Школа восьмого вида это – 1.2 Классификация школ-интернатов по контингенту и образовательной программе Классификация школ-интернатов в России

Содержание

Дети восьмого вида - записки практикующего педагога

Начну-ка я свою заметку со слов: Коррекционные интернаты восьмого вида - угроза национальной безопасности России, - думаю я. - Прочитают ее государственные мужи, вызовут меня на Совет Безопасности, предложат сделать доклад, озаботятся тем, как специальные государственные структуры лишают сотни детей будущего, сталкивают их на дно, превращают в диких, озлобленных, далеких от достижений культуры людей, выпускают их в жизнь безвольными, отупленными, пригодными к дальнейшей криминализации и больше практически ни к чему... И пожмут мне руку государственные мужи, и поблагодарят за важную информацию, и займутся этой проблемой. МОЖЕТ БЫТЬ, ТОГДА ХОТЬ ЧТО-ТО СДВИНЕТСЯ С МЕСТА???
А потом испугалась: вдруг будет наоборот? Вдруг об этом знают на самом верху, просто это страшная государственная тайна и устроено так не по недомыслию, а с какой-то недоступной простому уму целью. Тогда, пожалуй, вызвать-то вызовут, а потом?..

Существующая сегодня структура коррекционных учреждений восьмого вида (для детей с легкой умственной отсталостью) моей логике недоступна. Держится она на системе гипердиагностики, когда ребенку с малейшим отставанием, с поведением. отклоняющимся, но далеким от патологии. а иногда и по просьбе педагогов учрежденияможет быть поставлен диагноз "умственная отсталость", после чего он отправляется в соответствующее учреждение. Диагноз ПРАКТИЧЕСКИ пересмотру не подлежит, механизмы возвращения к норме не разработаны и на практике не используются. Любой ребенок в коррекционном учреждении собственно коррекции не подвергается (в смысле подтягивания к норме), напротив, все дети выравниваются по нижней границе, то есть - по самым отстающим детям. Культ грубой силы, произвола (и педсостава, и старшеклассников), дедовщина, повальные случайные связи, воровство - приметы почти любого коррекционного интерната. "А что вы хотите - наши дети дебилы", - почти повсеместный педагогический девиз.

Трудно сохранить в себе что-то человеческое в таких условиях. Честь и хвала детям и воспитателям, которым это удается. Но система в целом - работает не то, чтобы поднять человека, а на то, чтобы уронить его. И если система детских домов как таковых - антигуманна и подлежит полному переустройству, то коррекционные интернаты должны быть первыми в этом очереди.

Пока мало что меняется.

Забыла сказать, что я сотрудник общественной организации (не волонтерского, как сейчас принято, а общественно-профессионального толка), соответственно, в любом детском доме человек посторонний и, как правило, с точки зрения системы лишний. Поэтому приходится выстраивать хрупкий баланс с системой - чтоб и к детям допускали, и совсем уж е прогнуться. Получается по-всякому, не всегда, но пока держимся.

Ниже материалы на эту тему. Взгляд и со стороны и изнутри отчасти.

"История девочки Тони" - первый материал сиротского цикла (январь 2005). История о том, что и из коррекционных интернатов можно уронить вниз. Читать пока можно по ссылке:

http://www.notabene.ru/roo_i-man/tonija.html

"Посчитаем московских сирот"  (осень 2005) - о системе московских сиротских учреждений:

http://www.notabene.ru/roo_i-man/schet.html

"Байки о комиссии, или Проверьте свой интеллект" (весна 2007) - о том, как проверяют детей на комиссиях. Когда она была написана, побоялась ее публиковать - слишком близко были и люди, принимающие решения, и за детей боялись. А сейчас вроде все вне доступа. Этот материал здесь:

http://stepina-natalia.livejournal.com/1045.html

stepina-natalia.livejournal.com

Дети восьмого вида. О чём говорят воспитанники интерната и как им помочь

Елена Любовина, заместитель директора Благотворительного фонда «Абсолют-помощь», записала несколько интервью учеников Новопетровской коррекционной школы-интерната для детей с умственной отсталостью. Эти записи разбивают шаблонные представления о сиротах с такими диагнозами. И о том, каким образом можно им помочь.

Воспитанницы Новопетровской коррекционной школы-интерната

В Московской области работают 64 коррекционных школы-интерната, из которых 55 школ — для детей с задержкой психического развития и умственной отсталостью. Всего в этих учреждениях живут и учатся более 8500 детей.

Чем больше я знакомлюсь с директорами, педагогами, социальными работниками и детьми, тем больше у меня возникает вопросов к современной системе коррекционного образования.

В этой статье я не буду говорить о детях с умеренной формой умственной отсталости, которые составляют третью часть воспитанников, это отдельная непростая тема обсуждения. Я хочу рассказать о детях с лёгкой степенью, то есть о большинстве — двух третях учащихся.

Для того чтобы понять, кто эти дети, о чём они думают и мечтают, мы с видеографом Михаилом Левчуком и фотографом Егором Желтовым записали интервью учеников Новопетровской коррекционной школы-интерната для детей с умственной отсталостью.

Новопетровская школа – одно из образцовых учреждений Московской области. Отремонтированное помещение, спортивный стадион, футбольные и хоккейные площадки, оборудованные мастерские. Активный директор, выбранный коллективом около двадцати лет назад, чуткие педагоги, которые учат ответственности и самостоятельности, а не иждивенчеству, «пофигизму» и тунеядству.

Но при всём благополучии школы и грамотности работы специалистов, дети неминуемо столкнутся с трудностями жизни вне стен учреждения. И как показывает опыт, справятся только 10% выпускников. Остальные пойдут другой дорогой: бродяжничество, пьянство, наркотики, проблемы с полицией, рождение никому не нужных детей, а через годы — неминуемая гибель.

Вопросы ребятам задавала я сама, и в какой-то момент, разговаривая с 16-летним Колей, поймала себя на мысли, что была бы рада, если мой сын через 5 лет мыслил и рассуждал так же.

Конечно, для нас пригласили «лучших детей», но такие ребята есть в каждом классе. Среди выпускников 64 коррекционных школ-интернатов Московской области отличниками и хорошистами стали более 300 детей.

Сами специалисты отмечают, что «определённые» дети нуждаются в пересмотре и снятии диагноза «умственная отсталость», признавая скорее социальные причины состояния ребёнка, влияющие на постановку диагноза, а не органические симптомы.

Основная часть воспитанников коррекционных учреждений – это так называемые «социальные сироты». Дети, оставшиеся без попечения родителей, дети из малообеспеченных, неблагополучных семей. Родители не работают, пьют, находятся в местах лишения свободы.

Когда речь идёт о таких детях, наши представления и ощущения работают шаблонно. Перед глазами встаёт неадекватный неухоженный ребёнок, изъятый из семьи алкоголиков, маленький изгой, уже представляющий угрозу обществу.

Посмотрев интервью, вы можете по-новому взглянуть на ситуацию и ответить на вопрос, можем ли помочь этим детям.

Чего могут добиться выпускники коррекционных интернатов

Выпускники коррекционных учреждений VIII вида (для детей с умственной отсталостью) получают свидетельство об окончании школы-интерната и вместо государственной итоговой аттестации (ГИА) сдают выпускной экзамен по труду. Официально ребёнок заканчивает 9 классов, но фактически он осваивает программу 5-6 класса общеобразовательной школы.

В ближайшие 2-3 года после выпуска практически все выпускники будут учиться и жить в общежитии в лицее (профессиональном училище). Выбор специальностей невелик: швея, штукатур-маляр, слесарь, озеленитель, хотя перечень профессий, рекомендованных Министерством труда РФ для детей с умственной отсталостью гораздо шире (более 100 наименований).

Потом только от самих ребят зависит, смогут ли они получить более востребованную профессию: для этого нужно самостоятельно окончить вечернюю школу и сдать ГИА, а потом поступить в колледж (техникум).

Зачастую сами педагоги не верят в способности детей. Учитель одной из коррекционных школ очень удивилась, показывая мне данные о выпускниках. Оказывается, Маша Н. поступила в техникум по профессии ветеринар. «У девочки „олигофрения“ — это точный диагноз, как же она сдала экзамены, вот молодец, всегда мечтала работать с животными», — восклицала радостно женщина.

В Центре равных возможностей «Вверх» на стенах развешаны дипломы бывших выпускников коррекционных учреждений. Личные старания (годы занятий), невероятная работа педагогов и терпение помогли ребятам получить профессиональное или высшее образование.

Менеджер по специальности государственное и муниципальное управление, педагог по физической культуре, бакалавр педагогики, экономист-менеджер и т. д.

Коля, воспитанник интерната: «Главное — захотеть и идти к цели»

Мама Коли — воспитанница детского дома — лишена родительских прав, а сам мальчик, два его брата и сестра живут и учатся в Новопетровской коррекционной школе-интернате. Сейчас решается вопрос об устройстве Николая в приёмную семью.

Коля, воспитанник Новопетровской коррекционной школы-интерната

О своих мыслях и чувствах мальчик рассуждает в интервью, приведённом в технической расшифровке без исправлений и корректировок.

— Как тебя зовут, сколько тебе лет?

— Николай, 16.

— И что это за возраст, 16 лет?

— Переходный — лень иногда бывает, то хочется спортом заниматься, то не хочется. Учиться тоже не хочется.

— Ты работаешь над собой?

— Да, конечно. Заставляю себя, говорю «надо, это в жизни пригодится, чтобы работать, делать семью».

— Ты уже сейчас думаешь о семье?

— Пока нет, нужно же фундамент заложить, учиться. Пойду учиться после школы, нужно стать штукатуром. Не особо хочется, но больше идти некуда – сирота. Ещё хочу поговорить с директором, попроситься в футбольный клуб для сирот, который спонсирует «Спартак».

— Если бы ты встретил человека, который мог бы тебе помочь, о чем попросил бы его?

— Я бы попросил играть в футбол, я им занимаюсь уже 5 лет.

— Какой ты видишь свою жизнь через несколько лет?

— Боюсь попасть в дурную компанию, мне много раз уже курить и пить предлагали, но я не соглашаюсь, спорт и курение несовместимы. А в дурной компании ведь иногда отказаться нельзя. Мои родители часто выпивали, моей маме 33, а у неё уже четверо детей и разные отцы. У меня есть сестра и 2 брата, братья здесь, сестра в детском доме, сюда приходит учиться.

— Такие учреждения, как школа-интернат, нужны?

— Мне повезло, что я сюда попал. Здесь все: и хоккеист Овечкин приезжал, и с Прудниковым фотографировался, и Дворкович был. Воспитатели у нас хорошие и директор.

— А куда бы ты хотел пойти дальше, если бы у тебя была возможность?

— Я бы поехал учиться в спортивный интернат.

— Скажи, чем ты отличаешься от тех ребят, которые учатся в обычных школах?

— У нас очень дружный класс, нет дурных привычек, мыслей, а ребята из Истры — они бродяжничают. Я думаю, мне повезло, что я сюда попал — тут нормально, есть все условия для нормальной жизни.

— И ещё такой вопрос — что для тебя любовь?

— Я был готов к этому вопросу. Наверное, это когда ты отдаёшь своё сердце другому, и у вас все хорошо. Нужно понимание в семье, доверие, без них семьи разводятся.

— Как ты думаешь, человек, который совершает плохие поступки может исправиться?

— Я думаю, может. Смотря как он захочет этого и начнёт делать доброе. Главное — захотеть и идти к цели!

О будущем: можем ли мы помочь этим детям?

Безусловно, это задача общая: самого ребёнка, специалистов образования (в Московской области) и социальной защиты (в Москве), педагогов, психологов, представителей опеки, патронажных воспитателей, сотрудников благотворительных и общественных организаций, волонтёров коммерческих компаний и просто неравнодушных людей.

Как можно помочь, не навредив?

  • «Разумная благотворительность». Не развлекать, одаривать, кормить плюшками и шашлыками, а учить, мотивировать и просвещать;
  • Дополнительное обучение, профессиональная ориентация и содействие в трудоустройстве в коммерческие и государственные компании;
  • Пожертвования на развитие эффективных программ наставничества;
  • Патронат и гостевая форма общения с ребёнком.

Список организаций, для которых каждый день — день защиты детей

philanthropy.ru

Особые школы

Сегодня в нашей стране активно ведутся разговоры о нуждах детей с особенностями развития, об их интеграции в общество и правах. Разумеется, когда мы говорим о становлении ребенка как личности, первое, что приходит на ум, это образование. Очень часто для мамы особого ребенка надвигающаяся школа — это повод для тревоги и даже страха. Ведь нужно учесть множество факторов и нюансов, чтобы он мог учиться, при этом быть счастливым и спокойным и в будущем иметь возможность профессионально реализоваться.


Так сложилось, что в России много лет работает система специальных коррекционных образовательных учреждений для детей с ограниченными возможностями здоровья. Считается, что там им будет легче освоить программу. Но несмотря на расхожий стереотип о том, что ребенок с особенностями должен быть обязательно отправлен в подобное образовательное учреждение, закон об образовании не предусматривает никаких обязательных разделений. Специальные коррекционные школы созданы для помощи, а не для изоляции. Все дети имеют законное право учиться в совершенно обыкновенных школах. Это труднореализуемо, часто это не целесообразно, но в любом случае, родители должны знать, что по закону все предложения о переводе ребенка в коррекцию носят только рекомендательный характер. Дело родителя, следовать рекомендации или нет.  К сожалению, ситуация в нашей системе такова, что мама любого ребенка, тем более особого, должна знать свои и его права.

Другое дело, что ребенку может быть лучше именно в коррекционной школе, где ему помогут и учтут именно его темпы, где он будет более спокоен и успешен. В любом случае, отталкиваться стоит от интересов и возможностей ребенка.

Распределение

Попасть в коррекционную школу можно по результатам психолого–медико-педагогической комиссии. Ее обычно рекомендуют пройти те, кто работает с ребенком, то есть учителя или воспитатели. Также родители сами могут записаться на нее, если считают, что у ребенка есть проблемы в развитии и ему нужен индивидуальный образовательный маршрут. Коме того, на основании заключения комиссии производятся все переводы из вида в вид, а также из специальной школы в массовую.

Ребенка смотрит ряд специалистов в зависимости от характера его нарушений. Это и врачи (невролог, психиатр, лор, окулист и др.), и психологи, и педагоги, и социальные работники. Ему даются задания, соответствующие возрасту, кроме того, специалисты опираются на характеристику педагогов и сведения, полученные от родителей. Изучив и сопоставив все вводные, комиссия выносит свой вердикт и рекомендует родителям и ребенку подходящую школу.

По крайней мере, так должно быть. Но зачастую ПМПК носят формальный характер, основываясь не на реальном состоянии ребенка, а на характеристике учителя или на заключениях предыдущих ПМПК. Надо отметить, что условия, в которых проходит проверка, очень не просты для любого ребенка, тем более, если у него есть проблемы с психическим или речевым развитием. Поэтому родителям, которые отправляются на такую комиссию, следует подготовить к ней малыша морально и самим тоже подготовиться, не волноваться и отнестись как к неизбежной необходимости. Можно озвучить специалистам консилиума ваши предпочтения по школе, выслушать их соображения. Но самое главное, что должны помнить родители, — заключение комиссии носит исключительно рекомендательный характер. Вы имеете право оспорить это заключение и пройти комиссию на городском уровне или требовать пересмотра результата, если вы не согласны с предложенным видом школы. В общеобразовательной школе ребенок может учиться без всяких комиссий.

Обучение

Современная система коррекции в Санкт-Петербурге может предложить детям и родителям 8 видов специальных школ:

Школы I вида предназначены для неслышащих детей. Ученики занимаются в небольших группах по 5 – 6 человек.  Школа должна быть оснащена необходимой техникой, для того чтобы облегчить детям восприятие материала. Как ни странно, язык жестов, по нормативам, в школах I вида преподается факультативно.

Обучение подразумевает три ступени: начальное, основное общее и полное. Но растянуться оно может на 12 или даже 13 лет. По окончании школы выпускники получают соответствующие документы государственного образца.

Школы II вида созданы для слабослышащих детей. Это те, кто имеет частичную потерю слуха и, возможно, в связи с этим, частичное недоразвитие речи. В  зависимости от тяжести патологии дети распределяются на одно из двух отделений. Здесь можно доучиться до ЕГЭ и получить аттестат зрелости. Школа должна быть оснащена специальным оборудованием для усиления звука. Дети обучаются в классах численностью не более 10 человек. Кроме того, для них предусмотрены индивидуальные занятия по развитию речи.

В школы III и IV вида идут дети с различными нарушениями зрения. III вид предусмотрен для незрячих и для детей с остаточным зрением. Классы здесь насчитывают до 8 человек. В IV виде учатся слабовидящие и дети с другими нарушениями зрения. Количество человек в классе не должно превышать двенадцати. Обучение длится 12 лет, учащиеся проходят полный образовательный курс и получают свидетельство государственного образца об окончании школы. Школа должна располагать специальной аппаратурой, тифлоприборами. В основу обучения положена система Брайля.

V вид — речевые школы. Туда идут дети с различными патологиями речи. Так как этим патологиям часто сопутствуют и проблемы психического развития, педагоги должны это учитывать. В речевой школе может быть два отделения: первое — для детей, имеющих тяжелое нарушение речи или общее недоразвитие речи, второе — для детей, страдающих заиканием при нормальном развитии речи.

Если развитие речи у ребенка в процессе обучения нормализуется, родители могут перевести его в общеобразовательную школу. Для этого снова придется проходить ПМПК.Речевая школа не подразумевает старших классов, ребята сдают ГИА и получают соответствующее свидетельство. Как правило, в речевых школах учатся по общеобразовательной программе, с учетом речевых особенностей, в классах не более 12 человек. Должна вестись индивидуальная и групповая работа по развитию речи.

Школы VI вида созданы для детей с различными нарушениями опорно-двигательного аппарата. Здесь они получают начальное, основное и среднее общее образование, обучение длится 11-12 лет. Программа в школе общеобразовательная. Классы небольшие, до десяти человек. Во время обучения с детьми должны заниматься не только освоением школьной программы, но и непосредственно проблемами опорно-двигательного аппарата. Согласно штатному расписанию школе положен логопед.

VII вид — школа для детей с задержкой психического развития. У таких детей потенциально сохранен интеллект, но в связи со слабой памятью, быстрой истощаемостью, эмоциональной неустойчивостью им тяжело учиться в больших классах обычных школ. В идеале школа VII вида должна рассматриваться как подготовка ребенка к обучению в общеобразовательной. Туда с одобрения ПМПК его могут перевести, когда родители и специалисты сочтут его готовым. Как правило переводы начинаются после начальной школы.

На деле сменить школу  VII вида на массовую может быть очень непросто. Ни ПМПК, ни учителя не хотят связываться с детьми из коррекции. Разумеется переводиться можно и порой нужно, но надо делать это очень внимательно, тщательно подбирая школу и педагога, чтобы ребенку было комфортно. Попадают в учреждения VII вида через ПМПК только ученики 1, 2 и, в порядке исключения, 3-го класса. Дети учатся здесь с 1 по 9 класс по общеобразовательной программе, специально адаптированной под их особенности. Классы малокомплектные, не более 12 человек. Помимо этого, предусмотрены дополнительные занятия в группах по 2-3 человека. В конце 9 класса выпускники сдают ГИА и получают соответствующий аттестат.

Школы VIII вида созданы для детей с умственной отсталостью. Подразумевается, что эти школы нужны для того, чтобы помочь таким детям интегрироваться в общество. Очень большое внимание должно уделяться трудовой подготовке, в некоторых случаях возможна производственная практика.

Усиленная трудовая подготовка осуществляется в тех школах VIII вида, которые предусматривают 10 и 11 класс. Кроме того, школа должна иметь достаточную материальную базу для создания классов трудовой подготовки и проведения производственной практики. Если ученик хорошо освоит изучаемую профессию, он может получить соответствующий разряд или квалификацию.

Количество детей в классе не превышает 12 человек. Обучение идет по общеобразовательной, специально адаптированной программе. Завершается оно аттестацией по трудовому обучению. По состоянию здоровья учащиеся могут быть освобождены от аттестации. После школы они получают документ, свидетельствующий об их участии в обучении. С таким документом можно пойти в ПТУ или, если человек в состоянии, в вечернюю школу, чтобы получить среднее образование и аттестат зрелости. В рамках VIII вида также могут быть созданы классы для учеников с глубокой умственной отсталостью. Там учится не более 8 детей.

Для всех видов школ предусмотрен дополнительный класс. Туда идут дети 6-7 лет, которые не посещали дошкольное учреждение.

Помимо специальных школ существует более интегративный вариант — классы компенсирующего вида на базе общеобразовательных учреждений. Это малокомплектные группы, в которых учатся дети с особыми потребностями. Например, это речевые классы, классы выравнивания, классы по охране зрения и др. Вряд ли такой вариант подойдет учащимся с тяжелой патологией, но это может стать решением для так называемых «пограничных» детей. Направление в эти классы, также как и в коррекционные школы, выдает ПМПК. Чтобы узнать, в каких школах вашего района такие классы есть, можно позвонить в РОНО.

Кроме того, некоторые дети имеют право на индивидуальное обучение на дому. Для того чтобы учиться таким образом, необходимо оформить документы, подтверждающие невозможность ученика посещать школу каждый день. Ребенок может учиться дома постоянно или ходить на некоторые уроки вместе со всеми. Интенсивность обучения также зависит от возможностей конкретного ребенка. По закону, обучающийся на дому, должен получить все необходимые для этого технические средства. Ребенок может учиться дома весь период пребывания в школе или некоторое время вплоть до изменения состояния его здоровья. Существует список заболеваний, при которых предоставляется надомное обучение. Такая форма обучения возможна и в общеобразовательной, и в коррекционной школе.

К сожалению, учителя и администрация школ как обычных, так и коррекционных, часто пытаются отправить «неудобных» учеников именно на надомное обучение, потому что им тяжело справиться с поведением ребенка.  Родителям надо иметь ввиду, что подобные манипуляции невозможны без их согласия. И если есть стойкое желание оставить ребенка в коллективе, нужно набраться терпения и сил, чтобы не уступить напору учителя. Но все же отталкиваться следует от интересов и потребностей ребенка. Не всегда пребывание в школе и связанный с этим стресс пойдут ему на пользу.

Осознание

Как бы хорошо все не выглядело в теории, на практике это не всегда так. Бывает, что детям не хватает учебников, нет необходимой аппаратуры. Родители часто жалуются, что вынуждены покупать многое сами. Кроме того, проблемы возникают непосредственно с пониманием задачи коррекционной школы как таковой. Зачастую выходит так, что ребенок, вроде бы направленный в школу для того чтобы получить помощь, оказывается неудобен ей. И порой дети с тяжелыми патологиями, которым очевидно показаны эти школы, остаются за бортом, отправляются на надомное обучение или в нежелаемый вид из-за поведенческих проблем. Бывает, что из массовых школ в коррекцию пытаются «спихнуть» неудобных, сложных, гиперактивных детей, детей неблагополучных. Очень часто это не оправдано. Не говоря уже о том, что большинство особых детей спокойно могут идти по показаниям сразу в несколько видов. Но там, где работают с одной патологией, не всегда могут справиться с сопутствующими проблемами ребенка.

Сегодня в России все больше говорится об эксклюзивном образовании, когда все дети, независимо от их диагнозов, учатся вместе в общеобразовательных школах. Считается, что это воспитывает толерантность, дает шанс ребятам с ограниченными возможностями здоровья интегрироваться в общество с самого детства, в общем, всем это должно быть удобно. За рубежом такая система действует давно и успешно. Начинают внедрять ее и у нас. В Москве, к примеру, с радостью ухватились за эту идею. Сейчас там пытаются свести к минимуму систему коррекционных школ и детских садов, объединив их с общеобразовательными учреждениями. Но, подписываясь на очередное массовое благо, московские чиновники не подумали, что под каждую посадку необходимо подготовить почву. 

Ни с одной стороны общество не готово пока принять инклюзию. Ведь для ребят с особенностями нужны адаптированные программы, индивидуальный подход, техническое оснащение, помощники. Учителям необходимо обладать определенными навыками для работы с такими детьми. Их должны безоговорочно принять одноклассники. В свою очередь, их нахождение в классе не должно мешать учиться остальным. Родители детей с особенностями должны быть готовы выпустить свое чадо в коллектив к ровесникам. Одним словом, всем участникам образовательного процесса важно понять и принять всю суть инклюзии и самим включиться в ее осуществление. Но после долгих лет изоляции инвалидов очень трудно требовать от людей бесстрашного, полного и главное моментального их приятия. Тем более что информации крайне мало, а страхов и предрассудков великое множество.

Пока Санкт-Петербург не собирается отказываться от системы коррекции, и это прекрасно, поскольку у людей должен быть выбор пути. Но начать движение к инклюзии стоит. Ведь  правильно оформленная модель инклюзивного образования идеальна для всех. В первую очередь, учителям, врачам, родителям, чиновникам от образования необходимо сменить свое отношение к задачам коррекционных школ, к их учащимся, к работе в них. Обучение особого ребенка не должно быть борьбой его матери с системой и выбором из двух зол, не должно привести к полной бесперспективной изоляции ребенка и к его озлоблению. Оно должно стать радостью, помощью и сопровождением его во взрослую жизнь.

Все школы со специализацией «Дети с особенностями развития» в Санкт-Петербурге. 

Текст: Мария Рачик

Обсудить на форуме

littleone.com

Школьная система специального образования

Специальное образование для детей школьного возраста получало свое развитие и становление на протяжении XX в. Была образована система специализированных учреждений для детей с нарушениями развития, обучение в которых происходит в соответствии с особыми образовательными стандартами. Направление в такое учебное учреждение получают дети, прошедшие психолого-медико-педагогическую комиссию.

Выпускники таких учреждений получают государственный документ, подтверждающий получение образования в специальном (коррекционном) образовательном учреждении. Основную массу этих учреждений составляют школы-интернаты. В специальной школе, помимо общего образования, дети получают также медицинскую, психологическую, социальную и другую необходимую помощь. Для детей, оставшихся без попечения родителей, существуют специальные детские дома и школы-интернаты. На основании медицинского заключения о невозможности обучения в специальном заведении может быть организовано обучение в домашних условиях. При этом образовательное учреждение, расположенное рядом, предлагает свою методическую помощь, консультирование, проводит промежуточную аттестацию обучаемого, выдает документ, подтверждающий уровень полученного образования. Для детей со сложными и тяжелыми недостатками развития организуются реабилитационные центры различных профилей. Для детей с нарушениями речи существуют специальные логопедические центры, которые могут быть организованы на основе общеобразовательных учреждений.

В настоящее время специальное образование подразделяется на 8 школ, во избежание указания дефектов в официальном названии эти школы названы по порядковым номерам вида нарушения.

Школа I вида – специальное образовательное учреждение для глухих детей.

Школа II вида – специальное образовательное учреждение для слабослышащих и ранооглохших.

Школа III вида – специальное образовательное учреждение для слепых.

Школа IV вида – специальное образовательное учреждение для слабовидящих детей.

Школа V вида – специальное образовательное учреждение для детей с тяжелыми нарушениями речи.

Школа VI вида – специальное образовательное учреждение для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

Школа VII вида – специальное образовательное учреждение для детей с задержками психического развития.

Школа VIII вида – специальное образовательное учреждение для умственно отсталых детей.

Все виды школ, кроме последнего, дают своим выпускникам так называемое цензовое образование. Образовательный процесс в этих школах состоит из трех ступеней аналогично общеобразовательным школам.

ТЕМА № 20

Профориентация, система профобразования, профессиональная адаптация лиц с ограниченной трудоспособностью

Каждый человек с ограниченными возможностями здоровья и жизнедеятельности в нашей стране имеет право на профессиональную реабилитацию. Согласно Конституции Российской Федерации и Закону «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» существуют федеральная базовая программа реабилитации и индивидуальная программа реабилитации лиц с ограниченными возможностями. Государственной службой медико-социальной экспертизы проводится тщательное обследование такого человека представителями различных научных сфер, таких как медицина, психология, педагогика, социология и др. На основании этого обследования человеку присваивается группа инвалидности и составляется индивидуальная реабилитационная программа, которая носит рекомендательный характер и не является обязательной к исполнению.

Разделение на группы инвалидности проводится по степени тяжести нарушения. Первая группа инвалидности присваивается лицам с тяжелыми нарушениями, возникшими вследствие травм, заболеваний или врожденных дефектов развития и повлекшими за собой сложности, связанные с обучением, трудовой деятельностью, передвижениями, самообслуживанием, контролированием своих действий и т.д. Вторая группа присваивается лицам с нарушениями, степень тяжести которых можно назвать средней, вследствие этих нарушений возникают ограничения трудовой деятельности, самообслуживания, ориентации, общения, контроля за своими действиями и т.д. Третья группа инвалидности присваивается лицам, имеющим стойкие, но умеренные нарушения, вследствие которых происходит некоторое ограничение способностей к самообслуживанию, обучению, трудовой деятельности и т.д.

Индивидуальная реабилитационная программа строится с учетом особенностей развития личности: уровня умственного и физического развития, особенностей нарушения, особенностей психической и эмоциональной сферы человека, с учетом его интересов и предпочтений. Подготовка к профессиональной ориентированности человека с нарушениями развития начинается еще в школе. Если интеллектуальные способности сохранены, то можно говорить о дальнейшем профессиональном или высшем образовании в той же мере, что и касательно людей с нормальным развитием. За рубежом создаются условия для адаптации таких людей к обычной жизни, и лица с ограниченными возможностями могут вести действительно полноценную жизнь. В нашей стране существуют специализированные вузы для студентов с ограниченными возможностями, также существуют специализированные факультеты и группы в общеобразовательных вузах.

ТЕМА № 21

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о