Нефтяник что делает – Инженер нефтяник — Инженер-нефтяник Что вообще представляет собой профессия? По русски говоря объясните — 22 ответа

Профессия нефтяник | Про профессии.ру

Насколько нам известно, нефть является самым ценным полезным ископаемым в наше время. А также природный газ. Она всегда была "золотой жилой" для государства. И, конечно, её добычей занимаются люди. Эта профессия называется - профессия нефтяник. Некоторые государства только и зависят от нефти, поэтому профессия нефтяник является необходимой. Нефть всегда была и будет оставаться "в цене".

Нефть можно найти не везде. Работу найти не тяжело, особенно, если человек действительно является хорошим специалистом в этом деле. Есть множество специальностей в этой профессии. Но даже специалист должен обладать определёнными качествами, например:

  •  выносливость;
  •  внимательность;
  •  конечно же должен "дружить" с техническими науками;
  •  хорошо владеть инструментом;
  •  умением управлять специальной техникой.

Если человек хорошо работает и просто профессионал в своём деле, то его могут отправить работать за границу.

Люди могут зарабатывать хорошие деньги. Иногда люди думают, что достаточно быть сильным, но это не так.

Людям придётся следить за приборами, машинами, материалом. Эта работа дана не каждому. И самое главное это безопасность. Безопасность может обеспечить специальная одежда, и каска строительная.

Но в каждой профессии есть свои минусы, например: нефтяники, работающие в скважине, постоянно подвергаются опасности. Ведь может произойти возгорание нефти, работа на высоте чревата получением травм. И на мой взгляд самым большим минусом является то, что ты находишься далеко от своей семьи. А если люди добывают нефть в море? Вода становится ещё одним опасным фактором. Но все эти недостатки компенсируются хорошей зарплатой, что мотивирует ещё больше и дальше работать.

Хотелось бы сказать, что профессия нефтяника имеет как плюсы так и минусы.

Человек должен сам выбирать в своей жизни чем ему заниматься.

Лучше всего данная профессия будет подходить для мужчин, особенно здоровых.

Желательно без семьи, в общем для людей которые хотят работать, завести бизнес т.д. Людям с семьёй и проблемами со здоровьем эта профессия принесёт только разочарования. Главное что бы человеку нравилось то, что он делает.

www.proprof.ru

4 вещи, о которых нужно знать, чтобы работать в нефтянке

Мало о какой отрасли ходит столько мифов, сколько о нефтянке. С одной стороны все понимают, что добывать углеводороды приходится в тяжелейших условиях где-то в Сибири, нередко — на удаленных от цивилизации месторождениях, на морозе, посменно. С другой — целые легенды ходят о больших зарплатах, которые получают белые воротнички, перекладывающие бумажки в центральных офисах нефтяных компаний где-то в столицах. Несмотря на давно и много раз обещанный конец эпохи углеводородов, сегодня и в ближайшей перспективе эта отрасль — одна из самых перспективных для соискателей. Специалисты нужны практически на любом уровне и в большом количестве. Другое дело, что нужно обладать определенными компетенциями и постоянно накачивать себя новыми навыками. Нередко — быть мобильным. Например, один из самых молодых топ-менеджеров компании «Газпром нефть» Алексей Вашкевич, прежде чем занять должность главы дирекции по геологоразведочным работам и развитию ресурсной базы, сменил за последние 15 лет семь мест жительства, в том числе на разных континентах.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Но начнем с начала. Если весьма приблизительно сгруппировать все профессии, востребованные в отрасли, то можно выделить четыре направления: геологоразведка, добыча, переработка, и сбыт.

1. Геологоразведка

Геологические экспедиции, с палатками и гитарами остались в советском прошлом. Сейчас геологоразведка ведется с помощью современных средств поиска. Это геологические, аэромагнитные, гравиметрические съемки, масса сопутствующих исследований и, конечно, пробное бурение.

В одном из интервью уже упомянутый Алексей Вашкевич назвал геологоразведку «самой крупной рулеткой в истории человечества»: из десяти поисковых проектов до реализации доходит один. Но в этой рулетке у российских компаний, опирающихся на опыт советской геологической школы, очень даже неплохие шансы. Главная задача — повысить эффективность разведки и снизить себестоимость добычи нефти. Для этого внедряются новые технологии и привлекаются новые специалисты: геологи-нефтяники, геофизики, инженеры по разработке месторождений нефти и газа. И конечно, нельзя забывать об инженерах по вопросам экологии и охране окружающей среды.


2. Добыча

Разведанные месторождения не сразу переходят в разработку — иногда они консервируются, потому что для разработки необходимы новые технологические решения, которые иногда ищут десятилетиями.

Пример — месторождение Приразломное на арктическом шельфе в Печорском море. Это месторождение было открыто еще в 70-х годах прошлого века, но промышленная добыча там началась лишь спустя 40 лет, в 2013 году. Как раз, когда в том числе технологии позволили добывать нефть в суровых условиях российской Арктики. Как рассказывает заместитель генерального директора компании «Газпром нефть шельф» по операционной деятельности Ралиф Гильфанов, самое тяжелое в работе на такой платформе не сама работа и даже не климатические условия. Самое тяжелое — в конце смены обнаружить, что вертолет не может прилететь из-за тумана и забрать персонал. Приходится ждать несколько дней, а то и неделю. Поэтому специалистов для работы на платформе выбирают почти как космонавтов: здесь учитывается не только специализация и опыт работы, но и их психологическая совместимость. В смены попадают востребованные в сфере люди — инженеры по проектированию объектов нефтегазовой промышленности и инженеры-технологи по добыче нефти, инженеры по разработке нефтяных месторождений, технологи по бурению, инженеры по наклонно-направленному бурению, геологи-моделеры, петрофизики, а также инженеры по геонавигации.


3. Переработка

Сегодня крупные российские нефтяные компании либо занимаются модернизацией принадлежащих им старых советских нефтеперерабатывающих заводов, либо строят с нуля новые. Если брать первую пятерку российских нефтяных компаний, то окажется, что нефтеперерабатывающие заводы работают сегодня в Москве, Омске и Рязани, а также в Нижнем Новгороде, Волгограде, Саратове и Самаре. В этой сфере востребованы проектные менеджеры по нефтехимии и нефтепереработке, а также специалисты в сфере экологии и техники безопасности.


4. Сбыт

Наконец, последнее направление деятельности нефтяных групп — продажа нефтепродуктов. Начнем с того, что все крупные российские нефтекомпании владеют собственными сетями автомобильных заправок, где реализуется не только топливо, но и прочая продукция и нередко присутствует полноценный food retail (расположены супермаркеты, кафе). Также компании самостоятельно реализуют авиационное, судовое топливо, смазочные материалы, битумы, продукты нефтехимии и т. п. Помимо этого есть трейдеры, торгующие нефтью и нефтепродуктами российских брендов по всему миру. При этом выход на международные рынки — это быстро развивающийся сегмент. Здесь требуются специалисты со знанием английского и других языков, знаниями в области маркетинга, логистики, закупок и продаж, управления брендами и т. д.


А что делать-то?

Нефтяная промышленность попала в ту же ловушку, что и многие другие российские производства — разрыв поколений. Старые советские кадры уже ушли на пенсию, среднее поколение было серьезно потрепано спадом 90-х и потерей навыков, а молодежь еще не осознала, что не у всех получится запустить стартап или стать профессиональным геймером. В нефтяной отрасли сложилась необычная ситуация: с одной стороны, работа считается очень престижной и соискателей на позиции юристов, финансистов, администраторов действительно много (при этом далеко не все соискатели соответствуют требуемому уровню), с другой — очень высока конкуренция за талантливых молодых инженеров, геологов, химиков среди нефтяных компаний.

Пожалуй, самый простой способ попасть в одну из российских нефтяных компаний — получить хорошее инженерное или прикладное математическое образование. Спектр профессий, востребованных сегодня в отрасли, до такой степени широк, что найти себе применение может любой технарь: от геофизика до нефтехимика. Стимулировать интерес ребенка к этим специальностям можно уже с детства.

В последние пару лет нефтяные компании начали рассказывать школьникам о плюсах инженерных специальностей: они оборудуют лаборатории и набирают спецклассы, проводят экскурсии на производства и организуют образовательные программы. Приведем практику «Газпром нефти» — турнир по нефтегазовой тематике «Умножая таланты», который проходит в рамках программы «Родные города» в нескольких регионах России.

Участники турнира «Умножая таланты» проходят финальные испытания в Санкт-Петербурге

Его механика проста: дети создают команды, им дают нестандартное задание, реальный кейс из нефтянки. Для решения команде нужно изучить много специальной литературы, затем показать результат жюри и защитить его перед профессионалами отрасли. В процессе дети приобретают междисциплинарные знания на стыке естественных и точных наук и приобретают востребованные среди работодателей навыки.

Другой проект «Математическая прогрессия» более точечный и рассчитан, как можно понять из названия, на математиков. «Газпром нефть» совместно с Санкт-Петербургским государственным университетом ищет школьников, студентов и молодых ученых, которые добиваются успехов в области классической математики и информатики. Выпускники и студенты могут претендовать на специальную стипендию компании, молодые ученые получают премии, тревел-гранты, посещают лекции мировых ученых, их фундаментальные исследования финансируются и в перспективе будут применяться на практике.

Проще говоря, некоторые мифы о нефтянке верны — да, там есть высокие зарплаты и да, там есть тяжелые условия работы. Есть и возможности для самореализации и внесения вклада в развитие целой отрасли через решение интересных задач, создание и применение новых подходов. Пробиться в эту сферу трудно специалистам общих профессий, так как среди них в России высокая конкуренция, несмотря на то, что сами нефтяные компании находятся в постоянном поиске самых разных специалистов. Поэтому, если вы хотите помочь ребенку попасть именно в эту отрасль, попробуйте для начала заинтересовать его в точных, а, может, даже и в естественных науках. А если он уже в них очень хорошо разбирается, можете быть уверены, что российские нефтяные компании непременно сделают ставку на вашего ребенка.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Почему неутомимые родители всех так раздражают

9 причин, почему русская математическая школа до сих пор одна из лучших

STEM как «серебряная пуля» для образования

mel.fm

Инженер нефтяник — Инженер-нефтяник Что вообще представляет собой профессия? По русски говоря объясните — 22 ответа



Профессия нефтяник

В разделе Профессиональный рост на вопрос Инженер-нефтяник Что вообще представляет собой профессия? По русски говоря объясните заданный автором шеврон лучший ответ это Инженеры-нефтяники занимаются поиском месторождений нефти и газа, их разработкой и эксплуатацией, на них также возложена обязанность по восстановлению территории после завершения буровых работ

Ответ от 22 ответа[гуру]

Привет! Вот подборка тем с ответами на Ваш вопрос: Инженер-нефтяник Что вообще представляет собой профессия? По русски говоря объясните

Ответ от росистый[гуру]
вот, только пробелы убери. http:// vseonefti.ru /career/

Ответ от Осоловелый[новичек]
по русский скажу так, ЕПТЫ инженер-нефтяник это сука такая профессия где "голубе мужики" ищут нефть и газ, разработкой и эксплуатацией, на них также возложена обязанность по восстановлению территории после завершения буровых работ. ВОООТ ЕПТЫЫЫ ГЫГЫГЫ

Ответ от Вячеслав Коптяков[гуру]
История профессии: Следы нефтяных промыслов, обнаруженные в Ираке, насчитывают более 4000 лет. А значит, тогда уже были нефтяники. В Москве нефть впервые увидели в XVI веке и назвали её «горящей водой». Буровые скважины придумали только ближе к средине XIX века и тогда же приступили к их использованию, как основного способа нефтедобычи. До 1823-го года никто не знал, что нефть можно очищать и извлекать из неё керосин. Профессия нефтяник получила своё распространение уже в XX веке, когда началось широкое использование этого топлива.…

Социальная значимость профессии в обществе: Большинство стран современного мира зависят от нефти больше, чем от политической обстановки в стране. Разумеется, нефтяник, добывающий столь необходимый для народа ресурс, приносит огромную пользу своим согражданам. Потребность в специалистах этой сферы зависит от региона страны и вообще от места на карте мира. В нашем государстве большая часть залежей нефти уже открыта, но далеко не все месторождения разрабатываются. Поэтому нефтянику несложно найти работу, но он должен быть готов работать вдали от дома вахтовым методом.
Массовость и уникальность профессии: Люди этой профессии должны иметь склонность к техническим наукам, хорошее физическое состояние и быть внимательными. Нефтяник должен следить за манометрами, вовремя реагировать на изменение давления, владеть электроинструментом и обладать множеством других навыков в зависимости от его конкретной функции на промысле. Хороший специалист в этой области имеет огромные перспективы. Нефть — это хороший способ заработать, в том числе и для сотрудников промысла. Кроме того, толковый инженер и проектировщик газовых скважин может уехать работать за рубеж, где мировые нефтяные гиганты щедро платят опытным специалистам.

Ответ от ...[гуру]
Ищут нефть геологи, а инженеры-нефтяники работают на НПЗ-нефте-перерабатывающих заводах. Там из нефти делают бензин, керосин, мазут и др.


Ответ от 2 ответа[гуру]

Привет! Вот еще темы с нужными ответами:

Нефтепромысловое дело на Википедии
Посмотрите статью на википедии про Нефтепромысловое дело

 

Ответить на вопрос:

22oa.ru

Материал к проекту "Все профессии нужны". Профессия

Профессия «НЕФТЯНИК»

0.Шофером - хорошо,
Доктором - хорошо, 
Летчиком - хорошо,
А нефтяником - лучше.
Я б в нефтяники пошел, 
Пусть меня научат!

1.Наш сегодняшний рассказ

Про «Сургут». про «Нефтегаз».

Кто - он, что - он и зачем?

Мы сейчас расскажем всем.

Если кратко: он - хозяин

Города и всех окраин.

И добыча, и бурение,

И все-все месторождения,

Даже папина работа –

Это всё его забота!

2.Что ж начнём издалека:

Лес зовётся здесь ТАЙГА.

И никто не знал, ребята,

Как земля эта богата,

Что в огромной глубине –

нефть, как девица во сне

Заколдованном лежала.

Тишина там охраняла

Вековой её покой

Летом, осенью, зимой.

Но учёные узнали

И геологов послали.

Вот разведчики пришли

И, представьте, НЕФТЬ, нашли!

3.Закипела тут работа.

Дело есть у вертолётов,

И забегали суда

По Оби туда-сюда!

Приехали нефтяники.

Конечно, нефть – не пряники,

А тяжёлая работа…

Для страны для всей забота!

4.Наша мама – оператор,

Нам рассказывала с братом,

Что такое нефть и вышки.

Это не поймёшь по книжке!

Мы согласны на край света,

Мы должны увидеть это:

Скважины и вышки

Наяву, не в книжке!

5. Это что, месторожденье?

Посмотрели мы с сомненьем.

Мама строго нам сказала:

- Это только лишь начало.

Вон и вышка, поглядите!

Да по тропке к ней идите.

Буровой она зовётся!

6. Вон БУРИЛЬЩИК, главный дядя,

Он ведёт учёт в тетради,

Чтоб случайно не забыли

Сколько метров пробурили.

Рядом с ним стоит ПОМБУР.

Что-то он сегодня хмур.

Иль проходка подвела?

Не заладились дела.

7. О проходке разговор

Не вели мы до сих пор.

Что ж , сейчас увидим это –

Вышка рядом, а не где-то.

Мы подходим к буровой.

Нам кричит бурильщик:

-Стой! Вы куда это идёте?

Вы мешаете работе!

–Мы хотим о нефти знать,

Вас попросим рассказать,

Что такое ПРО…ПРО…ПРОХОДКА?

8. Слово главное – проходка

Для нефтяников – находка!

Для того чтоб нефть добыть,

Надо много пробурить.

Сколько метров пробурим –

Мы «проходка» говорим.

Нет, не ломом, не лопатой –

буром бурим мы, ребята.

Не страшат его морозы:

Бурит в снег и бурит в грозы.

Бурит в холод и в жару,

Бурит днём и поутру!

Нефтяной увидит пласт –

Известит об этом нас.

- Если скважина готова,

Рядом с ней мы бурим снова.

В дыры трубы опускаем –

Скважинами называем.

9. Знаю я не понаслышке:

Прежде чем поставить вышку,

Намывается песок

В стороне от всех дорог.

А потом на топи зыбкой

Люди делают ОТСЫПКУ.

Получается площадка,

Здесь всё чисто, ровно, гладко.

Мы на этой, на площадке,

Бурим скважины, ребятки.

Эти скважины потом

Называются КУСТОМ.

Если б не было отсыпки,

Мы б на этой топи зыбкой

Утонули бы в два счёта –

Вот такая тут работа!

10. Если скважины готовы,

Переехать надо снова.

Вышки будущей детали

Доставляют тягачи,

Всё скрипит и всё качает,

Как Емеля на печи.

Тягачи за тягачами

И посуда за плечами,

Со столовой, банею,

С поварихой Анею!

11. Вышку строят «ВЫШКАРИ»

От зари и до зари.

С буровою неразлучны,

Надо сделать всё получше!

Всё смонтируют, и вот

Наступает наш черёд.

И пошло бурение

Даже в воскресенье…

12. Мы идём через болото,

Но и тут кипит работа.

- Здесь уже убрали вышки.

На кустах стоят ЗАДВИЖКИ –

Специальные насосы.

Что опять у вас вопросы?

Вот и ЦЕХ ДОБЫЧИ НЕФТИ,

Вам понятно это, дети?

Или ПРОМЫСЛОМ зовётся,

Нефть напрасно не прольётся.

Операторы на страже –

Каждый шаг тут очень важен!

Нам приборы помогают,

Всё они о нефти знают:

Под каким давлением

Идёт с месторождения.

13. Здесь не чудо из чудес,

Это просто ДНС.

Это станция такая

Есть – НАСОСНО – ДОЖИМНАЯ,

Помогает нефть качать –

Это тоже надо знать!

Вот качаются КАЧАЛКИ,

Их не погоняют палкой.

Они не кусаются, только лишь качаются!

Много, много дней подряд

Операторы следят,

Чтобы нефть не проливалась,

Чтобы правильно качалась.

Нефтепроводы в тайге,

Словно вены на руке.

14.Нефть по ним, как кровь по венам,

Попадает непременно

На ТОРГОВЫЙ ПАРК, и тут

Её дальше поведут.

И проверят, и прочистят –

Она станет чистой-чистой.

И в другие города

Нефть отправится тогда.

15.- Если скважина больна,

Замолкает вдруг она,

Не даёт ни нефть, ни газ,

И теперь ей не до нас,

Есть у скважин «доктора»-

И о них сказать пора!

Непонятно? Погодите,

Поскорее поглядите

Во-он на тот соседний куст…

Этот куст совсем не пуст.

Вышка снова там стоит,

И опять огонь горит.

Тут как полагается,

Ремонтом занимаются.

Что-то в скважине заело,

И она стоит без дела.

16.Вот теперь РЕМОНТНИК нужен.

Ремонтирует он в стужу

И в жару, и в непогоду,

И в любое время года.

Он отыщет, чем больна,

Почему молчит она?

И посмотрит, и полечит,

И тогда ей станет легче.

Эта скважина для нас

Снова даст и нефть, и газ!

17. Мы закончили рассказ

Про «Сургут», про «Нефтегаз».

18.Сколько спрятано запасов!
Край богатый, нефтяной.
Знаем точно, нефти хватит-
Для работы нам с тобой!

Литература:

Татьяна Царенко «Путешествие в страну нефти»

infourok.ru

как я стал нефтяником - добытчик черного золота

Этот пост планирую отправить в новое неплохое сообщество kak_ya_stal

А пока что черновик -- у себя.

Итак, про то, как стал нефтяником, и как потом ни разу об этом не пожалел 🙂 

Нефтяники, вообще говоря, бывают разные – одни бурят скважины  другие осваивают и ремонтируют их, третьи добывают нефть, четвертые – транспортируют, и так далее. Я вот – нефтяник, который бурит скважины. То есть практически первопроходец.

В нефтяники я не собирался. Закончил себе спокойненько физико-математическую гимназию, и под влиянием масс пошел поступать в ВУЗы аналогичного профиля. Хоть и учился неплохо, а вот не поступил же. Справедливости ради надо сказать, что и экзамены были не из простых. И вот отчетливо замаячила перспектива отдать долг родине в форме службы в армии. Тут уже стало не до физико-математических ухищрений, и я пошел на день открытых дверей в ближайший к дому универ – им оказался Санкт-Петербургский Горный Институт.

После ободранных стен старых корпусов Политеха и ЛЭТИ, в Горном все показалось как на столетие вперед. Евроремонт, все дела… Это потом, уже будучи студентом, я узнал, что ректор – Владимир Литвиненко – один из богатейших людей Петербурга, что у Горного института большое количество спонсоров из всех ресурсодобывающих отраслей. А пока что я был просто приятно удивлен внутренним убранством. Ну что ж, думаю, надо поступать. А куда? В горном деле – ни знакомых, ни друзей. Дело было в 2001 году – Ходорковский был еще на коне, и я – почитав проспекты со специальностями – остановился на звучном названии «Бурение нефтяных и газовых скважин». Если б я только представлял тогда, сколько всего стоит за этим названием, и куда меня это бурение в результате приведет…

Поступление было скорее формальностью – требования в техническом ВУЗе по сравнению с научными гораздо ниже. Набрав свои 14 из 15 баллов, я с гордостью подал документы "на бурение".

Учеба была в охотку. Слушать и конспектировать про сверление дырок в земле мне сразу понравилось, хотя первое время было и не совсем понятно, что и как там делается. Многое прояснилось на первой производственной практике – например, я узнал, сколько весит мешок с химреагентами для бурового раствора, как можно пообедать за пять минут, чем отличается буровик от бурильщика, как жить в восьмиместном вагончике, и что такое северные города вроде Нефтеюганска. А также как красивы буровые установки на фоне заката 🙂

А вот и мой первый бурильщик , в вахте которого я познавал азы буровицкого искусства – Толик Гомонов:

Запомнился он еще и тем , что крыл меня трехэтажным матом, когда я вылазил из своего рабочего места – блока очистки бурового раствора – непосредственно на буровую, посмотреть – как бурят то, я ж будущий инженер все-таки. А он боялся, что буровой раствор заполнит емкость и выльется наружу, пока я покинул рабочее место. Эта большая ответственность – следить за раствором – была на мне.

Отмучившись два месяца работы вахтовым методом на Приобском месторождении ЮКОСа , но радостный от первого рабочего опыта, я возвращался в плацкартном вагоне через Екатеринбург домой в Питер. Всего два с половиной дня дороги… Валяясь на верхней полке, я мысленно поставил себе задачу попасть на какой-нибудь по-настоящему сложный проект – морское бурение, например. Когда-нибудь... в будущем...

Уже на той самой первой практике я понял, что буровики – замечательные люди. На такой сложной в моральном и физическом плане работе плохие не задерживаются…

Закончив институт и отмазавшись от аспирантуры, куда меня очень приглашали, я пустился в производственные дела. Получилось устроиться в российский филиал нефтяного супермейджора Shell (забегая вперед – где до сих пор и работаю, хотя уже и не в России). Это, пожалуй, было переломным моментом в карьере – это сейчас многие выпускники стремятся сразу попасть в иностранную компанию, а в 2006 году большинство все же шло в российские фирмы, куда конечно устроиться проще. Так что трудный путь «подача резюме --- телефонное интервью --- собеседование в Москве» был пройден с честью.

И предложили мне два варианта дальнейших действий – Сахалин или Салым (это были два проекта Шелл в России на тот момент). Сахалин – морское бурение, гораздо более сложное, чем на суше – но я выбрал Салым, так как это Западная Сибирь, а там я уже бывал, так что пошел проторенной дорожкой. И так я стал вахтовиком – летая на 4 недели из Питера в Сургут и далее на месторождение, а после – на те же 4 недели домой отдыхать.

Приехав первый раз на месторождение дипломированным специалистом, я понял, что специалист из меня никакой. Понятно, что две практики никак не могли дать мне нужный производственный опыт, а что касается институтской теории, я пока не мог понять, как вообще ее применять. В общем, имел некоторый шок от происходящего. 

Слава богу, в Шелл обучение поставлено на пять баллов, и за два года я прошел программу молодого специалиста, где получил фактически второе высшее образование в плане международных стандартов нефтяной индустрии. Курсы повышения квалификации проводились в учебном центре Шелл в Голландии. Потом знания можно было применить в работе. На полгода съездил на стажировку в Катар, что имело так же огромное значение в плане развития.

Потихонечку, помаленечку я стал разбираться в бурении все лучше и лучше, и наконец дорос до одной из самых высоких ступеней в иерархии полевых специалистов – стал супервайзером по бурению. Много прекрасных людей было встречено за это время, много интересного происходило на работе – чего стоит только вот этот случай с вышедшей из-под контроля скважиной.

Наконец, случилось то,  о чем я долго мечтал – меня перевели на настоящий международный проект, на морскую буровую установку в Катаре:

Там я проработал год вахтовым методом, после чего перешел в офис в прекрасном городе Доха, где и тружусь до настоящего времени инженером по бурению тех самых нефтяных и газовых скважин.

В заключение скажу, что нефтяная индустрия была и остается непростой во всех смыслах этого слова. Упорство, желание учиться, готовность работать внеурочное время – приветствуется. Ко многим вещам привыкаешь, ну например рабочий день – на буровой это минимум 13-14 часов в день, и так каждый день без выходных и праздников (пока на вахте, естественно), да и в офисе у меня сейчас получается немногим меньше – с 7  до 17. Бурение, добыча нефти, ремонт скважин – процесс безостановочный, идет 24 часа в сутки 365 дней в году, поэтому нужно уметь работать и ночью. И если чуть недоглядел – получается как в Мексиканском заливе…

Однако, в этой работе столько плюсов, что без колебаний порекомендую ее каждому, кто хочет испытать себя, попробовать что-то по-настоящему серьезное, посмотреть мир. Без сомнения, есть множество других отличных профессий, но все же нефтяники – это люди с большой буквы!

У нас даже праздник свой есть – день нефтяника 🙂

Ну и напоследок - скромное фото с работы:


    

mik-burovik.livejournal.com

Какая профессия лучше, Нефтяной-инженер или Врач-стамотолог?

Конечно лучше Нефтяной-инженер.
Современный инженер - это специалист, обладающий высокой культурой и хорошо знающий современную технику и технологии, экономику и организацию производства, умеющий пользоваться инженерными методами при решении инженерных задач и в то же время обладающий способностью к изобретательству.
Конкретные задачи инженерного труда и требования профессии зависят от того, к какой профессиональной группе она принадлежит.

Условно можно выделить 4 такие группы:
1. Конструктор (разрабатывает конструкцию прибора, оборудования и др.) .
2. Технолог (разрабатывает процесс изготовления, обработки изделия или продукта) .
3. Экономист (занимается экономическим анализом и планированием путей достижения определенных экономических результатов) .
4. Организатор (занимается хозяйственной деятельностью) .

Инженер-нефтяник
Если пять лет назад дефицит кадров среди инженеров ТЭК заметно ощущался, то сейчас большого недостатка в специалистах отрасль не испытывает. В «полевые» инженеры, например, для работы на буровой, приходят выпускники не только институтов, но и техникумов. А вот высоко квалифицированные должности можно получить только если владеешь дополнительными навыками. В иностранных компаниях от инженеров ждут знания западных технологий разработки месторождений (которые отличаются от российских) и, конечно, владения английским языком. Чтобы сделать в этой области хорошую карьеру, понадобится правильный старт. Поступать стоит в профильный вуз. У некоторых институтов есть программы обмена с другими странами. Студент, прошедший стажировку, будет на несколько шагов впереди своих однокурсников. Таких выпускников потом и разбирают к себе ведущие компании.
Работа инженера-нефтяника строится вахтенным способом: на месяц — два он едет куда-нибудь в Нижневартовск, Нефтеюганск, потом на месяц — два возвращается домой. После 4—5 лет можно дорасти до уровня супервайзера, тогда вахты будут пореже. Компании нанимают выпускников, отправляют их в глубокую Сибирь, в поля, с тяжелым графиком работы, и там происходит учеба, после которой инженеры становятся очень востребованы на рынке. Сейчас хорошие перспективы будут у специалистов, имеющих опыт работы на буровых в море. Компания «Штокман» начинает активно развивать это направление, поэтому у студентов, которые в ближайшие 5—6 лет получат эту специальность и успеют постажироваться где-то в Норвегии на морских месторождениях, появится огромное преимущество и отличные перспективы для работы.

otvet.mail.ru

Как живут и работают нефтяники

Он подошел к нам в пабе на севастопольской «стометровке» и спросил, за кого мы болеем. Перекинулись парой фраз об игре португальцев, а потом знакомая шепнула, что этот парень — нефтяник и работает в Сибири на буровой. Разговорились.

Образ Михаила не вяжется с представлениями о человеке, который большую часть года проводит на буровых, затерянных в Сибири. Хорошо поставленная речь, сдержанные манеры и жесты, выдающие уверенного в себе человека. Тем не менее этот спокойный, вежливый молодой человек живет суровой жизнью вахтовика-геолога.

Не призвание, а расчет

Я не планировал стать геологом. Родился в Москве, учился в Москве. Хотел пойти в Высшую школу экономики, но понял, что экономика — не мое. И пошел в МГУ на геофак. Учился на кафедре геологии и геохимии горючих ископаемых. Это перспективно, хорошо оплачиваемо.


Когда я шел на геофак, я понимал, что нефтяной бизнес прибыльный. Я знал, что МГУ сотрудничает с международными компаниями, что проводятся стажировки. Что грамотных студентов подтягивают к научной деятельности, есть варианты научных практик.


На первых курсах ездили в Крым. Походная романтика, жизнь в палатках, песни у костра. Зарисовки, описания, записи в полевом дневнике, отбор образцов. К концу практики рюкзак тяжелел килограмм на 15.

После четвертого курса — путешествие в Баренцево море на научном судне с командой маститых ученых. По заказу норвежцев целый месяц собирали данные у острова Шпицберген и в Северной Атлантике: сейсмика, геотермические показатели, эхолотирование, отбор донных проб.

Больше всего запомнился первый в жизни восьмибалльный шторм. Мы вышли из Мурманска и сразу попали в него. Было безумно страшно и безумно плохо. Лежали в горизонтали, поднимались раз в сутки, чтобы быстро пописать и снова в горизонталь. Второй день было уже полегче, третий день подташнивало, но было терпимо.

Такое запомнится на всю жизнь. Безумные закаты, линия горизонта и моря, которые сливаются воедино. Очень красиво. Еще я увидел то, о чем другие только читали: научный персонал, работа в поле, устройство корабля.

Черный ящик

В 2011 году я три месяца стажировался во Франции. После окончания МГУ уехал на год в Индию. Потом устроился на работу в Total E and P. Два года ездил вахтами на месторождение.


Разъезды меня не напрягают, уехать в другую страну на год — это норма. Надо быть к этому готовым, если ты хочешь связать жизнь с геологией. Придется ночевать в вагончике, питаться подножным кормом, типа гречки с тушенкой. Работал и в пустыне, и за полярным кругом. Перепады температур от -50 до +50.


Я два года работал полевым геологом, сидел на месторождении. Бурилась скважина, каждый день я составлял отчет по бурению: за сутки прошли 200 м, первые 50 м был песчаник, потом 100 м глины, потом 50 м известняка. Я делал все эти описания под микроскопом. Потом забивал данные в сводные таблицы, отправлял начальнику в Москву и он принимал решение: все нормально, бурим дальше или что-то меняем.

В основном занимаюсь каротажными данными: когда бурят скважину, в нее спускают геофизические приборы, снимают замеры. Я проверяю их качество, занимаюсь их интерпретацией. Выглядит все это как набор кривых, которые для обычного человека будут выглядеть, как каракули маленького ребенка. А я вижу в них картинку, для меня это данные.

Для чего это нужно?


Месторождение — словно гигантский «черный ящик», забитый всяким хламом. Но мы-то знаем, что где-то там, в недрах, есть нефть. И ее не просто нужно добыть - нужно сделать это так, чтобы извлечь максимальную выгоду. Задача геолога нефтедобывающей компании рассчитать, где и как пробурить скважину, чтобы она дала максимальный дебет.


Недавно был случай: мы ожидали большие притоки от скважины, но пробурив ее, получили плохие, еще и с водой. Это говорит о том, что у нас в модели неправильно был задан водонефтяной контакт, и хуже коллекторские свойства пород. На тот момент было запланировано 5 или 6 скважин на тот район. Они все были отметены.

Если ты задал неправильную цель, то должен понести наказание. К примеру, бонус должен быть уменьшен в два раза. У геолога должен быть стимул более детально оценивать, обдумывать большее количество факторов.

Деньги

Кризис ударил очень сильно. Компания сокращает московский офис и увольняет 250 человек. При этом во Франции очень многие люди сидят без работы, но на зарплатах — бумажки перекладывают. Потому что встало несколько крупных проектов, бурение прекратилось. Нет скважин — нет керна, не проводится его анализ. Получается, геологи не нужны. Если нет новых данных, люди, строящие модель, тоже не нужны. Они могут ее изучать, работают со старыми данными, пытаясь что-то улучшить или пересмотреть. А могут вообще не работать.


Сейчас в офисе я получаю чуть более 100 тысяч в месяц чистыми. В полях такая система: приехал — зарплата начинает капать. Уехал — тебе больше не платят. В один месяц я зарабатывал 200 тысяч, в другой ноль.


Есть еще ежегодный оплачиваемый отпуск — 52 два дня за счет северных. Я могу в те недели, когда дома, взять часть отпуска. И тогда мне заплатят, но совсем немного. Бонусы начисляются в зависимости от успехов компании и твоего личного вклада. 250 тысяч в год.

Зарплата сильно зависит от образования, знания языков, опыта работы. Опыт — это ключевое: не возьмут на должность, если ничего не умеешь делать. Если ты только устроился в компанию, зарплата будет порядка 100 тысяч. Если ты прогрессируешь, ты довольно быстро вырастешь. У нас — из-за кризиса и того, что месторождение дает небольшой результат — зарплата росла только по ежегодной индексации. Когда я работал в поле, у меня капали северные коэффициенты. Чем больше ты работаешь на Севере, тем больше зарплата.


Мне сейчас 27 лет. Хороший вуз, опыт работы, знание двух языков — английского и французского. В 32 года, думаю, я буду получать в районе 300 тысяч и выше.


Я шерстил сайты с вакансиями, в том числе специальные, по нефтегазовому персоналу. Человек, у которого есть десять лет опыта, на зарплату 300 тысяч легко может устроиться. Должность? Главный геолог компании. Легко: зашел, кликнул, позвонили, позвали на интервью.

Несмотря на высокие зарплаты, текучка на буровых все равно есть. До недавнего времени на месторождении вместе работали в основном иностранцы: канадцы, американцы, британцы, французы, хорваты. Сейчас международный персонал потихоньку замещают россиянами. Это выгодно: приезжему специалисту, едущему в другую страну, со старта назначают зарплату в три-четыре раза выше, чем местному.


У нас работал американец со скромным жалованьем 2 тыс. евро в день. Отработал вахту — 28 дней отпуска. Ему покупают билеты домой. Но ничего не мешает полететь куда-то еще или остаться в России. Были случаи, когда они вызывали жен. Отдыхали неделю в Москве: лучшие рестораны, музеи, выставки — и все это за гроши.


Женщины

Иногда жены пилят иностранцев, что они не участвуют в жизни детей. Те, кому за пятьдесят — им все равно. Их дети взрослые и самостоятельные, многие сами уже женаты. Жены спокойны: деньги в семью приносит — и слава Богу.

У меня постоянной девушки нет. Тяжело сохранить отношения, когда ты месяц отсутствуешь дома. Я буду волноваться, где она и с кем. Ложусь спать, а она мне пишет: «Я с подругами в клуб». Это гарантированно бессонная ночь. Нет, я не ревнивый, просто за ее безопасность переживаю. А вдруг не в ту машину сядут?


Вообще с девушками я не афиширую, что я нефтяник. Не люблю девушек, которые покупаются на материальные составляющие.


Когда говорю, что я геолог, работаю во французской компании, вижу: глазки горят. Начинается: скажи что-нибудь по-французски. И вообще, меня не привлекают отношения на одну ночь.

Женщины на буровых есть, но я только слышал, что на вахте кто-то крутит с ними романы. В основном это поварихи, уборщицы.


Студенткам геофака на стажировке в полях туго. Представь, если ты одна девушка, а вокруг тебя вьются 20 мужиков. Причем, почти все мужики женатые. Русские, иностранцы. Предлагают разное…


Во-первых, это климат, Заполярье. Очень короткое лето. Уже в октябре выпадает снег. Держится до мая. Температуры зимой до -50 и ниже. Тундра, минимум растительности, ветер гуляет. Нет солнца. Иногда ты видишь его силуэт, но оно не светит. Это давит. Приезжаешь в Москву, это не самый светлый город, но ты видишь солнце и ты рад. Летом полярный день тоже сбивает с толку. Без часов невозможно регулировать сон. Можешь не спать в три часа ночи, в потом вырубиться днём. А еще летом комары, мошки, оводы. Дико голодные.

Спасаемся сетками на окнах, репелленты компания предоставляет. Зимой нам дают утепленные ботинки Баффин, утепленную униформу. В ботинках в -50 можно вспотеть. Куртки — пуховики; комбезы - лёгкие, но очень теплые.

Четыре через четыре недели — 28 дней. Говорят, в Норвегии есть вахты два через четыре. Я бы так поработал. В Индии я работал шесть через три. Но там ни разу три недели не отдыхал. Я вообще там не отдыхал. Мне просто говорили: «Дружище, нам некем тебя заменить». И я работал. Говорил: «Я домой хочу, в Россию! Отпустите меня, наконец!».

Быт налажен. Готовят, стирают — бесплатно. Постель застелют, уборку сделают. Быт от работы не должен отвлекать. Тебе может потребоваться выполнить какие-то бытовые вещи, например, заменить самому перегоревшую лампочку.

Но в целом — женщинам в полях тяжело. За два года у нас было только две или три студентки. Молодые девочки 23-25 лет. Они идут в профессию, вообще не понимая, что это такое. На месторождении энтузиазм у девочек быстро угасает

Еда

В условиях Севера хорошее питание — жизненная необходимость. У нас еда на вахте бесплатная, но вообще это редкость, в других компаниях принято оплачивать питание.

Чем кормят? В обед, к примеру, один суп и три горячих на выбор. На ужин тоже можешь поесть супа. У нас был один повар из Нигерии: когда он приезжал на вахту, все радовались. Готовил обалденно, особенно кальмаров.


О еде компания заботится. Кальмары, креветки, куриные сердечки — все завозят. Сейчас будем работать в российской компании, думаю, будет хуже, но не сильно.


Все же зависит от кейтеринга — это отдельная компания, отдельный тендер. Был случай, когда наняли непонятную компанию и продукты закончились за две недели. Инспекция пошла на склад, а он пустой, абсолютно. Нас кормили несколько дней котлетами из муки. А ближайший населенный пункт — 180 км по плохой дороге. Пришлось срочно мобилизовать компанию, которая привезла запасы. А с этой расторгли контракт с плохими отзывами.

Питание важно, ты не можешь работать на холоде голодным — замерзнешь, это же физический труд.


Алкоголь категорически запрещен. Были случаи, когда за пьянку выгоняли. Тебя могут поднять ночью, продуть и если найдут — выгонят. У нас было пару ночных тревог. Проверяли, как быстро персонал соберется на эвакуационной точке. А потом пришли и всех продули.


Конечно, люди с собой привозят всякое. Один парень семечки привозил, пакетами. Сидишь, вроде не хочешь, но этот запах... Стараешься, как можешь, удержаться. А потом: «Отсыпь мне». Два часа убил, все черное, руки болят. Зачем я вообще эти семечки ел?! Или разносится по комнате запах доширака. Как же хочется! Водитель едет и покупает. И все едят эту гадость.

Веганы? Да, бывает, приезжают. Отказываются потом от своих убеждений: «Слишком холодно, давай котлету!». Некоторые пытаются продержаться на молоке, сыре, яйцах. Только на овощах и фруктах никто не выдерживал.


Прислали как-то молодую ассистентку начальника буровой. Стройная, симпатичная. Приехала в первый раз и сразу на шесть недель. Я с ней неделю поработал и уехал домой, через месяц вернулся, а она стала в два раза толще.


Дело в том, что тебя кормят один раз в шесть часов. А холодно — через час ты уже голодный. Для перекуса всегда под рукой есть «ништяки»: булочки, пирожки, бутерброды — вкуснейшая, свежайшая выпечка. Мужики увидели, что она так изменилась, и стали ее дополнительно подкармливать. Покупали в палатке недалеко от лагеря чипсы и шоколадки — специально для нее.

Я специально с собой на вахту везу протеиновые батончики и низкокалорийное печенье, чтобы не разъесться. Иногда не устою перед соблазном, закину пару булок. По вечерам хожу в тренажерный зал.

Досуг

У нас на месторождении одна буровая. Она работает круглосуточно. Смены по 12 часов. Меняемся в 6 утра и в 6 вечера. Подъём в пять. Умылся, сел в машину, поехал на буровую. В шесть я на работе: сел за компьютер, делаю утренние отчёты. В 9 утра я рапортую в Москву. В 6 вечера заканчивается рабочий день, машина отвозит меня обратно в лагерь.


Вечером каждый делает, что хочет. Есть бильярд, тренажерка, телевизор с международными каналами. На праздники устраивают концерты, культурные программы, конкурсы. В компании есть даже своя группа.


У нас были два британца, им сейчас под 50, которые в молодости увлекались боями без правил. У обоих поломаны носы, оба такие шкафчики накачанные. Мне нравилось заниматься с ними. Их методики отличаются от того, чему меня учили в зале, куда я хожу. К тому же это хорошая языковая практика: они с севера Англии, у них сильный английский акцент, их сложно понимать, когда они говорят между собой.

Охоты в тундре нет, а рыбалка есть. Как-то один американец мокрый пришел, упал в реку. Сапоги по колено набрали воды. Увяз в илистом дне, еле вылез и приковылял. А мог бы пропасть.


Звери иногда приходят — лисицы, зайцы. Мы как-то прикормили четырех милых лисичек, но потом нам запретили: лисы бешенство переносят. Слышал, что на одной буровой, еще севернее, прикормили поварихи белую медведицу.


Представь, идет бурение, и тут приходит белый медведь. Все разбегаются кто куда — это же самый страшный зверь. Она ходит, ищет еду, нюхает. Оружия ни у кого нет, оружие у нас запрещено. Позвонили в специальную  службу. Те приехали, усыпили, увезли.


Через неделю медведица приперлась снова. На этот раз «оприходовала» повариху — ударила по голове. Умудрились оттащить. Тяжелая ЧМТ, но жива.


Иногда приходят олени — местные пастухи пасут. Стоит буровая, а вокруг не снег, а поле оленей три тысячи голов. И где-то вдалеке стоит жилище. Американец один сходил с переводчиком. Пообщались, обменялись сувенирами — шкуры и рукавицы выменяли на еду. У местных там телевизор есть, припасы.

Экстремальных ситуаций не было. Два раза я вылетал с дороги на служебной машине. Это не дорога в обычном понимании -  бетонные плиты, поставленные кое-как. Скорость — максимум 40 км/ч. Она часто покрывается льдом. Один раз меня просто вынесло на обочину. А один раз перевернуло на бок. Лежишь в кабине пристегнутый, все мигает. В каждой служебной машине есть рация, настроенная на экстренный канал. Круглые сутки на нем отвечают диспетчеры.

У нас был супервайзер по буровым растворам, дедок лет семидесяти, иностранец. Постоянно нарушал ПДД. У него играет классика в машине, он топит 70 по убитой дороге, где разрешено максимум 40. Ты прыгаешь по колдобинам, молишься, а он спокойно рулит.

Будущее

Одни говорят, что русская нефть — безумно рентабельна, что даже по 30 долларов мы можем выгодно ее продавать. Другие наоборот, что слишком дорогая в добыче. На самом деле средней цифры в России нет. Одна компания будет делать максимально безопасно, будет привлекать лучшие буровые компании, лучшие сервисные компании. Другие наймут контору «шараш-монтаж» и получат результат с затратами в 10 раз меньше.

Они рискуют всем — репутацией, финансовым положением. В 2010 году BP бурила глубоководную скважину в Мексиканском заливе. Очень сложный проект. Случился неконтролируемый выброс нефти, компания понесла убытки в миллиарды долларов, и она до сих пор на грани банкротства.


Роснедра не пустят иностранцев на легкое месторождение. Зовут туда, где высокое давление, сероводород, вязкая нефть. Говорят: вот вам блок, у вас есть 20 лет. Иностранцы разрабатывают, а часть добытой нефти отдают России. Пусть только часть, но ведь наши не берутся за это вообще.


Нефтяная база России, к сожалению, не обновляется. Мы добываем только то, что найдено в советские времена — колоссальные месторождения, из которых можно качать и качать еще минимум лет 20. Но залог успешной нефтяной державы — наращивание запасов. А этого не происходит, нет разведки. Наш основной потенциал — Арктика. Но это колоссальные деньги. И люди думают: зачем тратить, если в ближайшее время дорогой проект точно не запустят?

В Арктике безумные перспективы. Объемы колоссальные. Не знаю, какое там качество нефти. Говорят, что все, что уже открыли и добыли в мире, Арктика может перекрыть. Но там очень дорого вести все стадии: разведка, разработка, добыча. Тяжелейшие условия: ледники, замерзающий океан, низкие температуры. В условиях нефтяного кризиса за это никто не возьмется.

Стоимость бурения и добычи растет. Но нефть, газ и уголь пока дешевле, чем солнечная и ветряная энергия. Отказаться от углеводородов нереально сейчас. Думаю, в ближайшие тридцать-пятьдесят лет нефть у нас будет, и она будет в цене.


Если нефть поднимется хотя бы до 70 долларов за баррель, компании разморозят очень многие проекты — не только у нас, в по всему миру.


Почему называется нефтяной кризис? Потому что большинство нефтяных компаний отказываются бурить дорогостоящие проекты, в частности, глубоководное бурение. Это только 2000 м глубина воды, а там еще 3000 м сама скважина. Поэтому пока качают только то, что уже нашли. Или бурят с разведывательной целью. В дальнейшем эту нефть можно будет добывать, но сейчас дорого.

У нас в 2005 году иностранцы пробурили в перспективном месте скважину — сухо, ни нефти, ни газа. В 2008 году другая иностранная компания пробурила там еще одну скважину — тоже ничего не нашли. Через 6 лет приходят наши: была не была. И открывают большую нефтяную залежь. Проект дорогой, поэтому его пока задвинули. Но это показывает, что хоть разведка и стоит дорого, без нее у нашей нефтянки не будет перспектив.

 
Самое острое на канале Примечаний в Telegram

primechaniya.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *