…в мучительных судорогах кабинетного ума», как он сам говорил, а в самоотверженной борьбе за спасение беспризорных детей, за их лучшую жизнь.

Список литературы

1. Гавакова Т. И. А. С. Макаренко как психолог. Творческое использование идей A.С. Макаренко и В.А. Сухомлинского в формировании педагогического мастерства. / Под ред. B. Е. Лобурца. – Полтава, 1983.

2. Макаренко А. С. Воспитание гражданина. – М., 1989.

3. Макаренко А. С. Коллектив и воспитание личности. – М., 1972.

4. Моргун В. Ф. Психическая и социальная зрелость личности. А. С. Макаренко и Полтавщина. / Под ред. И. Ф. Кривоноса. – Полтава, 1986.

5. Мудрик А. В. Личность школьника и ее воспитание в коллективе. – М., 1983.

6. Фролов А. А. Организация воспитательного процесса в практике А. С. Макаренко. / Под ред. В. А. Сластенина и Н. Э. Фере. – Горький, ГГПИ им М. Горького, 1976.

nsportal.ru

6 принципов, которым советский педагог Макаренко может научить современную маму

Антон Макаренко — легенда не только советской педагогики. ЮНЕСКО назвала его и Марию Монтессори педагогами, которые заложили основы современного представления о воспитании. Может ли современная мама извлечь что-то полезное из советской классики почти столетней давности? Оказывается, может.

Несмотря на то что Макаренко — «педагогическая легенда» и многократно титулован, об отношении к нему официальной советской педагогики говорит хотя бы то, что на его похоронах не было высоких чиновников от образования. Между прочим, Крупская (среди прочего — инициатор создания общества «Друг детей») реального друга детей Макаренко раскритиковала, а его подход назвала «антисоветским».

Поэтому неудивительно, что «Педагогическая поэма» вышла не в педагогическом издательстве, а в литературном. И это действительно не сухая методичка, а настоящая литература — с яркими героями, ироничным рассказчиком, лирическими отступлениями и напряженным сюжетом.  Педагогика здесь — не набор абстракций, а конкретные люди, судьбы, ситуации. Поэтому книга очень живая и читается легко.

Для кого будет полезно?

Книга будет полезна для родителей подростков, которые внезапно столкнулись с проблемами переходного возраста.

Для многодетных родителей в книге тоже есть много актуального: как организовывать детей в команду, решать конфликты между детьми, делегировать ответственность старшим детям.

Кроме того, мне кажется, в книге есть много важных моментов для приемных родителей. Ведь с усыновлением связано очень много страхов: что он испорченный, ворует и хамит, — в общем, трудная история. А ведь Макаренко работал не с кем-нибудь, а с малолетними правонарушителями — так что куда уж труднее!

Религия

Правда, у верующего читателя некоторые моменты могут вызвать душевный диссонанс. Милый, умный, ироничный автор — дитя своего времени, а значит — антиклерикал. Нет, Макаренко, конечно, вовсе не воинствующий атеист, просто он искренне рассматривает религию как атавизм, который вот-вот отомрет сам. Он относится к верующим как к безобидным чудикам, «из-за угла мешком ударенным» и изрядно хлебнувшим «опиума для народа». Верующие (в книге описаны и верующий сотрудник, и верующий воспитанник) — объекты неисчерпаемой авторской беззлобной иронии.

Вот как реагирует завхоз на то, что воспитанники пристают к верующему мастеру: «Какое тебе дело до Иисуса Христа, скажи мне, пожалуйста? Я тебя как захвачу отседова, так не только Христу, а и Николаю-угоднику молебны будешь служить! Ежели вас советская власть ослобонила от богов, так и радуйся молча, а не то что куражиться сюда прийшов».

Ситуации в книге часто подталкивают к разговору «о попах». Воспитанница-комсомолка не хочет «венчаться с попами». Другую воспитанницу Макаренко спокойно отправляет на аборт. В очередной раз колония переезжает не куда-нибудь, а на территорию разоренного монастыря, о котором автор говорит так: «В Подворках много задержалось разного преподобного народа: бывших попов и монахов, послушников, конюхов и приживалов, монастырских поваров, садовников и проституток». Впрочем, Макаренко запрещает воспитанникам мешать богослужениям в сохранившемся храме: «Только смотрите, не хулиганить. Мы боремся с религией убеждением и перестройкой жизни, а не хулиганством».

  1. Меньше теории, больше практики

Постоянный мотив книги — борьба с советской официозной педагогикой, чиновниками и теоретиками. Собственно, в этой борьбе и из-за постоянного давления «педагогической общественности» Макаренко в итоге отказывается от своей любимой колонии имени Горького и переходит в колонию под управлением НКВД.

Противоречие «теории и практики» — главная боль Макаренко, который даже дипломную работу написал по теме «Кризис современной педагогики». К его великому сожалению, его великолепные результаты — ничто по сравнению с Теорией: «Коллектив у вас чудесный. Но это ничего не значит. Методы ваши ужасны».

Впрочем, эту борьбу Макаренко описывает с иронией, хотя и грустной: «Он еще долго говорил, этот самый Чайкин. Я слушал и вспоминал рассказ Чехова, в котором описывается убийство при помощи пресс-папье; потом мне показалось, что убивать Чайкина не нужно, а следует выпороть, только не розгой или какой-либо царскорежимной нагайкой, а обыкновенным пояском, которым рабочий подвязывает штаны. Это было бы идеологически выдержанно».

Что можно извлечь полезного?

Сейчас полки магазинов завалены педагогической теорией. Стоит задать себе вопрос: а насколько эта теория применима к жизни? Чего мы хотим — нахвататься умных слов или нормально воспитать ребенка? Если второе — то лучше не увлекаться теорией и не пытаться принести себя ей в жертву, пока практические результаты оставляют желать лучшего.

Цитата:

«А в это время профессор педагогики, специалист по вопросам воспитания, пишет записку в ГПУ или НКВД: «Мой мальчик несколько раз меня обкрадывал, дома не ночует, обращаюсь к вам с горячей просьбой…». Спрашивается: почему чекисты должны быть более высокими педагогическими техниками, чем профессора педагогики?».

Антон Семенович Макаренко

  1. Дисциплина очень важна для ребенка

Один из ключевых «спорных» моментов подхода Макаренко — это строгая дисциплина. Сегодня мы назвали бы это «выстраиванием границ», но для тогдашней педагогической мысли это был чистый садизм и издевательство над ребенком. Макаренко с этим не согласен и постоянно спорит с идеями «природного» воспитания.

Цитата:

На «небесах» ребенок рассматривался как существо, наполненное особого состава газом, название которому даже не успели придумать. … Предполагалось (рабочая гипотеза), что газ этот обладает способностью саморазвития, не нужно только ему мешать. Об этом было написано много книг, но все они повторяли, в сущности, изречения Руссо: «Относитесь к детству с благоговением…» «Бойтесь помешать природе…» Главный догмат этого вероучения состоял в том, что в условиях такого благоговения и предупредительности перед природой из вышеуказанного газа обязательно должна вырасти коммунистическая личность. На самом деле в условиях чистой природы вырастало только то, что естественно могло вырасти, то есть обыкновенный полевой бурьян.

Что можно извлечь полезного?

Для меня лично было удивительно, что те «суперпрогрессивные» идеи, которые, казалось бы, являются вершиной сегодняшней мысли, — были устаревшей теорией уже во времена Макаренко. Лично мне казалось, что еще совсем недавно дисциплина была единственной аксиомой педагогики, а потом пришли добрые знатоки детских душ и внесли идею «свободного развития». Оказалось, что идея эта была модной сто лет назад. И уже сто лет назад не работала.

  1. Никаких физических наказаний

У Макаренко очень оригинальная концепция наказаний. Физических наказаний он не применяет никогда, а самое страшное наказание — заключение в кабинете самого Макаренко. Ни о каком карцере и розгах и речи нет, а ведь он руководит колонией для малолетних правонарушителей. Наказания в книге — это всегда шекспировская трагедия, когда темная сторона личности ребенка («а что такого?») борется со светлой стороной («да, я поступил неправильно»). Это не садизм, когда педагог выступает в роли карающего меча. Для Макаренко наказание — это своего рода знак признания как «своего», как равного и ответственного за свои действия человека. Макаренко не применяет наказаний к тем, кто еще не заслужил звания настоящего колониста. И, тем не менее, регулярно подвергается критике за свою «неуемную жестокость».

Цитата:

— Вы напомнили мне мои прямые обязанности. Я вот приехала поговорить с вами о системе дисциплины. Вы, значит, не отрицаете, что накладываете наказания? Наряды эти… потом, говорят, у вас еще кое-что практикуется: арест… а говорят, вы и на хлеб и на воду сажаете?

— На хлеб и воду не сажаю, но обедать иногда не даю. И наряды. И аресты могу, конечно, не в карцере — у себя в кабинете. У вас правильные сведения.

— Послушайте, но это же все запрещено.

— В законе это не запрещено, а писания разных писак я не читаю.

Что можно извлечь полезного?

Наказания необходимы, но они должны быть применяться в строго оговоренных случаях и не превращаться из инструмента выстраивания границ в способ отомстить ребенку за проступок. Бесполезно применять наказание к тем, кто воспринимает его только с ненавистью, не понимая его смысл. Если дело доходит до физического наказания ребенка, то такое наказание тем более бесполезно. Это значит, взрослый уже не сумел выстроить систему правил и сформировать доверительные отношения с ребенком. Нет выхода, кроме как ударить своего ребенка, воспитанного дома, в семье? А ведь Макаренко обходился без рукоприкладства с подростками-правонарушителями!

  1. С ребенком надо общаться, как со взрослым

С точки зрения Макаренко, главная задача воспитания — вписать ребенка в нормальную взрослую жизнь. Научить взаимодействовать с другими людьми, быть частью общества (поэтому так часто в книге слово «коллектив»), принимать решения, нести за них ответственность. И оказывается, что дети могут принимать вполне взрослые решения — например, отказаться от новых рубашек ради покупки коровы.

Ребенок должен участвовать в хозяйственной жизни семьи, должен учиться работать: все воспитанники колонии работают в мастерских, в поле. Кстати, Макаренко считает что в материальном поощрении детей за работу нет ничего страшного — ведь это тоже модель из взрослой жизни.

Главное, по Макаренко — это самому подавать ребенку пример, тогда и не понадобится «особого отношения» к детям — они сами потянутся за тем, кто покажется им достойным для подражания:

— Я уже знал, что ребята не оправдывают интеллигентского убеждения, будто дети могут любить и ценить такого человека, который к ним относится любовно, который их ласкает. Я убедился давно, что наибольшее уважение и наибольшая любовь со стороны ребят, по крайней мере таких ребят, какие были в колонии, проявляются по отношению к другим типам людей. То, что мы называем высокой квалификацией, уверенное и четкое знание, умение, искусство, золотые руки, немногословие и полное отсутствие фразы, постоянная готовность к работе — вот что увлекает ребят в наибольшей степени.

Макаренко показывает, как важно для детей, чтобы к ним относились как к взрослым, не сюсюкали и уважали их границы:

Товарищ Зоя взяла двумя пальцами румяные щеки Синенького и обратила его губы в маленький розовый бантик:

— Какой прелестный ребенок!

Синенький вырвался из ласковых рук Зои, вытер рукавом рубашки рот и обиженно закосил на Зою:

— Ребенок… Смотри ты!.. А если бы я так сделал?.. И вовсе не ребенок… А колонист вовсе.

Кстати, согласно Макаренко, не только детей надо воспитывать, как взрослых, но взрослых тоже можно воспитывать… как детей. Одним словом, деликатная педагогика — это вообще норма общения, например, между руководителем и подчиненным:

Калина Иванович сделался первым объектом моей воспитательной деятельности… Его голубые глаза сверкали такой любовью к жизни, он был так восприимчив и подвижен, что я не пожалел для него небольшого количества педагогической энергии. И начал я его воспитание в первые же дни, с нашего первого разговора.

Что можно извлечь полезного?

Этот подход сейчас, по-моему, вообще забыт. Возьмем современные детские дома: Александр Гезалов, общественный деятель и сам бывший детдомовец, постоянно говорит о том, что дети должны учиться следить за своими вещами, заправлять кровать и мыть пол. Но нет, в детском доме главное сейчас — накормить, а «эксплуатация детского труда» дружно осуждается. В результате ребенок завален подарками и перекормлен, но просто не умеет жить один, управлять своей жизнью и хоть как-то организовывать ее сам, без «указания свыше». Поэтому, вырвавшись на свободу, он пускается во все тяжкие.

Увы, это ведь относится и ко многим семейным детям, для которых родители становятся не примером, а чем-то средним между обслуживающим персоналом и тюремным надзирателем. Простой принцип Макаренко в том, что ребенок легко примет правила, границы, дисциплину и труд, когда увидит, что его жизнь зависит и от него самого.

Главный лозунг колонии имени Горького — «Не пищать!» — расшифровывается примерно так: «Ты взрослый человек, не ной, а неси ответственность за свои поступки». К сожалению, частая ситуация, которую я наблюдала как учитель, — это именно «пищащий ребенок»: ноющий, торгующийся за домашнее задание или оценку, который при этом искусно манипулирует или откровенно врет. Мне кажется, что это прямой результат воспитания детей по принципу «какой прелестный ребенок, дай потереблю за щечки!».

  1. Перед детьми нужно ставить интересные цели

Воспитанники Макаренко усердно учатся, потому что хотят на рабфак. Трудятся, потому что хотят свое процветающее хозяйство, хотят лучше есть и одеваться. Заметив разброд и проблемы в коллективе, Макаренко понимает: надо двигаться дальше. Ищет для своих воспитанников новые амбициозные цели, снимается с привычного места ради того, чтобы преодолеть «застой». Это не абстрактная «мотивация», это реальные цели, которыми легко увлечь детей. Макаренко уверен, что дисциплина хороша как способ достижения цели. А если цели нет, то дисциплина тоже начинает трещать по швам.

Что можно извлечь полезного?

Сегодня частая ситуация — это полностью демотивированный старшеклассник, который ничего не хочет и не может, который не понимает, зачем учиться и тем более куда хочет поступать. И зачем вообще отрываться от компьютера, онлайн-игр и соцсетей. В этом нет ничего удивительного: если у него до этого 15 лет не было никаких целей, а только рефлекторная реакция на окрики родителей, то не стоит ожидать, что он вдруг начнет куда стремиться, поставит себе цель. Он научился только ныть и увиливать и хочет только одного — чтобы от него отстали и при этом продолжали регулярно приносить макароны с сосисками.

  1. Больше общайтесь с детьми

Звучит банально, но главный рецепт педагогики Макаренко — живите с детьми одной жизнью, одним коллективом. Работайте вместе, принимайте решения вместе, ставьте цели вместе. Сейчас слишком часто родители пытаются делегировать воспитание кому угодно: няням, тренеру, руководителю кружков — лишь бы ребенок был пристроен, отделен от естественной взрослой жизни. Не удивляйтесь в этом случае, что вы с ребенком — чужие друг другу люди, и «воспитывать» его у вас совершенно не получается. Общаться с ребенком, любить его, вникать в его проблемы, быть в полном смысле слова «одной семьей» — вот главный принцип успешного воспитания по Макаренко.

www.matrony.ru

Антон Макаренко – биография, фото, личная жизнь педагога, книги

Биография

Антон Макаренко – преподаватель, вошедший в четверку специалистов, определивших способ педагогического мышления в XX веке. Правда, заслуги мужчины признали уже после смерти талантливого учителя. Впрочем, для самого Макаренко это не играло большой роли.

Портрет Антона МакаренкоПортрет Антона Макаренко

Нашедший собственное призвание, Антон Семенович посвятил большую часть жизни перевоспитанию трудных подростков. Бывшие ученики, испытавшие на себе новаторские методы Макаренко, добились заметных успехов и написали немало книг, посвященных деятельности педагога.

Детство и юность

1 апреля 1888 года в семье работника железнодорожной станции, расположенной в городе Белополье Сумского уезда, родился первенец. Счастливые родители назвали ребенка Антоном. Вскоре после сына у супругов Макаренко появились еще один мальчик и девочка. Увы, младшая дочь умерла еще в младенчестве.

Антон Макаренко в детствеАнтон Макаренко в детстве

Старший Антон тоже рос болезненным. Хилый мальчик не участвовал в общих дворовых забавах, предпочитая проводить время с книгами, которых в доме Макаренко было достаточно. Несмотря на должность разнорабочего и маляра, отец будущего педагога любил читать и привил эту особенность детям.

Замкнутость и близорукость, заставляющая Антона носить очки, сделали мальчика непопулярным среди ровесников. Над мальчиком часто и жестоко издевались. В 1895 году родители отдали ребенка в двухклассную начальную школу, учеба в которой давалась Антону легко. Образ всезнайки не прибавил ребенку в глазах сверстников авторитета.

Антон Макаренко в молодостиМолодой Антон Макаренко в армии

Когда мальчику исполнилось 13, семья перебралась в город Крюков, чтобы дети Макаренко могли продолжить образование. Антон поступил в Кременчугское 4-классное городское училище, которое закончил с отличием и похвальными грамотами.

В 1904 году Антон впервые задумывается о будущей профессии и поступает слушателем на педагогические курсы, после окончания которых получает право преподавать в начальной школе.

Педагогика

Первыми учениками Макаренко стали дети города Крюкова. Но почти сразу Антон осознает, что знаний для работы недостаточно. В 1914 году молодой человек поступает в Полтавский учительский институт. Параллельно с приобретением новых знаний Антон много времени посвящает писательской деятельности. Первый свой рассказ - «Глупый день» - Макаренко отправляет Горькому.

Максим Горький и Антон МакаренкоМаксим Горький и Антон Макаренко

В ответ писатель присылает Антону письмо, где безжалостно критикует произведение. После провала Макаренко 13 лет не предпримет попыток написать книгу. Но отношения с Горьким педагог будет поддерживать на протяжении всей жизни.

Развивать собственную систему перевоспитания мужчина начал в трудовой колонии для несовершеннолетних правонарушителей в селе Ковалевке, расположенном рядом с Полтавой. Макаренко внедрил методику, при которой трудные подростки делились на группы и самостоятельно обустраивали быт. Своеобразная коммуна привлекла внимание властей, но новость об избиении детей (Макаренко один раз ударил воспитанника) лишила педагога должности.

Педагог Антон МакаренкоПедагог Антон Макаренко

Найти новую работу преподавателю помог Горький. Писатель посодействовал переходу Макаренко в колонию, расположенную рядом с Харьковом, и посоветовал вновь попытаться создать литературное произведение.

В новом заведении Антон Семенович быстро установил уже проверенные порядки. Под руководством мужчины трудные подростки стали изготавливать фотоаппараты «ФЭД». Параллельно с новостями о новаторских методах Макаренко в свет выходят три произведения педагога: «Марш 30 года», «ФД — 1» и «Педагогическая поэма».

Антон Макаренко с воспитанникамиАнтон Макаренко с воспитанниками

И снова представители власти, внимательно следящие за педагогом, прекратили преподавательские эксперименты. Макаренко перевели в Киев на должность помощника начальника отдела трудовых колоний.

Осознав, что вернуться к любимому делу уже не позволят, Макаренко посвящает себя написанию книг. Нашумевшая «Педагогическая поэма» обеспечила мужчине место в Союзе советских писателей. Спустя год на имя бывшего преподавателя приходит анонимка. Макаренко обвинили в критике Сталина. Антон Семенович, предупрежденный бывшими сослуживцами, успел перебраться в Москву.

Книги Антона МакаренкоКниги Антона Макаренко

В столице мужчина продолжает писать книги. В соавторстве с женой Макаренко заканчивает «Книгу для родителей», где подробно описывает собственный взгляд на воспитание детей. Антон Семенович утверждает, что ребенок нуждается в коллективе, который поможет адаптироваться в социуме. Не менее важна для человека возможность свободной реализации.

Следующим условием гармоничного развития стала трудовая деятельность – воспитанники Макаренко самостоятельно зарабатывали на собственные нужды. Позже произведение, как и многие остальные творения Антона Семеновича, экранизируют. Уже после смерти педагога на экраны выйдут фильмы «Поэтическая поэма», «Флаги на башнях» и «Большие и маленькие».

Личная жизнь

Первой любовью Макаренко стала Елизавета Федоровна Григорович. К моменту встречи с Антоном женщина уже была замужем за священником. К тому же возлюбленная была старше избранника на 8 лет. Знакомство молодых людей организовал муж Елизаветы.

Антон Макаренко и Елизавета ГригоровичАнтон Макаренко и Елизавета Григорович

В 20 лет Антон плохо ладил со сверстниками и даже помышлял о самоубийстве. Чтобы спасти душу юноши, священник вел с Макаренко долгие беседы и также привлек к разговорам Елизавету. Вскоре молодые люди поняли, что влюблены. Новость ошарашила всех. Старший Макаренко выгнал сына из дома, но Антон не бросил возлюбленную.

Как и Макаренко, Елизавета получила педагогическое образование и вместе с любимым работала в колонии имени Горького (колония в селе Ковалевке). Роман продолжался 20 лет и закончился по инициативе Антона. В письме брату педагог заявил, что в Елизавете проснулись «атавизмы старой поповской семьи».

Антон Макаренко и его жена ГалинаАнтон Макаренко и его жена Галина

Женился Макаренко в 1935 году. С будущей женой педагог познакомился на работе – Галина Стахиевна работала инспектором Наркомнадзора и приехала в колонию с проверкой. Женщина воспитывала сына Льва, которого Антон Семенович усыновил после регистрации брака.

Отдавая все свое время воспитанникам, Макаренко так и не стал отцом. Зато заменил родителя пасынку и племяннице Олимпиаде – дочери младшего брата. Виталий Макаренко, с юности служивший в белогвардейском полку, вынужден был бежать из России. На родине осталась беременная жена. После рождения племянница полностью перешла под опеку педагога.

Смерть

Умер Макаренко 1 апреля 1939 года при странных обстоятельствах. Мужчина, возвращавшийся из Дома отдыха писателей в Подмосковье, опаздывал на электричку. Антона Семенович ждали в издательстве с новыми готовыми статьями о принципах воспитания. Вбежав в вагон, Макаренко упал на пол и больше не очнулся.

Могила Антона МакаренкоМогила Антона Макаренко

Официальная причина смерти – сердечный приступ. Ходили слухи, что в Москве Макаренко должны были арестовать, поэтому педагог не выдержал напряжения. Вскрытие показало, что сердце талантливого воспитателя повреждено необычным образом. Орган принимает подобный вид, если в организм попал яд. Но подтверждение отравления найдено не было.

Макаренко похоронили на Новодевичьем кладбище. Советские газеты разместили на страницах некролог, где упомянули Антона Семеновича как заслуженного писателя. О педагогической деятельности мужчины не напечатали ни слова.

Библиография

  • 1932 – «Мажор»
  • 1932 – «Марш 30 года»
  • 1932 – «ФД-1»
  • 1935 – «Педагогическая поэма»
  • 1936 – «Методика организации воспитательного процесса»
  • 1937 – «Книга для родителей»
  • 1938 – «Честь»
  • 1938 – «Флаги на башнях»
  • 1939 – «Лекция о воспитании детей»

Цитаты

Ваше собственное поведение - самая решающая вещь. Не думайте, что вы воспитываете ребенка только тогда, когда с ним разговариваете, или поучаете его, или приказываете ему. Вы воспитываете его в каждый момент вашей жизни, даже тогда, когда вас нет дома.
Для воспитания нужно не большое время, а разумное использование малого времени.
Если с человека не потребовать многого, то от него и не получишь многого.
Коллектив - не толпа. Опыт коллективной жизни есть не только опыт соседства с другими людьми, через коллектив каждый член его входит в общество.

24smi.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *