Количество школьников в россии в 2018 – 2018 — Статистические сборники ВШЭ — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Рекордное за десятилетие количество учащихся пойдет в российские школы в этом году » Первый Крымский

Количество учащихся в России, которые пойдут в школы в новом учебном году, является рекордным за последние 10 лет и составит 15,6 млн учеников, среди которых 1,8 млн первоклассников. Об этом сообщили в пресс-службе министерства просвещения РФ.

«Первый раз в первый класс» в этом году пойдут 1,8 млн ребят. В большинстве школ учеба начнется в понедельник, 3 сентября. Ежегодное увеличение числа школьников связано с тенденцией демографического роста, наметившейся в начале 2000-х годов. Поэтому ведомство работает над увеличением общего количества школ», – сообщили в ведомстве.
По словам вице-премьера Дмитрия Медведева, в сентябре в школах появится около 100 тысяч дополнительных мест. Для достижения цели майского указа президента РФ Владимира Путина о вхождении России в число десяти ведущих стран мира по качеству общего образования, нужна вариативность программ. Такое мнение высказала заслуженный учитель РФ Любовь Асмолова. «Образование нельзя подгонять под жесткие форматы. У детей должны быть свобода выбора предметов и комфорт в обучении», – отметила она.

Президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков обратил внимание, что среди задач еще числится сохранение малокомплектных сельских школ. На поддержание таких учебных заведений необходимо найти финансирование, так как на уровне муниципалитетов их хватает не всегда.
Кроме того, одним из нововведений этого учебного года стала возможность сдать ЕГЭ по китайскому языку. В следующем году его проведут впервые – китайский будет среди пяти иностранных языков, которые смогут выбрать выпускники для экзамена. По мнению директора директор института развития образования НИУ ВШЭ Ирины Абанкиной, госэкзамен не может быть застывшим инструментом, поэтому правильным подходом является ежегодная модернизация ЕГЭ.
В новом учебном году в крымские школы пойдет 209 тысяч учеников, среди которых более 23 тысяч первоклассников. По словам министра образования РК, данная цифра немного больше, чем составляла в 2017-2018 учебном году. Количество одиннадцатиклассников составляет 10 886 человек.

the-1.ru

Школьное образование в России становится все менее доступным.

В последние годы число школьников в России растет, но вот число школ просто катастрофически сокращается

С 2000 г. каждый день в России закрываются 4 школы, из них 3 – на селе. Общее их количество уменьшилось в 1,6 раза, а 80% ликвидированных школ были сельскими. В результате средний радиус доступности сельской школы увеличился с 12,6 км в 1990 г. до 17,3 км в 2014 г.

Это привело к снижению доступности образования в селе и возникновению нового тревожного явления – миграции школьников из села в город, что поставило российское село перед угрозой ускоренной депопуляции. Подробнее – в материале Накануне.RU.

В последние годы число школьников в России растет благодаря росту рождаемости, продолжавшемуся вплоть до 2015 г., но вот число школ неуклонно сокращается. А как обстояли дела ранее?

Динамика численности школ и школьников в ХХ веке

По данным Росстата, в 1914 г. в Российской империи было 77 тыс. школ, подведомственных министерству народного просвещения, в которых обучались почти 6 млн учеников. (Еще около 40 тыс. были в ведомстве Священного Синода, но для корректности сравнения их не следует учитывать.) То есть на тысячу учеников приходилось более 13 школ.

В то время около 85% населения проживали в деревнях, что, с учетом российских расстояний, ставило сложную задачу доступности школ. В законе “О введении всеобщего начального обучения в Российской империи” от 3 мая 1908 г. ставилась задача обеспечения доступности школ для всех детей с радиусом 3 версты, т.е. чуть более 3 км.

До 1917 г. в стране были построены “школьные сети”, до сих пор составляющие основу образовательной системы России и других стран, возникших на территории Российской империи. Большинство школ, правда, были только начальными, но динамика ввода новых школ была впечатляющая: в 1904-1914 гг. число школ увеличилось в два раза – с 40 до почти 80 тыс.

При советской власти охват населения школами продолжился. В 1932 г. их было уже 109 тыс., а обучались в них более 13 млн учеников. Справедливости ради следует отметить, что это число школ относится к РСФСР, т.е. увеличилось намного больше, чем с 77 тыс. Однако на тысячу учеников приходилось уже 8 школ. Снижение в сравнении с дореволюционной пропорцией связано скорее с тем, что на существующие школы легло бремя почти стопроцентного охвата всех детей соответствующего возраста, чего до 1917 г. не было.

Увеличение количества школ, хотя и гораздо меньшими темпами, продолжалось до начала 1950-х, превысив 120 тыс. На тысячу учеников к этому времени приходилось 6 школ. Такое “укрупнение” объясняется быстрой урбанизацией, ведь доля городского населения за 30 лет выросла в три раза – с 15 до 45%.

С конца 1950-х количество школ стало быстро сокращаться. При продолжающейся урбанизации, хотя и меньшими темпами, к 1980 г. осталось всего 69 тыс. школ – сокращение на 70% за 20 лет. Таким образом, урбанизация в России запустила процесс сокращения численности школ еще 60 лет назад.

К началу 1980-х урбанизация почти остановилась. И с этого же момента число школ в стране не изменялось почти 20 лет. Однако с начала 2000-х школы начинают закрывать непропорционально быстро по отношению к численности школьников. С 2000 г. число школ уменьшилось с 67 до 41 тыс. (в два раза меньше, чем было до 1917 г.), притом что численность школьников уменьшилась не так сильно – с 20 до 15,5 млн.

Более того, с 2010 г. численность школьников начала расти, но процесс ликвидации школ продолжается быстрыми темпами. Так, за 7 последних лет школьников стало на 17% больше, а школ – на 20% меньше! Почему так происходит?

Каждый день закрываются 4 школы

Школы стали “оптимизировать”, т.е. закрывать под предлогом их “неэффективности”. 30 апреля 2014 г. Правительство приняло постановление “Об изменениях в отраслях социальной сферы и повышении эффективности образовательных учреждений”. По новым правилам, если региональные власти признают учебное заведение неэффективным, то его ликвидируют.

Под угрозой оказались многие тысячи школ. Как сообщалось в начале прошлого года, до конца 2018 г. в российских селах в связи с этим могут закрыть более 3,5 тыс. школ и детских садов. Хотя согласно федеральному закону “Об образовании в РФ”, ликвидация так называемой малокомплектной школы допускается только с согласия схода жителей села. Но это на бумаге.

Как отметил первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин, в 2006 г. была внедрена система подушевого финансирования, при которой маленькая школа выжить просто не может. В 1930-х в стране было открыто 25 тыс. преимущественно сельских школ. Сейчас 24 тыс. из этого числа уже закрыты, подчеркнул он.

Во время “Прямой линии” в 2017 г. президент России Владимир Путин заявил о недопустимости бездумного закрытия школ в селах.

“Мы должны учитывать особенности нашей страны. А особенности заключаются в том, что на ряде наших обширных территорий населенные пункты расположены друг от друга на достаточно большом расстоянии. При такой ситуации, совершенно точно, нам нужно сохранять даже избыточную, если кому-то так думается, социальную сеть.

Где-то возможно объединить объекты, а где-то – нет. Об этом заранее нужно думать. Бездумные сокращения недопустимы. В плане социального развития села ничего подобного механически делать нельзя”, – сказал Путин.

Однако что происходит на самом деле? С 2000 г. закрыто 26 тыс. школ, из них 20 тыс. – именно в селах. Если поделить это на число дней, то получается, что каждый день в стране закрываются 4 школы, из них 3 – на селе! Таким образом, уже 17 лет продолжается настоящий разгром образования с точки зрения его доступности.

Например, в 2015 г. в селе Петровичи Шумячского района Смоленской области в рамках “оптимизации” была закрыта школа, в которой учился всемирно известный писатель-фантаст Айзек Азимов.

“Главная причина “оптимизации” – отсутствие перспективы в развитии села”, – сказал замглавы администрации муниципального образования Борис Коржаков.

А могут ли быть у села перспективы без школы?

Есть школа – есть жизнь, нет школы – нет жизни

“Школа – это центр села. Где есть школа, там есть жизнь”, – заявила в прошлом году министр образования и науки Ольга Васильева.

К сожалению, реальность подтверждает эту истину в основном в отрицательном смысле: нет школы – нет жизни. В прошлом году депутат Госдумы Владимир Поздняков заявил о тяжелой ситуации в Приамурье.

“У меня имеются статистические данные за 2000-2015 гг. В связи с закрытием сельских школ численность населения в Амурской области сократилась за этот период на 130 тыс. человек (с 935 до 805 тыс., это общее сокращение населения по области, - прим.). Сокращается численность сельского населения, численность населения трудоспособного возраста. Сокращается число детей от 0 до 18 лет.

Происходит это потому, что сокращается число общеобразовательных учебных заведений и обучающихся в них. Количество получивших аттестаты зрелости снизилось за 15 лет в 2 раза, количество учителей – в 3 раза. Происходит обезлюдение территорий Амурской области. Такое положение дел – по всей Сибири и Дальнему Востоку”, – сказал он.

А вот свежий пример, касающийся села Новокалманка Усть-Калманского района Алтайского края. Особенностью региона является то, что значительная часть населения – более 1 млн из 2,35 млн – проживает в сельской местности, в связи с чем там много малокомплектных сельских школ. Школу в Новокалманке районные чиновники тоже решили закрыть, а детей возить в одну из соседних. К чему это приведет, местное население хорошо представляет.

В расположенной неподалеку деревне Пономарево недавно “укрупнили” местную школу, что привело к оттоку населения из деревни.

“Наша школа несколько лет назад стала филиалом Чарышской, расположенной в 16 км от нас. Родители были против, но переломить ситуацию не удалось: учеников слишком мало, около 20. Да еще и убалтывали на районном и краевом уровне: учителям добавят зарплату, повысится качество обучения. У нас и так дураков не было – и медалистов выпускали, и на олимпиадах наши всегда были первые.

В Чарыше они растворились… Учителям зарплата если и добавилась, то – стыдно сказать – рубля на три. В этом году у нас школу снова понижают в статусе, оставляют только начальные классы. Теперь молодые семьи собрались уезжать из села: всем хочется, чтобы ребенок учился рядом”, – с горечью признает глава Пономаревского сельсовета Анатолий Горохов.

В Чарыше они растворились… Учителям зарплата если и добавилась, то – стыдно сказать – рубля на три. В этом году у нас школу снова понижают в статусе, оставляют только начальные классы. Теперь молодые семьи собрались уезжать из села: всем хочется, чтобы ребенок учился рядом”, – с горечью признает глава Пономаревского сельсовета Анатолий Горохов.

Сельский глава Новокалманки Виктор Проскурнов говорит, что село не является “неперспективным”, но власти могут его сделать таким.

“В 2017 г. в деревню переехали 8 человек, родилось 5 детей. В 2018 г. уже плюс 15 жителей, в том числе 8 детей. Люди здесь привыкли сами выживать. Им ничего не надо от государства, оставьте только школу, садик, фельдшерско-аккушерский пункт и почту. Со всем остальным мы сами справимся”, – сказал он.

Эти истории можно было бы считать субъективным восприятием, если бы статистика не подтверждала бесспорный факт: ликвидация сельских школ ведет к миграции школьников из села в город, за которыми естественно тянутся и родители.

Школьники покидают села и устремляются в города

На приведенном ниже графике показана динамика численности школ, школьников и детей школьного возраста (7-17 лет) в селах с 1970 г. На нем видно, что доля сельских школ неуклонно снижается, но с середины 2000-х она стала снижаться быстрее. До этого же времени доля школьников и детей школьного возраста в селах практически совпадали. То есть все сельские дети учились в местных школах.

Но с середины 2000-х эти кривые расходятся со все возрастающей скоростью. Принятый возраст 7-17 лет не имеет значения. Важно то, что берется отношение ко всем детям того же самого возраста. Так вот если в 2005 г. из всех сельских детей школьного возраста 99% учились в сельских же школах, то в прошлом году на селе учились уже только 85%.

Это говорит о том, что все меньше детей, прописанных на селе, на селе и учатся. То есть они еще прописаны на селе и учитываются как сельские дети, но учатся уже в городе, так как на селе им учиться негде. Это только усиливает общую миграцию из села в город (“всем хочется, чтобы ребенок учился рядом”) и способствует обезлюдению российского села, о чем Накануне.RU писало, анализируя демографическую динамику и президентский указ 7 мая.

В нем, напомним, почти ничего не говорится о развитии села, но постоянно – о создании “комфортной городской среды”. Конечно, урбанизация – это глобальный процесс, который подстегивается идеологией комфорта, но для России с ее огромными расстояниями и очень небольшим населением дальнейшая урбанизация будет означать риск утраты территорий.

А массовая ликвидация сельских школ под предлогом их нерентабельности этому только способствует. Рыночная логика, где даже школы оцениваются по критерию их эффективности, убийственна для России.

Печальные результаты “оптимизации”-ликвидации школ

О результатах “укрупнения” школ пишет в работе “Сельская школа. Есть ли перспективы?” доктор социологических наук, профессор кафедры теории и истории социологии РГГУ Марина Буланова.

“В настоящее время почти половина (48%) всех сельских поселений страны является мельчайшими, в которых проживает 3% сельского населения, что привело к массовой ликвидации небольших, но значимых для людей учреждений образования и здравоохранения. Концентрация образовательных учреждений в крупных сельских населенных пунктах, проводимая в целях экономии ресурсов, привела к снижению их территориальной доступности.

Так, средний радиус доступности сельской школы увеличился с 12,6 км в 1990 г. до 17,3 км в 2014 г. За период с 1990 г. произошло смещение центра тяжести в образовании на города и крупные сельские населенные пункты, нарушив сложившуюся культуру малокомплектной сельской школы. Вместе с процессом сокращения общего числа сельских школ произошло уменьшение числа мелких сельских поселений. А это еще раз подтвердило общеизвестный факт, с которым не хотят считаться российские реформаторы сельской школы:

“Нет школы - нет деревни”. Есть основания считать, что происходящие в сфере образования изменения не столько следуют миграционной и демографической “логике”, сколько логике проводимых реформ, имеющих неоднозначный характер и вызывающих не только их серьезную критику, но и неприятие, отторжение”, – отмечает Буланова.

“Проводимые реформы усилили социальное неравенство в образовании. Теперь становится важным, в перспективную или неперспективную (с точки зрения дальнейшего переезда в город) школу попадает ученик. А ведь сельская школа всегда являлась основным условием существования и воспроизводства сельского сообщества”, – подчеркивает Петр Великий в работе “Российское село. Итоги постсоветской трансформации” (Саратов, 2011).

Школа перестала быть частью социального конвейера

К настоящему времени изменилась сама концепция школы. Это уже не то место, которое обучает и воспитывает человека и гражданина. С одной стороны, школа стала полем борьбы за место под солнце, начинающейся с детских лет (результат рыночной демократии). С другой стороны, она все больше становится местом “социализации”, общения со сверстниками, детских и подростковых мероприятий, всяких школьных праздников и т.п.

То есть собственно об обучении речь идет все меньше. Ели так пойдет дальше, то совсем скоро школа, как на Западе, превратится в то место, где детям должно быть fun – весело, развлекательно и позитивно. И она на наших глазах становится институтом социальной дрессировки.

Такое изменение связано с тем, что исчезло экономическое обоснование школы и вообще системы массового образования. Ведь оно возникло в индустриальном обществе, когда растущей промышленности требовались миллионы рабочих рук и их нужно было массово обучать. Для этого и понадобились школы.

Ранее школа была частью “социального конвейера”. В нее массово набирали, массово обучали, а выпускников после техникумов и вузов массово устраивали. Сегодня в школу (и вузы) так же массово набирают, массово обучают и… устраивайтесь сами. Но зачем тогда вообще это массовое обучение, если человек может рассчитывать только на свои собственные силы?

Альтернатива школе – семейное образование?

В связи с недовольством многих родителей качеством обучения в школах в последние годы в России набирает популярность семейное образование. Оно предусмотрено законом об образовании и отличается тем, что ребенок получает образование вне школы, где только проходит аттестации, причем, согласно закону, обязательными являются лишь две аттестации – после 9-го и 11-го класса.

Правда, на практике их обычно проходят каждый год. Со школой заключается договор, где все это прописывается, а ребенок имеет те же права, что и рядовые школьники, в частности на учебники, консультации и т.п. Хотя во многих случаях чиновники и школы чинят препятствия для перевода ребенка на семейную форму, почти всегда родителям удается реализовать свои права.

Как отмечает представитель Всемирного конгресса семей в России и его посол в ООН, руководитель программы поддержки семейного образования “Классические беседы” Алексей Комов, точных данных о том, сколько детей в России обучаются на семейной форме, нет. Такой статистики просто не ведется. По его данным, всего на дому обучаются около 100 тыс. детей, но добровольно, т.е. не из-за проблем со здоровьем, а по выбору родителей и ребенка, – около трети. Это всего около 0,2% от общего числа учащихся, но это число растет.

По его словам, об итогах успеваемости таких детей тоже нет статистики, но в США по тесту, аналогичному ЕГЭ, дети в общеобразовательных школах набирают в среднем 50 баллов, а дети, которые были на семейном обучении, – около 86 баллов, причем это вообще не зависит от уровня образования родителей, которые являются скорее организаторами и модераторами процесса. Само обучение целиком основано на самостоятельной работе.

“Дети на домашнем обучении знают, как правило, на порядок больше, чем обычные школьники, им все интересно, у них не загублена эта живая жилка познания”, – утверждает Комов.

Он критически относится к школьной социализации, которая, по его мнению, имеет очень специфический характер.

“Ребенок на 11 лет изолируется от реального общества и помещается в отдельно стоящее здание без права покидать территорию, где он отвечает по команде, встает и садится по звонку. При этом он все эти годы взаимодействует с ограниченным количеством одних и тех же детей одного с ним возраста, находясь в одной и той же социальной позиции по отношению к школьным работникам. Это что? Это нормальная социализация? Это реальная жизнь?” – вопрошает Комов.

Он и другие последователи семейного образования признают: оно подходит далеко не для всех, а только для тех семей, которые готовы уделять достаточно времени и внимания воспитанию и образованию своих детей.

Десять лет назад в России на семейном обучении были около 4 тыс. детей, сегодня – около 30 тыс. Это говорит о том, что школьное образование все меньше удовлетворяет родителей. И при этом оно становится все менее доступным.

Источник: Накануне.Ру

https://www.nakanune.ru/articl…

 количество школ в России

1991 - 69700

2000 - 68100

2015 - 44100

количество больниц в России

1991 - 12800

2000 - 10700

2013 - 5900

2015 - 4400

количество поликлиник в России

1991 - 21500

2000 - 21300

2013 - 16500

2015 - 13800

Президент Владимир Владимирович Путин, срок полномочий - 7/05/2000-7/05/2004

Президент Владимир Владимирович Путин, срок полномочий - 7/05/2004-7/05/2008

Президент Дмитрий Анатольевич Медведев, срок полномочий - 7/05/2008-7/05/2012

Президент Владимир Владимирович Путин, срок полномочий - 7/05/2012-7/05/2018

russianpulse.ru

Рекордное за десятилетие количество учащихся пойдет в российские школы в этом году

Симферополь, 31 августа. Крыминформ. Количество учащихся в России, которые пойдут в школы в новом учебном году, является рекордным за последние 10 лет и составит 15,6 млн учеников, среди которых 1,8 млн первоклассников. Об этом сообщили в пресс-службе министерства просвещения РФ.

«Первый раз в первый класс» в этом году пойдут 1,8 млн ребят. В большинстве школ учеба начнется в понедельник, 3 сентября. Ежегодное увеличение числа школьников связано с тенденцией демографического роста, наметившейся в начале 2000-х годов. Поэтому ведомство работает над увеличением общего количества школ», – сообщила газета «Известия» со ссылкой на данные ведомства. 

По словам вице-премьера Дмитрия Медведева, в сентябре в школах появится около 100 тысяч дополнительных мест. Для достижения цели майского указа президента РФ Владимира Путина о вхождении России в число десяти ведущих стран мира по качеству общего образования, нужна вариативность программ. Такое мнение высказала заслуженный учитель РФ Любовь Асмолова. «Образование нельзя подгонять под жесткие форматы. У детей должны быть свобода выбора предметов и комфорт в обучении», – отметила она.

Президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков обратил внимание, что среди задач еще числится сохранение малокомплектных сельских школ. На поддержание таких учебных заведений необходимо найти финансирование, так как на уровне муниципалитетов их хватает не всегда.

Кроме того, одним из нововведений этого учебного года стала возможность сдать ЕГЭ по китайскому языку. В следующем году его проведут впервые – китайский будет среди пяти иностранных языков, которые смогут выбрать выпускники для экзамена. По мнению директора директор института развития образования НИУ ВШЭ Ирины Абанкиной, госэкзамен не может быть застывшим инструментом, поэтому правильным подходом является ежегодная модернизация ЕГЭ.

В новом учебном году в крымские школы пойдет 209 тысяч учеников, среди которых более 23 тысяч первоклассников. По словам министра образования РК Натальи Гончаровой, данная цифра немного больше, чем составляла в 2017-2018 учебном году. Количество одиннадцатиклассников составляет 10 886 человек.

www.c-inform.info

Школьное образование в России становится все менее доступным / Журнал «Гражданин-Созидатель»

С 2000 г. каждый день в России закрываются 4 школы, из них 3 – на селе. Общее их количество уменьшилось в 1,6 раза, а 80% ликвидированных школ были сельскими. В результате средний радиус доступности сельской школы увеличился с 12,6 км в 1990 г. до 17,3 км в 2014 г. Это привело к снижению доступности образования в селе и возникновению нового тревожного явления – миграции школьников из села в город, что поставило российское село перед угрозой ускоренной депопуляции.

В последние годы число школьников в России растет благодаря росту рождаемости, продолжавшемуся вплоть до 2015 г., но вот число школ неуклонно сокращается. А как обстояли дела ранее?

Динамика численности школ и школьников в ХХ веке

По данным Росстата, в 1914 г. в Российской империи было 77 тыс. школ, подведомственных министерству народного просвещения, в которых обучались почти 6 млн учеников. (Еще около 40 тыс. были в ведомстве Священного Синода, но для корректности сравнения их не следует учитывать.) То есть на тысячу учеников приходилось более 13 школ. В то время около 85% населения проживали в деревнях, что, с учетом российских расстояний, ставило сложную задачу доступности школ. В законе "О введении всеобщего начального обучения в Российской империи" от 3 мая 1908 г. ставилась задача обеспечения доступности школ для всех детей с радиусом 3 версты, т.е. чуть более 3 км.

До 1917 г. в стране были построены "школьные сети", до сих пор составляющие основу образовательной системы России и других стран, возникших на территории Российской империи. Большинство школ, правда, были только начальными, но динамика ввода новых школ была впечатляющая: в 1904-1914 гг. число школ увеличилось в два раза – с 40 до почти 80 тыс.

При советской власти охват населения школами продолжился. В 1932 г. их было уже 109 тыс., а обучались в них более 13 млн учеников. Справедливости ради следует отметить, что это число школ относится к РСФСР, т.е. увеличилось намного больше, чем с 77 тыс. Однако на тысячу учеников приходилось уже 8 школ. Снижение в сравнении с дореволюционной пропорцией связано скорее с тем, что на существующие школы легло бремя почти стопроцентного охвата всех детей соответствующего возраста, чего до 1917 г. не было.

Увеличение количества школ, хотя и гораздо меньшими темпами, продолжалось до начала 1950-х, превысив 120 тыс. На тысячу учеников к этому времени приходилось 6 школ. Такое "укрупнение" объясняется быстрой урбанизацией, ведь доля городского населения за 30 лет выросла в три раза – с 15 до 45%.

С конца 1950-х количество школ стало быстро сокращаться. При продолжающейся урбанизации, хотя и меньшими темпами, к 1980 г. осталось всего 69 тыс. школ – сокращение на 70% за 20 лет. Таким образом, урбанизация в России запустила процесс сокращения численности школ еще 60 лет назад.

К началу 1980-х урбанизация почти остановилась. И с этого же момента число школ в стране не изменялось почти 20 лет. Однако с начала 2000-х школы начинают закрывать непропорционально быстро по отношению к численности школьников. С 2000 г. число школ уменьшилось с 67 до 41 тыс. (в два раза меньше, чем было до 1917 г.), притом что численность школьников уменьшилась не так сильно – с 20 до 15,5 млн. Более того, с 2010 г. численность школьников начала расти, но процесс ликвидации школ продолжается быстрыми темпами. Так, за 7 последних лет школьников стало на 17% больше, а школ – на 20% меньше! Почему так происходит?

Каждый день закрываются 4 школы

Школы стали "оптимизировать", т.е. закрывать под предлогом их "неэффективности". 30 апреля 2014 г. Правительство приняло постановление "Об изменениях в отраслях социальной сферы и повышении эффективности образовательных учреждений". По новым правилам, если региональные власти признают учебное заведение неэффективным, то его ликвидируют. Под угрозой оказались многие тысячи школ. Как сообщалось в начале прошлого года, до конца 2018 г. в российских селах в связи с этим могут закрыть более 3,5 тыс. школ и детских садов. Хотя согласно федеральному закону "Об образовании в РФ", ликвидация так называемой малокомплектной школы допускается только с согласия схода жителей села. Но это на бумаге.

Как отметил первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин, в 2006 г. была внедрена система подушевого финансирования, при которой маленькая школа выжить просто не может. В 1930-х в стране было открыто 25 тыс. преимущественно сельских школ. Сейчас 24 тыс. из этого числа уже закрыты, подчеркнул он.

Во время "Прямой линии" в 2017 г. президент России Владимир Путин заявил о недопустимости бездумного закрытия школ в селах.

"Мы должны учитывать особенности нашей страны. А особенности заключаются в том, что на ряде наших обширных территорий населенные пункты расположены друг от друга на достаточно большом расстоянии. При такой ситуации, совершенно точно, нам нужно сохранять даже избыточную, если кому-то так думается, социальную сеть. Где-то возможно объединить объекты, а где-то – нет. Об этом заранее нужно думать. Бездумные сокращения недопустимы. В плане социального развития села ничего подобного механически делать нельзя", – сказал Путин.

Однако что происходит на самом деле? С 2000 г. закрыто 26 тыс. школ, из них 20 тыс. – именно в селах. Если поделить это на число дней, то получается, что каждый день в стране закрываются 4 школы, из них 3 – на селе! Таким образом, уже 17 лет продолжается настоящий разгром образования с точки зрения его доступности.

Например, в 2015 г. в селе Петровичи Шумячского района Смоленской области в рамках "оптимизации" была закрыта школа, в которой учился всемирно известный писатель-фантаст Айзек Азимов.

"Главная причина "оптимизации" – отсутствие перспективы в развитии села", – сказал замглавы администрации муниципального образования Борис Коржаков.

А могут ли быть у села перспективы без школы?

Есть школа – есть жизнь, нет школы – нет жизни

"Школа – это центр села. Где есть школа, там есть жизнь", – заявила в прошлом году министр образования и науки Ольга Васильева.

К сожалению, реальность подтверждает эту истину в основном в отрицательном смысле: нет школы – нет жизни. В прошлом году депутат Госдумы Владимир Поздняков заявил о тяжелой ситуации в Приамурье.

"У меня имеются статистические данные за 2000-2015 гг. В связи с закрытием сельских школ численность населения в Амурской области сократилась за этот период на 130 тыс. человек (с 935 до 805 тыс., это общее сокращение населения по области, - прим.). Сокращается численность сельского населения, численность населения трудоспособного возраста. Сокращается число детей от 0 до 18 лет. Происходит это потому, что сокращается число общеобразовательных учебных заведений и обучающихся в них. Количество получивших аттестаты зрелости снизилось за 15 лет в 2 раза, количество учителей – в 3 раза. Происходит обезлюдение территорий Амурской области. Такое положение дел – по всей Сибири и Дальнему Востоку", – сказал он.

А вот свежий пример, касающийся села Новокалманка Усть-Калманского района Алтайского края. Особенностью региона является то, что значительная часть населения – более 1 млн из 2,35 млн – проживает в сельской местности, в связи с чем там много малокомплектных сельских школ. Школу в Новокалманке районные чиновники тоже решили закрыть, а детей возить в одну из соседних. К чему это приведет, местное население хорошо представляет.

В расположенной неподалеку деревне Пономарево недавно "укрупнили" местную школу, что привело к оттоку населения из деревни.

"Наша школа несколько лет назад стала филиалом Чарышской, расположенной в 16 км от нас. Родители были против, но переломить ситуацию не удалось: учеников слишком мало, около 20. Да еще и убалтывали на районном и краевом уровне: учителям добавят зарплату, повысится качество обучения. У нас и так дураков не было – и медалистов выпускали, и на олимпиадах наши всегда были первые. В Чарыше они растворились… Учителям зарплата если и добавилась, то – стыдно сказать – рубля на три. В этом году у нас школу снова понижают в статусе, оставляют только начальные классы. Теперь молодые семьи собрались уезжать из села: всем хочется, чтобы ребенок учился рядом", – с горечью признает глава Пономаревского сельсовета Анатолий Горохов.

Сельский глава Новокалманки Виктор Проскурнов говорит, что село не является "неперспективным", но власти могут его сделать таким.

"В 2017 г. в деревню переехали 8 человек, родилось 5 детей. В 2018 г. уже плюс 15 жителей, в том числе 8 детей. Люди здесь привыкли сами выживать. Им ничего не надо от государства, оставьте только школу, садик, фельдшерско-аккушерский пункт и почту. Со всем остальным мы сами справимся", – сказал он.

Эти истории можно было бы считать субъективным восприятием, если бы статистика не подтверждала бесспорный факт: ликвидация сельских школ ведет к миграции школьников из села в город, за которыми естественно тянутся и родители.

Школьники покидают села и устремляются в города

На приведенном ниже графике показана динамика численности школ, школьников и детей школьного возраста (7-17 лет) в селах с 1970 г. На нем видно, что доля сельских школ неуклонно снижается, но с середины 2000-х она стала снижаться быстрее. До этого же времени доля школьников и детей школьного возраста в селах практически совпадали. То есть все сельские дети учились в местных школах. Но с середины 2000-х эти кривые расходятся со все возрастающей скоростью. Принятый возраст 7-17 лет не имеет значения. Важно то, что берется отношение ко всем детям того же самого возраста. Так вот если в 2005 г. из всех сельских детей школьного возраста 99% учились в сельских же школах, то в прошлом году на селе учились уже только 85%.

Это говорит о том, что все меньше детей, прописанных на селе, на селе и учатся. То есть они еще прописаны на селе и учитываются как сельские дети, но учатся уже в городе, так как на селе им учиться негде. Это только усиливает общую миграцию из села в город ("всем хочется, чтобы ребенок учился рядом") и способствует обезлюдению российского села, о чем Накануне.RU писало, анализируя демографическую динамику и президентский указ 7 мая. В нем, напомним, почти ничего не говорится о развитии села, но постоянно – о создании "комфортной городской среды". Конечно, урбанизация – это глобальный процесс, который подстегивается идеологией комфорта, но для России с ее огромными расстояниями и очень небольшим населением дальнейшая урбанизация будет означать риск утраты территорий. А массовая ликвидация сельских школ под предлогом их нерентабельности этому только способствует. Рыночная логика, где даже школы оцениваются по критерию их эффективности, убийственна для России.

Печальные результаты "оптимизации"- ликвидации школ

О результатах "укрупнения" школ пишет в работе "Сельская школа. Есть ли перспективы?" доктор социологических наук, профессор кафедры теории и истории социологии РГГУ Марина Буланова.

"В настоящее время почти половина (48%) всех сельских поселений страны является мельчайшими, в которых проживает 3% сельского населения, что привело к массовой ликвидации небольших, но значимых для людей учреждений образования и здравоохранения. Концентрация образовательных учреждений в крупных сельских населенных пунктах, проводимая в целях экономии ресурсов, привела к снижению их территориальной доступности. Так, средний радиус доступности сельской школы увеличился с 12,6 км в 1990 г. до 17,3 км в 2014 г. За период с 1990 г. произошло смещение центра тяжести в образовании на города и крупные сельские населенные пункты, нарушив сложившуюся культуру малокомплектной сельской школы. Вместе с процессом сокращения общего числа сельских школ произошло уменьшение числа мелких сельских поселений. А это еще раз подтвердило общеизвестный факт, с которым не хотят считаться российские реформаторы сельской школы: "Нет школы - нет деревни". Есть основания считать, что происходящие в сфере образования изменения не столько следуют миграционной и демографической "логике", сколько логике проводимых реформ, имеющих неоднозначный характер и вызывающих не только их серьезную критику, но и неприятие, отторжение", – отмечает Буланова.

"Проводимые реформы усилили социальное неравенство в образовании. Теперь становится важным, в перспективную или неперспективную (с точки зрения дальнейшего переезда в город) школу попадает ученик. А ведь сельская школа всегда являлась основным условием существования и воспроизводства сельского сообщества", – подчеркивает Петр Великий в работе "Российское село. Итоги постсоветской трансформации" (Саратов, 2011).

Школа перестала быть частью социального конвейера

К настоящему времени изменилась сама концепция школы. Это уже не то место, которое обучает и воспитывает человека и гражданина. С одной стороны, школа стала полем борьбы за место под солнцем, начинающейся с детских лет (результат рыночной демократии). С другой стороны, она все больше становится местом "социализации", общения со сверстниками, детских и подростковых мероприятий, всяких школьных праздников и т.п. То есть собственно об обучении речь идет все меньше. Ели так пойдет дальше, то совсем скоро школа, как на Западе, превратится в то место, где детям должно быть fun – весело, развлекательно и позитивно. И она на наших глазах становится институтом социальной дрессировки.

Такое изменение связано с тем, что исчезло экономическое обоснование школы и вообще системы массового образования. Ведь оно возникло в индустриальном обществе, когда растущей промышленности требовались миллионы рабочих рук и их нужно было массово обучать. Для этого и понадобились школы. Ранее школа была частью "социального конвейера". В нее массово набирали, массово обучали, а выпускников после техникумов и вузов массово устраивали. Сегодня в школу (и вузы) так же массово набирают, массово обучают и… устраивайтесь сами. Но зачем тогда вообще это массовое обучение, если человек может рассчитывать только на свои собственные силы?

Альтернатива школе – семейное образование?

В связи с недовольством многих родителей качеством обучения в школах в последние годы в России набирает популярность семейное образование. Оно предусмотрено законом об образовании и отличается тем, что ребенок получает образование вне школы, где только проходит аттестации, причем, согласно закону, обязательными являются лишь две аттестации – после 9-го и 11-го класса. Правда, на практике их обычно проходят каждый год. Со школой заключается договор, где все это прописывается, а ребенок имеет те же права, что и рядовые школьники, в частности на учебники, консультации и т.п. Хотя во многих случаях чиновники и школы чинят препятствия для перевода ребенка на семейную форму, почти всегда родителям удается реализовать свои права.

Как отмечает представитель Всемирного конгресса семей в России и его посол в ООН, руководитель программы поддержки семейного образования "Классические беседы" Алексей Комов, точных данных о том, сколько детей в России обучаются на семейной форме, нет. Такой статистики просто не ведется. По его данным, всего на дому обучаются около 100 тыс. детей, но добровольно, т.е. не из-за проблем со здоровьем, а по выбору родителей и ребенка, – около трети. Это всего около 0,2% от общего числа учащихся, но это число растет.

По его словам, об итогах успеваемости таких детей тоже нет статистики, но в США по тесту, аналогичному ЕГЭ, дети в общеобразовательных школах набирают в среднем 50 баллов, а дети, которые были на семейном обучении, – около 86 баллов, причем это вообще не зависит от уровня образования родителей, которые являются скорее организаторами и модераторами процесса. Само обучение целиком основано на самостоятельной работе.

"Дети на домашнем обучении знают, как правило, на порядок больше, чем обычные школьники, им все интересно, у них не загублена эта живая жилка познания", – утверждает Комов.

Он критически относится к школьной социализации, которая, по его мнению, имеет очень специфический характер.

"Ребенок на 11 лет изолируется от реального общества и помещается в отдельно стоящее здание без права покидать территорию, где он отвечает по команде, встает и садится по звонку. При этом он все эти годы взаимодействует с ограниченным количеством одних и тех же детей одного с ним возраста, находясь в одной и той же социальной позиции по отношению к школьным работникам. Это что? Это нормальная социализация? Это реальная жизнь?" – вопрошает Комов.

Он и другие последователи семейного образования признают: оно подходит далеко не для всех, а только для тех семей, которые готовы уделять достаточно времени и внимания воспитанию и образованию своих детей.

Десять лет назад в России на семейном обучении были около 4 тыс. детей, сегодня – около 30 тыс. Это говорит о том, что школьное образование все меньше удовлетворяет родителей. И при этом оно становится все менее доступным.

www.grso.ru

Школьное образование в России становится все менее доступным

С 2000 г. каждый день в России закрываются 4 школы, из них 3 – на селе. Общее их количество уменьшилось в 1,6 раза, а 80% ликвидированных школ были сельскими. В результате средний радиус доступности сельской школы увеличился с 12,6 км в 1990 г. до 17,3 км в 2014 г. Это привело к снижению доступности образования в селе и возникновению нового тревожного явления – миграции школьников из села в город, что поставило российское село перед угрозой ускоренной депопуляции. Подробнее – в материале Накануне.RU.

В последние годы число школьников в России растет благодаря росту рождаемости, продолжавшемуся вплоть до 2015 г., но вот число школ неуклонно сокращается. А как обстояли дела ранее?

Динамика численности школ и школьников в ХХ веке

По данным Росстата, в 1914 г. в Российской империи было 77 тыс. школ, подведомственных министерству народного просвещения, в которых обучались почти 6 млн учеников. (Еще около 40 тыс. были в ведомстве Священного Синода, но для корректности сравнения их не следует учитывать.) То есть на тысячу учеников приходилось более 13 школ. В то время около 85% населения проживали в деревнях, что, с учетом российских расстояний, ставило сложную задачу доступности школ. В законе "О введении всеобщего начального обучения в Российской империи" от 3 мая 1908 г. ставилась задача обеспечения доступности школ для всех детей с радиусом 3 версты, т.е. чуть более 3 км.

До 1917 г. в стране были построены "школьные сети", до сих пор составляющие основу образовательной системы России и других стран, возникших на территории Российской империи. Большинство школ, правда, были только начальными, но динамика ввода новых школ была впечатляющая: в 1904-1914 гг. число школ увеличилось в два раза – с 40 до почти 80 тыс.

При советской власти охват населения школами продолжился. В 1932 г. их было уже 109 тыс., а обучались в них более 13 млн учеников. Справедливости ради следует отметить, что это число школ относится к РСФСР, т.е. увеличилось намного больше, чем с 77 тыс. Однако на тысячу учеников приходилось уже 8 школ. Снижение в сравнении с дореволюционной пропорцией связано скорее с тем, что на существующие школы легло бремя почти стопроцентного охвата всех детей соответствующего возраста, чего до 1917 г. не было.

Увеличение количества школ, хотя и гораздо меньшими темпами, продолжалось до начала 1950-х, превысив 120 тыс. На тысячу учеников к этому времени приходилось 6 школ. Такое "укрупнение" объясняется быстрой урбанизацией, ведь доля городского населения за 30 лет выросла в три раза – с 15 до 45%.

С конца 1950-х количество школ стало быстро сокращаться. При продолжающейся урбанизации, хотя и меньшими темпами, к 1980 г. осталось всего 69 тыс. школ – сокращение на 70% за 20 лет. Таким образом, урбанизация в России запустила процесс сокращения численности школ еще 60 лет назад.

К началу 1980-х урбанизация почти остановилась. И с этого же момента число школ в стране не изменялось почти 20 лет. Однако с начала 2000-х школы начинают закрывать непропорционально быстро по отношению к численности школьников. С 2000 г. число школ уменьшилось с 67 до 41 тыс. (в два раза меньше, чем было до 1917 г.), притом что численность школьников уменьшилась не так сильно – с 20 до 15,5 млн. Более того, с 2010 г. численность школьников начала расти, но процесс ликвидации школ продолжается быстрыми темпами. Так, за 7 последних лет школьников стало на 17% больше, а школ – на 20% меньше! Почему так происходит?

Каждый день закрываются 4 школы

Школы стали "оптимизировать", т.е. закрывать под предлогом их "неэффективности". 30 апреля 2014 г. Правительство приняло постановление "Об изменениях в отраслях социальной сферы и повышении эффективности образовательных учреждений". По новым правилам, если региональные власти признают учебное заведение неэффективным, то его ликвидируют. Под угрозой оказались многие тысячи школ. Как сообщалось в начале прошлого года, до конца 2018 г. в российских селах в связи с этим могут закрыть более 3,5 тыс. школ и детских садов. Хотя согласно федеральному закону "Об образовании в РФ", ликвидация так называемой малокомплектной школы допускается только с согласия схода жителей села. Но это на бумаге.

Как отметил первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин, в 2006 г. была внедрена система подушевого финансирования, при которой маленькая школа выжить просто не может. В 1930-х в стране было открыто 25 тыс. преимущественно сельских школ. Сейчас 24 тыс. из этого числа уже закрыты, подчеркнул он.

Во время "Прямой линии" в 2017 г. президент России Владимир Путин заявил о недопустимости бездумного закрытия школ в селах.

"Мы должны учитывать особенности нашей страны. А особенности заключаются в том, что на ряде наших обширных территорий населенные пункты расположены друг от друга на достаточно большом расстоянии. При такой ситуации, совершенно точно, нам нужно сохранять даже избыточную, если кому-то так думается, социальную сеть. Где-то возможно объединить объекты, а где-то – нет. Об этом заранее нужно думать. Бездумные сокращения недопустимы. В плане социального развития села ничего подобного механически делать нельзя", – сказал Путин.

Однако что происходит на самом деле? С 2000 г. закрыто 26 тыс. школ, из них 20 тыс. – именно в селах. Если поделить это на число дней, то получается, что каждый день в стране закрываются 4 школы, из них 3 – на селе! Таким образом, уже 17 лет продолжается настоящий разгром образования с точки зрения его доступности.

Например, в 2015 г. в селе Петровичи Шумячского района Смоленской области в рамках "оптимизации" была закрыта школа, в которой учился всемирно известный писатель-фантаст Айзек Азимов.

"Главная причина "оптимизации" – отсутствие перспективы в развитии села", – сказал замглавы администрации муниципального образования Борис Коржаков.

А могут ли быть у села перспективы без школы?

Есть школа – есть жизнь, нет школы – нет жизни

"Школа – это центр села. Где есть школа, там есть жизнь", – заявила в прошлом году министр образования и науки Ольга Васильева.

К сожалению, реальность подтверждает эту истину в основном в отрицательном смысле: нет школы – нет жизни. В прошлом году депутат Госдумы Владимир Поздняков заявил о тяжелой ситуации в Приамурье.

"У меня имеются статистические данные за 2000-2015 гг. В связи с закрытием сельских школ численность населения в Амурской области сократилась за этот период на 130 тыс. человек (с 935 до 805 тыс., это общее сокращение населения по области, - прим.). Сокращается численность сельского населения, численность населения трудоспособного возраста. Сокращается число детей от 0 до 18 лет. Происходит это потому, что сокращается число общеобразовательных учебных заведений и обучающихся в них. Количество получивших аттестаты зрелости снизилось за 15 лет в 2 раза, количество учителей – в 3 раза. Происходит обезлюдение территорий Амурской области. Такое положение дел – по всей Сибири и Дальнему Востоку", – сказал он.

А вот свежий пример, касающийся села Новокалманка Усть-Калманского района Алтайского края. Особенностью региона является то, что значительная часть населения – более 1 млн из 2,35 млн – проживает в сельской местности, в связи с чем там много малокомплектных сельских школ. Школу в Новокалманке районные чиновники тоже решили закрыть, а детей возить в одну из соседних. К чему это приведет, местное население хорошо представляет.

В расположенной неподалеку деревне Пономарево недавно "укрупнили" местную школу, что привело к оттоку населения из деревни.

"Наша школа несколько лет назад стала филиалом Чарышской, расположенной в 16 км от нас. Родители были против, но переломить ситуацию не удалось: учеников слишком мало, около 20. Да еще и убалтывали на районном и краевом уровне: учителям добавят зарплату, повысится качество обучения. У нас и так дураков не было – и медалистов выпускали, и на олимпиадах наши всегда были первые. В Чарыше они растворились… Учителям зарплата если и добавилась, то – стыдно сказать – рубля на три. В этом году у нас школу снова понижают в статусе, оставляют только начальные классы. Теперь молодые семьи собрались уезжать из села: всем хочется, чтобы ребенок учился рядом", – с горечью признает глава Пономаревского сельсовета Анатолий Горохов.

Сельский глава Новокалманки Виктор Проскурнов говорит, что село не является "неперспективным", но власти могут его сделать таким.

"В 2017 г. в деревню переехали 8 человек, родилось 5 детей. В 2018 г. уже плюс 15 жителей, в том числе 8 детей. Люди здесь привыкли сами выживать. Им ничего не надо от государства, оставьте только школу, садик, фельдшерско-аккушерский пункт и почту. Со всем остальным мы сами справимся", – сказал он.

Эти истории можно было бы считать субъективным восприятием, если бы статистика не подтверждала бесспорный факт: ликвидация сельских школ ведет к миграции школьников из села в город, за которыми естественно тянутся и родители.

Школьники покидают села и устремляются в города

На приведенном ниже графике показана динамика численности школ, школьников и детей школьного возраста (7-17 лет) в селах с 1970 г. На нем видно, что доля сельских школ неуклонно снижается, но с середины 2000-х она стала снижаться быстрее. До этого же времени доля школьников и детей школьного возраста в селах практически совпадали. То есть все сельские дети учились в местных школах. Но с середины 2000-х эти кривые расходятся со все возрастающей скоростью. Принятый возраст 7-17 лет не имеет значения. Важно то, что берется отношение ко всем детям того же самого возраста. Так вот если в 2005 г. из всех сельских детей школьного возраста 99% учились в сельских же школах, то в прошлом году на селе учились уже только 85%.

Это говорит о том, что все меньше детей, прописанных на селе, на селе и учатся. То есть они еще прописаны на селе и учитываются как сельские дети, но учатся уже в городе, так как на селе им учиться негде. Это только усиливает общую миграцию из села в город ("всем хочется, чтобы ребенок учился рядом") и способствует обезлюдению российского села, о чем Накануне.RU писало, анализируя демографическую динамику и президентский указ 7 мая. В нем, напомним, почти ничего не говорится о развитии села, но постоянно – о создании "комфортной городской среды". Конечно, урбанизация – это глобальный процесс, который подстегивается идеологией комфорта, но для России с ее огромными расстояниями и очень небольшим населением дальнейшая урбанизация будет означать риск утраты территорий. А массовая ликвидация сельских школ под предлогом их нерентабельности этому только способствует. Рыночная логика, где даже школы оцениваются по критерию их эффективности, убийственна для России.

Печальные результаты "оптимизации"-ликвидации школ

О результатах "укрупнения" школ пишет в работе "Сельская школа. Есть ли перспективы?" доктор социологических наук, профессор кафедры теории и истории социологии РГГУ Марина Буланова.

"В настоящее время почти половина (48%) всех сельских поселений страны является мельчайшими, в которых проживает 3% сельского населения, что привело к массовой ликвидации небольших, но значимых для людей учреждений образования и здравоохранения. Концентрация образовательных учреждений в крупных сельских населенных пунктах, проводимая в целях экономии ресурсов, привела к снижению их территориальной доступности. Так, средний радиус доступности сельской школы увеличился с 12,6 км в 1990 г. до 17,3 км в 2014 г. За период с 1990 г. произошло смещение центра тяжести в образовании на города и крупные сельские населенные пункты, нарушив сложившуюся культуру малокомплектной сельской школы. Вместе с процессом сокращения общего числа сельских школ произошло уменьшение числа мелких сельских поселений. А это еще раз подтвердило общеизвестный факт, с которым не хотят считаться российские реформаторы сельской школы: "Нет школы - нет деревни". Есть основания считать, что происходящие в сфере образования изменения не столько следуют миграционной и демографической "логике", сколько логике проводимых реформ, имеющих неоднозначный характер и вызывающих не только их серьезную критику, но и неприятие, отторжение", – отмечает Буланова.

"Проводимые реформы усилили социальное неравенство в образовании. Теперь становится важным, в перспективную или неперспективную (с точки зрения дальнейшего переезда в город) школу попадает ученик. А ведь сельская школа всегда являлась основным условием существования и воспроизводства сельского сообщества", – подчеркивает Петр Великий в работе "Российское село. Итоги постсоветской трансформации" (Саратов, 2011).

Школа перестала быть частью социального конвейера

К настоящему времени изменилась сама концепция школы. Это уже не то место, которое обучает и воспитывает человека и гражданина. С одной стороны, школа стала полем борьбы за место под солнце, начинающейся с детских лет (результат рыночной демократии). С другой стороны, она все больше становится местом "социализации", общения со сверстниками, детских и подростковых мероприятий, всяких школьных праздников и т.п. То есть собственно об обучении речь идет все меньше. Ели так пойдет дальше, то совсем скоро школа, как на Западе, превратится в то место, где детям должно быть fun – весело, развлекательно и позитивно. И она на наших глазах становится институтом социальной дрессировки.

Такое изменение связано с тем, что исчезло экономическое обоснование школы и вообще системы массового образования. Ведь оно возникло в индустриальном обществе, когда растущей промышленности требовались миллионы рабочих рук и их нужно было массово обучать. Для этого и понадобились школы. Ранее школа была частью "социального конвейера". В нее массово набирали, массово обучали, а выпускников после техникумов и вузов массово устраивали. Сегодня в школу (и вузы) так же массово набирают, массово обучают и… устраивайтесь сами. Но зачем тогда вообще это массовое обучение, если человек может рассчитывать только на свои собственные силы?

Альтернатива школе – семейное образование?

В связи с недовольством многих родителей качеством обучения в школах в последние годы в России набирает популярность семейное образование. Оно предусмотрено законом об образовании и отличается тем, что ребенок получает образование вне школы, где только проходит аттестации, причем, согласно закону, обязательными являются лишь две аттестации – после 9-го и 11-го класса. Правда, на практике их обычно проходят каждый год. Со школой заключается договор, где все это прописывается, а ребенок имеет те же права, что и рядовые школьники, в частности на учебники, консультации и т.п. Хотя во многих случаях чиновники и школы чинят препятствия для перевода ребенка на семейную форму, почти всегда родителям удается реализовать свои права.

Как отмечает представитель Всемирного конгресса семей в России и его посол в ООН, руководитель программы поддержки семейного образования "Классические беседы" Алексей Комов, точных данных о том, сколько детей в России обучаются на семейной форме, нет. Такой статистики просто не ведется. По его данным, всего на дому обучаются около 100 тыс. детей, но добровольно, т.е. не из-за проблем со здоровьем, а по выбору родителей и ребенка, – около трети. Это всего около 0,2% от общего числа учащихся, но это число растет.

По его словам, об итогах успеваемости таких детей тоже нет статистики, но в США по тесту, аналогичному ЕГЭ, дети в общеобразовательных школах набирают в среднем 50 баллов, а дети, которые были на семейном обучении, – около 86 баллов, причем это вообще не зависит от уровня образования родителей, которые являются скорее организаторами и модераторами процесса. Само обучение целиком основано на самостоятельной работе.

"Дети на домашнем обучении знают, как правило, на порядок больше, чем обычные школьники, им все интересно, у них не загублена эта живая жилка познания", – утверждает Комов.

Он критически относится к школьной социализации, которая, по его мнению, имеет очень специфический характер.

"Ребенок на 11 лет изолируется от реального общества и помещается в отдельно стоящее здание без права покидать территорию, где он отвечает по команде, встает и садится по звонку. При этом он все эти годы взаимодействует с ограниченным количеством одних и тех же детей одного с ним возраста, находясь в одной и той же социальной позиции по отношению к школьным работникам. Это что? Это нормальная социализация? Это реальная жизнь?" – вопрошает Комов.

Он и другие последователи семейного образования признают: оно подходит далеко не для всех, а только для тех семей, которые готовы уделять достаточно времени и внимания воспитанию и образованию своих детей.

Десять лет назад в России на семейном обучении были около 4 тыс. детей, сегодня – около 30 тыс. Это говорит о том, что школьное образование все меньше удовлетворяет родителей. И при этом оно становится все менее доступным.

putin24.info

Что будет со школой в 2018 году — Учёба.ру

 

И в школу не пойдем

Статистика утверждает, что на сегодняшний дети из 100 тысяч семей в России получают образование дома, а в крупных городах наблюдается бум открытия частных школ. Эксперты отмечают рост количества детей, уходящих из государственных школ, и предполагают, что в 2018 году эта тенденция будет нарастать. Мотивация родителей, которые решили забрать детей из государственной школы, проста — школа, по их мнению, не дает ничего, кроме минимальных знаний по общеобразовательным предметам, при этом отнимая огромное количество времени и сил, тогда как требования современного мира совершенно иные. Но и государство снижает активность в области общего образования. Так, к 2018 году будет закрыто почти четыре тысячи школ и детских садов, а также учреждений дополнительного и среднего профессионального образования. Происходит это согласно распоряжению правительства РФ от 30 апреля 2014 года о плане мероприятий «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки до 2018 года».

Математическая вертикаль

Уже в январе 2018 года в московских школах откроются математические кружки. Цель у них довольно амбициозная — чтобы уже к началу следующего учебного года дети, которые, может быть, до этого считали себя безнадежными в плане математики, внезапно открыли в себе скрытые таланты и пошли учиться в профильный класс. Программа носит название «Математическая вертикаль». Обещают, что в московских школах появится 300 классов, в которых ученики 7 — 9 классов будут углубленно изучать математику. Это позволит им потом выбрать, при желании, направление и профессию, где требуется хорошая математическая подготовка. При этом речь идет об обычных, а не о физико-математических школах.

Правила семейной жизни от монахов

В самом ближайшем будущем во всех школах появится новая дисциплина — называться она будет «семьеведение», но на самом деле речь идет о скандальном курсе «Нравственные основы семейной жизни». Его авторы — священник и монахиня, в миру — два кандидата наук: биологических — священник Дмитрий Моисеев, и психологических — монахиня Нина (Крыгина), игуменья Среднеуральского монастыря во имя иконы Божией Матери «Спорительница хлебов». Они считают, что новый предмет научит современных подростков создавать крепкие многодетные семьи.

По замыслу авторов, курс для старшеклассников «Нравственные основы семейной жизни» должен помочь школьникам освоить систему базовых семейных ценностей, свойственных отечественной культуре, и подготовить их «к созданию крепкой многодетной счастливой семьи». В презентации курса указано, что его цель — «введение старшеклассников в традиционную для нашего Отечества систему семейных ценностей».

Ястребы Пентагона возвращаются

В Госдуму внесено предложение включить в школьную программу уроки политинформации, разъясняющие суть ключевых событий в России и за ее пределами. Депутаты направили соответствующее обращение главе Минобрнауки РФ Ольге Васильевой. «Молодежь активно интересуется политикой и пытается участвовать в политической жизни страны. Молодежью нужно заниматься, а элементарные знания о политической обстановке они должны получать в школе», — уверены они. По их мнению, сейчас подростки могут получить интересующую их информацию только из «провокационных источников в Интернете».

Кое-где политинформацию уже ввели, не дожидаясь указа сверху. Власти Краснодарского края, например, в этом учебном году рекомендовали включить в расписание школ информационные пятиминутки: раз в неделю собирать детей с 1 по 11 класс на «летучки» для обсуждения истории, актуальных событий, памятных дат, праздников. А в Ульяновской области не только предложили вернуть политинформацию в школы, но и открыть в Интернете страничку для педагогов, где были бы собраны материалы на политические и международные темы. Где-то наладили выпуск информационных листков и «радиоминутки».

Контроль над учителями

Начиная с 2018 года планируется ввести новую модель аттестации учителей, основная цель изменений — отсеять слабых педагогов. Аттестация будет включать в себя проверку не только уровня знаний по предмету, но и навыков преподавания, а также изучение реакций учителей на разные психологические ситуации. Предполагается также, что учителям придется писать эссе, которое продемонстрирует широту их кругозора. И только если результаты хорошие по всем параметрам, преподаватель будет считаться компетентным. Если в 2018 году работник не пройдет аттестацию, его отправят на переподготовку.

Многие учителя считают подобные проверки унизительными и неправомерными. Педагоги получают диплом, который означает профпригодность, «непонятно, на каком основании подвергается сомнению диплом специалиста, выпущенного вузом, прошедшим гос. аккредитацию», — пишут на учительских форумах. Кроме того, обязательное тестирование по предмету, которое было введено уже в 2017 году, а уж тем более обнародование результатов многие восприняли как нарушение своих прав, подчеркивая, что закон «Об образовании» не обязывает учителей сдавать ЕГЭ.

Контроль за контрольными

В августе прошлого года Рособрнадзор заявил: «Анализ собранных данных о ВПР по русскому языку и математике в 4 и 5 классах выявил искажения результатов в отдельных школах. Так, например, были отмечены образовательные организации, в которых результат выполнения ВПР оказался заметно выше среднего результата по региону, при этом школа не является лицеем или гимназией с углубленным изучением данных предметов, и полученные результаты не подтверждаются высокими баллами ЕГЭ у выпускников». В 2018 году Рособрнадзор планирует перепроверять Всероссийские проверочные работы за учителями, а затем публиковать список школ, которые завысили результаты.

Усилится в новом году и контроль за золотыми медалистами. После ряда скандалов с золотыми медалями Минобрнауки будет проверять объективность каждой школьной медали. Получив статистику медалистов 2017 года, Рособрнадзор заинтересовался некоторыми странными цифрами и поставил под сомнение объективность оценки качества школьного образования. В среднем по России медали получают не более 10% учащихся, однако среди мест, где в том году было подозрительно много «лучших» выпускников, оказались Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария и Ставропольский край. Поскольку эти регионы обычно не отличаются высокими баллами ЕГЭ и другими образовательными успехами, есть подозрение, что здесь не обошлось без обмана. «Возникает вопрос, когда каждый пятый выпускник субъекта федерации получает медаль, — отметил начальник управления Рособрнадзора Евгений Семченко. — Мы прекрасно помним, что значило получить в советской школе медаль. Таких людей было раз-два и обчелся», — подчеркнул он, отметив редкость золотых медалей, заработанных тяжелым трудом.

Электронная школа

По обещаниям чиновников, амбициозный проект «Московская электронная школа» должен в этому году заработать в полную силу. Уверяют, что до конца 2018 года им будут охвачены все школы города. Впрочем, пока, кроме заявлений московских властей, никаких реальных новостей о МЭШ нет. В большинстве московских школ дети учатся по старинке — по бумажным учебникам и даже электронный журнал по-прежнему работает со сбоями. О том, как электронная школа будет устроена, если, наконец, она станет реальностью, и о том, что думают об этом московские учителя, читайте в материале «Откройте ваши гаджеты».

Слезы олимпиады

Министр образования планирует пересмотреть условия поступления в вузы для победителей олимпиад. Кроме того, министерство планирует также ужесточить контроль за проведением школьных предметных олимпиад. По мнению главы ведомства, таких абитуриентов стало слишком много. «Сегодня победителей и призеров Всероссийской олимпиады школьников в разы больше, чем их было в советское время, когда олимпиады были еще всесоюзными. Так, в 2014 году их было в 20 раз больше, в 2015 году — в 14, в 2016 году — в 12, в 2017 — в 13 раз», — такие данные привела министр образования и науки Ольга Васильева. По ее мнению, радоваться здесь нечему: тенденция говорит не столько о повышении уровня образования, сколько о «не совсем верных подходах к оценке». Васильева призвала усилить контроль за проведением школьных соревнований, поскольку, по ее словам, «цена победы на олимпиаде очень высока».

«Даже среди них есть конкурс, — сказала Ольга Васильева. — Я думаю, что это начало проблемы, которую этот год показал». Действительно, в последнее время нередко возникает ситуация, когда олимпиадники занимают почти все места на 1 курсе на некоторых факультетах. Так, например, в этом году в МГИМО на 24 бюджетных места факультета журналистики зачислены 22 олимпиадника: 17 победителей и призеров «Всероса» по литературе и пять победителей телевизионной олимпиады «Умники и умницы». Минобрнауки будет «думать над изменением условий поступления» для победителей олимпиад в связи со сложившейся ситуацией и не исключила, что система квотирования и льгот для олимпиадников при поступлении в вузы будет пересмотрена. «Возможно, Российскому совету олимпиад школьников следует внимательно проработать вопрос системы квотирования очного этапа олимпиады для того, чтобы у нас был более качественный отбор абитуриентов, которые получают особое право при приеме в вуз», — сказала Васильева, выступая на заседании Российского совета олимпиад школьников. Тем временем, в прошедшем году российские ученики завоевали 18 золотых, 14 серебряных и шесть бронзовых медалей на международных предметных олимпиадах.

www.ucheba.ru

Число учеников из России в британских школах сократилось | Новости из Германии о Европе | DW

Следствием новой "холодной войны" между Россией и Западом стало сокращение числа российских школьников в частных учебных заведениях Великобритании за последние два года. Об этом в пятницу, 27 апреля, пишет газета The Daily Telegraph, ссылаясь на ежегодную статистику британского Совета независимых школ.

Издание указывает, что если начиная с 2007 года число учеников, родители которых оставались в России, постоянно росло, то в течение двух последних лет оно снизилось почти в два раза: с 2 795 в 2015 году до 1 699 в настоящее время. При этом количество школьников из Китая растет и в последние годы.

Российское посольство в Лондоне прокомментировало данные о снижении числа школьников из России, объяснив это тем, что Великобритания якобы "заблокировала заключение соглашения с Россией о взаимном признании документов об образовании".

Смотрите также:

  • Вузы Германии: где учатся россияне и украинцы

    Берлинский университет имени Гумбольдта

    Самым популярным среди студентов из России является Берлинский университет имени Гумбольдта. В 2016 году в числе тех, кто приехал сюда на учебу из-за рубежа, было 426 россиян. У украинских студентов этот вуз лишь на восьмом месте по предпочтениям. Основанный более двух веков назад по классической модели, сегодня он относится к числу элитных вузов Германии и предлагает широкий спектр дисциплин.

  • Вузы Германии: где учатся россияне и украинцы

    Берлинский свободный университет

    FU Berlin является вторым фаворитом российских студентов и лишь десятым - украинских. Это самый большой университет в немецкой столице. Его визитная карточка - гуманитарные дисциплины. Всемирно известен и медицинский факультет на базе клиники "Шарите", созданный совместно с Университетом имени Гумбольдта.

  • Вузы Германии: где учатся россияне и украинцы

    Гамбургский университет

    Зато предпочтения по поводу этого университета почти совпадают: студенты из обеих стран одинаково любят ганзейский Гамбург. Подтверждение тому - данные статистики (329 человек из России и 231 человек с Украины) и третье место в рейтинге. Несмотря на свой молодой возраст, Гамбургский университет считается крупнейшим академическим центром на севере Германии.

  • Вузы Германии: где учатся россияне и украинцы

    Мюнхенский университет Людвига-Максимилиана

    Четвертая строчка в российском рейтинге принадлежит Мюнхенскому университету Людвига-Максимилиана (292 студентов). 160 специальностей на 18 факультетах может предложить этот вуз, входящий в список элитных университетов Германии. Для украинских студентов является вторым по счету фаворитом (236 студентов ), а на четвертом месте по числу украинцев - Магдебургский университет.

  • Вузы Германии: где учатся россияне и украинцы

    Высшая техническая школа Вильдау

    Вуз был создан на базе школы подготовки инженеров-машиностроителей. Главные направления здесь - машиностроение, телематика, логистика. TH Wildau на пятом месте по популярности у россиян - за счет партнерских программ с вузами России, например, с Санкт-Петербургским политехническим университетом. Из Украины здесь всего 11 студентов. Пятое место по числу украинцев занимает университет Майнца.

  • Вузы Германии: где учатся россияне и украинцы

    Рурский университет Бохума

    Сотрудничество с вузами России объясняют популярность и этого вуза у россиян. В земле Северный Рейн - Вестфалия он лидирует по числу учащихся из этой страны, а в рейтинге по Германии занимает шестое место. По числу украинцев он на девятом месте (на шестом - Дрезденский технический университет). Вуз участвует в проекте "Мост в немецкий университет" и входит в альянс университетов Рурской области.

  • Вузы Германии: где учатся россияне и украинцы

    Университет имени Гёте во Франкфурте

    Зато Goethe-Universität - настоящий магнит для студентов с Украины. По статистике, здесь самое большое число представителей этой страны. По спросу среди россиян вуз занимает седьмое место в общегерманском рейтинге. Кроме того у украинцев и россиян это самый популярный университет в земле Гессен. За ним следуют университеты Марбурга и Гисена.

  • Вузы Германии: где учатся россияне и украинцы

    Кельнский университет

    В Северном Рейне - Вестфалии, где, в целом, обучается большинство студентов из России и Украины, он по популярности уступает лишь Рурскому университету Бохума. Этот третий по величине немецкий вуз снискал доверие работодателей - особенно ценятся выпускники факультетов экономики и права, а также педагоги. В Германии - на восьмом месте по числу россиян и на седьмом - по числу украинцев.

  • Вузы Германии: где учатся россияне и украинцы

    Мюнхенский технический университет

    В Баварии по популярности среди студентов из России и Украины TUM занимает второе место, в целом по Германии - девятое для россиян и 14-е для украинцев (вместе с Дюссельдорфским университетом). Этот один из самых престижных немецких вузов входит в сотню лучших в мире. Позиционирует себя как университет, способствующий развитию предпринимательства, и является кузницей стартапов.

  • Вузы Германии: где учатся россияне и украинцы

    Гейдельбергский университет

    Топ-10 по числу российских студентов в немецких государственных вузах замыкает Гейдельбергский университет - старейший вуз на территории современной Германии. В украинском рейтинге он на 11-й строчке после Берлинского свободного университета.

    Автор: Татьяна Вайнман


www.dw.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о